Содержание

Компенсация за задержку выдачи трудовой книжки. Разница в правовых позициях Мосгорсуда

Компенсация за задержку выдачи трудовой книжки. Разница в правовых позициях Московского городского суда по вопросу необходимости доказывания факта отказа в трудоустройстве к новому работодателю по основанию отсутствия трудовой книжки.

О законодательном регулировании и судебной практике по России:

Из нормативного содержания ст. 84.1 ТК РФ следует, что в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку. Указанная норма также устанавливает процедуру, которую должен выполнить работодатель в случае отсутствия работника на рабочем месте в последний день работы или отказа от получения трудовой книжки работником.

Невыполнение указанной нормы, влечет ответственность работодателя. Так, в соответствии со ст. 234 ТК РФ, работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает,

если заработок не получен в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки.

Данные законоположения лишь пунктирно выделяют, что условием возмещения не полученного заработка является не только факт задержки выдачи трудовой книжки работодателем, но и то, что эта задержка повлекла негативные последствия для работника в виде невозможности получения заработка у нового работодателя по причине отсутствия трудовой книжки у работника. При этом, законодательство напрямую не устанавливает, какими средствами доказывания необходимо подтвердить факт неполучения заработка работником. Судебная практика выработала позицию, из которой следует, что работник должен представить: (1) доказательства обращения к другим работодателям с целью трудоустройства (2) и доказательства факта отказа в этом по причине отсутствия трудовой книжки (см: Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 06.02.2018 по делу № 33-771/2018; Определение Калужского областного суда от 07.

08.2017 по делу № 33-2628/2017).

Между тем, ряд судов настаивают на позиции, что факт задержки трудовой книжки сам по себе должен повлечь негативные последствия для работодателя в виде выплаты компенсации работнику (см. Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 13.07.2016 по делу № 33-4657/2016; Апелляционное определение Свердловского областного суда от 09.11.2017 по делу № 33-19615/2017).

Более подробно о разнице в позициях см. статью Будаковой Н.И. «Работодатель не выдал работнику необходимые документы при увольнении: каковы последствия?» // Оплата труда: бухгалтерский учет и налогообложение. 2018. № 10. С. 59 – 67.

Судебная практика Московского городского суда:

Исследование судебной практики Московского городского суда выявило, что судебная практика по затрагиваемому вопросу различна.

1) Работник должен доказывать, что факт задержки трудовой книжки повлек негативные последствия.

Так, Мосгорсуд указал: суд правомерно исходил из того, что по смыслу указанной правовой нормы обязанность работодателя по возмещению работнику материального ущерба в виде неполученного заработка по причине задержки выдачи трудовой книжки наступает только в том случае, если незаконные действия работодателя препятствовали работнику поступлению на новую работу и повлекли лишение работника возможности трудиться и получать заработную плату, при этом обязанность по доказыванию указанных обстоятельств возлагается на истца. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал, что истцом не представлено доказательств тому, что в указанный им период, он пытался трудоустроиться к другому работодателю, и ему было отказано в приеме на работу в связи с отсутствием трудовой книжки, а сам факт невыдачи ему трудовой книжки в день увольнения не может являться безусловным основанием для взыскания заработной платы за задержку выдачи трудовой книжки, поскольку материалами дела подтверждено, что в день увольнения истец отсутствовал на работе, в связи с чем, трудовая книжка ему не могла быть выдана

(Апелляционное определение Московского городского суда от 14.11.2016 по делу № 33-39997/2016).

2) Факт задержки трудовой книжки сам по влечет необходимость компенсировать недополученный заработок.

Суд сделал следующие выводы. Согласно ст. 234 ТК РФ, работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться, в том числе при задержке работодателем выдачи работнику трудовой книжки. Неисполнение работодателем установленной ст. 84.1 ТК РФ обязанности и незаконное удержание трудовой книжки работника после увольнения лишает последнего возможности трудиться и влечет материальную ответственность работодателя, предусмотренную ст. 234 ТК РФ. При этом наличие у работника, не получившего своевременно от работодателя трудовую книжку после увольнения, препятствий к дальнейшему трудоустройству не требует дополнительного подтверждения

(Апелляционное определение Московского городского суда от 19.12.2017 по делу № 33-51484/2017).

Казалось бы, что более новая практика разрешает данные категории споров в пользу работника, но в Апелляционном определении Московского городского суда от 10.07.2019 по делу № 33-29819/2018, суд поддержал позицию работодателя и прямо отметил, что доказательств, подтверждающих невозможность трудоустройства из-за отсутствия трудовой книжки в указанный период, истцом также не представлено.

Налицо разница в практике по всей России и даже в отдельно взятом Московском городском суде.

Полагаю, что данная ситуация не удовлетворяет интересам эффективного и предсказуемого правосудия. С учетом типичности данных кейсов, напрашивается разъяснение Верховного суда РФ по данному вопросу с целью пресечения подобной «двойственной практики».

            При отсутствии подобных разъяснений, по моему мнению, в рамках разрешения данных споров возможно руководствоваться конституционно-правовым смыслом ст. 234 ТК РФ, выявленным в Определении Конституционного Суда РФ от 02.03.2006 № 60-О, что касается статьи 234 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающей материальную ответственность работодателя только для тех случаев, когда работник был фактически лишен возможности выполнять свои трудовые обязанности и в силу этого у него не возникло права на заработную плату. Полагаю, что справедливый баланс интересов работника и работодателя состоит не только в выявлении формального факта задержки трудовой книжки, но и установления предпринимались ли какие-либо активные действия работником по получению заработка у других работодателей.

Не отдают трудовую книжку: что предпринять?

С внедрением «электронных трудовых книжек» такой вопрос, конечно, уйдёт в прошлое, но пока он продолжает заботить работников. Как правило, с ситуацией невыдачи при увольнении документа, который необходим для оформления на новом месте, сталкиваются сотрудники, находящиеся в конфликте с работодателем. Казалось бы, зачем в таком случае препятствовать работнику, написавшему заявление «по собственному»? Но практика показывает: такое происходит, и довольно часто, поэтому работникам нужно чётко знать о своих действиях – как в ситуации с невыдачей трудовой книжки, так и отказа работодателя принимать от работника заявление об увольнении по собственному желанию. Разъясняет начальник отдела правового надзора Гострудинспекции Гульнара Ишмухаметова.

– Если работодатель отказывается принять заявление об увольнении, работник вправе направить его заказным письмом с уведомлением, либо через курьерскую службу, которая зафиксирует, что письмо было доставлено адресату, но он его вернул. Документально подтвердив отказ работодателя принимать заявление об увольнении, можно обращаться в Гострудинспекцию либо в суд.

Теперь о трудовой книжке. Её работодатель обязан выдать работнику в день увольнения. Общий порядок оформления прекращения трудового договора изложен в статье 84.1. ТК РФ. В случае невыдачи трудовой книжки работодатель может быть привлечён к административной ответственности по ст. 5.27 КоАП РФ за нарушение трудового законодательства. Для этого работнику нужно официально обратиться в Гострудинспекцию. Отсутствие росписи работника за выдачу трудовой книжки может послужить доказательством того, что работодатель не выдал её, даже если он будет заявлять обратное.

При задержке выдачи трудовой книжки работодатель обязан возместить работнику материальный ущерб, так как своими действиями он лишил сотрудника возможности трудиться, т.е. поступить на новую работу. Но это уже делается через суд. Кроме того, также через суд работник вправе требовать возмещения морального вреда, нанесённого неправомерными действиями работодателя.

 

вправе ли работодатель запросить у работника доказательства невозможности трудоустройства

Работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки. Это предусмотрено ст. 234 ТК РФ.

В Письме от 07.03.2019 N 14-2/ООГ-1577 Минтруд отмечает, что при рассмотрении споров о взыскании с работодателя не полученного работником заработка в случае невыдачи трудовой книжки, суды рассматривают следующие вопросы:

  • повлияла ли невыдача трудовой книжки на возможность трудоустройства;
  • обращался ли гражданин в установленном порядке по вопросу приема на работу к конкретному работодателю;
  • отказывали ли ему в приеме на работу в связи с отсутствием трудовой книжки.

Напомним, что в день прекращения трудового договора работодатель должен выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет. Если сделать это невозможно по причине отсутствия работника либо в связи с его отказом на получение трудовой книжки, работодатель обязан направить работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте. Со дня направления указанного уведомления работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки.

На заметку: ранее ВС РФ указывал, что условием наступления материальной ответственности работодателя перед работником за задержку выдачи трудовой книжки является его виновное поведение.

Также Верховный суд напомнил, что согласно п. 35 Правил ведения и хранения трудовых книжек при задержке выдачи работнику трудовой книжки по вине работодателя он обязан возместить работнику не полученный им за все время задержки заработок. При этом днем увольнения (прекращения трудового договора) в этом случае считается день выдачи трудовой книжки. О новом дне увольнения работника работодатель издает приказ и вносит запись в трудовую книжку.

Ранее внесенная запись о дне увольнения признается недействительной (п.10 “Обзора судебной практики ВС РФ за второй квартал 2012 года”, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10.10.2012).

О том, какие решения по применению ст. 234 ТК РФ принимали суды в 2018 году, читайте в Подборке судебных решений за 2018 год в СПС КонсультантПлюс.

Полный текст документа смотрите в СПС КонсультантПлюс Ссылки на документы доступны только пользователям КонсультантПлюс – клиентам компании «ЭЛКОД». Дополнительную информацию по приобретению СПС КонсультантПлюс Вы можете получить ЗДЕСЬ.

Заявление об увольнении с ответственностью работодателя и удостоверение об увольнении: по поводу решения Конституционной палаты № 2021-12547

В СМИ и среди коллег вынесение приговора № 2021-12547 в 9 часов 45 минут 1 июня 2021 года вызвало разное впечатление. Соответственно, постановлением установлена ​​обязанность изложения в приказе об увольнении с привлечением работодателя конкретной причины (подробности произошедших событий), повлекшей расторжение трудового договора.

1. Положение Конституционной палаты Высшей судебной палаты

Позиция Конституционной палаты заключается в том, что в случае увольнения с привлечением работодателя недостаточно указать в письме об увольнении, что оно основано на основаниях, предусмотренных подпунктом «г» статьи 85 Трудового кодекса, а именно «по собственному желанию работодателя».

Не упоминая об этом, вы нарушаете основные права работников. Кроме того, он цитирует в качестве прецедента предложение No.2020-5064 от 09:45 13.03.2021, в котором рассмотрено дело, по которому по окончании контракта работнику были вручены два документа, как и положено, увольнение и справку об увольнении. Только ни в одном из них, как указала Палата, не замечено, что компания-ответчик ссылалась «на то, как сотрудница работала или вникала в причины ее увольнения».

2. Критика решения Конституционной палаты и ее судебной практики.

В первоначальной редакции ТК понятия «увольнительное письмо» не существовало. Законодатель счел необходимым лишь выдать «справку» об увольнении. В то время как рыночная практика в итоге стала называть сообщение о расторжении трудового договора «письмом об увольнении», содержание которого не регулировалось Кодексом, «подтверждение», которое должно было быть вручено по закону, утратило свое значение. Предыдущее, потому что либо это была еще одна процедура, о которой предупреждали компании, было ненужным, когда письмо и документ, который включает возмещения, которые должны быть выплачены при увольнении, уже содержали значительную часть сертификационной информации (дата въезда и выезда, вид работы или должности, причина увольнения) или по незнанию работника, не знавшего, что он может этого потребовать.

Если бы рабочие были проинформированы о своих правах, а компании об их обязанностях с 1943 года, обычным делом было бы сообщение об увольнении с логическим указанием даты его вступления в силу. Затем сразу же аттестация будет продлеваться, включая дату входа и выхода, тип работы или занимаемой должности, и только если работник заинтересован, как он работает, и причина увольнения. Очевидно, между этими двумя последними аспектами должна была быть согласованность, чтобы у рабочего не возникало сомнений в том, что мотивирует поведение работодателя.

К сожалению, поскольку практика наложила свой отпечаток на правовую основу, дебаты сосредоточились на письме об увольнении не только как на средстве сообщения о решении, но и как на документе, удостоверяющем информацию, которая должна быть зарезервирована для этого другого великого отсутствующего, удостоверение и еще хуже, не по желанию работника, а в рамках минимального и обязательного содержания письма.

Если с указанием на то, что увольнение с привлечением к ответственности работодателя основано на «добровольной воле работодателя», нарушаются основные права, следствием этого является неконституционность пункта d) статьи 85 Трудового кодекса, поскольку, по логике законодатель 1943 г. , законным основанием для расторжения контракта является ссылка на это основание, которое понимается только в режиме свободного увольнения, как это предусмотрено в статье 63 Политической конституции.

3. Реформа трудового распорядка.

Внесение изменений в пункт 2 статьи 35 Трудового кодекса по реформе трудового распорядка лишь более детально урегулировало увольнение без ответственности работодателя, впервые с момента его вступления в силу введя в Кодекс понятие «увольнительное письмо» в июле 2017 года. Только через широкое толкование понятия «вина» можно было распространить применение этого правила на увольнение с ответственностью работодателя.

Однако понятие «вина», не определяемое Трудовым кодексом, обязательно должно быть связано с нарушением обязательства. Таким образом, предыдущее неизбежно поместило бы нас в область дисциплинарного увольнения, к которому относится увольнение без ответственности работодателя. По сути, это то же самое понятие используется в статье 376-кватер, которая также вводит реформу трудового кодекса, если упомянуть лишь одну из других, когда речь идет о несоблюдении минимальных услуг в середине рабочего дня. забастовка приводит к тому, что работники, назначенные для этого, совершают серьезную «вину» в трудовых отношениях, которая оправдывает увольнение в дисциплинарном порядке.

Кроме того, этот второй абзац статьи 35 заканчивает тем, что приписывает причинным событиям, указанным в письме об увольнении, те же процессуальные последствия, которые судебная практика всегда приписывала этому документу в качестве формального требования увольнения без ответственности работодателя, что подтверждает, что он ссылается на это предположение, а не другое.

Короче говоря, даже с реформой трудового кодекса содержание письма об увольнении с ответственностью работодателя не регулировалось.Следовательно, сертификация не только является обязательной, но и в ней работник может потребовать, чтобы причина увольнения (что та же статья 85, подраздел d, еще не объявленная неконституционной, допускает, что это может быть «собственной волей работодателя») , но также и то, «как он работал», что легко понять, что в культурах, которые не очень напористы, это всегда представляет собой сложный коммуникационный барьер.

4. Положение Второй палаты Верховного суда

Между тем, учитывая, что письмо об увольнении ненадлежащим образом заменило «удостоверение» в судебной практике, как отражение этой подавляющей рыночной практики и после реформы трудового кодекса, основанное на широком и общем применении, осознавая или не осознавая концепцию « вина», мы должны приблизиться к учению Второй палаты Суда.

Подход был бы ненужным, если бы не процессуальные последствия, которые могут быть отнесены к письму об увольнении с ответственностью работодателя, которое не включает факты, мотивирующие увольнение; в частности, если это может ограничить возможность работодателя продемонстрировать в судебном процессе точные причины, подтверждающие решение работодателя, вопрос, который особенно актуален в случаях, когда недействительность увольнения оспаривается, поскольку мотив дискриминации приписывается к этому.

В тех случаях, когда этот вопрос обсуждался во Второй палате, не было единогласного критерия со стороны имущественных магистратов, чьи голоса закончились 3-2, в пользу того, что работодатель может, отвечая на иск , указать причины расторжения и предоставить соответствующие доказательства, подтверждающие это. Для нынешнего меньшинства его разрешение «породило бы правовую неопределенность и серьезное нарушение принципов защиты и надлежащей правовой процедуры» (решение №2021-1086 от 10 часов 15 минут 20 мая 2021 года), в дополнение к надлежащей судебной защите и противоречивости (Приговор № 2020-1767 от 10 часов утра 23 сентября 2020 года).

Правильно должно быть то, что этот допрос зарезервирован исключительно и исключительно в тех случаях, когда работодатель отказывается включать эту информацию в аттестат, когда работник прямо запрашивает его, который имеет право на проверку, если в его конкретное увольнение, если он был подвергнут оскорбительному или дискриминационному увольнению.Следовательно, если работник не запрашивает подробности, ни в письме, ни в удостоверении это не должно указываться без каких-либо последствий для работодателя.

5. Варианты в текущей ситуации

Правда, при нынешнем положении дел, при этой путанице в употреблении юридических лиц, самый простой выход – отнести содержание удостоверения об увольнении к письму об увольнении и, не посоветовавшись с интересами работника, в том числе детали событий, которые привели к увольнению в письме. Право рабочего нарушено, законодательно закреплена и обеспечена непобедимая позиция, из которой можно обойти любое значение, которое доктрина Конституционной палаты имеет в разделенном критерии Второй палаты. Поэтому наименее техническое из решений имеет самый практический смысл.

Другой вариант – заявить, несмотря на “заметки матросов”, о существовании и различии как цифр, так и букв, и удостоверений, каждое из которых имеет минимальное содержание. Письмо об увольнении с ответственностью работодателя на основании еще не признанного неконституционным статьи 85 п. d) Трудового кодекса и справку об увольнении, напоминающую работнику, что кроме того, что там указано, дата прихода и выхода, тип работы или должности), вы также можете потребовать, чтобы причина увольнения была записана, что вместе с тем, как вы работали, обеспечивает юридическую безопасность, полное осуществление права на защиту, а также противоречивые и надлежащие правовые процедуры.

 

Об авторе

Освобождение в случае банкротства – Основы банкротства

Что такое увольнение при банкротстве?

Освобождение от банкротства освобождает должника от личной ответственности по определенным видам долгов. Другими словами, должник больше не обязан по закону выплачивать какие-либо погашенные долги. Освобождение — это постоянный приказ, запрещающий кредиторам должника предпринимать какие-либо действия по взысканию долгов, включая судебные иски и общение с должником, такое как телефонные звонки, письма и личные контакты.

Хотя должник не несет личной ответственности за погашенные долги, действительное право удержания (т. е. взыскание определенного имущества для обеспечения выплаты долга), которое не было расторгнуто (т. е. лишено исковой силы) в деле о банкротстве, останется после рассмотрения дела о банкротстве. . Таким образом, обеспеченный кредитор может принудительно взыскать залоговое имущество, чтобы вернуть имущество, обеспеченное залогом.

Когда происходит разряд?

Сроки выписки варьируются в зависимости от главы, в соответствии с которой возбуждено дело.Например, в деле по главе 7 (ликвидация) суд обычно принимает решение о прекращении дела сразу после истечения срока, установленного для подачи жалобы на возражение против прекращения, и времени, установленного для подачи ходатайства о прекращении дела в связи с существенным злоупотреблением (60 дней). после первой даты, установленной для 341 собрания). Как правило, это происходит примерно через четыре месяца после даты, когда должник подает заявление секретарю суда по делам о банкротстве. В отдельных делах по главе 11, а также по делам по главе 12 (урегулирование долгов семейного фермера или рыбака) и 13 (урегулирование долгов лица с постоянным доходом) суд, как правило, разрешает освобождение от ответственности в кратчайшие возможные сроки после того, как должник завершает все платежи по плану.Поскольку план главы 12 или главы 13 может предусматривать выплаты в течение трех-пяти лет, освобождение обычно происходит примерно через четыре года после даты подачи заявки. Суд может отказать отдельному должнику в освобождении от ответственности в случае главы 7 или 13, если должник не проходит «учебный курс по управлению финансами». Кодекс о банкротстве предусматривает ограниченные исключения из требования «финансового управления», если доверительный управляющий США или администратор по банкротству определяет, что доступны неадекватные образовательные программы, или если должник является инвалидом или недееспособным, или находится на действительной военной службе в зоне боевых действий.

Как должник может получить освобождение?

Если нет судебного разбирательства, связанного с возражениями против освобождения, должник обычно получает освобождение автоматически. Федеральные правила процедуры банкротства предусматривают, что секретарь суда по делам о банкротстве направляет копию постановления об освобождении от ответственности всем кредиторам, доверительному управляющему США, доверительному управляющему по делу и адвокату доверительного управляющего, если таковой имеется. Должник и его адвокат также получают копии распоряжения об увольнении.Уведомление, которое является просто копией окончательного приказа об освобождении, не содержит конкретных указаний в отношении тех долгов, которые суд определил как не подлежащие погашению, т. е. на которые не распространяется освобождение. Уведомление информирует кредиторов, как правило, о том, что причитающиеся им долги погашены и что они не должны предпринимать никаких дальнейших попыток взыскания. В уведомлении они предупреждены о том, что продолжающиеся усилия по сбору платежей могут повлечь за собой наказание за неуважение к суду. Любая непреднамеренная неспособность со стороны клерка отправить должнику или любому кредитору копию приказа об освобождении от ответственности в течение срока, требуемого правилами, не влияет на действительность приказа о разрешении.

Все ли долги должника погашены или только некоторые?

Не все долги погашены. Списанные долги различаются в соответствии с каждой главой Кодекса о банкротстве. Раздел 523(а) Кодекса конкретно исключает различные категории долгов из числа списаний, предоставленных отдельным должникам. Таким образом, должник все равно должен погасить эти долги после банкротства. Конгресс постановил, что эти типы долгов не подлежат погашению по соображениям государственной политики (исходя либо из характера долга, либо из-за того, что долги возникли из-за ненадлежащего поведения должника, например вождения в нетрезвом виде).

Существует 19 категорий долгов, освобожденных от погашения в соответствии с главами 7, 11 и 12. Более ограниченный список исключений применяется к случаям в соответствии с главой 13.

Вообще говоря, исключения из увольнения применяются автоматически, если применяется формулировка, предписанная разделом 523(a). Наиболее распространенными видами непогашаемой задолженности являются определенные виды налоговых требований, долги, не указанные должником в списках и графиках, которые должник должен подать в суд, долги по алиментам или алиментам на супруга или ребенка, долги по умышленному и злонамеренному причинению вреда здоровью. лицо или имущество, задолженность перед государственными органами по штрафам и пеням, задолженность по большинству финансируемых или гарантированных государством образовательных кредитов или переплат по пособиям, задолженность за телесные повреждения, вызванные управлением должником автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, задолженность перед определенным налоговым льготным выходом на пенсию планы, а также долги за определенные кондоминиумы или кооперативные сборы за жилье.

Типы долгов, описанные в разделах 523(a)(2), (4) и (6) (обязательства, затронутые мошенничеством или злонамеренным действием), не освобождаются автоматически от погашения. Кредиторы должны просить суд определить, что эти долги освобождены от погашения. В случае отсутствия положительного требования кредитора и удовлетворения требования судом виды долгов, указанные в разделах 523(а)(2), (4) и (6), будут погашены.

Несколько более широкое списание долгов доступно должнику в деле по главе 13, чем в деле по главе 7.Долги, подлежащие погашению в главе 13, но не в главе 7, включают долги за умышленное и злонамеренное повреждение имущества, долги, понесенные для уплаты не подлежащих погашению налоговых обязательств, и долги, возникающие в результате урегулирования споров об имуществе в бракоразводном процессе или раздельном проживании. Хотя должник по главе 13 обычно получает освобождение от обязательств только после завершения всех платежей, требуемых утвержденным судом (т. е. «подтвержденным») планом погашения, существуют некоторые ограниченные обстоятельства, при которых должник может обратиться в суд с просьбой предоставить «разгрузку от трудностей». даже если должник не выполнил план платежей.Такое освобождение доступно только должнику, неспособность которого выполнить плановые платежи вызвана обстоятельствами, не зависящими от должника. Сфера применения главы 13 «списание трудностей» аналогична сфере применения главы 7 в отношении типов долгов, которые освобождаются от списания. В главе 12 также предусмотрено освобождение от трудных обстоятельств, если невыполнение плановых платежей связано с «обстоятельствами, за которые должник не должен справедливо нести ответственность».

Имеет ли должник право на освобождение или кредиторы могут возражать против освобождения?

В случаях, предусмотренных главой 7, должник не имеет абсолютного права на освобождение от ответственности.Возражение против увольнения должника может быть подано кредитором, доверительным управляющим по делу или доверительным управляющим США. Вскоре после возбуждения дела кредиторы получают уведомление, в котором содержится много важной информации, включая крайний срок возражения против освобождения от ответственности. Чтобы возразить против освобождения должника от ответственности, кредитор должен подать жалобу в суд по делам о банкротстве до истечения срока, указанного в уведомлении. Подача жалобы запускает судебный процесс, который в случае банкротства называется «состязательным процессом».”

Суд может отказать в освобождении от ответственности в соответствии с главой 7 по любой из причин, описанных в разделе 727(а) Кодекса о банкротстве, включая непредоставление запрошенных налоговых документов; непрохождение курса по управлению личными финансами; передача или сокрытие имущества с намерением воспрепятствовать, задержать или обмануть кредиторов; уничтожение или сокрытие книг или записей; лжесвидетельство и другие мошеннические действия; неучет потери активов; нарушение судебного постановления или досрочное освобождение от ответственности по более раннему делу, начатое в определенные сроки (обсуждаемые ниже) до даты подачи ходатайства.Если вопрос о праве должника на освобождение от ответственности передается в суд, возражающая сторона несет бремя доказывания всех фактов, существенных для возражения.

В случаях, предусмотренных главами 12 и 13, должник обычно имеет право на освобождение от ответственности после завершения всех платежей по плану. Однако, как и в главе 7, освобождение от ответственности может не произойти в главе 13, если должник не проходит требуемый курс по управлению личными финансами. Должник также не имеет права на освобождение от ответственности в соответствии с главой 13, если он или она ранее получили освобождение от ответственности по другому делу, начатому в сроки, указанные в следующем абзаце.В отличие от главы 7, кредиторы не имеют право возражать против освобождения должника по главе 12 или главе 13. Кредиторы могут возражать против подтверждения плана погашения, но не могут возражать против погашения долга, если должник завершил выплаты по плану.

Может ли должник получить второе освобождение от ответственности в более позднем деле по главе 7?

Суд откажет в освобождении от ответственности в более позднем деле по главе 7, если должник получил освобождение от ответственности в соответствии с главой 7 или главой 11 в деле, возбужденном в течение восьми лет до подачи второго ходатайства. Суд также откажет в освобождении от обязательств по главе 7, если должник ранее получил освобождение от ответственности по делу по главе 12 или главе 13, поданному в течение шести лет до даты подачи второго дела, за исключением случаев, когда (1) должник выплатил все «разрешенные необеспеченные» требования в более раннем случае в полном объеме, или (2) должник произвел платежи в соответствии с планом в более раннем случае на общую сумму не менее 70 процентов разрешенных необеспеченных требований, и план должника был предложен добросовестно, и платежи представляли собой все усилия должника .Должник не имеет права на освобождение от ответственности в соответствии с главой 13, если он или она ранее получили освобождение от ответственности в деле по главам 7, 11 или 12, поданном за четыре года до текущего дела, или по делу по главе 13, поданному за два года до текущего дела.

Можно ли отозвать выписку?

Суд может отменить увольнение при определенных обстоятельствах. Например, доверительный управляющий, кредитор или доверительный управляющий США могут потребовать, чтобы суд отменил освобождение должника от ответственности в деле по главе 7 на основании утверждений о том, что должник: получил освобождение от ответственности обманным путем; не раскрыл тот факт, что он или она приобрели или получили право на приобретение имущества, которое будет составлять имущество конкурсной массы; совершил одно из нескольких противоправных действий, описанных в разделе 727(a)(6) Кодекса о банкротстве; или не объяснил какие-либо искажения, обнаруженные в ходе проверки дела, или не предоставил документы или информацию, запрошенные в ходе проверки дела. Как правило, ходатайство об отмене освобождения должника от ответственности должно быть подано в течение одного года после освобождения от ответственности или, в некоторых случаях, до даты закрытия дела. Суд решит, верны ли такие утверждения, и если да, то следует ли отменить увольнение.

В случаях, предусмотренных главами 11, 12 и 13, если подтверждение плана или увольнение получено обманным путем, суд может отменить приказ об утверждении или увольнении.

Может ли должник оплатить погашенную задолженность после завершения дела о банкротстве?

Должник, получивший освобождение, может добровольно погасить любой погашенный долг.Должник может погасить погашенный долг, даже если он больше не может быть взыскан по закону. Иногда должник соглашается выплатить долг, потому что он принадлежит члену семьи или потому что он представляет собой обязательство перед лицом, для которого важна репутация должника, например семейным врачом.

Что может сделать должник, если кредитор попытается взыскать погашенную задолженность после завершения дела?

Если кредитор пытается взыскать погашенную задолженность, должник может подать ходатайство в суд, сообщив о действии и попросив повторно открыть дело для рассмотрения вопроса. Суд по делам о банкротстве часто делает это, чтобы гарантировать, что увольнение не будет нарушено. Освобождение представляет собой постоянный судебный запрет, запрещающий кредиторам предпринимать какие-либо действия, включая подачу иска, направленные на взыскание погашенного долга. Кредитор может быть привлечен к ответственности судом за нарушение судебного запрета. Обычной санкцией за нарушение судебного запрета на увольнение является гражданское неуважение, которое часто карается штрафом.

Может ли работодатель уволить должника только потому, что он был должником или не уплатил погашенный долг?

Закон прямо запрещает дискриминационное обращение с должниками как со стороны государственных органов, так и со стороны частных работодателей.Государственная единица или частный работодатель не могут дискриминировать человека только потому, что это лицо было должником, было неплатежеспособным до или во время рассмотрения дела или не выплатило долг, который был погашен по делу. Закон запрещает следующие формы государственной дискриминации: увольнение работника; дискриминация при приеме на работу; или отказ, аннулирование, приостановка или отказ в продлении лицензии, франшизы или аналогичной привилегии. Частный работодатель не может допускать дискриминацию при приеме на работу, если дискриминация основана исключительно на заявлении о банкротстве.

Как Должник может получить еще один экземпляр приказа об освобождении от ответственности?

Если должник потеряет или потеряет распоряжение об освобождении от ответственности, другую копию можно получить, обратившись к секретарю суда по делам о банкротстве, который издал распоряжение. Секретарь взимает плату за просмотр судебных протоколов, а также дополнительные сборы за изготовление и заверение копий. Если дело было закрыто и помещено в архив, также будет взиматься плата за поиск, а получение копии займет больше времени.

Приказ о выписке может быть доступен в электронном виде.Система PACER предоставляет населению электронный доступ к выбранной информации о делах через персональный компьютер, расположенный во многих офисах клерков. Должник также может получить доступ к PACER. Пользователи должны создать учетную запись, чтобы получить доступ к PACER, и должны платить постраничную плату за загрузку и копирование документов, поданных в электронном виде.

Улучшенный ответ | Векс | Закон США

Обзор

Правовая доктрина, наиболее часто используемая в правонарушениях, которая возлагает на работодателя или принципала юридическую ответственность за неправомерные действия сотрудника или агента, если такие действия происходят в рамках работы по найму или агентства.Обычно, когда вызывается ответ вышестоящего , истец будет стремиться привлечь к ответственности как работодателя, так и сотрудника. Таким образом, суд обычно руководствуется доктриной солидарной ответственности при возмещении убытков.

Различия между юрисдикциями

Не существует национального стандарта для ответа выше . Поскольку штаты создают свои собственные стандарты для доктрины, разные юрисдикции будут использовать разные тесты, чтобы доказать, что ответит лучше . Однако в большинстве юрисдикций будет использоваться 1 из следующих 2 тестов:

  1. Тест на льготы
    1. Когда социальные или развлекательные мероприятия работника на территории работодателя в нерабочее время подтверждаются явным или подразумеваемым разрешением работодателя и предположительно приносят некоторую пользу работодателю, то работодатель несет ответственность за вред, причиненный действиями работника.
  2. Проверка характеристик
    1. Если действие работника является достаточно обычным для данной работы, что действие можно справедливо считать характерным для данной работы, то работодатель будет нести ответственность за вред, причиненный в результате действий работника.

Строгое сравнение ответственности

Суд примет решение применить к работодателю доктрину ответ вышестоящего начальника , независимо от того, насколько внимательно работодатель следил за работником. Таким образом, ответ начальник можно сравнить со строгой ответственностью.

Исключения

Независимые подрядчики

Ответ начальника распространяется на сотрудников, но не на независимых подрядчиков.

Третий пересмотр деликтов помогает определить разницу между работником и независимым подрядчиком для целей ответа начальника . Он представляет собой довольно тщательный тест на сбалансированность: работа, выполняемая агентом, обычно выполняется под руководством принципала или без надзора

  • навыки, необходимые в профессии агента
  • предоставляет ли агент или принципал инструменты и другие средства, необходимые для работы, и место, в котором он должен выполнять it
  • продолжительность времени, в течение которого агент нанят принципалом
  • оплачивается ли агент работой или отработанным временем
  • является ли работа агента частью обычной деятельности принципала
  • является ли принципал и агент считает, что они создают трудовые отношения
  • независимо от того, находится ли принципал в b бизнес.
  • степень контроля, который принципал осуществлял на практике в отношении деталей работы агента». . 

    Дополнительная литература

    Дополнительную информацию о доктрине  responseeat Superior см. в этой статье Santa Clara Law Review, этой статье Michigan Law Review и этой статье Louisiana Law Review.

     

    Раздел 8: Прекращение действия и споры

    Лучшие любимые. Мы приступаем к третьей и последней части моей серии «Раздел 8» (разоблачение? диссертация? захватывающая журналистская находка? решать вам).

    Несмотря на то, что процесс изучения всего этого был для меня увлекательным и открывающим глаза, я понимаю, что чтение может не иметь такого качества перелистывания страниц, как, скажем, книга о Гарри Поттере. Но, несмотря на отсылки к закону и сухую тематику, здесь есть сердце.И, рискуя стать сентиментальным, именно поэтому мы делаем это .

    Сегодня я погружаюсь в тему прекращения участия в программе 8-й программы – , когда кто-то получает уведомление о том, что его ваучер по 8-й программе будет у него изъят. Внутри каждого увольнения по Разделу 8 находится кто-то, кто боится потерять свое жилье. Скорее всего (потому что у них достаточно низкий доход, чтобы претендовать на Раздел 8 в первую очередь), они вот-вот станут бездомными, если не смогут успешно оспорить увольнение.

    Итак, на каждое капризное предложение об определениях преступной деятельности и ссылках на то, что именно является уважительной причиной, есть кто-то, чье стабильное жилье находится в этом равновесии; которым может понадобиться адвокат, чтобы сказать им: “Я читал об этом! С этим стоит бороться! Попробуйте опровергнуть это!” Многие, многие клиенты получают уведомления о расторжении договора и думают: “Вот и все. Уже решено. Все кончено”. НО ЭТО НЕ КОНЕЦ. Так много вопросов нужно задать, так много возможных результатов.

    Я надеюсь, что когда вы читаете это, вы видите, как и я, все способы, которыми мы можем работать вместе, чтобы защитить тех, кто держит эти ваучеры, усталых, бедных, жалких отбросов, сбившихся в кучу масс, жаждущих вздохнуть свободно.

    Подведем итоги:
    • Ваучеры по Разделу 8 , также известные как ваучеры на выбор жилья, позволяют лицу или семье с низким доходом выплачивать 30% своего дохода в качестве арендной платы арендодателю, а жилищное управление выплачивает оставшуюся часть за счет средств HUD.
    • Сообщение в блоге на прошлой неделе было полно информации для арендаторов , , в том числе: как получить ваучер по Разделу 8, как найти жилье с ваучером и основной процесс использования ваучера.
    • До этого я сделал сообщение в блоге для домовладельцев , , в том числе: основной процесс получения оплаты по ваучеру, как работают проверки и денежные части, и как построить многоуровневые критерии отбора для заявителей, которые могут иметь ваучер.
    Чтобы было ясно, я сочувствую обеим сторонам этой ситуации:

    Иногда владелец ваучера получает уведомление о расторжении договора — что-то вроде: «Эй, вы получали от нас помощь, но правило было нарушено, и теперь мы перестанем платить нашу часть вашей арендной платы». Иногда эти уведомления имеют смысл для участника, а иногда нет. Однако весь этот процесс основан на федеральных правилах, в которых говорится, почему жилищное управление может принять решение о прекращении действия ваучера и как это может произойти.

    Хотя я никогда не хочу, чтобы кого-то незаслуженно исключили из ваучерной программы (см. выше), я очень сочувствую работникам жилищного фонда и кураторам в жилищном управлении. Их нагрузка огромна (в Мэдисоне нагрузка составляет в среднем около 375 семей на одного работника), в их агентствах не хватает персонала, и они не могут помочь такому количеству людей, как им хотелось бы. Я понимаю, как было бы легко пресытиться историями о невезении и пойти на некоторые упрощения , например сделать некоторые решения об увольнении, которые могут не основываться на тщательно изученных, основанных на фактах или должным образом смягченных позиция. Иногда я могу себе представить, что они ошибаются. И именно поэтому существует эта процедура разрешения споров.

    Работники жилья не должны быть адвокатами, как и держатели ваучеров. Итак, работник ЖКХ говорит: «Вот почему мы вас увольняем», тогда жилец всегда имеет возможность сказать: «Подождите минутку.Я не думаю, что это правильно. Я хочу слушания». Но для того, чтобы жилец сделал это или работник жилищного хозяйства сделал наилучший возможный выбор, каждый должен знать правила. 

    Где правила?
    Процесс:
    1. Есть какая-то проблема. Мы рассмотрим все причины, по которым может быть запущено завершение, ниже, в разделе «Причины». Жилищный работник решает принять меры из-за проблемы.
    2. Жилищное управление направляет письмо арендатору/владельцу ваучера .В письме, называемом уведомлением о расторжении, говорится что-то вроде: «Жилищное управление считает, что существует проблема, и мы перестанем платить нашу часть вашей арендной платы из-за этой проблемы. Если вы хотите провести неофициальное слушание, вы должны уведомить нас в написать в течение 10 дней».
    3. Арендатор/владелец ваучера должен немедленно написать письмо, если он хочет оспорить это уведомление. Вот образец письма для оспаривания уведомления о прекращении. Теперь, если арендатор согласен с потерей жилья, ему не нужно писать это письмо.Но, если кто-то хочет получить шанс остаться в своем жилье при поддержке ваучера по Разделу 8, почти всегда стоит оспорить уведомление о прекращении. Из-за небольшого периода времени для оспаривания уведомления семье арендатора почти всегда приходится принимать меры самостоятельно, чтобы получить поддержку от Legal Action или Judicare.
    4. Прежде чем назначить какое-либо слушание, арендатору рекомендуется выяснить, что находится в их деле. Владельцы ваучеров имеют право доступа к своему официальному файлу, чтобы увидеть, какие документы есть у жилищного управления и что они используют для обоснования увольнения. Если арендатор работает с адвокатом, очень поможет, если у арендатора есть: копия расторжения договора 
    5. Будет слушание. Наверное, в жилищном управлении. Будет работник жилищного управления, который будет собирать доказательства, задавать вопросы и писать подробные заметки. Это лицо не принимает решение по делу – это делает судебный пристав, также в жилищном управлении.
    6. Будет принято решение. Интересно, что жилищный орган (даже если он принимает решения) имеет право отменить любое решение, принятое им на неофициальном слушании (этап №5). Но, конечно, любой, кто хочет, чтобы решение было отменено, должен обратиться в письменной форме. (Это может быть подходящим моментом для получения помощи. Если жилищное управление должно быть привлечено к ответственности, позже они должны предпринять этот шаг для подтверждения решения.) И затем, если решение было оставлено в силе и жилищное управление принимает что они хотят забрать ваучер у арендатора, то арендатор должен выяснить, хотят ли они продолжать обжалование решения слушания. На шаге № 3 практически любому имеет смысл оспорить увольнение. На этом этапе, однако, после слушания не имеет смысла для всех подавать апелляцию дальше по юридической цепочке. Большинству арендаторов, которые хотят продвинуться дальше в этом процессе, потребуется помощь адвоката, например, Legal Action или Judicare.
    7. Чтобы обжаловать решение, принятое жилищным управлением, в Окружной суд следует подать иск о взыскании (в виде ходатайства или повестки и жалобы) в течение 30 дней с даты получения вами решения слушания.( Примечание. Если ваше агентство государственного жилищного строительства отказалось от муниципального административного пересмотра в соответствии с главой 68 Устава штата Висконсин, ваш срок для подачи иска о взыскании может регулироваться общим правом, которое предусматривает подачу иска в течение 6 месяцев с момента принятия агентством решения. ) Окружной суд рассматривает протокол слушания по разделу 8 и не принимает новых доказательств. Решение основывается на протоколе и письменных записках, представленных сторонами. Вам нужно будет подать ходатайство о временном судебном запрете, чтобы оставить в силе Раздел 8 до пересмотра окружным судом решения слушания.Вам нужно будет показать, что вы, вероятно, выиграете дело, чтобы получить судебный запрет. Если вы не получите судебный запрет или не получите от агентства по Разделу 8 согласия на продолжение выплат помощи в аренде, выплаты помощи в аренде не будут производиться вашему арендодателю, пока дело рассматривается Окружным судом. Если окружной суд вынесет решение в вашу пользу, вы можете подать иск о возмещении ущерба в соответствии со статьей 42 США § 1983 (федеральный закон о гражданских правах), чтобы возместить сумму помощи по аренде, в которой вам было отказано агентством по разделу 8, если оно было прекращено в нарушение федеральный закон.
    Причины:

    В федеральных правилах изложены причины, по которым кто-то может быть уволен, и мы суммируем здесь основные причины. Обратите внимание! Все они имеют БОЛЬШУЮ ЗВЕЗДОЧКУ рядом с собой (в нашем воображении), которая говорит, что есть много предостережений! Таким образом, даже если ваучер человека может быть прекращен на законных основаниях, каждое слушание должно учитывать множество других факторов, помимо этих правил . И эти предостережения в следующем разделе.Вот причины, по которым чей-то ваучер по Разделу 8 может быть изъят:

    • Непредоставление отчетности : Если вы являетесь держателем ваучера, вы обязаны сообщать о людях, проживающих в вашей семье, и о доходах, которые они зарабатывают. Если арендатор/владелец ваучера не сделает этого, жилищное управление сильно расстроится и может попытаться аннулировать ваучер за «несоблюдение» этих процедур отчетности. Список семейных обязательств, включая требования к отчетности, находится в соответствии с 24 CFR § 982.551.
    • Преступная деятельность (большинство из них в 24 CFR § 982. 553): это довольно сложно. В федеральных постановлениях в общих чертах изложены правила, касающиеся увольнения за преступную деятельность, но затем отдельные жилищные органы должны разработать свою собственную политику, которая не может противоречить федеральным постановлениям или прецедентному праву. Это делается в административном плане каждого жилищного управления (здесь Мэдисон и округ Дейн).
      • Метамфетамин: Жилищное управление обязано уволить любого члена домохозяйства, осужденного за изготовление или производство метамфетамина на территории жилья, получающего федеральную помощь.Тот четко очерчен. Остальные меньше.
      • Наркотики: Жилищное управление должно разработать политику (которая, вероятно, не одинакова для каждого жилищного управления) о том, как поступать с членами домохозяйства, занимающимися незаконным употреблением наркотиков или моделями незаконного употребления наркотиков, которые мешают здоровью, безопасности, или право на мирное пользование помещением другими жильцами. Семья также обязана в соответствии с § 982.551 не участвовать в какой-либо преступной деятельности, связанной с наркотиками, но опять же, жилищное управление должно принять политику относительно того, как они хотят справиться с этим.
      • Насильственная преступная деятельность: Семья обязана не участвовать в насильственной преступной деятельности, но опять же, это не обязательно прямой процесс увольнения. Жилищное управление должно иметь политику в отношении того, как они справляются с насильственной преступной деятельностью, и обстоятельств, при которых они прекращают работу.
      • Домашнее насилие, сексуальное насилие и преследование: не допускаются. Тем не менее, случаи домашнего насилия, сексуального насилия или преследования не будут считаться уважительной причиной для прекращения действия ваучера жертвы жестокого обращения или ваучера ближайшего родственника или члена семьи жертвы (см. определение аффилированного лица в 24). С.Ф. Р. с.
        5.2003).
    • Прочие причины : В основном в соответствии с 24 CFR § 982.551.
      • Инспекции : арендатор должен разрешить жилищному управлению провести инспекцию своей квартиры.
      • Нарушения условий аренды : арендаторы не могут совершать «серьезные или неоднократные» нарушения условий аренды.
      • Переезд/расторжение договора аренды/завершение договора аренды : владельцы ваучеров должны уведомить об этом жилищный орган до того, как они выселятся из квартиры, или расторгнуть договор аренды с арендодателем.
      • Уведомления о выселении: Если арендодатель направляет жильцу уведомление о выселении, семья должна предоставить копию этого уведомления жилищному управлению. Однако в этом законе *не говорится*, что получение уведомления о выселении само по себе является основанием для увольнения. Уведомления о выселении являются основанием для расторжения договора только в том случае, если семья не предоставит копию жилищному управлению.
    • Хитрые причины: Жилищное управление Мэдисона (Управление общественного развития) имеет список «обязанностей», которые они раздают каждому держателю ваучера.У меня сложилось впечатление, что что-то подобное происходит в большинстве жилищных органов, где жилищное управление пытается разбить федеральные правила, административный кодекс и соответствующее прецедентное право, чтобы дать страницу, полную простых пунктов, которым должен следовать каждый арендатор. Иногда эти правила точны, а иногда менее точны, поэтому, если арендатор получает расторжение договора на основании одной из этих «обязанностей», обязательно дважды проверьте юридические основания и убедитесь, что они точны.Кроме того, кажется, что у каждого отдельного работника жилищного строительства есть много личных возможностей для обеспечения соблюдения правил.
    Предостережения к причинам:

    «Причины» (выше, авторское право заявлено) излагает, почему чей-то ваучер по Разделу 8 может быть законно изъят. Но! Государственное жилищное агентство имеет право на усмотрение и может использовать альтернативы расторжению договора. Многие из них указаны в 24 CFR § 982.552(c)2. Вот некоторые из них:

    • Должен учитывать все соответствующие обстоятельства : жилищное управление рассматривает серьезность дела, степень участия или вины отдельных членов семьи, смягчающие обстоятельства, связанные с инвалидностью члена семьи, а также последствия отказа или прекращения помощи на других членов семьи, не причастных к акции или происшествию.
    • Жилищное управление может удалить проблемных людей : если один человек в домохозяйстве предпринимает действия, которые ставят под угрозу жилье других членов домохозяйства, решением может быть удаление этого проблемного человека из ваучера, но по-прежнему разрешать остальная часть семьи, чтобы держать ваучер.
    • Незаконное употребление наркотиков или злоупотребление алкоголем: Жилищное управление может рассмотреть вопрос о том, продолжает ли арендатор употреблять запрещенные наркотики или злоупотреблять алкоголем. И если этот человек не употребляет наркотики или злоупотребляет алкоголем (и особенно если он/она может доказать это, пройдя/участвуя в реабилитационной программе), то жилищное управление не обязано аннулировать ваучер из-за этой проблемы.
    • Дискриминация : Жилищному управлению не разрешается выдавать уведомление о прекращении действия ваучера по причинам, носящим дискриминационный характер.
    • Разумные приспособления: если в семье есть человек с инвалидностью, жилищное управление должно предоставить этому человеку разумные приспособления.
    • Средства защиты для лиц, переживших жестокое обращение : существуют средства защиты для лиц, подвергшихся домашнему насилию, сексуальному насилию или преследованию.
    Как арендатору добиться успеха в слушании:

    Поскольку жилищный орган должен принять во внимание «все соответствующие обстоятельства», доказательства реабилитации и влияние, которое решение может оказать на невиновных членов семьи, есть много возможностей оспорить даже юридически действительное уведомление о расторжении. (Обратите внимание! Мы не адвокаты! Это не юридическая консультация! Если вам нужна юридическая консультация, обратитесь к адвокату.) Вот несколько способов оспорить это уведомление:

    • Доказательства : если жилец принципиально не согласен с причинами, которые жилищная служба использует для расторжения договора, то лучшим ответом могут быть доказательства. На «неофициальном слушании» могут быть представлены свидетели, письменные показания (если кто-то делает письменные показания, было бы здорово также иметь их доступными по телефону) и другие вещественные доказательства.” ( Помните! Они не примут новые доказательства, если жильцы захотят обжаловать решение, принятое на неофициальном слушании, так что идите по-крупному или идите домой. не правильный выбор )
    • Мирное пользование: в федеральных правилах, во многих правилах о наркотиках и уголовных преступлениях говорится, что кто-то может быть уволен, если он угрожает «здоровью, безопасности или праву на мирное пользование помещениями других жителей. ” Если арендатор может получить заявления от соседей или арендодателя о том, что их здоровью/безопасности/спокойному отдыху ничего не угрожает, это может оказаться весьма полезным.
    • Персонализация ситуации: Все, что арендатор может сделать, чтобы персонализировать эту ситуацию, может помочь в его деле. Они могут привести свидетелей или целую кучу людей, чтобы сказать, что они заслуживают еще одного шанса. Такого рода дискреционные факторы должны учитывать жилищные органы.
    • Реабилитация : Если кто-то злоупотреблял алкоголем или нелегальными наркотиками, или перенес какой-либо психический расстройство, и это привело к уведомлению о прекращении действия ваучера, тогда может быть возможность оспорить это, если человек был каким-то образом реабилитирован. В этом случае арендатору потребуются некоторые доказательства реабилитации в рамках программы по борьбе с наркотиками / алкоголем или документально подтвержденного медицинского вмешательства.
    • Несовершеннолетние/невиновные лица: Если в семье есть дети или другие невиновные члены семьи, может быть полезно показать, как увольнение негативно повлияет на них.Это легче всего подтвердить другими людьми, например учителями, школьными социальными работниками или другими профессионалами, которые могут сказать что-то хорошее о семье и объяснить, как прекращение действия ваучера повредит детям.
    • Разумное приспособление: Если кто-то является инвалидом, и уведомление об увольнении связано с проблемой, связанной с этой инвалидностью, то он имеет право запросить разумное приспособление для своей инвалидности. Глава домохозяйства должен потребовать, чтобы государственное жилищное агентство отменило свое намерение прекратить в качестве разумного приспособления к инвалидности члена семьи и рассмотреть альтернативу увольнению (обычно это включает оценку и изменение плана лечения или оказание вспомогательных услуг, чтобы позволить домохозяйство соблюдать правила раздела 8 в будущем).
    • Домашнее насилие:  Домашнее насилие, сексуальные домогательства и преследование не допускаются. Однако если жертва жестокого обращения получает аннулирование ваучера из-за случая домашнего насилия, сексуального посягательства или преследования, то это не считается уважительной причиной для прекращения действия ваучера жертвы жестокого обращения или связанного с ней лица [см. регулирование].
    Если вы больше ничего не читаете, прочтите это:
    • Если вы получили уведомление о прекращении действия вашего ваучера по Разделу 8, оспорьте это уведомление о прекращении действия.Образец письма здесь.
    • Пожалуйста, обратитесь за помощью. Обратитесь в Legal Action или Judicare, в зависимости от того, где вы живете.
    • Есть процесс, и у вас есть процессуальные права! Вы имеете право оспорить свое уведомление о прекращении.
    • Есть законные причины, по которым ваучер по Разделу 8 может быть изъят. Но! Они должны принять во внимание вашу ситуацию, и даже законная причина изъятия ваучера может быть аннулирована при хорошей защите.

    жителей округа Дейн! Legal Action теперь предоставляет адвоката защиты в суде по выселению округа Дейн по вторникам, так что они готовы помочь! Доберитесь туда пораньше и найдите юридический иск. Вы можете обратиться за дополнительной помощью в Legal Action или Judicare.

    Привет! Вы знали, что мы здесь, в TRC, не адвокаты? И это не юридическая консультация. Мы также, в частности, не являемся экспертами в отношении ваучеров Раздела 8.Тем не менее, мы получаем много вопросов об этом, и мы хотели сделать некоторую основную информацию доступной для наших читателей. Если то, что мы написали, кажется вам неправильным, проконсультируйтесь с кем-то, кому вы доверяете. Список юристов по жилищным вопросам доступен здесь.

    Научная библиотека

    Поисковые коннекторы

    Примечание.   Для поиска по разделу кода или по близости используйте расширенный поиск. Пробел между словами ищется как «И.

    И

    Оба (или все) слова встречаются в документе

    Пример: Казначейство И “анти-инверсия” И руководство [И должно быть в верхнем регистре]

    ИЛИ

    Поиск альтернативных терминов

    Пример: закон ИЛИ законодательство [ИЛИ должно быть в верхнем регистре]

    ” ”

    Точная фраза

    Пример: “замаскированные продажи”

    Пример: “прибыли и убытки”

    *

    Подстановочный знак/корневой расширитель

    Пример: Culberts*n извлечет Culbertson, Culbertsen и т.  д.

    Пример: аудит* извлечет все слова, начинающиеся с «аудит», включая аудиты, аудитор и аудит

    .
    НЕ или –

    Пример: законодательная НЕ история

    Пример: законодательство – история [НЕ должно быть в верхнем регистре]

    ~

    Использовать нечеткое соответствие для поиска слов с похожим написанием

    Пример: Шеперд~ достанет Шеппарда

    ( )

    Группируйте термины вместе, чтобы построить поиск

    Пример: (Швейцария ИЛИ Швейцария) И банк* И (запись или счет)

    Получение документов с помощью налоговых аналитиков Цитата:

    Поместите цитату в кавычки:

    • “2014 ТНТ 66-1”
    • “167 налоговых примечаний, федеральный закон 1765”
    • “Государственный налоговый учет”, 17 июня 2019 г. , ст.1003″

    Или используйте поле TAX ANALYSTS CITATION в расширенном поиске.

    Названия наших публикаций изменились в 2019 году. Ввод заголовка до или после изменения позволит получить документ.

    Поле с ограничениями Поиск:

    Расширенный поиск позволяет ограничить поиск определенными полями:

    • Автор
    • Название дела
    • Раздел кода
    • Заголовок / Название
    • Цитата IRS*
    • Резюме / Резюме

    *Для поиска или извлечения федерального первоисточника воспользуйтесь поиском в Tax Notes Research.

    Свернуть справку

    Не цензура, а отбор | Пропаганда, законодательство и вопросы

    Лестер Ашейм

    ЕСТЬ ЗАНЯТНАЯ ИГРА СЛОВ, с которой многие из вас знакомы, в которой цель состоит в том, чтобы проследить действие, точку зрения или характеристику по всему спектру их коннотаций от наиболее приемлемых до наименее приемлемых. Суть игры в том, что говорящий всегда приписывает наиболее восхитительный аспект характеристики самому себе, тогда как наименее привлекательным аспектом считается тот, который характеризует кого-то другого.Таким образом, «я знаю цену доллару; он скуп». Многим покажется, что название моей статьи отражает аналогичную тенденцию. я выбираю но он цензор.

    Когда библиотекари обсуждают этот вопрос между собой, они вполне удовлетворены различием между цензурой и отбором и самодовольно соглашаются, что библиотекарь практикует второе, а не первое. Люди, не являющиеся библиотекарями, менее склонны к такой щедрой интерпретации действий библиотекаря.Так, в статье о цензуре Энциклопедия социальных наук указывает, что «библиотеки и книготорговцы иногда берут на себя обязательство подвергать книги цензуре, заявляя, что они не будут распространять книги, «лично скандальные, клеветнические, аморальные или иным образом неприятные». а Моррис Эрнст еще более откровенен:

    Подпольная цензура может проявиться и в публичной библиотеке. .. Пытаются ли публичные библиотеки контролировать вкусы своих читателей, установив правило не покупать «неугодные» книги? Это простое средство, которое часто применялось.У публичного библиотекаря часто есть правдоподобное оправдание, что, поскольку фонды библиотеки ограничены, он должен выбирать и выбирать, и, естественно, предпочтение следует отдавать более «полезным» книгам. Он настаивает на том, что осуществляет не цензуру, а прерогативу свободного выбора. Тем не менее характер этого выбора часто бывает подозрительным.
    Моррис Л. Эрнст и Уильям Сигл, Чистому… Этюд непристойности и цензор . 1

    Ясно, что в этих двух цитатах любое преднамеренное воспрепятствование свободному доступу к книге обозначается как «цензура», и не имеет значения, что контроль осуществляется библиотекарем, а не почтовыми властями или группой давления.Есть ли у библиотекаря основания утверждать, что — это разница?

    Нас здесь, конечно, интересуют не случаи, когда библиотекарь просто выполняет обязанность, возложенную на него законом. Если решение не принадлежит ему, мы вряд ли можем считать его ответственным за это решение. Таким образом, библиотека, в которой нет книг, не подлежащих прохождению через таможню или наказуемых по закону как порнографические, здесь рассматриваться не будет. Настоящая проблема цензуры и отбора возникает, когда библиотекарь, опираясь на собственное суждение, отказывается от книги, которая имеет полное законное право быть представленной на его полках.Другими словами, нас не должен волновать библиотекарь, который отказался купить 90 129 Ulysses 90 130 для своей библиотеки до 1933 года, – но мы заинтересованы в его отказе после того, как суды одобрили его для общего обращения в Соединенных Штатах.

    В чем разница?

    Однако, по практическим результатам, какая существенная разница с меценатом, который не может получить Ulysses из библиотеки, потому что таможня отказала ему во въезде в США, потому что библиотекарь решил не покупать его, или потому что местный группа давления вынудила его снять с полок? В каждом случае он лишается доступа к той или иной части коммуникации действием кого-то другого. Можем ли мы серьезно обосновать наше утверждение о том, что в первом и третьем случаях действовала цензура, а во втором случае библиотекарь осуществлял отбор, а не цензуру?

    Первый пример иллюстрирует цензуру в самом чистом и простом виде: произведение запрещено на всей территории страны в судебном порядке. Если это характеристика цензуры, то библиотекарь не является цензором, потому что он не обращается в суд, чтобы привести в исполнение свое решение — и не потому, что не намерен отказывать в доступе к книге по какому-либо каналу, кроме своего. собственное агентство.Он не говорит (как говорит закон): «Эта книга не должна распространяться». Он говорит только: « я не буду его распространять».

    Третий случай иллюстрирует цензуру в ее самой нечистой и сложной форме: произведение запрещается всем сообществом внелегальным давлением небольшой части сообщества. Опять же, масштабы запрета отличают вторую и третью инстанции: библиотекарь контролирует только содержание своего учреждения; группа давления пытается контролировать содержание всех учреждений, независимо от того, находятся ли они под их юрисдикцией или нет.

    Ограниченный диапазон контроля

    Но якобы ограниченный срок контроля библиотекаря не является достаточной добродетелью, чтобы избавить его от любых подозрений в действиях цензуры. В конце концов, местная группа давления также ограничена в своей эффективности; запрет в Бостоне не затрагивает остальную часть страны или даже штат Массачусетс. Но тем не менее это считается цензурой, и если влияние на отдельное сообщество достаточно велико, чтобы квалифицировать неприятие как цензуру, мы должны признать, что во многих сообществах библиотека является единственным реальным агентством по распространению книжных материалов и что запрет в библиотеке, по сути, является запретом, который действует на сообщество в целом.Если мы примем диапазон ее эффективности в своем сообществе как ключ к действиям цензуры, мы будем вынуждены сказать, что, когда библиотека маленького городка не может купить дорогую книгу, представляющую ограниченный научный интерес, это цензура, но когда крупная городская библиотека отвергает книги с политическим мнением меньшинства, т. е. Думаю, большинство из нас заподозрит, что истина как раз в обратном.

    Но почему? Если результаты действия одинаковы, то в чем заключается различие? Можем ли мы на самом деле утверждать — серьезно — что причины, мотивы, причины различны и что этой разницы достаточно, чтобы оправдать различие между неприятием, которое мы назовем отбором, и неприятием, которое мы назовем цензурой? Я думаю, что мы можем – и я думаю, что даже на покровителя, лишенного книги, действует другое впечатление, когда мотивом является отбор, а не цензура.Если использовать надуманную аналогию, человек, которому ампутировали ногу, чтобы спасти свою жизнь, находится в иной ситуации, чем человек, которому ногу ампутировал врач-садист, который проводит операцию по психотическому принуждению, а не по научному требованию. Конечным результатом является потеря ноги в каждом случае — но это, тем не менее, разные вещи — и «жертва» потери знает разницу.

    Могут возразить, что, даже если это так, остается проблема того, знает ли врач разницу, а если знает, то можно ли полагаться на то, что он ее признает. Не будет ли он рационализировать свои действия с точки зрения приемлемых причин? Не будет ли доктор настаивать на том, что ампутация была необходима для сохранения здоровья тела, даже если библиотекарь теперь утверждает, что отказ необходим для сохранения коллекции?

    Ответ на эти вопросы хорошо известен; каждому из нас известна способность человека раскрашивать себя в самые лестные цвета. Но то, что благие мотивы иногда претендуют на тех, кто не имеет на них права, не означает, что поэтому никакие благие мотивы невозможны.Мы сказали, что они возможны и что они являются ключом к различию между отбором и цензурой. Мы также сказали, что мы не можем полагаться исключительно на заявленные утверждения, которые ведут нас к этому ключу. Наша проблема осложняется тем, что мы вынуждены сверять то, что человек говорит с его действиями.

    Итак, действие, с которым мы должны иметь дело, — это отклонение, которое происходит в библиотеке. Библиотекари не отрицают, что отказ имеет место, но они утверждают, что идеал абсолютного равенства для всех книг недостижим, даже если предположить, что это желательно. Требовать, чтобы все книги были одинаково доступны, — значит требовать, чтобы все книги занимали одно и то же место на одной и той же полке — физически невозможно. И как только мы обратимся к законам физики и поместим каждую книгу в отдельное место, некоторые книги станут менее доступными, чем другие, и мы будем — в некотором смысле — дискриминировать наименее доступные.

    Физические проблемы

    Но предположим, что мы признаем, что равная доступность недостижима, почему не должны быть доступны хотя бы все книги? Опять мы сталкиваемся с физической невозможностью – ни одна библиотека в мире не настолько велика, чтобы вместить хотя бы один экземпляр каждого печатного издания.Эта трудность не только физическая, как знает по своему горькому опыту любой практикующий библиотекарь. Задолго до того, как нам разрешат проверить физические пределы полной доступности, мы сталкиваемся с финансовыми ограничениями (подразумеваемыми уже в физическом плане, поскольку среди многих вещей, которые мы не можем позволить себе купить, есть необходимое пространство). Так что полное представление всех когда-либо опубликованных заголовков — праздная мечта. Следовательно, некоторые названия не будут куплены, и это отказ.

    Многие библиотекари сказали бы, что в такой ситуации это тоже отбор, и хотели бы на этом прекратить дискуссию.Так как мы не можем иметь все, так как мы не можем позволить себе все вещи, которые можно было бы купить, необходимо выбирать, причины финансовые и физические, и это — они хотели бы, чтобы вы поверили — таково. Однако было бы нечестно делать вид, будто только финансовые соображения формируют решение о покупке или отказе. Библиотекарь также чувствует себя обязанным выбирать с точки зрения стандартов — и есть книги, которые он не купил бы, даже если бы с деньгами не было проблем.К сожалению, некоторые из наших стандартов достаточно субъективны, достаточно расплывчаты и достаточно неточны, чтобы служить цензорам так же, как и селекторам. Простое цитирование стандартов мало что подтверждает наше заявление о том, что наша функция не является цензурной.

    Замысел автора

    Одним из наших стандартов, например, является предполагаемое намерение автора и искренность его цели. Это, безусловно, действующий стандарт, но о нем можно сделать только субъективное суждение.Существует вполне реальная опасность, с которой почти невозможно бороться, что точка зрения, с которой читатель согласен, будет казаться более искренней, чем точка зрения, с которой он не согласен. Когда книга нападает на основное убеждение или образ жизни, к которым мы эмоционально привязаны, ее цель будет казаться нам скорее порочной, чем конструктивной; скорее опасный, чем ценный; заслуживает скорее подавления, чем широкого распространения. Некоторые из самых печально известных случаев цензуры были основаны на предположении, что цель автора была порнографической или предательской – и я думаю, мы должны признать, что цензоры в большинстве этих случаев действительно верили, что идеи, которые их так глубоко оскорбляли, должны были неизбежно иметь место. неблагородная мотивация.

    Литературное мастерство — второй критерий, под которым подписалось бы большинство библиотекарей, но опять же, суждения в значительной степени субъективны, хотя для проверки литературного качества можно установить более точные показатели. Читатель, которому не нравится книга, обычно считает ее плохо написанной; и наоборот, книга, идеи которой ему нравятся, будет казаться хорошо написанной. У нас есть множество свидетельств того, что читатели книг, которые мало или совсем не воспринимаются критиками – романы напрокат и моральные трактаты – считают их действительно очень хорошо написанными.Попробуйте убедить поклонника Эдгара Геста в том, что его поэзия плоха или что поэзия Дилана Томаса лучше; попытайтесь доказать постоянному читателю книг о Лутце, что в такой книге, как «Над пропастью во ржи» , есть более сильные моральные устои.

    Здесь есть еще одно осложнение – это большое количество книг, которые написаны не очень хорошо, но имеют литературный авторитет. Драйзеры, Фарреллы, Джеймсы Джонсы нарушают некоторые из самых простых основных правил хорошего письма, однако большинство библиотекарей считают их достойным дополнением к библиотечной коллекции. Многим нашим посетителям кажется, что библиотечный выбор произведений основан не на литературном совершенстве, а на том количестве мерзости, иконоборчества и непристойности, которые могут быть втиснуты в обложку одной книги. Почему, спрашивают они, библиотекарь всегда считает, что «грязная» книга написана лучше, чем «полезная»?

    Еще одним критерием отбора является предполагаемое воздействие на читателя, и здесь опять-таки у нас есть только наши догадки, основанные на нашей собственной индивидуальной субъективной реакции.И здесь снова у нас есть стандарт, который является основой для большей части того, что, как мы все должны согласиться, можно правильно назвать цензурой. Какая еще есть причина для цензуры, кроме предположения, что осужденная книга окажет вредное воздействие на ее читателей – или, по крайней мере, на некоторых из них? То, что мы ничего не знаем о воздействии чтения на самом деле, что не существует серьезных исследований, доказывающих, что книги плохо влияют на читателей, очень мало полезно в борьбе с цензурой. Если у нас почти нет доказательств того, что книги вредны, у нас меньше доказательств того, что они не вредны, и вполне понятно, что те, кто выступает за цензуру, должны пропагандировать осторожность в отношении материалов, которые могут быть вредными.Если не знаешь, яд в бутылке или нет — перефразирую стандартный аргумент — лучше из нее не пить

    Время и пользовательский

    Наконец, библиотекари соглашаются с судами в том, что время и обычаи сообщества являются важными элементами, которые следует учитывать при оценке ценности и эффективности книги. Такой стандарт, однако, является сильной опорой для цензуры, которая свела бы на нет развитие литературы и распространение мыслей и идей.Почти все великие классики были книгами, которые говорили что-то новое или говорили что-то другое, опережая или не идя в ногу с обычаями и традициями общества. Это стандарт, который увольняет Уитмена с работы и заставляет Галилея отречься.

    Если мы согласны с тем, что стандарты, используемые библиотекарями в качестве пробных камней, по существу те же, что и стандарты, используемые цензором, то различие между отбором и цензурой должно быть найдено в том, как применяются стандарты. Благородный хирург и садист оба владеют ножом, но в рамках, в которых они проводят свои операции, и предпосылках, на которых они основывают свои действия, лежит ключ к различию между ними. Атмосфера, в которой принимается решение отвергнуть книгу, говорит нам больше, чем сам факт отказа, благородные оправдания, которые отвергающий публикует, чтобы оправдать свое решение, или критерии, по которым он якобы взвешивает свое решение.

    Отрицательный или положительный?

    Мне кажется, что главная характеристика, которая делает все важное различие, заключается в следующем: подход селектора позитивен, а цензора – негативен.Это больше, чем словесная перепалка; оно преображает весь акт и включенные в него шаги. Для селектора важно найти причины сохранить книгу. Учитывая такой руководящий принцип, селектор ищет ценности, сильные стороны, достоинства, которые затмят мелкие возражения. Для цензора же важно найти причины отвергнуть книгу; его руководящий принцип ведет его к поиску неприятных черт, слабостей, возможностей для неверного истолкования. Положительный селектор спрашивает, какой была бы реакция рационально мыслящего взрослого человека на содержание работы; цензор боится последствий для слабых, извращенных и иррациональных. Отборщик говорит, если в этой книге есть что-то хорошее, давайте постараемся это сохранить; цензор говорит, если в этой книге есть что-нибудь дурное, давайте отвергнем это. А поскольку редко бывает безупречная работа в любой форме, подход цензора может разрушить многое из того, что стоит сохранить.

    Неизбежным следствием отрицательного подхода является то, что он приводит к использованию отдельных частей, а не полного целого, на котором основывается суждение.Вырванные из контекста и приданные весу, совершенно не соответствующему их месту в общей работе, отдельные слова и несвязанные отрывки могут быть использованы для проклятия книги. Этот прием был типичен для многих наиболее печально известных случаев цензуры: основная тема, общая цель, эффект произведения как единого целого игнорировались, чтобы сосредоточиться на слове, фразе или последовательности. Другими словами, четыре письма перевешивают пятьсот страниц.

    И это неумение рассматривать отношение частей к целому не является устаревшим; это было в 1953, а не в 1853 году, когда официальный цензор публично сделал запись о том, что он не делает различия между обнаженной натурой в произведении искусства и обнаженной натурой в любом другом контексте: «Это все» — и я цитирую — «похотливая мне.Цензор, исходящий из такой посылки, неизбежно найдет много оскорбительного, потому что именно этого он и ищет и потому что он ненормально восприимчив. Явление не ново, как и подозрение, которое логически следует: так ориентированный не вносит в книгу больше грязи, чем там было изначально.

    Негативная ориентация, ищущая причины для запрета, а не для сохранения, также приводит к оценке книг по внешним, а не внутренним критериям.Цензору не нужно спрашивать, что книга должна сказать, какие ценности она может внести, какой — внутри обложек самой книги — материал, который будет потерян, если книгу закроют. Вместо этого он может спросить, что за муж и отец автор, гражданином какой нации он является; каковы его политические взгляды; какие журналы он читает; какой у него цвет кожи, его раса, его религия? И если нынешние обстоятельства не могут привести к обоснованию запрета, он может уйти в прошлое – что когда-либо сделал автор, с чем я не согласен? Книга вообще не оценивается по ее достоинствам; она используется как палка, чтобы бить ее автора за личные отклонения, независимо от того, отражены они в книге или нет.

    Внутренние значения

    Селектор, с другой стороны, судит по внутренним значениям. Поскольку его интересует книга, то взвешивается содержание книги, а не манеры за столом издателя или ортодоксальность в одежде автора. В более широком смысле библиотекарь, если он действительно является отборщиком, а не цензором, не поддается неуместности — внесенной либо предрассудками его собственного происхождения, либо давлением покровителей его библиотеки. Он признает за читателем право спорить с писателем, но на него влияют аргументы только там, где они имеют отношение к самой книге и к книге в целом.

    Здесь важно отметить, что независимо от того, раздражают они нас или нет, некоторые виды давления законны, и наши покровители имеют полное право их оказывать, лишь бы они оказывали давление на мнение, а не на выражение мнения . Пока может быть выражена противоположная точка зрения, читатель имеет право отвергнуть ее, оспорить ее и попытаться убедить других в ее ложности. К сожалению, методы, используемые для убеждения других, часто содержат элементы, которые путем запугивания ограничивают свободу вынесения честного суждения только по существу дела — например, когда полицейские власти угрожают обнаружить опасность пожара в кинотеатре, где показывают фильм, на который они против.Строго говоря, полиция не подвергала цензуре – они всего лишь высказали свое мнение о рассматриваемом фильме, и именно владелец кинотеатра отказывается показывать фильм. Но ценности фильма не были основой его решения; было оказано неуместное давление, и именно использование такого неуместного давления дало дурную славу всем видам давления и побудило многих защитников свободы слова искать ответные ограничения свободы групп с особыми интересами.

    Неуместная угроза

    К счастью, в большинстве ситуаций с библиотеками подразумеваемая и нерелевантная угроза редко используется для определения политики выбора.Но известно, что многие библиотекари уступают ожидаемому давлению и избегают сталкиваться с проблемами, подавляя возможные причины, вызывающие проблемы. В таких случаях отказ от книги является цензурой, поскольку о книге судили – не по ее собственным достоинствам – а с точки зрения преданности библиотекаря трехразовому питанию. Не поймите меня неправильно – я так же, как и все, предан удовольствиям за столом и крыше от дождя. Но эти соображения не следует путать с литературными критериями, и именно с последними должны иметь дело библиотекарь-выборщик.

    Наконец, селектор начинает, в идеале, с презумпции в пользу свободы мысли; цензора нет. Цель селектора — способствовать чтению, а не препятствовать ему; умножать точки зрения, которые найдут выражение, а не ограничивать их; быть каналом для общения, а не препятствием для него. В некотором смысле, возможно, можно сказать, что библиотекарь вмешивается в свободу чтения всякий раз, когда ему не удается сделать какую-либо книгу доступной. Но если смотреть реалистично, библиотекарь продвигает свободу чтения, делая как можно более доступными как можно больше вещей, и его выбор, скорее всего, будет направлен на стимулирование споров и внедрение инноваций, а не на подавление нового и увековечение старого. стереотип.Вот почему он так часто выбирает произведения, которые кого-то шокируют. Книги, которые могут сказать что-то новое, скорее всего, шокируют и, следовательно, не могут легко найти другой выход, чтобы сказать это. Частые набеги цензоров на библиотеки — обнадеживающее свидетельство того, что отбор и цензура разные вещи.

    Свобода или контроль?

    Отбор, таким образом, начинается с презумпции свободы мысли; цензура, с презумпцией в пользу контроля над мыслями.Подход Selection к книге положительный, он ищет свои ценности в книге как в книге и в книге в целом. Подход цензуры отрицательный, она ищет уязвимые характеристики везде, где их можно найти – в любом месте книги или даже за ее пределами. Подборка направлена ​​на защиту права читателя на чтение; цензура стремится защитить — не право, — а самого читателя от воображаемых эффектов его чтения. Селектор верит в интеллект читателя; цензор верит только в своих.

    Другими словами, отбор демократичен, а цензура авторитарна, и в нашей демократии мы традиционно склонны доверять селектору, а не цензору. Мы дорожим своей свободой и доверяем тем, кто проявляет такое же желание защищать ее, хотя иногда нас на время вводят в заблуждение те, кто только исповедует преданность нашим свободам. Хотя мы готовы положиться на честное суждение тех, кто в специальных областях, чьи знания, подготовка и особые способности позволяют им выносить эти суждения, мы требуем, чтобы те, кому мы делегируем такие полномочия, продемонстрировали добродетели, лежащие в основе этого суждения. доверять.В конечном счете именно это и делает профессию: заслуженное доверие тех, кому она служит. Но это доверие нужно заслужить, и это возможно только в том случае, если мы останемся верными идеалам, за которые стоит наша профессия. В библиотечной профессии эти идеалы воплощаются, по крайней мере частично, в особых характеристиках, отличающих отбор от цензуры. Если мы хотим получить уважение, к которому стремимся в нашей профессии, мы должны быть готовы принять на себя трудные обязательства, которые подразумевают эти идеалы.


    1 Нью-Йорк: Викинг, 1928, с. 101. [Переиздано: Kessinger Publishing (2 июля 2004 г.)]

    Лестер Юджин Ашейм (22 января 1914 — 1 июля 1997) был библиотекарем и исследователем библиотечного дела. Он работал на факультете Чикагского университета и Университета Северной Каролины, а также занимал должности в Американской библиотечной ассоциации (ALA).

    «Не цензура, а отбор» Лестера Эшейма впервые был опубликован в бюллетене Wilson Library Bulletin , 28 (сентябрь 1953 г.), 63–67.Разрешение на размещение этой статьи на ala. org было предоставлено Управлению интеллектуальной свободы ALA в ноябре 2005 года Майклом Франком, двоюродным братом Лестера Ашейма.

    Исключения к разделу 230: как суды интерпретировали раздел 230?

    Введение

    Что такое Раздел 230?

    Когда применяется раздел 230?

    Когда раздел 230 не применяется?

    Сноски

    Раздел 230 Закона о пристойности в коммуникациях 1996 года является одним из основополагающих законов современного Интернета.В нем говорится, что онлайн-сервисы не несут ответственности за сторонний контент на своих платформах. Закон был разработан, чтобы побудить онлайн-сервисы модерировать контент на своих платформах таким образом, чтобы создать безопасную среду для своих пользователей, не нарушая их свободу выражения мнений.

    Формулировка раздела 230 позволяет судам решать, насколько широко или узко интерпретировать его защиту от ответственности в отношении онлайн-сервисов. Эти суды ответили на важные вопросы о языке раздела, например, что или кто считается «поставщиком или пользователем интерактивных компьютерных услуг»? Что или кто считается «поставщиком информационного контента»? Что означает рассматривать поставщика услуг как «издателя или распространителя» стороннего контента? Ответы на эти вопросы установили границы ответственности посредников в Соединенных Штатах.

    Хотя суды обычно толкуют Раздел 230 широко, закон не предоставляет интернет-компаниям абсолютного иммунитета от ответственности. В самом деле, хотя на Раздел 230 часто жалуются, что он предоставляет безграничный щит, за которым могут прятаться недобросовестные или небрежные онлайн-субъекты, чтобы избежать последствий за содействие незаконному контенту и получение прибыли от него, это не так. В дополнение к исключениям, перечисленным в самом законе — Раздел 230 не применяется к федеральному уголовному законодательству или закону об интеллектуальной собственности, а после недавнего обновления также больше не применяется к закону о торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации — суды выявили дополнительные случаи, в которых Раздел 230 не применяется. .

    Раздел 230 состоит из двух основных положений: (c)(1) и (c)(2). Во-первых, в (c)(1) говорится: «Ни один поставщик или пользователь интерактивных компьютерных услуг не может считаться издателем или распространителем любой информации, предоставленной другим поставщиком информационного контента». [1] На практике это означает, что онлайн-услуги являются не несет ответственности за клеветнический или иной незаконный контент, публикуемый их пользователями. Между тем, 230(c)(2) гласит, что провайдеры не несут ответственности за «любые действия, предпринятые добросовестно для ограничения доступа или доступности» нежелательного контента.[2] Это второе положение позволяет провайдерам участвовать в модерации контента и обеспечивать соблюдение своих стандартов сообщества.

    При определении того, применима ли статья 230 к конкретному делу, суды используют трехсторонний критерий ответственности. Во-первых, ответчик должен быть «поставщиком или пользователем интерактивной компьютерной услуги». Интерактивная компьютерная услуга, согласно определению закона, «обеспечивает или позволяет компьютерный доступ нескольких пользователей к компьютерному серверу». Во-вторых, ответчик не должен быть «поставщиком информационного контента» или «физическим или юридическим лицом, которое несет полную или частичную ответственность за создание или развитие информации, предоставляемой через Интернет. Наконец, иск истца должен относиться к ответчику как к «издателю или оратору» рассматриваемого контента.[3] Если дело соответствует всем трем требованиям, применяется раздел 230, и ответчик не несет ответственности.

    Раздел 230 не защищает онлайн-сервисы от ответственности за нарушение прав интеллектуальной собственности. Отдельный закон, Закон об авторском праве в цифровую эпоху (1998 г.), касается проблемы нарушения авторских прав в Интернете. Раздел 230 также не защищает онлайн-сервисы от уголовной ответственности за нарушение закона.

    В течение первого десятилетия после принятия Раздела 230 большинство судов широко интерпретировали защиту от ответственности. Они рассмотрели намерения Конгресса при принятии Раздела 230, перечисленные в Разделе 230(a) и Разделе 230(b), которые включали «содействовать дальнейшему развитию Интернета и других интерактивных компьютерных услуг» и «сохранять живую и конкурентоспособную свободную существующий в настоящее время рынок Интернета и других интерактивных компьютерных услуг, не ограниченный федеральным или государственным регулированием. [4]

    Суды решили, что лучший способ обеспечить непрерывные инновации и устранить препятствия для модерации контента — оградить онлайн-сервисы от гражданской ответственности за решения по модерации контента. Это снизило барьер входа для новых компаний с ограниченными ресурсами, чтобы предлагать онлайн-услуги, не рискуя судебными издержками за контент, размещенный пользователями. Это позволило создать новые модели онлайн-платформ, основанные на пользовательском контенте, например платформы социальных сетей. И это побудило компании разработать новые инструменты, которые дают пользователям контроль над материалами, доступ к которым они получают в Интернете.Другими словами, эти судебные решения позволили Интернету стать тем, чем он является сегодня.

    Широкая интерпретация щита ответственности

    Одно из первых дел по Разделу 230, Zeran v. America Online (1997), было возбуждено всего через год после того, как раздел был подписан в качестве закона. После взрыва в Оклахома-Сити в 1996 году анонимный пользователь отправил сообщение на доске объявлений America Online (AOL), представившись бизнесменом из Оклахомы Кеннетом Зераном. В посте рекламировались футболки и другие товары с оскорбительными лозунгами, высмеивающими взрыв.В нем также были указаны имя и номер домашнего телефона Зерана. В течение следующих пяти дней пользователь продолжал публиковать аналогичную рекламу новых оскорбительных товаров, побуждая людей звонить на номер Зерана и даже «перезвоните, если занято». В результате Зеран получил большое количество гневных телефонных звонков — до одного каждые две минуты — включая угрозы смертью.

    Поскольку пользователь, разместивший фальшивую рекламу, был анонимным, и у Зерана не было возможности идентифицировать его и подать против него иск, Зеран вместо этого подал в суд на AOL за клевету и халатность, потому что AOL задержала удаление сообщений, отказалась публиковать опровержения и не смогла экран для похожих постов после первого.Он утверждал, что, как только AOL станет известно о сообщениях, они могут быть привлечены к ответственности, если не удалят их своевременно и не примут меры для предотвращения повторения того же самого. Хотя Раздел 230 запрещает рассматривать поставщика интернет-услуг как издателя стороннего контента, Зеран утверждал, что AOL по-прежнему будет нести ответственность в качестве распространителя стороннего контента, поскольку распространители несут ответственность за умышленное распространение незаконных материалов.

    Дело было передано в Четвертый окружной апелляционный суд.Суд вынес решение в пользу AOL, заявив, что ответственность дистрибьютора является «просто видом или типом» ответственности издателя, и поэтому Раздел 230 запрещает привлекать провайдеров к ответственности как издателей или как дистрибьюторов. При этом суд предложил широкое толкование закона, создав прецедент для будущих дел. Суд установил, что раздел 230 в целом защищает провайдеров интернет-услуг, таких как AOL, от ответственности за сторонний контент и за их решения о публикации, редактировании и удалении.[5]

    В последующие десятилетия большинство судов пошли по стопам Четвертого судебного округа, интерпретируя Раздел 230 как широкий щит ответственности для интернет-провайдеров. Эрик Голдман, профессор права и эксперт по разделу 230, из-за его длительного влияния назвал Zeran «самым важным постановлением по разделу 230 на сегодняшний день и, вероятно, самым важным судебным решением в области интернет-права».

    Репост контента

    Еще одно раннее дело по Разделу 230, Batzel v.Smith (2003 г.) дает дополнительные разъяснения по защите ответственности в этом разделе. Разнорабочий Роберт Смит работал на Эллен Батцель, когда, по словам Смита, она заявила, что происходит от «одного из правой руки Адольфа Гитлера», Генриха Гиммлера. Основываясь на этой информации, Смит пришел к выводу, что картины в европейском стиле, висящие в доме Батцеля, были украдены во время Второй мировой войны. Он отправил электронное письмо в Museum Security Network, веб-сайт о украденных произведениях искусства. Оператор веб-сайта, Том Кремерс, слегка отредактировал исходное электронное письмо Смита и переслал его в список рассылки Сети.Когда Бэтцель обнаружила сообщение, она подала в суд на Смита и Кремерса за клевету, утверждая, что заявления Смита были ложными, хотя позже она добровольно закрыла иск против Смита.

    Дело было передано в Апелляционный суд девятого округа, который рассмотрел ряд влиятельных дел по статье 230, поскольку Силиконовая долина подпадает под его юрисдикцию. Он постановил, что Раздел 230 ограждает Кремерса от ответственности за пересылку электронной почты Смита в рассылку сети музейной безопасности. Девятый округ основывал свое решение на двух факторах.Во-первых, поскольку Раздел 230 применяется к «поставщику[ам] и пользователю[ам] интерактивных компьютерных услуг» (курсив мой), он применим и к Кремерсу, даже несмотря на то, что его музейная сеть безопасности не была поставщиком интернет-услуг. Во-вторых, хотя Кремерс редактировал оригинальное электронное письмо Смита, суд постановил, что он не несет ответственности за разработку содержания электронного письма, поскольку он «только выбрал и внес в него незначительные изменения».[7]

    Аналогичное решение принял Верховный суд Калифорнии в деле Barrett v.Розенталь (2006 г.). Илена Розенталь, директор фонда, который распространяет информацию о предполагаемых негативных побочных эффектах грудных имплантатов, участвовала в группах, посвященных альтернативным лекарствам, на электронной доске объявлений Usenet. Она отправила электронное письмо, написанное Тимоти Боленом, публицистом для практикующих альтернативную медицину, тем группам, которые содержали якобы клеветнические заявления о двух врачах, выступавших против альтернативной медицины, Стивене Барретте и Терри Полевой.Барретт связалась с Розенталем и пригрозила подать в суд, если она не удалит свои сообщения. Когда она отказалась и продолжила писать о врачах, Барретт и Полевой подали на нее в суд за клевету. Как и в деле Batzel , суд постановил, что Раздел 230 защищает Розенталя от ответственности за репост заявлений Болена и что защита 230 распространяется на пересылаемые электронные письма.[8] Дело Барретта и Полевого против Болена провалилось еще и потому, что врачи были общественными деятелями и не могли доказать, что Болен действовал со злым умыслом.[9]

    Платформы социальных сетей

    Важно отметить, что Раздел 230 защищает платформы социальных сетей от ответственности за действия их пользователей. Социальных сетей не существовало, когда статья 230 была впервые принята в силу, но судебные дела в последующие годы создали прецедент для применения этой статьи к таким платформам, как Facebook и Twitter. В одном из этих дел, Доу против MySpace (2008 г.), анонимный истец («Джули Доу»), в то время 13-летняя девочка, солгала о своем возрасте, чтобы создать общедоступный профиль на MySpace.ком. Она использовала этот профиль для общения с Питом Солисом, взрослым пользователем мужского пола. Затем она дала Солису свой номер телефона и договорилась о личной встрече, где он изнасиловал ее.

    Мать Джули («Джейн Доу») подала в суд на MySpace за халатность. Она утверждала, что на MySpace не было необходимых мер безопасности, которые не позволили бы 13-летней Джули создать профиль, что противоречило их условиям обслуживания. Она также утверждала, что MySpace продавала свою платформу несовершеннолетним и позволяла им лгать о своем возрасте, чтобы они могли создать общедоступный профиль и общаться с другими пользователями.Наконец, она утверждала, что Раздел 230 «[не] защищает от неспособности MySpace принять разумные меры для обеспечения безопасности несовершеннолетних».

    Дело было передано в Апелляционный суд пятого округа, который отклонил доводы Доу. Суть аргумента, постановил Пятый округ, заключалась в том, что «если бы MySpace не опубликовал сообщения между Джули Доу и Солисом… они бы никогда не встретились и сексуального насилия никогда бы не произошло». Подавая в суд на MySpace, Джейн Доу пыталась привлечь платформу к ответственности за действия Солиса по отношению к Джули Доу, когда единственная роль MySpace заключалась в пассивном содействии их общению.Поскольку Раздел 230 защищает поставщиков интернет-услуг от ответственности за публикацию стороннего контента и сообщений — как в Zeran — MySpace не несет ответственности за действия Солиса по отношению к Джули Доу.

    Хотя суды в целом ограждают поставщиков онлайн-услуг от ответственности за сторонний контент, они также выявили случаи, когда раздел 230 не должен применяться. Эти случаи обычно попадают в одну из трех категорий. Во-первых, если ответчик мог спровоцировать или способствовать разработке рассматриваемого незаконного контента, то статья 230 не применяется. Во-вторых, если иск истца не вытекает из решений ответчика о публикации или модерации контента, то Раздел 230 не применяется, поскольку Раздел 230 не защищает поставщиков от любой ответственности (только ответственность от их роли издателя). В-третьих, если дело касается решения об удалении контента, а ответчик не соблюдает требование «добросовестности» раздела 230(c)(2), то раздел 230 не применяется, поскольку ответчик не имеет права на его защиту.

    Стимулирование незаконного контента

    Первое крупное дело по установлению пределов ответственности по разделу 230, Совет по справедливому жилищному строительству долины Сан-Фернандо против.Roommates.com (2008 г.) появился более чем через десять лет после Zeran . Roommates.com управляет веб-сайтом, который сопоставляет людей, ищущих жилье, с доступными комнатами. Пользователи должны раскрыть свой пол, сексуальную ориентацию и семейный статус, а затем перечислить свои предпочтения соседей по комнате, включая те же характеристики, и Roomates. com автоматически сопоставляет их с потенциальными соседями по комнате и позволяет им искать потенциальных соседей по комнате на основе их характеристик.

    Советы по справедливому жилищному строительству долины Сан-Фернандо и Сан-Диего подали в суд на соседей по комнате.com за нарушение Закона о справедливом жилищном обеспечении (FHA), федерального закона, а также Калифорнийского закона о справедливом трудоустройстве и жилье (FEHA). FHA запрещает жилищную дискриминацию по признаку пола и семейного положения, а также по другим признакам.[10] А FEHA запрещает жилищную дискриминацию по признаку пола, сексуальной ориентации и семейного положения, среди прочих признаков.[11]

    Дело было передано в Апелляционный суд девятого округа, который постановил, что раздел 230 не применяется, поскольку Roommates.com требует от пользователей предоставления информации о своем поле, сексуальной ориентации и семейном положении в качестве условия использования веб-сайта.Поскольку Roommates. com спровоцировал рассматриваемый незаконный контент, он может быть привлечен к ответственности за нарушение федерального закона о жилье и закона штата. Четыре года спустя, в деле Совета по справедливому жилищному строительству долины Сан-Фернандо против Roommate.com (2012 г.), Девятый округ вынес иное решение, заключив, что FHA и FEHA не применяются к выбору соседа по комнате. Несмотря на это, первоначальное решение Roommates.com стало поворотным моментом, первым из нескольких ключевых решений, в которых ответчик не смог успешно избежать ответственности в соответствии с разделом 230.

    Другие дела, связанные с жилищной дискриминацией, обернулись иначе, когда не было установлено, что обвиняемый провоцировал незаконный контент. В деле Чикагский комитет юристов по гражданским правам в соответствии с законом против Craigslist (2008 г.) Чикагский комитет юристов по гражданским правам в соответствии с законом, консорциум чикагских юридических фирм по гражданским правам, подал в суд на Craigslist за нарушение FHA из-за рекламы, размещенной пользователями. в своем сервисе онлайн-объявлений об аренде недвижимости, который содержал дискриминационные выражения.У Craigslist была политика, требующая, чтобы эта реклама соответствовала FHA, и она удаляла сообщения, которые были дискриминационными, когда пользователи сообщали о них, но не проводила предварительную проверку для них. В отличие от дела Roommates.com , суд постановил, что раздел 230 действительно применяется, и закрыл дело против Craigslist, поскольку Craigslist не провоцировал незаконный контент, требуя от пользователей ответов на потенциально дискриминационные вопросы.

    Совсем недавно, в деле Национальный альянс за справедливое жилищное строительство против Facebook (2018 г.), Национальный альянс за справедливое жилищное строительство и другие организации, занимающиеся справедливым жилищным строительством, подали в суд на Facebook за нарушение FHA.Сторонние рекламодатели могут выбирать аудиторию с помощью рекламной платформы Facebook для таргетинга на определенные демографические данные, а это означает, что арендодатели и брокеры по недвижимости могут запретить людям определенной расы, пола или семейного положения видеть свою рекламу. [15] В своем заявлении Facebook утверждал, что Раздел 230 защищает его от ответственности, но в 2019 году Facebook урегулировала ситуацию и согласилась изменить способ продажи рекламы жилья, трудоустройства и кредитных услуг.

    Разработка нелегального контента

    Через год после оригинальных соседей по комнате.com , отдельный суд вынес аналогичное решение, создав еще одно исключение из раздела 230 и подтвердив решение Девятого округа. Accusearch управлял веб-сайтом Abika.com, который облегчал продажу личной информации отдельных лиц, включая проприетарную сетевую информацию клиентов, то есть метаданные о телефонных звонках. Получение этой информации нарушило Закон о телекоммуникациях 1996 г.,[17] а ее продажа нарушила Закон о телефонных записях и защите конфиденциальности от 2006 г., хотя последний не был принят до тех пор, пока Accusearch не прекратил продажу информации.[18] Федеральная торговая комиссия (FTC) обвинила Accusearch в недобросовестной торговой практике и подала на них в суд.

    Апелляционный суд десятого округа заслушал дело FTC против Accusearch (2009). Он отрицал иммунитет Accusearch Section 230, заимствуя свои рассуждения из Roommates.com и заявляя, что «поставщик услуг« несет ответственность »за разработку оскорбительного контента … если он каким-то образом специально поощряет разработку того, что является оскорбительным в контенте.Поскольку Abika.com играла активную роль в продаже личной информации — рекламе, доставке и обработке платежей — а не в качестве пассивного посредника, суд счел ее «ответственной за разработку оскорбительного контента», даже несмотря на то, что личная информация поступила от сторонние поставщики.[19]

    Нарушение контракта

    Еще одно дело, в котором были определены ограничения раздела 230, Barnes v. Yahoo! (2009 г.), имеет некоторое сходство с Zeran , но с одним небольшим, но существенным отличием, которое заставило суд принять другое решение.После того, как истец Сесилия Барнс рассталась со своим парнем, ее бывший создал несколько Yahoo! профили, изображая из себя Барнс и публикуя ее обнаженные фотографии вместе с ее рабочим адресом, электронной почтой и номером телефона. Затем Барнс начала получать беспокоящие телефонные звонки, электронные письма и посещения ее рабочего места. Она отправила по почте, а затем по факсу копию своего удостоверения личности и подписанное заявление в Yahoo! отрицая, что она создала профили, и просит компанию удалить их. Она получила заверения от директора по коммуникациям Yahoo!, что она «лично передаст заявления в отдел, отвечающий за блокировку несанкционированных профилей, и они позаботятся об этом».Тем не менее, профили остались, и по прошествии трех месяцев Барнс подал иск о небрежности и иск о эстоппеле, по которому Yahoo! несет ответственность за нарушение своего обещания удалить поддельные профили.

    Дело было передано в Апелляционный суд девятого округа, который постановил, что статья 230 не применяется к последнему из двух требований Барнса.[20] Раздел 230 запрещает любой гражданский иск, который будет рассматривать поставщика интернет-услуг — в данном случае Yahoo! — как издателя или распространителя любой информации, предоставленной другим поставщиком информационного контента. [21] По мнению суда, Раздел 230 действительно применялся к иску Барнса о небрежности, который относился к Yahoo! как издатель, наказывая его за то, что он не удалил поддельные профили; Zeran уже установил, что поставщики услуг не могут нести ответственность за неудаление стороннего контента. Однако раздел 230 не применялся к иску Барнса об эстоппеле, который не касался Yahoo! как издатель. Вместо этого он относился к Yahoo! как одна из сторон устного договора и требовала удержания Yahoo! ответственности за нарушение этого договора.

    Неспособность предупредить

    Через восемь лет после дела Доу против MySpace аналогичное дело — Доу против интернет-брендов (2016) — было передано в Апелляционный суд девятого округа и дало другой результат. Анонимный истец, начинающая модель Джейн Доу, разместила свою информацию на Model Mayhem, сетевом веб-сайте для модельной индустрии. Двое мужчин, Лавонт Фландерс и Эмерсон Каллум, представились разведчиками талантов и связались с Доу в 2011 году, чтобы заманить ее на фальшивое прослушивание, а затем изнасиловать. Фландерс и Каллум использовали аналогичные схемы с использованием Model Mayhem в течение нескольких лет, начиная с 2006 года. Интернет-бренды приобрели Model Mayhem в 2008 году и вскоре после этого узнали о деятельности Фландерса и Каллума.

    Доу подал в суд на Internet Brands за непредупреждение по халатности, утверждая, что компания несет ответственность, поскольку знала о деятельности Фландерса и Каллума и не предупреждала своих пользователей. Это «фактическое знание Интернет-брендами из внешнего источника информации о преступной деятельности» — вот чем Интернет-бренды отличаются от MySpace .В отличие от дела MySpace , рассматриваемый вопрос не был связан с решениями Internet Brands о публикации: по мнению суда, иск возник не из-за обвинений в том, что Internet Brands «неправильное обращение с удалением контента третьих лиц» или «[неудача] адекватно регулировать доступ к пользовательскому контенту». Таким образом, Девятый округ решил, что раздел 230 не применяется, и Интернет-бренды могут быть привлечены к ответственности за то, что они не предупредили своих пользователей о незаконной деятельности, происходящей на их платформе. [22]

    Выборочный репост контента

    Diamond Ranch Academy против Filer (2016) также имеет сходство с предыдущим делом по Разделу 230, Batzel против Smith . Челси Файлер создала веб-сайт под названием DRASurvivors.com для бывших студентов лечебного учреждения Diamond Ranch Academy (DRA), чтобы они могли поделиться своим опытом. Файлер разместил на веб-сайте заявления бывших студентов, в которых DRA обвиняет их в жестоком обращении и жестоком обращении со своими студентами. DRA подал в суд на Файлера за клевету.Файлер добивалась иммунитета в соответствии с разделом 230, утверждая, что, поскольку она просто повторно разместила заявления третьих лиц, она не может быть привлечена к ответственности. Поскольку DRA находилась в Харрикейне, штат Юта, дело было передано в Окружной суд округа Юта.

    Файлер процитировала постановление Девятого округа в деле Batzel , чтобы обосновать свой аргумент о том, что «исключение ответственности «издателя» [разделом 230] обязательно исключает ответственность за осуществление обычной прерогативы издателей выбирать среди предлагаемых материалов и редактировать материал, опубликованный во время сохраняя свою основную форму и сообщение. [23] Районный суд этот довод не принял. Он провел различие между сообщениями Файлера и сообщением ответчика Кремерса в Batzel , постановив, что сообщения Файлер «не заставляют человека поверить в то, что она цитирует третье лицо», и что Файлер «делал больше, чем просто размещал любую информацию, которую третье лицо Стороны предоставлены». Она объединила свои собственные заявления с заявлениями других и выборочно выбрала эти утверждения, чтобы представить ДРА в негативном свете. Другими словами, Файлер не «сохранил основную форму и посыл [материала]»; она изменила его.При этом суд решил, что на нее не распространяется защита ответственности согласно Разделу 230, поскольку она была издателем.[24]

    Неспособность действовать добросовестно

    Большая часть дел по Разделу 230 касается первого из двух основных положений закона, 230(c)(1), которое «блокирует гражданскую ответственность, когда веб-хосты и другие поставщики интернет-услуг (ISP) воздерживаются от фильтрации или цензуры информации. на своих сайтах», вместо 230(c)(2), который гарантирует поставщику, «что действительно отфильтровывает оскорбительные материалы, не несет ответственности перед подвергнутым цензуре клиентом.[25] Другое ключевое различие между ними заключается в более широкой формулировке 230(c)(1): (c)(2) защита применяется только к действиям, «предпринятым добросовестно», тогда как (c)(1) содержит нет такого требования.

    E-Ventures Worldwide против Google (2016 г.) — одно из немногих дел, касающихся пункта (c)(2). E-Ventures Worldwide предоставляла своим клиентам услуги по поисковой оптимизации (SEO), помогая им подняться выше в результатах поиска в поисковых системах, таких как Google. Google, с другой стороны, предлагает услугу под названием «AdWords», с помощью которой компании могут платить Google за повышение рейтинга своих веб-сайтов в результатах платного поиска.Google якобы обнаружил, что многие веб-сайты E-Ventures нарушают рекомендации Google для веб-мастеров, которые защищают пользователей от спама. В результате он деиндексировал все веб-сайты E-Ventures, чтобы они больше не отображались в результатах поиска Google.

    E-Ventures подала в суд на Google за антиконкурентное поведение, утверждая, что Google деиндексировал веб-сайты компании, потому что ее услуги SEO конкурировали со службой Google AdWords. Дело было передано в Окружной суд Среднего округа Флориды, где базировалась E-Ventures.Google заявил, что Раздел 230 защищает его от ответственности за его действия, и попытался аргументировать свою позицию, используя 230 (c) (1). Однако, поскольку Google фильтровал контент, а не воздерживался от фильтрации контента, он мог добиваться исключения только в соответствии с более узким 230(c)(2). Окружной суд не удовлетворил ходатайство Google об отклонении в соответствии с разделом 230, поскольку E-Ventures предоставила достаточно доказательств того, что Google могла действовать антиконкурентно. если бы это было так, Google не действовал бы добросовестно, когда исключил веб-сайты E-Ventures из списка, и раздел 230(c)(2) не применялся бы. [26] Несмотря на то, что Google не удалось добиться прекращения дела, Google в конечном итоге выиграл дело, когда суд постановил, что его действия были защищены речью Первой поправки.[27]

    В аналогичном деле Enigma Software Group против Malwarebytes (2019 г.) Enigma, компания, предлагающая инструменты для удаления вредоносных программ, подала в суд на конкурента Malwarebytes, утверждая, что Malwarebytes настроила свои продукты для защиты от вредоносных программ таким образом, чтобы пользователи не могли загружать и использовать продукты Enigma. Malwarebytes утверждала, что раздел 230(c)(2) защищает ее от ответственности за блокировку доступа к определенному контенту.Однако Девятый окружной апелляционный суд постановил, что статья 230(c)(2) не применяется. Раздел 230(c)(2) защищает онлайн-сервисы от ответственности за удаление или ограничение доступа к контент-сервисам, которые они считают «непристойными, непристойными, похотливыми, грязными, чрезмерно жестокими, беспокоящими или иным образом нежелательными». [28] Согласно Девятому округу. , сюда не входит блокировка доступа к контенту по антиконкурентным причинам, как утверждает Enigma.[29]

    Об авторах

    Эшли Джонсон (@ashleyjnsn) — политический аналитик ITIF.Она исследует и пишет о вопросах политики в Интернете, таких как конфиденциальность, безопасность и регулирование платформы. Ранее она работала в Software.org: BSA Foundation и имеет степень магистра политики безопасности Университета Джорджа Вашингтона и степень бакалавра социологии Университета Бригама Янга.

    Даниэль Кастро (@CastroTech) — вице-президент ITIF и директор Центра инноваций данных. Он пишет и говорит по целому ряду вопросов, связанных с информационными технологиями и политикой в ​​отношении Интернета, включая конфиденциальность, безопасность, интеллектуальную собственность, управление Интернетом, электронное правительство и доступность для людей с ограниченными возможностями.

    О ИТИФ

    Фонд информационных технологий и инноваций (ITIF) — это независимый, некоммерческий, беспристрастный исследовательский и образовательный институт, специализирующийся на пересечении технологических инноваций и государственной политики.