Содержание

Официальный сайторганов местного самоуправлениягорода Нижневартовска

Когда можно работника привлекать к ответственности за разглашение коммерческой тайны:

Работника, из-за действий которого коммерческая тайна стала известна третьим лицам, можно привлечь к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения, основывая свое решение на п. «в» ч.6 ст.81 Трудового кодекса РФ. В каких случаях наказывать за разглашение тайны можно.

Как следует из разъяснений данных в постановлении Конституционного Суда РФ от 26.10.2017 N 25-П “По делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 2 Федерального закона “Об информации, информационных технологиях и о защите информации” в связи с жалобой гражданина А.И. Сушкова”, можно уволить сотрудника за пересылку информации, только если работодатель в свою очередь принял все необходимые меры, чтобы ее защитить.

Например возможно установить запрет отправлять документы на стороннюю электронную почту в трудовом договоре или локальном нормативном акте, допустим в положении о коммерческой тайне.

Возможно увольнение, в таком случае обладателя информации составляющей коммерческую тайну и за пересылку секретной информации через мессенджеры. В подобных ситуациях суды многих регионов России встают на сторону работодателей Верховный суд Республики Марий Эл (Апелляционное определение Верховного суда Республики Марий Эл от 23.05.2019 по делу N 33-889/2019), Саратовский областной суд (Апелляционное определение Саратовского областного суда от 26.07.2018 по делу N 33-4951/2018).

Копирование секретных данных на флеш-карту может расцениваться как разглашение коммерческой тайны. К примеру, Мосгорсуд (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.12.2018 по делу N 33-52742/2018) поддержал увольнение за то, что работник среди прочего перенес закрытую информацию на съемный носитель.

Если сотрудник скопировал данные на флеш-карту, но за территорию организации не вынес, суд может признать увольнение незаконным. Так поступил Новгородский областной суд (Апелляционное определение Новгородского областного суда от 25.

07.2018 по делу N 33-1732/2018), поддержав работника, которого задержали у выхода из офиса и забрали флешку со служебной информацией.

Чтобы обезопасить себя, можете установить в локальных актах запрет самовольно подключать к компьютерам периферийные устройства. Тогда за сам факт использования флешки работника можно будет привлечь к дисциплинарной ответственности. Какую информацию он успеет перенести на личное устройство, не будет иметь значения. Такой вывод сделал Челябинский областной суд (Апелляционное определение Челябинского областного суда от 21.03.2019 по делу N 11-3194/2019).

Если работник в суде представил материалы, содержащие коммерческую тайну, наказывать за это не следует, так как в данном случае сотрудник использовал секретные данные для защиты своих трудовых прав, а это не попадает под признаки разглашения информации, составляющей коммерческую тайну (Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10.2018 по делу N 33-45734/2018)

Не стоит наказывать за передачу сведений правоохранительным органам. Так, Мосгорсуд (Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10.2018 по делу N 33-45734/2018) восстановил работника, который предоставил следователю трудовые книжки. Информация была передана в рамках следственных действий, сотрудник повел себя разумно и правомерно.

Красноярский краевой суд признал незаконным привлечение к дисциплинарной ответственности работника, который разместил объявление с персональными данными клиента. Клиент попросил помощи лично и сам передал сведения, значит, информация получена работником не в связи с исполнением должностных обязанностей (Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 01.07.2019 по делу N 33-9101/2019).

Федеральные законы

►  Федеральный закон от 11 июня 2021 г. № 213-ФЗ “О внесении изменения в статью 1439 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации”

►  Федеральный закон от 11 июня 2021 г. № 212-ФЗ “О внесении изменения в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации”

►  Федеральный закон от 22 декабря 2020 г. № 456-ФЗ “О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации” (PDF – 1,2Мб)

►  Федеральный закон от 31 июля 2020 г. № 262-ФЗ “О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации” (PDF – 521Кб)

►  Федеральный закон от 26 июля 2019 г. № 230-ФЗ “О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 1 и 23.1 Федерального закона “О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции”

(PDF – 460Кб)

►  Федеральный конституционный закон от 15 февраля 2016 г. № 2-ФКЗ “О внесении изменений в статью 43_4 Федерального конституционного закона “Об арбитражных судах в Российской Федерации” и статью 2 Федерального конституционного закона “О Верховном Суде Российской Федерации”

►  Федеральный закон от 15 февраля 2016 г. № 18-ФЗ “О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации в части установления порядка судебного рассмотрения дел об оспаривании отдельных актов”

►  Федеральный закон от 8 декабря 2011 г.

№ 422-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам”

►  Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ “Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг “

►  Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № 316-ФЗ “О патентных поверенных” 

►  Федеральный закон от 18 декабря 2006 г. №231-ФЗ “О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации”

►  Федеральный закон от 29 ноября 2007 г. № 282-ФЗ “Об официальном статистическом учете и системе государственной статистики в Российской Федерации”

►  Федеральный закон от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ “О коммерческой тайне” (PDF – 111Кб)

►  Федеральный закон от 19 июля 1998 г. № 114-ФЗ “О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами” (PDF – 137Кб)

►  Федеральный закон от 29 декабря 1994 г. №77-ФЗ “Об обязательном экземпляре документов”

►  Закон РФ от 13 мая 1992 г. №2761-1 “Об ответственности за нарушение порядка представления государственной статистической отчетности”

Коммерческая тайна: как работодателю защитить свои права

Примеры из судебной практики свидетельствуют, что привлечь работника, нарушившего режим коммерческой тайны, к дисциплинарной ответственности можно, даже если непосредственного разглашения сведений не произошло. Для этого в локальных актах компании должен быть закреплен запрет, например, на отправку деловых сообщений через стороннюю почтовую службу или на подключение к корпоративному ПК «периферийных устройств».

А вот пересылка конфиденциальных данных через приложение для обмена сообщениями даже между сотрудниками фирмы считается разглашением коммерческой тайны, поскольку сведения попадают на сервер мессенджера.

В отдельных случаях, чтобы объявить сотруднику выговор за распространение персональных данных клиента, надо доказать, что это произошло в связи с исполнением им должностных обязанностей. Если какая-то информация просочилась в открытый доступ по причине личных взаимоотношений сотрудника и клиента, например, по дружеской просьбе разместить данные в Сети, то наказание работника необоснованно.

К материальной ответственности привлечь сотрудника или контрагента не так легко. Необходимо доказать, что разглашение конфиденциальных сведений стало причиной убытков компании. При этом оно должно выражаться в распространении конкретной информации. Например, если два бизнесмена заключили договор поставки и признали его условия коммерческой тайной, то публичная негативная оценка задержки поставок не считается разглашением.

Кроме того, чтобы наказать сотрудника материально, нужно держаться в рамках трудового законодательства. Если работник нарушил положение о неразглашении коммерческой тайны, то спор решается по нормам ТК РФ. Взыскать неустойку, предусмотренную ГК РФ, нельзя.

Уголовная ответственность применяется при нарушении режима коммерческой тайны, но если разглашение носит преступный характер. Например, за такие деяния, как продажа персональных данных клиентов работодателя, сотрудник может лишиться свободы. В подобных ситуациях суды встают на сторону организации, при условии, что факт продажи данных доказан.

СТАТЬЯ Шкембри Е.Н., редактора журнала «Время Бухгалтера»

Тайна, покрытая облаком – Коммерсантъ Санкт-Петербург

Куйбышевский районный суд Петербурга рассматривает исковое заявление бывшей сотрудницы ОАО «НИПИИ «Ленметрогипротранс» (ЛМГТ) к работодателю. Дело касается трудовых отношений: госпожа Соловьева, уволенная с должности начальника электротехнического отдела за разглашение коммерческой тайны, также является председателем совета директоров ЛМГТ. Спор происходит на фоне заинтересованности московского АО «Метрогипротранс» в приобретении доли в петербургской компании. Юристы отмечают, что статистика признания сотрудников виновными неутешительна, но подчеркивают, что работники не могут пользоваться сервисами облачного хранилища данных, что является предметом конкретного спора, даже в личных целях.

Суд принял заявление бывшей сотрудницы ЛМГТ Маргариты Соловьевой к организации 10 октября, заседание по делу было назначено на 28 октября, но его отложили на конец ноября, следует из картотеки судебных решений. Согласно исковому заявлению (имеется в распоряжении “Ъ”), госпожа Соловьева оспаривает незаконное увольнение и предшествующее ему вынесение выговоров, которые ответчик якобы намеренно спровоцировал, используя обстоятельства внутрикорпоративного конфликта, связанные с деятельностью истицы в качестве председателя совета директоров ЛМГТ.

Сотрудница была уволена «за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей, выразившееся в разглашении коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением трудовых обязанностей». В ЛМГТ “Ъ” подтвердили факт увольнения. Согласно заявлению истицы, ЛМГТ попросил госпожу Соловьеву дать объяснение, по какой причине «информация, составляющая коммерческую тайну», была выгружена «в публичное облако». Информация, по данным заявления, касалась работ по горно-экологическому мониторингу при строительстве станций Невско-Василеостровской линии («Новокрестовская» и «Беговая») и проходке двухпутного тоннеля. Истица уверяет, что облаком не пользовалась. Кроме этого, отмечает госпожа Соловьева, федеральный закон о коммерческой тайне признает разглашением информации действие или бездействие, которые привели к тому, что сведения стали известны третьим лицам без согласия обладателя такой информации. Однако ЛМГТ, считает истец, не предоставил доказательств того, что загруженная в облако информация передавалась сторонним лицам.

При этом, по мнению госпожи Соловьевой, к увольнению привел внутрикорпоративный конфликт, который «вскрыл факты злоупотреблений генеральным директором ЛМГТ своими полномочиями, а также многочисленные финансовые нарушения в части хищения бюджетных средств». По данным фактам истица направила обращения в прокуратуру, главное следственное управление, МВД и Налоговую инспекцию. Обращения еще рассматриваются, добавила госпожа Соловьева. В ЛМГТ “Ъ” сообщили, что не комментируют ситуацию до решения суда. В Государственной инспекции труда по Санкт-Петербургу добавили, что нарушений в процедуре вынесения дисциплинарных взысканий и приказа об увольнении не выявлено.

Как сообщал “Ъ” ранее, один из конкурентов ЛМГТ, а также миноритарный акционер организации — московское АО «Метрогипротранс» — предлагал выкупить пакет акций бенефициаров (по данным «СПАРК-Интерфакс» (spark-interfax.ru). 64,38% ЛМГТ контролирует Союз «Ветеран ЛМГТ», образовавшийся в процессе приватизации научно-изыскательного института, 25,48% — у ООО «Балтметропроект», подконтрольного ЛМГТ). Однако акционеры ЛМГТ не рассмотрели предложение (см. “Ъ” от 03.10.2019). Согласно федеральному закону об акционерных обществах, члены совета директоров избираются общим собранием акционеров; совет директоров также одобряет сделки.

Евгений Потапов из юридической биржи Yurbee предполагает, что, учитывая должность Соловьевой и положение в совете директоров, она, вероятно, имела доступ к коммерческой информации высокого уровня. При увольнении за разглашение коммерческой тайны важно смотреть на внутренние нормативно-правовые акты, которые защищают информацию организации: что понимается под коммерческой информацией, какова процедура ее защиты, у кого имеется доступ, что работник может с ней делать, говорит юрист. Действительно, продолжает господин Потапов, использование облачных сервисов может стать основанием для увольнения сотрудника. Дело в том, что, как правило, облачные сервисы требуют подписать пользовательское соглашение, согласно которому они имеют право обрабатывать и сохранять информацию, а это подразумевает копирование данных. «Даже выгрузка этой информации на облако или пересылка по почте — это передача информации третьим лицам, а именно оператору сервиса»,— отмечает юрист. По его мнению, перенос корпоративного конфликта на трудовые отношения в кейсе не будет способствовать тому, что суд встанет на сторону бывшего работника организации. Положение сотрудника в совете директоров не должно влиять на то, что работник нарушает трудовое законодательство, подчеркивает он. Скорее всего, суд встанет на сторону работодателя, заключает юрист.

Судебная практика говорит о том, что работодатель обязан создать комиссию, которая проводит служебную проверку факта совершения работником вменяемого ему нарушения, результаты работы комиссии оформляются актом, с этим документом обязательно должен быть ознакомлен работник, отмечает руководитель практики трудового права компании «Хренов и партнеры» Татьяна Николаенко. «Судя по тому, что изложено в исковом заявлении, этот порядок не был соблюден работодателем. Детально можно говорить только при проверке всех документов»,— отмечает она. Статистика решений судов по трудовым правоотношениям неутешительна, говорит руководитель практики частного права НЮС «Амулекс» Елена Проскурова: суды встают на сторону работодателя и признают увольнение за разглашение коммерческой тайны законным.

Яна Войцеховская

Федеральный закон от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ • Президент России

 

 

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

 

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

 

О коммерческой тайне

 

Принят Государственной Думой                              9 июля 2004 года

Одобрен Советом Федерации                                   15 июля 2004 года

 

(В редакции федеральных законов от 02.02.2006 № 19-ФЗ, от 18.12.2006 № 231-ФЗ, от 24.07.2007 № 214-ФЗ, от 11.07.2011 № 200-ФЗ, от 12.03.2014 № 35-ФЗ, от 18.04.2018 № 86-ФЗ, от 09.03.2021 № 39-ФЗ)

 

 

Статья 1. Цели и сфера действия настоящего Федерального закона

 

1. Настоящий Федеральный закон регулирует отношения, связанные с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении информации, которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам. (В редакции Федерального закона от 12.03.2014 № 35-ФЗ)

2. Положения настоящего Федерального закона распространяются на информацию, составляющую коммерческую тайну, независимо от вида носителя, на котором она зафиксирована.

3. Положения настоящего Федерального закона не распространяются на сведения, отнесенные в установленном порядке к государственной тайне, в отношении которой применяются положения законодательства Российской Федерации о государственной тайне.

 

Статья 2.

(Утратила силу – Федеральный закон от 12.03.2014 № 35-ФЗ)

 

Статья 3. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

 

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

1) коммерческая тайна – режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду; (В редакции Федерального закона от 18. 12.2006 № 231-ФЗ)

2) информация, составляющая коммерческую тайну, – сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны; (В редакции Федерального закона от 12.03.2014 № 35-ФЗ)

3) (Пункт утратил силу – Федеральный закон от 18.12.2006 № 231-ФЗ)

4) обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, – лицо, которое владеет информацией, составляющей коммерческую тайну, на законном основании, ограничило доступ к этой информации и установило в отношении ее режим коммерческой тайны;

5) доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, – ознакомление определенных лиц с информацией, составляющей коммерческую тайну, с согласия ее обладателя или на ином законном основании при условии сохранения конфиденциальности этой информации;

6) передача информации, составляющей коммерческую тайну, – передача информации, составляющей коммерческую тайну и зафиксированной на материальном носителе, ее обладателем контрагенту на основании договора в объеме и на условиях, которые предусмотрены договором, включая условие о принятии контрагентом установленных договором мер по охране ее конфиденциальности;

7) контрагент – сторона гражданско-правового договора, которой обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, передал эту информацию;

8) предоставление информации, составляющей коммерческую тайну, – передача информации, составляющей коммерческую тайну и зафиксированной на материальном носителе, ее обладателем органам государственной власти, иным государственным органам, органам местного самоуправления в целях выполнения их функций;

9) разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, – действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.

 

Статья 4. Право на отнесение информации к информации, составляющей коммерческую тайну, и способы получения такой информации

 

1. Право на отнесение информации к информации, составляющей коммерческую тайну, и на определение перечня и состава такой информации принадлежит обладателю такой информации с учетом положений настоящего Федерального закона.

2. (Часть утратила силу – Федеральный закон от 18.12.2006 № 231-ФЗ)

3. Информация, составляющая коммерческую тайну, полученная от ее обладателя на основании договора или другом законном основании, считается полученной законным способом.

4. Информация, составляющая коммерческую тайну, обладателем которой является другое лицо, считается полученной незаконно, если ее получение осуществлялось с умышленным преодолением принятых обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер по охране конфиденциальности этой информации, а также если получающее эту информацию лицо знало или имело достаточные основания полагать, что эта информация составляет коммерческую тайну, обладателем которой является другое лицо, и что осуществляющее передачу этой информации лицо не имеет на передачу этой информации законного основания.

 

Статья 5. Сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну

 

Режим коммерческой тайны не может быть установлен лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в отношении следующих сведений:

1) содержащихся в учредительных документах юридического лица, документах, подтверждающих факт внесения записей о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствующие государственные реестры;

2) содержащихся в документах, дающих право на осуществление предпринимательской деятельности;

3) о составе имущества государственного или муниципального унитарного предприятия, государственного учреждения и об использовании ими средств соответствующих бюджетов;

4) о состоянии противопожарной безопасности, санитарно-эпидемиологической и радиационной обстановке, безопасности пищевых продуктов и других факторах, оказывающих негативное воздействие на обеспечение безопасного функционирования производственных объектов, безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом; (В редакции Федерального закона от 09. 03.2021 № 39-ФЗ)

5) о численности, о составе работников, о системе оплаты труда, об условиях труда, в том числе об охране труда, о показателях производственного травматизма и профессиональной заболеваемости, и о наличии свободных рабочих мест;

6) о задолженности работодателей по выплате заработной платы и социальным выплатам; (В редакции Федерального закона от 18.04.2018 № 86-ФЗ)

7) о нарушениях законодательства Российской Федерации и фактах привлечения к ответственности за совершение этих нарушений;

8) об условиях конкурсов или аукционов по приватизации объектов государственной или муниципальной собственности;

9) о размерах и структуре доходов некоммерческих организаций, о размерах и составе их имущества, об их расходах, о численности и об оплате труда их работников, об использовании безвозмездного труда граждан в деятельности некоммерческой организации;

10) о перечне лиц, имеющих право действовать без доверенности от имени юридического лица;

11) обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена иными федеральными законами;

12) составляющих информацию о состоянии окружающей среды (экологическую информацию).  (Пункт введен – Федеральный закон от 09.03.2021 № 39-ФЗ)

 

Статья 6. Предоставление информации, составляющей коммерческую тайну

 

1. Обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, по мотивированному требованию органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления предоставляет им на безвозмездной основе информацию, составляющую коммерческую тайну. Мотивированное требование должно быть подписано уполномоченным должностным лицом, содержать указание цели и правового основания затребования информации, составляющей коммерческую тайну, и срок предоставления этой информации, если иное не установлено федеральными законами.

2. В случае отказа обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, предоставить ее органу государственной власти, иному государственному органу, органу местного самоуправления данные органы вправе затребовать эту информацию в судебном порядке.

3. Обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, а также органы государственной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления, получившие такую информацию в соответствии с частью 1 настоящей статьи, обязаны предоставить эту информацию по запросу судов, органов предварительного следствия, органов дознания по делам, находящимся в их производстве, в порядке и на основаниях, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации. (В редакции Федерального закона от 24.07.2007 № 214-ФЗ)

4. На документах, предоставляемых указанным в частях 1 и 3 настоящей статьи органам и содержащих информацию, составляющую коммерческую тайну, должен быть нанесен гриф “Коммерческая тайна” с указанием ее обладателя (для юридических лиц – полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей – фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).

 

Статья 61. Права обладателя информации, составляющей коммерческую тайну

 

1. Права обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, возникают с момента установления им в отношении этой информации режима коммерческой тайны в соответствии со статьей 10 настоящего Федерального закона.

2. Обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, имеет право:

1) устанавливать, изменять, отменять в письменной форме режим коммерческой тайны в соответствии с настоящим Федеральным законом и гражданско-правовым договором;

2) использовать информацию, составляющую коммерческую тайну, для собственных нужд в порядке, не противоречащем законодательству Российской Федерации;

3) разрешать или запрещать доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, определять порядок и условия доступа к этой информации;

4) требовать от юридических лиц, физических лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, которым предоставлена информация, составляющая коммерческую тайну, соблюдения обязанностей по охране ее конфиденциальности;

5) требовать от лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, в результате действий, совершенных случайно или по ошибке, охраны конфиденциальности этой информации;

6) защищать в установленном законом порядке свои права в случае разглашения, незаконного получения или незаконного использования третьими лицами информации, составляющей коммерческую тайну, в том числе требовать возмещения убытков, причиненных в связи с нарушением его прав.

(Статья введена – Федеральный закон от 12.03.2014 № 35-ФЗ)

 

Статья 7.

(Утратила силу – Федеральный закон от 18.12.2006 № 231-ФЗ)

 

Статья 8.

(Утратила силу – Федеральный закон от 18.12.2006 № 231-ФЗ)

 

Статья 9.

(Утратила силу – Федеральный закон от 18.12.2006 № 231-ФЗ)

 

Статья 10. Охрана конфиденциальности информации

 

1. Меры по охране конфиденциальности информации, принимаемые ее обладателем, должны включать в себя:

1) определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну;

2) ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка;

3) учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана;

4) регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров;

5) нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа “Коммерческая тайна” с указанием обладателя такой информации (для юридических лиц – полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей – фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства). (В редакции Федерального закона от 11.07.2011 № 200-ФЗ)

2. Режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер, указанных в части 1 настоящей статьи.

3. Индивидуальный предприниматель, являющийся обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, и не имеющий работников, с которыми заключены трудовые договоры, принимает меры по охране конфиденциальности информации, указанные в части 1 настоящей статьи, за исключением пунктов 1 и 2, а также положений пункта 4, касающихся регулирования трудовых отношений.

4. Наряду с мерами, указанными в части 1 настоящей статьи, обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, вправе применять при необходимости средства и методы технической защиты конфиденциальности этой информации, другие не противоречащие законодательству Российской Федерации меры.

5. Меры по охране конфиденциальности информации признаются разумно достаточными, если:

1) исключается доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, любых лиц без согласия ее обладателя;

2) обеспечивается возможность использования информации, составляющей коммерческую тайну, работниками и передачи ее контрагентам без нарушения режима коммерческой тайны.

6. Режим коммерческой тайны не может быть использован в целях, противоречащих требованиям защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

 

Статья 11. Охрана конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, в рамках трудовых отношений

 

1. В целях охраны конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, работодатель обязан:

1) ознакомить под расписку работника, доступ которого к этой информации, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, необходим для исполнения данным работником своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну;

2) ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение;

3) создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.

2. Доступ работника к информации, составляющей коммерческую тайну, осуществляется с его согласия, если это не предусмотрено его трудовыми обязанностями.

3. В целях охраны конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, работник обязан:

1) выполнять установленный работодателем режим коммерческой тайны;

2) не разглашать эту информацию, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, и без их согласия не использовать эту информацию в личных целях в течение всего срока действия режима коммерческой тайны, в том числе после прекращения действия трудового договора;

3) возместить причиненные работодателю убытки, если работник виновен в разглашении информации, составляющей коммерческую тайну и ставшей ему известной в связи с исполнением им трудовых обязанностей;

4) передать работодателю при прекращении или расторжении трудового договора материальные носители информации, имеющиеся в пользовании работника и содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну.

4. Работодатель вправе потребовать возмещения убытков, причиненных ему разглашением информации, составляющей коммерческую тайну, от лица, получившего доступ к этой информации в связи с исполнением трудовых обязанностей, но прекратившего трудовые отношения с работодателем, если эта информация разглашена в течение срока действия режима коммерческой тайны.

5. Причиненные работником или прекратившим трудовые отношения с работодателем лицом убытки не возмещаются, если разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, произошло вследствие несоблюдения работодателем мер по обеспечению режима коммерческой тайны, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

6. Трудовым договором с руководителем организации должны предусматриваться его обязанности по обеспечению охраны конфиденциальности составляющей коммерческую тайну информации, обладателем которой являются организация и ее контрагенты, и ответственность за обеспечение охраны конфиденциальности этой информации.

7.  Руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями в связи с нарушением законодательства Российской Федерации о коммерческой тайне. При этом убытки определяются в соответствии с гражданским законодательством.

8. Работник имеет право обжаловать в судебном порядке незаконное установление режима коммерческой тайны в отношении информации, к которой он получил доступ в связи с исполнением трудовых обязанностей.

(Статья в редакции Федерального закона от 12.03.2014 № 35-ФЗ)

 

Статья 12.

(Утратила силу – Федеральный закон от 18.12.2006 № 231-ФЗ)

 

Статья 13. Охрана конфиденциальности информации при ее предоставлении

 

1. Органы государственной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления в соответствии с настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами обязаны создать условия, обеспечивающие охрану конфиденциальности информации, предоставленной им юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями.

2. Должностные лица органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, государственные или муниципальные служащие указанных органов без согласия обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, не вправе разглашать или передавать другим лицам, органам государственной власти, иным государственным органам, органам местного самоуправления ставшую известной им в силу выполнения должностных (служебных) обязанностей информацию, составляющую коммерческую тайну, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом, а также не вправе использовать эту информацию в корыстных или иных личных целях.

3. В случае нарушения конфиденциальности информации должностными лицами органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, государственными и муниципальными служащими указанных органов эти лица несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

 

Статья 14. Ответственность за нарушение настоящего Федерального закона

 

1. Нарушение настоящего Федерального закона влечет за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

2. Работник, который в связи с исполнением трудовых обязанностей, получил доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, в случае умышленного или неосторожного разглашения этой информации при отсутствии в

Обзор коммерческих секретов 2019 г. и тенденции 2020 г.

29 января 2020 г.

2019 год стал еще одним захватывающим годом для судебных разбирательств по вопросам коммерческой тайны. В федеральные суды было подано около 1400 новых дел, что практически не изменилось по сравнению с числом, поданным в 2018 году. Успешным федеральным истцам было присуждено более 45 миллионов долларов США за их иски о коммерческой тайне, при этом средняя сумма компенсации составила около 1,1 миллиона долларов США. Ожидается, что 2020 год будет не менее богатым на судебные разбирательства по вопросам коммерческой тайны.

Аналогичным образом, 2019 год был насыщен событиями в области законодательства и правоприменения в отношении коммерческой тайны. Семь штатов внесли поправки или ввели в действие законодательные акты, ограничивающие соглашения о неконкуренции — важный инструмент защиты коммерческой тайны работодателя, а федеральные суды Калифорнии ограничили соглашения о недопущении вымогательства. Администрация Трампа активизировала усилия по борьбе с кражей интеллектуальной собственности и шпионажем со стороны Китая. Министерство юстиции также утверждало, что обвинения в заговоре или попытке кражи коммерческой тайны не обязательно должны указывать эти секреты.Забегая вперед, законодательные и ведомственные органы сосредоточат свое внимание на ограничении соглашений о неконкуренции и, возможно, о недобросовестных действиях в 2020 году.

Джейсон Шварц, Грета Уильямс, Кристин Демана, Меган Халс и Джозеф Баракат освещают эти и другие важные события 2019 года в области коммерческой тайны и тенденции на 2020 год в своей статье, состоящей из двух частей, недавно опубликованной Bloomberg Law.

Часть 1 : Коммерческая тайна. Обзор судебных разбирательств в 2019 г. и тенденции 2020 г.

Часть 2 : Коммерческие секреты: сводка законодательных и исполнительных органов за 2019 г. и тенденции 2020 г.

Репродукция создана с разрешения от 28/29 января 2020 г. от Copyright 2020 The Bureau of National Affairs, Inc.(Bloomberg Industry Group), (800-372-1033), www.bloombergindustry.com.


Юристы Gibson, Dunn & Crutcher готовы помочь в решении любых вопросов, которые могут у вас возникнуть в отношении событий, обсуждаемых в этом обновлении. Пожалуйста, свяжитесь с юристом Gibson Dunn, с которым вы обычно работаете, или со следующими авторами:

Джейсон С. Шварц – Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-955-8242, [email protected])
Грета Б. Уильямс – Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-887-3745, [email protected])
Кристин Демана – Даллас (+1 214-698-3246, [email protected] com)

Пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к любому из следующих руководителей и участников групп практики:

Группа труда и занятости:
Кэтрин А. Конвей – Лос-Анджелес (+1 213-229-7822, [email protected])
Джейсон С. Шварц – Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-955-8242, jschwartz) @gibsondunn.com)

Группа интеллектуальной собственности:
Wayne Barsky – Лос-Анджелес (+1 310-557-8183, [email protected])
Josh Krevitt – Нью-Йорк (+1 212-351-2490, [email protected])
Mark Reiter – Даллас (+1 214-698-3360, [email protected])
Howard S. Hogan – Вашингтон , DC (+1 202-887-3640, [email protected])

Группа конфиденциальности, кибербезопасности и защиты прав потребителей:
Александр Х. Саутвелл – Нью-Йорк (+1 212-351-3981, [email protected])
Бенджамин Б. Вагнер – Пало-Альто (+1 650-849) -5395, [email protected]ком)

 

© 2020 ТОО «Гибсон, Данн энд Крутчер»

Адвокатская реклама: Прилагаемые материалы подготовлены только для общих информационных целей и не предназначены для юридической консультации.

Закон о коммерческой тайне изменил (и продолжает изменять) разговор

В мире интеллектуальной собственности было хорошо известно, что федеральные судебные разбирательства по вопросам коммерческой тайны находятся на подъеме. Но в этом году практикующие узнали, насколько большим было это увеличение.

LexMachina в июле сообщила, что количество исков о незаконном присвоении коммерческой тайны, поданных в федеральный суд, выросло на 30% в 2017 году по сравнению с предыдущим годом, когда было подано 1134 заявления.

Виновником стал новый федеральный закон, Закон о защите коммерческой тайны от 2016 года, который дал сторонам в судебном процессе возможность подать иск о незаконном присвоении коммерческой тайны непосредственно в федеральный суд. Ранее защита коммерческой тайны была оставлена ​​​​на усмотрение штатов, 48 из которых, включая Колорадо, приняли собственную версию Единого закона о коммерческой тайне.

Когда в мае 2016 года вступило в силу DTSA, многие юристы, занимающиеся вопросами интеллектуальной собственности, трудового права и делового судопроизводства, предсказывали, что федеральные суды будут спешить с подачей заявлений о коммерческой тайне, и эти прогнозы оправдались. Но остается вопрос, сохранится ли эта тенденция и как DTSA, а также изменение технологии заставили компании по-новому взглянуть на защиту коммерческой тайны.

Дела о коммерческой тайне, как правило, делятся на две основные категории. Одним из них является более традиционный спор между компаниями, связанный с претензиями о краже технологий, особенно в недавних случаях с участием таких компаний, как Apple или Uber.Подобные обвинения также могут возникать из-за совместных предприятий, которые разваливаются между компаниями.

Кроме того, есть гораздо более многочисленные иски, основанные на трудоустройстве, включающие соглашения о неконкуренции и нарушения контракта. Используя DTSA, многие тяжущиеся стороны смогли привязать федеральный иск о коммерческой тайне к тому, что в противном случае было бы полностью основанным на штате делом о найме или нарушении контракта, и передать его перед федеральным судьей.

«Судьи ненавидят это», — сказал Майк Греко, региональный управляющий партнер офиса Fisher Phillips в Денвере, который является членом группы практики по отступничеству сотрудников и коммерческой тайне. Греко сказал, что федеральный судья сделал ему замечание о том, что он слушает дело, возбужденное Греко, только потому, что в нем есть иск DTSA.

«Разве мне не нужно просто решить один федеральный вопрос, и тогда я смогу вычеркнуть вас из списка?» Греко вспоминает, как судья спрашивал его.

Все больше федеральных судов все больше враждебно относятся к растущим делам о коммерческой тайне, сказал Греко. Он ожидает, что количество федеральных заявок на коммерческую тайну выровняется хотя бы из-за сопротивления, которое истцы получают от судей.

Даже если участники спора о коммерческой тайне начнут отказываться от участия в федеральных заседаниях, решение суда штата против федерального суда по-прежнему будет сложным, как это было при первом появлении DTSA.

«Самым большим новым вопросом, с которым все столкнулись, было место проведения суда штата или федерального суда», — сказал Кейс Коллард, поверенный в области интеллектуальной собственности и партнер офиса Dorsey & Whitney в Денвере. По его словам, клиенты более крупных компаний, как правило, чувствуют себя более комфортно в федеральном суде, поскольку они часто считают федеральных судей более знакомыми с технологическими вопросами, а клиенты настороженно относятся к тому, что они считают «более свободными» процедурами судов штатов.

Но Коллард пытается отговорить клиентов от подачи дел о коммерческой тайне в федеральный суд, когда это делается исключительно по этим причинам. По его опыту, судьи Колорадо, как правило, хорошо разбираются в делах, связанных с коммерческой тайной, также, добавил он. Еще одно потенциальное преимущество в суде штата, по крайней мере, в том, что касается Колларда и других адвокатов, с которыми он разговаривал, заключается в том, что они были более открыты для предоставления судебного запрета — особенно важного инструмента для истцов в делах о коммерческой тайне — чем их федеральные коллеги.

Помимо судов, еще одним следствием DTSA стало то, что защита коммерческой тайны приобрела известность в деловом мире, и таким образом компании сделали больше для защиты своей конфиденциальной информации и инноваций. Коллард и Греко отметили, что, поскольку в последние годы решения Верховного суда сделали патенты на изобретения в области программного обеспечения менее надежными, защита коммерческой тайны стала приоритетной в качестве альтернативного подхода к защите их технологий.

«Компании становятся все более и более изощренными в плане защиты своих коммерческих секретов и становятся более активными в этом», — сказал Греко.

Greco заявила, что компании предпочитают продвигать свои инновации таким образом, чтобы защита коммерческой тайны отдавала предпочтение защите патентов. Одним из примеров являются автономные транспортные средства, которым Фишер Филлипс посвятил практическую группу, основанную Греко. По его словам, когда компании выводят на рынок беспилотники, в основном это будет услуга — например, использование транспортных средств в автопарке — а не продукты, которые потребители могут купить. Ограничив использование AV внутри компании, по крайней мере в краткосрочной перспективе, людям за пределами компании будет труднее получить доступ к транспортным средствам и попытаться раскрыть коммерческую тайну с помощью обратного проектирования.

«Компания может сделать так много для усиления своей защиты коммерческой тайны, потому что не существует формулы того, чем может или не может быть коммерческая тайна», — сказал Коллард.

Если компании когда-либо подадут в суд на конкурента или бывшего сотрудника по поводу незаконного присвоения, они сами напишут свою судьбу в зависимости от того, какие меры они предприняли для защиты якобы украденной информации. По словам Колларда, компании «действительно могут занять прочную позицию» в судебных разбирательствах, если они проинформируют своих сотрудников о том, что такое коммерческая тайна, и будут поддерживать журналы доступа и другие меры безопасности, связанные с этими секретами.

Это не новая идея, отметил Коллард, но, поскольку методы ведения бизнеса и аналогичные инновации в последние годы менее защищены патентами, они требуют дополнительных мер, обеспечивающих охрану коммерческой тайны в качестве альтернативной линии защиты.

— Дуг Шартье

Родственные

INSIGHT: Обзор судебных разбирательств по вопросам коммерческой тайны в 2019 г.

и тенденции 2020 г.

2019 год стал еще одним захватывающим годом для судебных разбирательств по вопросам коммерческой тайны.В федеральные суды было подано около 1400 новых дел, что практически не изменилось по сравнению с числом, поданным в 2018 году. Успешным федеральным истцам было присуждено более 45 миллионов долларов США за их иски о коммерческой тайне, при этом средняя сумма компенсации составила около 1,1 миллиона долларов США.

Мы ожидаем, что 2020 год будет столь же богатым на судебные разбирательства по вопросам коммерческой тайны.

В целом в 2019 году суды продолжали разъяснять положения Закона о защите коммерческой тайны, долгожданные дела были переданы в суд, а Верховный суд США защищал конфиденциальную информацию от требований Закона о свободе информации.

В 2020 году у апелляционных судов будет больше возможностей толковать DTSA, поскольку судебные иски, возбужденные в соответствии с законом в течение первых нескольких лет его действия, проходят через суды. Поскольку законы о незаконном присвоении DTSA и государственной коммерческой тайны продолжают часто предоставлять компаниям более прямой путь для защиты своей конфиденциальной технологической информации, мы должны продолжать наблюдать рост заявлений о коммерческой тайне в дополнение или вместо патентной и другой интеллектуальной собственности. претензии.

В том же духе мы должны увидеть больше дел о коммерческой тайне, связанных с нарушениями в связи с новыми технологиями.И мы ожидаем, что суды будут продолжать требовать от истцов заявлять об этих коммерческих секретах с особым вниманием в Калифорнии и других местах — урок, который участники судебного процесса должны продолжать принимать близко к сердцу.

Закон о защите коммерческой тайны

С тех пор как в 2016 году был принят DTSA, количество судебных разбирательств, связанных с коммерческой тайной, увеличилось примерно на 24 %, в то время как число судебных разбирательств, связанных с патентами, остается стабильным, а число судебных разбирательств, связанных с авторскими правами и товарными знаками, несколько снизилось.

В 2019 году суды продолжали закреплять тенденции, возникшие после принятия закона, предоставляя дальнейшие рекомендации для специалистов-практиков и сторон в процессе.

Например, несколько судов по-прежнему считали, что срок исковой давности начинает течь, как только пострадавшая сторона получает уведомление о потенциальном незаконном присвоении, или в то время, когда разумный человек будет проводить расследование.

Восьмой окружной суд подтвердил, что истец был привлечен к уголовной ответственности, когда отправил письмо бывшему сотруднику, который присоединился к компании-ответчику, с предупреждением о том, что раскрытие коммерческой тайны истца будет преступлением.

Северный округ Калифорнии также постановил, что истец был подвергнут расследованию о потенциальном незаконном присвоении в то время, когда ответчик не вернул конфиденциальную информацию истца, поскольку соглашения сторон о неразглашении требовали от ответчика сделать это, когда стороны прекратили обсуждение бизнеса. возможности.

Суды также разъяснили, что представляют собой «разумные» усилия по сохранению секретности информации в соответствии с DTSA — конечно, чем больше гарантий, тем лучше.

Южный округ Флориды установил, например, что действия истца не были «разумными», когда он предоставил ответчикам временный доступ к защищенной паролем информации, но не потребовал от них подписать соглашение о конфиденциальности.

В отличие от этого, Северный округ Калифорнии вынес предварительный судебный запрет, согласно которому истец ограничил удаленный доступ к своему исходному коду, зашифровал код и потребовал от сотрудников подписать соглашение о конфиденциальности.

И в качестве постоянного урока для истцов, занимающихся коммерческой тайной, особенно в федеральных судах в Калифорнии, дела истцов были отклонены из-за того, что они не представили свои коммерческие тайны с достаточной конкретностью. Например, в деле Zoom Imaging Solutions Inc. против Роу Восточный округ Калифорнии отклонил иск DTSA, поскольку истец не указал, какие из пунктов в списке в жалобе составляют его коммерческую тайну.

Суды также по-прежнему требовали более тщательного рассмотрения дел в отношении технологических секретов производства.Например, в деле AlterG Inc. против Boost Treadmills LLC Северный округ Калифорнии пояснил, что «технические вопросы . . . более сложны для начала и, следовательно, требуют большей конкретики».

Известные судебные процессы

В 2019 году в суды были переданы несколько дел, связанных с коммерческой тайной, некоторые с неожиданными результатами.

В ходе долгожданного судебного процесса в Техасе компания Huawei Technologies Co. подала иски о коммерческой тайне и контракте против бывшего сотрудника и его нового стартапа, а стартап подал встречные иски против Huawei за незаконное присвоение собственных коммерческих секретов.

Присяжные установили, что компания Huawei незаконно присвоила коммерческую тайну ответчика и что бывший сотрудник не несет ответственности за кражу коммерческой тайны, хотя сотрудник нарушил патентное соглашение. Никакие убытки не были присуждены ни одной из сторон.

В другом судебном процессе в Техасе, после того как судья в порядке упрощенного судопроизводства пришел к выводу о том, что бывший сотрудник нарушил соглашение о неподкупе, присяжные присудили истцу 287 000 долларов за это нарушение, но установили, что новая компания сотрудника не присваивала коммерческие тайны истца неправомерным образом.

Запросы Закона о свободе информации

В прошлом году Верховный суд США также разъяснил, что Закон о свободе информации обеспечивает реальную защиту компаний, предоставляющих конфиденциальную информацию государственным органам.

В деле Food Marketing Institute против Argus Leader Media газета направила запрос FOIA в Министерство сельского хозяйства с целью поиска информации о магазинах, которые участвуют в национальной программе продовольственных талонов. Отказавшись раскрыть часть запрошенной информации, Министерство сельского хозяйства США сослалось на Исключение 4 Закона о свободе информации, которое «защищает от раскрытия» коммерческую тайну и коммерческую или финансовую информацию, полученную от лица и являющуюся привилегированной или конфиденциальной.

Верховный суд отменил постановление Восьмого судебного округа, которое требовало «существенного конкурентного ущерба» для применения Исключения 4, вместо этого постановив, что «если коммерческая или финансовая информация обычно и фактически рассматривается ее владельцем как частная и предоставляется правительству под гарантией конфиденциальности, информация является «конфиденциальной» по смыслу Исключения 4».

Эта колонка не обязательно отражает мнение The Bureau of National Affairs, Inc.или его владельцев.

Информация об авторе

Джейсон С. Шварц является сопредседателем группы практики труда и занятости Gibson, Dunn & Crutcher LLP и регулярно участвует в судебных разбирательствах по вопросам коммерческой тайны.

Грета Б. Уильямс является партнером офиса Gibson Dunn в Вашингтоне, округ Колумбия, а также регулярно участвует в судебных разбирательствах по вопросам коммерческой тайны.

Кристин Демана и Меган Халс — партнеры Gibson Dunn.

Расширение Закона о защите коммерческой тайны для борьбы с кражей коммерческой тайны за рубежом

Закон о защите коммерческой тайны (DTSA) предоставляет частное право на иск в соответствии с федеральным законом о незаконном присвоении коммерческой тайны.Он распространяется на действия иностранной корпорации, происходящие за пределами Соединенных Штатов, «если . . . действие в поддержку преступления было совершено в Соединенных Штатах». 18 США § 1837(2). Тем не менее, DTSA не дает определения «деяния в целях продвижения», и до недавнего времени не существовало прецедентного права, касающегося этого вопроса; в отсутствие такого руководства существует неопределенность в отношении экстерриториального охвата DTSA. Это может измениться.

Luminati Networks, Ltd. против BIScience, Inc. 2019 U.С. р-н LEXIS 79843, at *21-22 (ED Tex. 13 мая 2019 г.) и Micron Tech., Inc. против United Microelectronics Corp ., 2019 U.S. Dist. LEXIS 74527, номер *11 (Северная Дакота, 2 мая 2019 г. ), по-видимому, является одним из первых, если не первым, случаев, в которых определяется «действие в целях содействия», и их определения поддерживают широкое расширение DTSA, включающее экстерриториальное незаконное присвоение.

В Luminati израильская компания Luminati подала иск против другой израильской компании BIScience, заявив о нарушении прав U.S. Незаконное присвоение патентов и коммерческой тайны в соответствии с DTSA. Две компании конкурируют за предоставление облачных услуг для подключения устройств через Интернет с использованием технологии резидентной прокси-сети. Как утверждается в жалобе, BIScience ненадлежащим образом использовала коммерческую тайну Luminati для создания конкурирующего сервиса под названием GeoSurf. Все эти действия — незаконное присвоение коммерческой тайны Luminati — произошли в Израиле. Усилия BIScience по маркетингу и продаже GeoSurf в Соединенных Штатах побудили Luminati подать иск.

BIScience приняла решение отклонить заявления о коммерческой тайне, поскольку этих утверждений было недостаточно, чтобы продемонстрировать, что действие, направленное на незаконное присвоение, было совершено в Соединенных Штатах. Суд отклонил ходатайство на основании его толкования положения об экстерриториальности DTSA как имеющего то же значение, что и аналогичная формулировка в федеральном законе о сговоре. Суд в основном полагался на объяснение Верховного суда в деле Yates v.

Применительно к DTSA, Yates разъясняет, что действие, направленное на совершение преступления, связанного с незаконным присвоением коммерческой тайны , не обязательно должно быть само преступлением или каким-либо элементом преступления , но оно должно «демонстрировать, что [преступление ] находится в работе», а не просто «проект в умах» правонарушителей или «полностью завершенная операция.” [ ] Иными словами, действие, которое происходит до начала операции или после ее полного завершения, не является действием «в поддержку» преступления.

Luminati , 2019 г., США. LEXIS 79843, *23 (курсив добавлен), со ссылкой на Yates , 354 США, 334.

Применяя этот стандарт, суд отклонил аргумент Luminati о том, что ему был нанесен ущерб в результате потери клиентов в Техасе и Соединенных Штатах, поскольку убытки в США не являются действиями, «содействующими» незаконному присвоению, а скорее являются следствием «полного завершенная операция». Идент. в *25.

Тем не менее суд счел аргументацию Luminati достаточной, поскольку она поддерживает разумный вывод: «BIScience использовала коммерческую тайну Luminati в Соединенных Штатах для продажи своего сервиса GeoSurf, , или, по крайней мере, совершала действия в поддержку таких продаж в Соединенных Штатах ». Идентификатор . в *26 (выделение добавлено). Другими словами, даже если незаконное присвоение, являющееся основанием для претензий, произошло полностью за пределами Соединенных Штатов, обвинений в действиях в Соединенных Штатах, «содействующих» продаже в Соединенных Штатах продуктов, использующих незаконно присвоенные коммерческие секреты, достаточно, чтобы показать, что «действие, направленное на совершение преступления, было совершено на территории Соединенных Штатов», как того требует DTSA.

Всего за несколько недель до Luminati , Micron Tech., Inc. против United Microelectronics Corp. ., 2019 г., округ США. LEXIS 74527 (N.D. Cal. 2 мая 2019 г.) аналогичным образом пришел к выводу, что «действие, направленное на совершение преступления», не ограничивается действиями, представляющими собой незаконное присвоение. В Micron Tech. , истец утверждал, что незаконное присвоение DTSA происходит на Тайване и в материковом Китае. Идент. в *10-11. Ответчики подали заявление об увольнении из-за отсутствия конкретной личной юрисдикции.Суд отклонил ходатайство на основании своего определения, что истец в достаточной степени сослался на «действие в интересах» в соответствии с DTSA, и, следовательно, истец удовлетворил требование надлежащей правовой процедуры, согласно которому претензии возникли в результате контактов с судом. Идентификатор . в *11 и *15.

Примечательно, что суд счел утверждения о том, что ответчики участвовали в ярмарках вакансий и встречались с поставщиками в Калифорнии, достаточными, чтобы продемонстрировать «действия в поддержку» в Соединенных Штатах, хотя ни истец, ни суд не рассматривали эти действия как незаконное присвоение. Идентификатор . в 10. Истец имел право добиваться судебной защиты в соответствии с DTSA за акты незаконного присвоения, совершенные за пределами Соединенных Штатов на основании ярмарок вакансий и встреч поставщиков в Соединенных Штатах. Идент. в *11.

Конгресс включил заявление в раздел 5 DTSA о том, что «по мнению Конгресса, кража коммерческой тайны происходит в Соединенных Штатах и ​​во всем мире; [и] «где бы это ни происходило, наносит ущерб компаниям, владеющим коммерческой тайной, и сотрудникам компаний. Luminati и Micron Tech . продвигать эту политику, широко интерпретируя экстерриториальный охват DTSA; они не ограничивают экстерриториальное распространение DTSA ситуациями, когда действия, представляющие собой незаконное присвоение, произошли в Соединенных Штатах.

Часы коммерческой тайны | Последние новости и анализ коммерческой тайны из США и всего мира

Если вы видели какие-либо из наших предыдущих статей о Китайской инициативе, вы знаете, что U. Министерство юстиции США («МЮ») по-прежнему сосредоточено на активном расследовании лиц, связанных с Китаем, которые подозреваются в краже коммерческой тайны. Однако провал недавних судебных преследований в рамках Китайской инициативы поднимает вопрос о том, какие компании, занимающиеся академическими и научными исследованиями, могут стать мишенью в будущем.

ПОДРОБНЕЕ →

Опубликовано в Без рубрики

В недавнем споре об обнаружении в Северном округе Калифорнии, [1] Истец Monolithic Power Systems, Inc.(«Монолитный») безуспешно пытался обойти раздел 2019.210 Гражданского процессуального кодекса Калифорнии, который требует от стороны, подающей иск о незаконном присвоении коммерческой тайны в соответствии с Единым законом штата Калифорния о коммерческой тайне («CUTSA»), идентифицировать коммерческую тайну «с разумной точностью» до «начало открытия, относящегося к коммерческой тайне».

ПОДРОБНЕЕ →

Опубликовано в Обнаружение, Незаконное присвоение бывшего сотрудника, Бывший сотрудник, Незаконное присвоение, Незаконное присвоение коммерческой тайны, Коммерческая тайна Tagged Discovery, Незаконное присвоение бывшего сотрудника, Бывший сотрудник, Незаконное присвоение, Коммерческая тайна, Незаконное присвоение коммерческой тайны

У. Верховный суд С. недавно урегулировал разногласия в отношении федерального Закона о компьютерном мошенничестве и злоупотреблениях (CFAA), уделив особое внимание положению закона о «превышении санкционированного доступа». CFAA подвергает уголовной ответственности любого, кто «умышленно получает доступ к компьютеру без разрешения или превышает разрешенный доступ». ПОДРОБНЕЕ →

Опубликовано в Компьютерное мошенничество (CFAA), Преступление, Киберхакерство, Кибербезопасность, Незаконное присвоение сотрудников Метки: компьютерное мошенничество (CFAA), Преступность, киберхакерство, кибербезопасность, Незаконное присвоение сотрудников

Суд над Сяораном Ю (он же «Шеннон Ю») — главным инженером-исследователем, обвиняемым в краже коммерческих секретов у нескольких компаний, включая Coca-Cola, — начался 6 апреля 2021 года в Восточном округе Теннесси в Гринвилле.12 февраля 2019 года большое жюри предъявило г-же Ю обвинение в краже коммерческой тайны, заговоре с целью кражи коммерческой тайны и мошенничестве с использованием электронных средств связи. Коммерческие секреты были оценены более чем в 119 миллионов долларов. В августе 2020 года в заменяющем обвинительном акте были добавлены дополнительные обвинения, связанные с экономическим шпионажем.

ПОДРОБНЕЕ →

Опубликовано в Китай, Уголовное дело, Криминальная коммерческая тайна, Экономический шпионаж, Промышленный шпионаж, Международный, Коммерческая тайна, Судебный процесс

В прошлом году Верховный суд Калифорнии вынес решение по делу Ixchel Pharma, LLC v.Biogen, Inc. , что ограничения в договорах между предприятиями должны оцениваться с использованием того же стандарта «правила разумности», который суды используют для анализа антимонопольных нарушений в соответствии с Законом Картрайта. Нашу предыдущую статью с анализом решения Ixchel можно найти здесь.

Недавно в деле Quidel Corporation против Верховного суда округа Сан-Диего Апелляционный суд Четвертого округа Калифорнии («Апелляционный суд») подал Ixchel заявление об отмене решения Верховного суда Сан-Диего «Высший суд»). ПОДРОБНЕЕ →

Опубликовано в Апелляция, Неконкуренция, Неконкурентные соглашения помеченный Апелляция, Раздел 16600 Кодекса бизнеса и профессий Калифорнии, Апелляционный суд Калифорнии, Соглашения о неконкуренции, соглашения о неконкуренции

Предварительное ходатайство о судебном запрете, недавно поданное в Восточном округе штата Вирджиния, рисует захватывающую историю предполагаемой кражи коммерческой тайны прямым конкурентом в сверхконкурентной области газовых турбин и последовавших за этим последствий.ПОДРОБНЕЕ →

Опубликовано в Предварительный судебный запрет

В недавнем решении суд Восточного округа Техаса провел анализ в соответствии с Федеральным правилом о доказательствах 404(b) вне уголовного контекста, чтобы предоставить доказательства «других действий» в судебном разбирательстве по вопросам коммерческой тайны. Судя по всему, это решение является первым применением правила 404(b) к спору о коммерческой тайне судом Пятого округа. ПОДРОБНЕЕ →

Опубликовано в Коммерческая тайна торговые секреты с тегами; свидетельство

Пандемия COVID-19 привела к росту мошенничества со стороны злоумышленников, стремящихся нажиться на общественной панике и ограниченных ресурсах.Один из таких примеров приводится в иске, поданном глобальной медицинской компанией Abbott Laboratories («Abbott») против ее бывшего сотрудника Джастина Брауна в Окружной суд Соединенных Штатов по Северному округу штата Иллинойс. В жалобе Abbott утверждает, что Браун украл информацию о клиентах Abbott и обманным путем представил, что продает продукты Abbott для диагностики COVID-19. ПОДРОБНЕЕ →

Опубликовано в Незаконное присвоение бывшего сотрудника, Бывший сотрудник, Незаконное присвоение, Незаконное присвоение коммерческой тайны, Коммерческая тайна

Часто компании сталкиваются с дилеммой при защите своей ИС: должна ли компания раскрывать свою ИС миру и добиваться патента, который будет защищать ее ИС в течение определенного количества лет? Или компания должна постоянно держать ИС в секрете и защищать ее в соответствии с законами штата и федеральными законами о коммерческой тайне? Ответ обычно ни тот, ни другой; но, вместо этого, сложная комбинация двух. В этой статье описывается несколько острых вопросов, которые могут возникнуть при балансировке этих двух типов защиты интеллектуальной собственности: ПОДРОБНЕЕ →

Опубликовано в Патенты, Коммерческая тайна

Защита коммерческой тайны — это мощный инструмент для компаний, пытающихся пресечь международную кражу своей интеллектуальной собственности. ПОДРОБНЕЕ →

Размещено в Китай, Экстерриториальность, ITC, Коммерческая тайна Метки: Китай, Экстерриториальность, ITC, Коммерческая тайна

Посторонние глаза – практические шаги по защите коммерческой тайны во время пандемии

Из-за отсутствия известной вакцины и высокого уровня заражения страны во всем мире продолжают принимать меры предосторожности для защиты своих граждан от Covid-19, издавая приказы «оставаться дома», которые запрещают жителям покидать свои дома, кроме как для выполнения важных задач.Дома превратились из частных убежищ в офисы для одного или нескольких работающих членов семьи, классные комнаты и детские сады. В то время как некоторые члены рабочей силы годами уравновешивали эти конкурирующие интересы, для многих это действительно странный новый мир. Без установленной конечной даты компании должны принять меры уже сейчас, чтобы обеспечить защиту своих ценных активов ИС, особенно своих коммерческих тайн. Однако баланс между предоставлением сотрудникам доступа к ресурсам, необходимым для выполнения их работы, и защитой ценных коммерческих секретов является тонким.

Коммерческая тайна имеет ценность только до тех пор, пока она остается тайной. Компании, которые выбирают закон о коммерческой тайне для защиты своей ценной информации, тщательно взвешивают затраты на сохранение секретности и общую экономическую выгоду для компании с учетом таких соображений, как возможность легкого обратного проектирования. Как эти компании могут обеспечить сохранение своей коммерческой тайны и избежать случайного разглашения в среде, где большинство совещаний проводится виртуально с использованием технологии видеоконференцсвязи и где несколько человек могут работать в одном и том же домашнем офисе?

Вердикт присяжных на сумму 700 миллионов долларов в Motorola Sols. , Inc. против Hytera Commc’ns Corp., Ltd. [1] (см. нашу предыдущую запись в блоге), а также продолжающиеся громкие дела о коммерческой тайне, касающиеся Huawei, свидетельствуют о том, что защита коммерческой тайны важнее, чем когда-либо прежде. Lex Machina недавно сообщила, что количество заявок на коммерческую тайну увеличилось на 30% в период с 2015 по 2017 год и оставалось стабильным с 2017 года. Увеличение за этот период связано с подачей федерального иска о незаконном присвоении коммерческой тайны в DTSA. В 2019 году 72% всех заявок на коммерческую тайну содержали претензии DTSA. См. Отчет о судебном разбирательстве в отношении коммерческой тайны Lex Machina, стр. 3. Хотя защита коммерческой тайны может и не быть первоочередной задачей компании, столкнувшейся с массовыми сбоями в работе из-за нынешней пандемии, она должна быть. Отсутствие сейчас разумных шагов по защите и сохранению коммерческой тайны компании может означать, что после COVID-19 больше не будет бизнеса, к которому можно было бы вернуться.

Компании должны не только активно защищать своих работников, следуя местным распоряжениям «оставаться дома», но и активно защищать свои ценные коммерческие секреты, введя следующие семь шагов:

  1. Поскольку приказы «Оставайся дома» и их менее ограничительные варианты продлеваются и сотрудники, возможно, устают от своих новых рабочих ситуаций, напоминают сотрудникам об их согласии соблюдать все изложенные политики конфиденциальности компании, правила неразглашения и протоколы безопасности в своих трудовых договорах .Требование повышения квалификации для сотрудников и напоминание им об этих правилах также является хорошей идеей. Если этих политик не существует, внедрите их сейчас и проведите соответствующее обучение.
  2. Требовать от сотрудников подтвердить получение и подтвердить свое понимание политики компании в отношении конфиденциальности и неразглашения . Утвердительно напомните всем сотрудникам об их согласии не использовать информацию, полученную исключительно во время работы в компании, при выполнении какой-либо работы за пределами компании. И наоборот, напомните сотрудникам не использовать то, что другое физическое или юридическое лицо может считать своей конфиденциальной информацией при выполнении работы для вашей компании.
  3. Напомните всем сотрудникам, что любой просмотр или обсуждение крайне конфиденциальных документов или информации должен осуществляться конфиденциально и вне пределов слышимости других, включая членов семьи .
  4. Исключить использование сотрудниками личных устройств или учетных записей для доступа или создания копий наиболее конфиденциальной информации компании .
  5. Требовать от сотрудников использовать только «одобренную компанией» технологию конференц-связи , особенно технологию видеоконференцсвязи, и требовать, чтобы при ее использовании были установлены дополнительные параметры безопасности. Кроме того, напомните сотрудникам проверять свое окружение при участии в любой аудио- или видеоконференции, чтобы защитить себя от непреднамеренного раскрытия информации.
  6. Проверить текущие права доступа к конфиденциальной информации компании и удалить тех, кому доступ больше не нужен .Рассмотрите возможность установки программного обеспечения для регистрации ключей или доступа, которое ведет учет того, кто и когда получает доступ к конфиденциальной информации. Для любого сотрудника, которому в настоящее время требуется доступ к конфиденциальной информации, используйте строгий процесс утверждения и требуйте периодических проверок, чтобы определить, необходим ли доступ.
  7. Требовать от сотрудников доступ к конфиденциальным документам только через созданные компанией порталы VPN и не разрешать локальное сохранение конфиденциальных документов или информации .

Требование строгого соблюдения всех политик компании в отношении конфиденциальности и обеспечение надлежащей гигиены коммерческой тайны не только поможет защитить коммерческую тайну вашей компании в это время чрезвычайно разрозненной рабочей силы, но и поможет обеспечить защиту после окончания пандемии.

[1] Дело № 1:17-cv-1973, ECF № 834 (N.D. Ill. 31 января 2020 г.).

Конференция в Седоне публикует анализ того, как добиваться глобального возмещения ущерба от незаконного присвоения коммерческой тайны

С момента своего принятия в 2016 году Закон о защите коммерческой тайны (DTSA) стал мощным инструментом для сторон, добивающихся гражданской защиты от незаконного присвоения коммерческой тайны, чтобы попасть в федеральный суд.DTSA особенно важен, потому что он позволяет сторонам в судебном процессе добиваться возмещения ущерба за незаконное присвоение, которое происходит за пределами Соединенных Штатов, преодолевая общую презумпцию того, что федеральный закон не имеет экстерриториального действия. Недавно мы обсуждали важность применения DTSA во всем мире и способы эффективного обеспечения быстрого обращения за помощью.

Ранее в этом месяце Рабочая группа Седонской конференции по коммерческой тайне опубликовала март 2021 г. версию для общественного обсуждения Основы для анализа вопросов коммерческой тайны через международные границы: экстерриториальный охват («Основа»). Являясь ценным ресурсом как для истцов, так и для ответчиков, «Концепция призвана помочь специалистам-практикам и судебным органам определить ключевые средства, с помощью которых поведение [связанное с незаконным присвоением коммерческой тайны] за границей достигается в соответствии с законодательством США. В отношении каждого из этих средств в Основах определяются области согласия и несогласия или двусмысленности и помещаются в соответствующий контекст типы вопросов, которые часто возникают в отношении экстерриториального охвата».

Примечательно, что Рамочная программа анализирует, как стороны в процессе могут возместить экстерриториальное незаконное присвоение на всей территории США.С. закон, а не только DTSA. Таким образом, Framework предлагает предприятиям и практикам ценную информацию при рассмотрении вопроса о том, как эффективно действовать. Вот несколько примеров:

  • DTSA : Концептуальная основа заключает, что, согласно преобладающему мнению федеральных судов, «DTSA, вероятно, будет интерпретироваться как применимый за пределами Соединенных Штатов». В нем также определены два основных теста для определения того, когда DTSA достигает экстерриториального поведения — тест «но для» и тест «в поддержку» — и когда тесты выполняются.
  • Законы о государственной коммерческой тайне : В Концепции предлагается, как определить, распространяется ли действие закона о государственной коммерческой тайне за пределы США, несмотря на «ограниченные указания» судов штатов. Во-первых, Конституция США, вероятно, требует минимального контакта с форумом. Затем практикующий специалист должен определить, существует ли явное законодательное намерение для экстерриториального применения закона о коммерческой тайне или можно ли обоснованно вывести его экстерриториальное применение из формулировки, цели, предмета или истории закона.
  • Комиссия по международной торговле : Концепция определяет несколько преимуществ возбуждения дела о коммерческой тайне в ITC. В частности, ITC предлагает средство правовой защиты, «даже если акты незаконного присвоения произошли полностью за пределами Соединенных Штатов», и часто легче получить иностранное открытие в рамках разбирательства ITC, чем в Федеральном суде.
  • Уголовное преследование : В Рамках отмечается, что «во многих случаях действия, представляющие собой незаконное присвоение коммерческой тайны в гражданском порядке .. . также представляют собой преступный экономический шпионаж или преступное хищение коммерческой тайны». Более того, хотя существует некоторая неопределенность в отношении экстерриториального применения DTSA, нет никаких сомнений в том, что уголовный закон о коммерческой тайне распространяется за пределы границ США и что для установления внутренней связи требуется относительно немного.
  • Внесудебные средства правовой защиты : В Концепции описаны два способа, которыми правительство может остановить или предотвратить незаконное присвоение.Во-первых, Министерство торговли в соответствии с Правилами экспортного контроля может включить правонарушителя в «Список юридических лиц», который запрещает правонарушителю приобретать экспортные товары американского происхождения. Во-вторых, Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов может внести иностранного правонарушителя в список особо обозначенных граждан и заблокированных лиц (SDN) в соответствии с указом президента № 13757 за участие в серьезных злонамеренных действиях с использованием кибербезопасности.
  • Международные законы о коммерческой тайне : Концептуальные принципы также «предоставляют обзор международной судебной системы, рассматривают некоторые существенные различия в законодательстве в разных странах, а также некоторые основные проблемы, с которыми стороны могут столкнуться при обращении за средствами правовой защиты в других странах.Обзор включает краткое обсуждение статьи 39 Соглашения Всемирной торговой организации по торговым аспектам интеллектуальной собственности, а также краткое обсуждение различных способов защиты коммерческой тайны национальным законодательством.

Кроме того, в Концепции определены основные правовые вопросы, от которых обычно зависит жизнеспособность и успех экстерриториальных действий, связанных с коммерческой тайной. Таким образом, Концепция также может помочь специалистам-практикам предвидеть вероятные проблемы, которые могут возникнуть в ходе судебных разбирательств:

  • Суверенный иммунитет : Когда подозреваемым в незаконном присвоении является иностранное государство или его политическое подразделение, агентство или организация, ответчик, скорее всего, выдвинет защиту суверенного иммунитета.Это требует соблюдения одного из предусмотренных законом исключений из Закона об иммунитетах иностранных суверенов, скорее всего, исключения для коммерческой деятельности. Это исключение, скорее всего, будет иметь место, если иностранное правительство ведет деятельность, как если бы оно было частным игроком на рынке, имеющим «значительные контакты» с Соединенными Штатами.
  • Выбор права : Проблема выбора права возникает только в случае существенного противоречия между законом штата суда и правом другой юрисдикции, в которой может быть возбужден иск. Но, учитывая мультиюрисдикционный характер экстерриториальных претензий в отношении коммерческой тайны, стороны должны понимать как последствия всех возможных законов, в соответствии с которыми может быть рассмотрена претензия, так и критерий юрисдикции для определения того, какой закон следует применять.
  • Персональная юрисдикция : В Концепции отмечается, что, поскольку DTSA не содержит «специальной юрисдикционной привязки», такой как Законы о ценных бумагах, федеральные суды использовали различные тесты и инструменты, чтобы определить, обладают ли они личной юрисдикцией в отношении иностранцев, совершающих действие в Соединенных Штатах и ​​может ли какое-либо итоговое судебное решение быть приведено в исполнение.Рамки называют деятельность Федерального суда в этой области «непоследовательной» и советуют, что это несоответствие «должно учитываться в исчислении судебных разбирательств», особенно если предметная юрисдикция коренится в DTSA.
  • Место проведения : В Концепции подчеркивается, что экстерриториальные заявления о коммерческой тайне являются серьезными кандидатами для того, чтобы суды применяли доктрину forum non conveniens и направляли иски в суд страны, где находится ответчик. По этим причинам Концептуальная основа предлагает ряд полезных соображений, на которые следует ссылаться при аргументации за или против ходатайства, поданного на forum non conveniens
  • Как исполнять судебные решения : В Концепции отмечается, что могут возникнуть сложности с исполнением судебных решений в отношении иностранных организаций, и что стороны должны понимать, как исполнять судебные решения по делу на раннем этапе, особенно если дело рассматривается в иностранном государстве. .

Конференция в Седоне пользуется большим уважением как ценный и надежный источник интерпретации У.С. закон. В его рабочие группы входят успешные специалисты-практики со стороны истцов и ответчиков со всей страны, а также судебный советник из федеральной судебной системы. В будущем на комментарий конференции в Седоне, вероятно, будут полагаться все заинтересованные стороны в области права коммерческой тайны и судебных разбирательств — не только специалисты-практики, но также представители судебных и законодательных органов.