Содержание

Школа №80 г.Владивосток. Информация для поступления

11 подсказок, как не ошибиться после школы

Волнуетесь о своем учебно-профессиональном будущем? Конечно, вы же еще никогда не оканчивали школу и не поступали в вуз, а теперь всё это предстоит проделать! Несколько актуальных советов помогут вам совершить осознанный выбор.

Подсказка 1. Осознайте себя человеком, который умеет принимать решения

Самое важное — принимать решение по-взрослому. Это не значит «никого не слушать». Это значит «уметь рассуждать». По-настоящему решительные люди вовсе не безрассудны. Когда судьба бросает им вызов, они быстро приходят в уравновешенное состояние и не дают себя запутать. Они прислушиваются к своему сердцу. Они уверены, что справятся. А если что-то непонятно, они стараются максимально прояснить вопрос, прежде чем действовать. Пространством для взрослого выбора может стать даже элементарная покупка хлеба в магазине. Невзрослый человек, сколько лет ему бы ни было, покупает то, что «все обычно берут», взрослый — изучает состав на этикетке.

Если покупатель просто импульсивно хватает приглянувшуюся ему выпечку, но при этом готов к тому, что приобретение окажется на самом деле невкусным, то это также вариант взрослого выбора, потому что такой покупатель отвечает за свои поступки. То же относится и к выбору профессии, да и вуза конечно.

Подсказка 2. Настройтесь на победу

Вы не знаете, чего хотите? Вы сомневаетесь в своих талантах? Вам лень затевать что-то новое? Вы бросаете очередное хобби при первых трудностях? Вы часто сталкиваетесь с одергиванием и критикой со стороны окружающих? У вас низкая самооценка? Вы пока не видите перспектив? Нельзя просто так взять и найти идеальную профессию прямо из этого состояния. Потребуется и успокоиться, и вдохновиться. Дайте себе право на ошибку, примите себя вместе со своими недостатками и одновременно поймите, что на самом деле вам многое под силу. Это целительная мысль, а от нее и до вдохновения недалеко. Поверьте в себя. Выбирать профессию можно и нужно с удовольствием!

Подсказка 3. Выбирайте сначала профессию, а потом вуз

Современная система приема в вуз по результатам ЕГЭ ломает нормальную последовательность «сначала выбираем профессию, потом — высшее учебное заведение». Вам позволено самим определять, какие экзамены сдавать? Это обстоятельство не может не нравиться. Вот только потом не сразу разберешься, какой же вуз все-таки примет результаты «по биологии с обществознанием». А о направлении подготовки тут порой и подумать-то некогда! И все же начните с ответа на вопрос, чем вам хотелось бы заниматься. Может быть, в детстве вы предпочитали играть в какую-то определенную профессию? Или еще до школы мечтали стать космонавтом,— а почему бы, кстати, и нет? Детские игры и мечты — самый верный ориентир в выборе профессии. Теперь осталось найти их в новом виде — в виде направлений подготовки в вузах или ссузах. Затем узнайте, результаты каких экзаменов рассматривает вуз, предлагающий это направление. Если среди них есть «неприемлемые» для вас учебные дисциплины, сделайте над собой усилие и все-таки подтяните эти предметы: изначально недостаточное понимание предмета преодолимо, оно не должно быть поводом отказываться от интересной профессии! И последний шаг в выборе — сравнение одинаковых направлений подготовки в разных вузах.

Вот что такое выбор вуза на самом деле!

Подсказка 4. Профессий гораздо больше, чем вы думаете

Никто ведь не сказал, что вы можете подать документы только в два вуза, правда? Тогда зачем многие ребята ограничивают себя одним-двумя возможными направлениями подготовки? Тут ведь по сути то же самое! Альтернатива «стать физиком» или «стать психологом» далеко не единственная из возможных. Стоит узнать о максимальном количестве существующих профессий и лишь затем приступать к свободному выбору, чтобы в итоге совершить этот выбор точно и почувствовать себя на своем месте. Тот факт, что максимальное количество ребят с вашего двора поступает в один и тот же вуз, здесь вообще ни при чем. Понятно, что хочется какой-то информационной опоры, но мнение большинства малоинформированных ровесников, пусть даже это хорошие друзья, выступать в качестве единственного источника информации не может. Равно как не могут претендовать на истинность дискриминационные утверждения, что профессии, получаемые не в системе высшего профессионального образования, якобы второсортны.

Подсказка 5. Ищите лучшие учебники

Не пренебрегайте большим количеством упражнений и задач, не ленитесь повторять материал и хвалить себя за каждый маленький успех. Ну а если вы заметили, что, несмотря на усердную работу, вам стало скучно? Разным людям подходят разные учебники и разные методы преподавания предмета. Если вы не понимаете уже который по счету параграф, то, может быть, навязанный вам учебник не годится конкретно для вас? Учебные пособия не бывают одинаковыми: они различаются манерой подачи материала, манерой изложения, подбором упражнений, а самое главное — взглядом на изучаемую дисциплину в целом. Если хорошо поискать, то всегда отыщется такая книга, которая придется вам по вкусу. И кстати, какой учебник нравится преподавателям того вуза, куда вы собрались поступать? Это очень важный вопрос для ожидающей вас учебы в вузе, потому что представители разных учебных заведений часто принадлежат к разным научным школам, непохожесть которых друг на друга может проявляться даже в элементарных терминах и определениях.

Подсказка 6. Помните о вашем карьерном плане

Карьерный план — это нечто большее, чем просто выбранная профессия. Ах, вы еще его не составили? А между тем предстоящие годы учебы должны вписываться в общую траекторию планируемой вами карьеры, и это логично, не так ли? Разумеется, очень трудно планировать карьерное развитие, не имея ни трудового опыта, ни хотя бы нескольких лет профессионального образования. Однако постарайтесь все-таки вообразить себе, чем вам интересно было бы заниматься на работе и чему ради этой цели стоило бы научиться в высшем учебном заведении. Усилия оправдаются — в этом случае вам будет интереснее посещать факультет, чем если бы условия по окончании учебы так и оставались эфемерными. Именно долгосрочные карьерные цели способны мотивировать вас на то, чтобы вы научились разбираться в собственной профессии детально,— это докажет всем, что вы настоящий профессионал. А профессионализм, в свою очередь, потребует от вас работать ответственно и старательно.

Куда хуже, если бы такие требования оставались внешними, формальными и не встречали бы в вас искреннего отклика.

Подсказка 7. Ничего не решайте под давлением

Родители и учителя тоже переживают, «добавляют нервов». Поступить желательно в первый же год, а вот дальше возможны варианты: иначе они расстроятся вместе с вами, но поддержат вас, когда вы соберете волю в кулак и попробуете поступить снова,— или иначе скандал. Всех можно понять, но не надо выбирать под давлением возможного скандала ту профессию, которая вам не нравится, и тот вуз, который вас не привлекает. Не поддавайтесь на манипуляции и оставляйте себе право на тайм-аут, чтобы всё обдумать. Если вы видите, что родителям крайне важно, чтобы вы остановили свой выбор на не интересной вам профессии, уважайте их пожелание, не уходите от разговора, обсудите ее с ними, узнайте о ней больше,— но итоговое решение принимать вам! Не нужно общаться при помощи ультиматумов, будь то с родительской либо с вашей стороны.

Лучше ведите аргументированные переговоры и дотошно сравнивайте все варианты.

Подсказка 8. Ищите поддержку

Умение противостоять манипуляциям, конечно, похвально, однако оно не может быть единственной основой позитивных изменений. Можно видеть опору только в собственных знаниях и уверенности, а можно учиться просить о поддержке родителей, учителей, друзей, а впоследствии — преподавателей университета. Весьма дальновидно — искать среди ровесников новых единомышленников, которых интересует та же профессия, что и вас. Формируйте свою будущую профессиональную среду! Пока это стоит делать постепенно, потому что важнее все же поступить в вуз. Однако и откладывать надолго столь значимый вопрос не стоит. Обрести союзников вам поможет позитивный настрой, вера в будущее и чувство юмора.

Подсказка 9. Собирайте информацию

Составьте себе как можно более полное предварительное представление о будущей профессии (прочтите ее описание в Интернете) и о вузе (посетите его сайт и изучите его, почитайте отзывы в сети, найдите выпускников и поговорите с ними). Очень важно иметь четкое представление о том, куда вы идете. Списка экзаменов, совпадающих с теми ЕГЭ, которые вы выбрали, тут недостаточно. Чему вас будут учить, предстоят ли вам какие-то особенно трудные предметы и суровая практика, а также куда в основном трудоустраиваются бакалавры и магистры по этому направлению,— вдруг какие-то из ответов не придутся вам по нраву изначально?

Подсказка 10. Используйте возможности для профессионального становления

Олимпиады, конкурсы, выставки, кинопоказы — во время окончания 11-го класса всем этим увлекаться чрезмерно не стоит. Однако в обычном учебном режиме можно искать в подобных возможностях вполне вероятные пересечения с выбранной вами профессией. Да и свободные летние дни можно проводить с пользой. Не упускайте шансов принять участие в разнообразных состязаниях, не считайте, что конкурсы — это для кого-то другого, а не для вас. В студенческом возрасте к ним добавятся особые стипендиальные программы и стажировки… Все эти мероприятия не только выбиваются из стандартного графика — они учат вас мыслить нестандартно, а значит, воспитывают из вас уникального специалиста.

А кроме этого они повышают вашу уверенность в себе. Нет, речь не о том, чтобы повесить на стену очередную грамоту. Получив опыт участия в соревнованиях, вы можете сравнить себя настоящего с собой прежним и убедиться, что ваша личность развивается!

Подсказка 11. Не забывайте отдыхать

Нет, это не призыв лениться. Обычный учебный день состоит из уроков и перемен, а стандартная структура рабочей недели подразумевает выходные дни, и без перерывов в учебе и работе действительно никому не обойтись. Тем более вам ни к чему нервные срывы на подступах к профессии. Ложитесь вовремя, не превращайтесь в «сову», высыпайтесь, организуйте физическую активность – обо всех этих вроде бы очевидных истинах все-таки нужно себе напоминать. И не только для того, чтобы сохранить работоспособность на долгие годы, но и для того, чтобы точнее чувствовать свою интуицию и принимать правильные решения!


Разработка урока развития речи по русскому языку в 8-м классе татарской школы

Многие учителя не представляют урока без компьютера. Это объясняется тем, что новые информационные технологии обеспечивают информационную насыщенность занятия, доступность и наглядность материала. Их применение способствует не только лучшему усвоению материала, но и повышению интереса к предмету. На уроке использованы материалы из пособия “Деловое письмо” Г. Х. Ахбаровой, Т.О. Скиргайло. М., Просвещение, 2005.

Тема урока: Деловое письмо. Характеристика. (урок с использованием компьютера)

Цели урока:

  • дать понятие о характеристике, о её композиционной части, о необходимости соблюдения определённых требований при написании характеристики;
  • формировать умения самостоятельно составить композиционную модель характеристики на основе указанного текста;
  • показать различие литературной и деловой характеристики;
  • привитие навыков культуры устного и письменного общения.

Технические средства: персональный компьютер, мультимедийный проектор.

Ход урока

1. Слово учителя. Постановка целей.

Деловые бумаги занимают большое место в жизни современного человека. С некоторыми из них вы уже знакомы. Это расписка, доверенность, телеграмма, заявление.

Сегодня научимся составлять характеристику как официальный документ.Прочитайте словарную статью к слову “характеристика”, данную в “Словаре русского языка” С. И.Ожегова.

Слайд 1

Характеристика

Описание характерных отличительных качеств, свойств, черт чего-либо.

Дать блестящую характеристику ученику.

Официальный документ с отзывом о служебной, общественной и т.п. деятельности кого-либо.

Характеристика с места работы.

Задание 1. Приведите примеры из 2-х предложений, показывающие понимание вами этих двух значений слова ” характеристика”.

Слово учителя.

Характеристика бывает литературная и деловая.Деловая характеристика отвечает требованиям официально- делового стиля. Назовём основные черты этого стиля.

(Точность, краткость, сжатость, стандартизация, неэмоциональность изложения.)

2. Работа с учебником.

– Прочитаем текст ( упр. 190) служебной характеристики. Определим пункты, обязательные для составления характеристики, укажем черты официально- делового стиля.

(Отсутствуют формы 1-го и 2-го лица, личные местоимения, употребляются устойчивые словосочетания неэмоционального характера , преобладают простые распространенные предложения с однородными членами.)

Слайд 2

Письменная характеристика как официальный документ содержит следующие пункты:
  1. Название документа.
  2. Фамилия, имя, отчество, год и место рождения того человека, кому даётся характеристика.
  3. Сведения об учёбе (службе, работе) (аргументированные)
  4. Интересы, увлечения, способности.
  5. Работа над самообразованием, физическим и духовным развитием,
  6. Взаимоотношения в коллективе, с товарищами.
  7. Выполнение общественно – полезной работы.
  8. Вывод, пожелания.
  9. Цель составления характеристики.
  10. Подпись руководителя организации (учреждения, предприятия), где характеризуемый учится, проходит службу, работает.
  11. Дата, печать.

Задание 2.

Прочитаем отрывок из рассказа И. С. Тургенева “ Бирюк”, определим стиль данного текста.Является ли этот текст характеристикой героя?

Какой именно?

Используя содержание данного текста, попробуем составить деловую характеристику на Бирюка.

(Анализируется отрывок ” Я с удвоенным любопытством посмотрел на него. От моего Ермолая…” до слов “…добрые люди его сжить со свету собирались, да нет – не даётся”.)

(Используются фразеологизмы, сравнения, черты характера героя подтверждаются примерами, поступками, поведением. Это литературная характеристика. Стиль художественный.)

– Чтобы составить деловую характеристику на Бирюка, нам понадобятся сведения о его службе, о дате и месте рождения, о способностях и т.д.

3. Комментарий ученика об истории написания рассказа (работа с дополнительной литературой)

– Тургенев работал над рассказом с августа по ноябрь 1847 года. В этом произведении описываются реальные места: недалеко от Спасского- Лутовинова, близ оврага Кобылий

верх стояла когда-то избушка лесника. В Орловской губернии Бирюком называют ” человека одинокого и угрюмого”. Автор пишет, что от своего Ермолая он часто слышал рассказы о леснике, который стал героем его рассказа. Лесник при встрече тоже узнал барина. А лесника звали Фома Кузьмич. Один из бывших крепостных Тургенева, а впоследствии сельский учитель А.И.Замятин вспоминал: ” Бабушка и мать говорили мне, что почти все лица, упоминаемые в ” Записках охотника”, не выдуманные, а списанные с живых людей, даже имена их настоящие: был Ермолай, был Бирюк, которого в лесу убили свои же крестьяне…”

Слайд 3

Словарь.
  • человек долга;
  • непреклонен;
  • честный, суровый; портрет
  • проникся принципом неуклонного Бирюка
  • служения долгу;
  • неподкупный;
  • безжалостный по долгу службы

3. Самостоятельная работа по составлению деловой характеристики Бирюка. (Анализируются две-три работы. Исправляются ошибки, отмечаются недостатки).

4. Подведение итогов.

– В чем особенность деловой речи - характеристики?

– Назовите требования, обязательные для этого документа.

Слайд 4.

Подведём итоги.

Характеристика

  • содержит стандартные обороты речи
  • информационно насыщена
  • употребляются односоставные предложения,
  • используются формы 3 лица глагола и местоимения
  • отсутствуют эмоционально окрашенные слова (слова с уменьшительно-ласкательным значением, изобразительно-языковые средства)

5. Домашнее задание. Написать деловую характеристику одного из товарищей.

“Медицинский предуниверсарий” СГМУ – ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ АДАПТАЦИИ СТАРШЕКЛАССНИКОВ

         Проблема адаптации к среде и содержанию обучения встает периодически перед каждым ребенком: начало обучения, переход в основную школу, в старшие классы, профессиональные учебные заведения. Адаптация  – целостный, системный процесс, взаимодействия человека с природной и социальной средой. Учебная адаптация сопровождается психофизиологической, социальной. Критериями адаптированности можно считать не только выживаемость человека и нахождение места в социально-профессиональной структуре, но и общий уровень здоровья, способность развиваться в соответствии со своим потенциалом жизнедеятельности, субъективное чувство самоуважения.


         Сегодняшняя школа не в состоянии успешно решать стоящие перед ней задачи без учета интенсивности, конструктивности, длительности, «болезненности» адаптационных процессов, происходящих у школьников, их родителей, учителей. Наблюдается усложнение адаптационных процессов, что оказывает огромное влияние на степень напряжения адаптации школьников. Неадаптированность ребенка к обучению ведет к ухудшению его здоровья, снижению успеваемости, отчуждению от школы, неблагоприятному социальному статусу, что является причиной деструктивности личности.

Каковы признаки успешной адаптации?

1. Удовлетворенность ребенка процессом обучения. Ему нравится в школе, он не испытывает неуверенности и страхов.

2. Насколько легко ребенок справляется с программой. Если школа обычная и программа традиционная, а ребенок испытывает затруднения при обучении, необходимо поддержать его в трудный момент, не критиковать излишне за медлительность, а так же не сравнивать с другими детьми. Все дети разные.

3. Если программа сложная, следует определить: не является ли такая нагрузка для ребенка чрезмерной.

4. Очень важно вселять в школьника уверенность в успех, не давать ему поддаваться унынию.

5. Признак успешной адаптации – это степень самостоятельности ребенка при выполнении им учебных заданий, готовность прибегнуть к помощи взрослого лишь ПОСЛЕ попыток выполнить задание самому. Частенько родители слишком усердно “помогают” ребенку, что вызывает порой противоположный эффект. В таких случаях лучше сразу обозначить границы помощи и постепенно уменьшать их.

6. Самым важным признаком того, что ребенок полностью освоился в школьной среде, является его удовлетворенность межличностными отношениями – с одноклассниками и учителем.

 

Какие особенности характерны для старшеклассников?

         Некоторые дети в этом возрасте определилась со своими профессиональными предпочтениями, хотя психологи обращают особое внимание на тот факт, что выбор профессии – это развивающийся процесс, который проходит в течение длительного периода. По словам Ф.Райса, этот процесс включает в себя серию “промежуточных решений”, совокупность которых и приводит к окончательному выбору. Однако старшеклассники делают этот выбор не всегда осознанно и зачастую принимают решение о предпочитаемой области будущей трудовой деятельности под влиянием момента. Следовательно, они явно дифференцируют предметы на “полезные” и “ненужные”, что вызывает игнорирование последних. Если это так, необходимо внимательно отнестись к возникшему интересу в какой-то области, помочь углубить старшекласснику свои знания в ней, обязательно найти возможность познакомить ребенка с привлекательной профессией – а вдруг он ошибся с выбором? Лучше своевременно переориентировать человека, чем позже расплачиваться за “мимолетное увлечение”.

         Другой особенностью части старших подростков становится возврат интереса к учебной деятельности. Как правило, в это время дети и родители становятся единомышленниками, активно обмениваются взглядами на выбор профессионального пути. Большинство родителей не всегда задумываются о том, насколько у старшеклассника присутствуют общеучебные навыки, умеет ли он учиться? Чрезмерный акцент на объеме приобретаемых знаний, а не на способе их получения может привести к тому, что после поступления в вуз для ребенка это и станет главной трудностью. Педагогам и родителям следует пронаблюдать: умеет ли будущий абитуриент конспектировать, владеет ли элементарными умениями по оформлению письменных работ, написанию реферата.  Полезными для будущего ребёнка должны стать сформированные навыки работы в сети Интернет, знакомство с информационными технологиями.

         Однако существуют и некоторые сложности во взаимодействии взрослых и детей. Это касается личной жизни подростков, куда вход взрослым зачастую запрещен. При умелом дозировании общения, уважении права ребенка на личное пространство этот этап проходит достаточно безболезненно. Общеизвестно: мнение сверстников в данный возрастной период представляется детям гораздо более ценным и авторитетным, чем мнение взрослых. Но только взрослые могут продемонстрировать подросткам оптимальные модели поведения, показать им на собственном примере, как надо строить отношения с миром.

 

Рекомендации для учителей по успешной адаптации учащихся старших классов.

         1. Первые месяцы обучения в старшей школе становятся периодом адаптации к новым условиям и приобретения статуса среди сверстников. Необходимо, чтобы взрослые увидели, насколько важна для старшего подростка проблема вхождения в новый коллектив, и оказали ему психологическую поддержку.

         2. В старших классах происходит резкая смена критериев оценки знаний учащихся, требования педагогов увеличиваются, изучаемый материал усложняется. Поэтому взрослые должны быть готовы к тому, что учащийся, имевший отличные оценки, в старших классах может стать средним или даже слабым учеником.

         3. Плохие отметки (с точки зрения самого учащегося) могут привести не только к понижению самооценки, но и к изменениям в поведении ребенка: он может стать подавленным и замкнутым или, наоборот, злобным и агрессивным. В наших силах помочь ему справиться с трудностями в учебе. Для этого, прежде всего надо выяснить, с какими именно затруднениями он столкнулся.

         4. Необходимо вместе с учащимися проанализировать их ошибки, сформулировать новые параметры оценки успеваемости, уточнить, каким условиям должны отвечать письменные и устные работы, рефераты, доклады. При необходимости провести индивидуальные консультации.

         5. Нередко встречающаяся в десятом классе проблема — ярко выраженное желание отдохнуть после напряженного девятого класса и перед выпускным одиннадцатым классом. Безусловно, школьникам необходима передышка. Однако есть большая опасность, что основательно «расслабившись» ребенок может потерять не только рабочий тонус, но и драгоценное время для подготовки к выпускным экзаменам. Юношам и девушкам необходимо объяснить, приводя разумные и аргументированные требования, что учеба в 10 классе – начало действий при построении их профессионального будущего.

         Следует добавить, что старшеклассники должны принимать участие во внеучебной, культурно-досуговой, творческой деятельности, что  способствует гармоничному развитию личности, повышению самооценки и уверенности в своих силах, самостоятельности в принятии решений, толерантному отношению к окружающим. Активная учебная и творческая деятельность в период ранней юности формирует способность не только адаптироваться в изменяющихся условиях социальной среды, но и находить пути успешной самореализации старшеклассников.

 

Клио № 11 (167) 2020

СОДЕРЖАНИЕ

Гессен В.Ю. (Санкт-Петербург). Даниил Юльевич Гессен: журналист с трагической судьбой Часть 2................................................... .............................................13

ВАЛЕРИЙ ЮЛЬЕВИЧ ГЕССЕН
кандидат экономических наук
196233, Россия, Санкт-Петербург,
Звёздная ул., 11, корп. 2, кв. 140.
Тел.: 382-6270;
e-mail: [email protected]

В статье приведены сведения о происхождении Д.Ю. Гессена, о его учёбе в Тенишевском училище, обучении в Политехническом институте, где он проникся идеями революционной борьбы, что оказало существенное влияние на его жизнь. Отмечено его участие в большевистским перевороте и Гражданской войне, потом во внутрипартийной фракционной борьбе. Являлся последовательным сторонником Л.Д. Троцкого. Возможно, не все идеи Л.Д. Троцкого были близки Д.Ю. Гессену. Но до конца жизни он был очарован самим обликом этого человека, как мыслителя и борца, не отказался от него до самой своей трагической смерти. Показано, с какой настойчивостью боролся Д.Ю. Гессен за свободу обмена мнениями в партии, за открытую их публикацию в печати. За всё это он был арестован и шесть лет провёл в Соловецком концлагере. На второй день после начала Великой Отечественной войны он был вновь арестован, а в 1943 г. в Челябинске расстрелян. Показана его любовь к спорту, особенно к футболу и шахматам. Так же отмечена его увлечённость журналистской деятельностью на страницах «Красной газеты», что вызывало недовольство со стороны местных советских органов и партийных деятелей. В статье приведены выявленные сведения о ряде других троцкистах, которые так же были репрессированы.
Ключевые слова: Октябрьская революция, ВКП(б), троцкизм, «Красная газета», шахматы, сталинские репрессии.

Маяцкий Д.И., Харитонова А.М. (Санкт-Петербург). Петр Великий и оценка его достижений в произведениях китайских и вьетнамских литераторов первых годов XX века......................................................................................................26

ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ МАЯЦКИЙ
кандидат филологических наук, Санкт-Петербургский государственный университет,
доцент кафедры китайской филологии Восточного факультета
Российская Федерация, г. Санкт-Петербург, 199034, Университетская наб., д. 7/11,
+7-812-328-7732, [email protected]

АННА МИХАЙЛОВНА ХАРИТОНОВА
Санкт-Петербургский государственный университет,
ассистент кафедры теории общественного развития стран Азии и Африки Восточного факультета,
Российская Федерация, г. Санкт-Петербург, 199034, Университетская наб., д. 7/11,
+7-812-328-7732, [email protected]

Новизна статьи состоит в том, что в ней рассматривается вопрос, прежде отдельно не исследовавшийся ни в отечественной, ни в зарубежной научной литературе. Это вопрос популяризации первого российского императора Петра Великого в художественной литературе Китая и Вьетнама первого десятилетия XX века. Авторами найдены два поэтических и два прозаических сочинения на китайском языке, а также два стихотворения на вьетнамском языке, выходивших в указанный период и посвящавшихся Петру I. Данные о четырех из шести произведений в России публикуются впервые. Представлены выполненные авторами полные и частичные переводы произведений на русский язык. Проанализирован их текст, установлены обстоятельства и цели их создания, поднимается вопрос их авторства. Определены специфика восприятия и отношение китайских и вьетнамских литераторов к Петру I в начале XX века. Установлено, что создавались они национальными патриотами-просветителями, знакомыми с историей России через третьи языки (посредники). Эти люди были восхищены реформаторскими деяниями царя, стремились не только познакомить соотечественников с ними, заразить положительным примером своих правителей, но и выразить также уважение к Петру I.
Статья актуальна в связи с происходящим в последние годы в условиях углубившегося процесса глобализации бурным ростом имагологических исследований по проблемам межкультурных коммуникаций. Статья может привлечь внимание специалистов, интересующихся историей эволюции образа России в Китае и Вьетнаме.
Ключевые слова: Образ Петра Великого, имагология, Петр I в Китае, Петр I во Вьетнаме, просветительство в Китае, просветительство во Вьетнаме.

Трибунский С.А. (Самара). Культурно-просветительная работа в Красной армии в период фронтовой Гражданской войны в России (1918-1920 гг.): концептуальные основы и их отражение в советских историографических источниках 1920-х – первой половины 1930-х годов............................................. 32

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ТРИБУНСКИЙ
кандидат исторических наук, доцент кафедры российской истории ФГАОУ ВО «Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева», 443086, Приволжский федеральный округ, Самарская область, г. Самара, Московское шоссе, д. 34, тел. 8-937-100-15-55, E-mail: [email protected]

Современный уровень накопления исторических знаний свидетельствует: основное военное содержание фронтовой Гражданской войны в России (1918 – 1920 гг.) – интенсивные боевые действия. Именно в ходе этих интенсивных боевых действий и зародился, а затем окреп, такой уникальный исторический феномен как партийно-политическая работа в Вооруженных силах молодого Советского государства. Одной из ее составных частей стала, сохраняя, между тем, некоторую относительную самостоятельность, культурно-просветительная работа с бойцами и командирами Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА). Ее некоторые аспекты попали в сферу научно-исследовательских интересов автора настоящей статьи, выносимой на суд научной общественности, а именно: во-первых, концептуальные основы культурно-просветительной работы в РККА в период фронтовой Гражданской войны; во-вторых, процесс их освещения в историографических источниках, увидевших свет в Советском государстве в 1920-е – первой половине 1930-х годов. При этом особенно подчеркнем, что между аспектами, указанными выше, существует тесное диалектическое единство. Поэтому открылась возможность раскрытия проблемы этой статьи, исходя из требований комплексного подхода к научным исследованиям, в ключе проблемной историографии. Учитывая, что исследователь избрал лапидарный стиль освещения аспектов культурно-просветительной работы в РККА, указанных выше, материал настоящей статьи систематизирован в формате историографического обзора.
Ключевые слова: фронтовая Гражданская война в России, культурно-просветительная работа в РККА, партийно-политическая работа в Вооруженных силах Советского государства, проблемная историография, В.И. Ленин, Л.Д. Троцкий М.В. Фрунзе, С.И. Гусев.

Ляскина Н.В. (Хабаровск). Деятельность милиции Приморского края по борьбе с беспризорностью и преступностью несовершеннолетних в годы Великой Отечественной войны: историографический аспект..................................... 42

НАТАЛЬЯ ВЯЧЕСЛАВОВНА ЛЯСКИНА
Адъюнкт Дальневосточного юридического института МВД России.
680000, Россия, Хабаровск, пер.Казарменный, 15,
E-mail: [email protected]

В статье дается анализ научных исследований, рассматривающих деятельность милиции Приморского края по борьбе с беспризорностью и преступностью несовершеннолетних в годы Великой Отечественной войны. Автор обращает внимание на то, что полученный в военные годы опыт может быть полезен в современных условиях, характеризующихся напряженной международной обстановкой, кризисными явлениями в экономике, сокращением численности сотрудников органов внутренних дел, высоким уровнем преступности. В статье выделены основные направления изучения проблемы, проведена их периодизация и характеристика, как всероссийского масштаба, так и регионального охвата. Автор приходит к выводу о том, что наряду с появлением современных научных работ, требуется глубокое осмысление исторического опыта деятельности милиции по борьбе с детской преступностью и беспризорностью в 1941–1945 годы, научный анализ и критический подход к оценке имеющихся исследований, поиск новых источников.
Ключевые слова: научные исследования, перспективы изучения, историография, милиция, беспризорность, Приморский край, Дальний Восток, Великая Отечественная война, Россия.

Бооде М.А. (Санкт-Петербург). Харперс-Ферри и Гражданская война в США........... 50

МАРК АНДРЕСОВИЧ БООДЕ
студент кафедры истории средних веков
Института истории Санкт-Петербургского государственного университета
192029, Россия, г. Санкт-Петербург,
ул. Ольги Берггольц, д. 17.

Статья посвящена исследованию истории города Харперс-Ферри, расположенного в округе Джефферсон штата Западная Вирджиния, в эпоху Гражданской войны 1861-1865 гг. (в то время он был частью штата Вирджиния). Автор рассматривает историю поселения начиная с его основания в первой половине XVIII в. и следует до конца 1860-х гг., т.е., до начала упадка города. История Харперс-Ферри является показательной в контексте изучения истории Гражданской войны, поскольку этот город на протяжении всего конфликта 8 раз переходил из рук в руки, представляя собой важный транспортный узел на железной дороге «Балтимор и Огайо», связывавшей театры военных действий в восточной и западной Вирджинии. Помимо этого, значение города в начале XIX в. в определенной степени было велико из-за расположения в нем арсенала и фабрики по производству стрелкового оружия, основные вехи истории которых, начиная с их основания и заканчивая распродажей земли в 1869 г. , также рассматриваются в статье. Автор приходит к выводу, что при всей своей значимости как пункта снабжения, город было практически невозможно эффективно оборонять из-за его неудобного географического расположения. Это, в свою очередь, привело к тому, что за годы войны были налажены альтернативные пути снабжения, и железная дорога через Харперс-Ферри потеряла свое значение. В результате это привело к тому, что даже в послевоенные годы город не вернуться к былому процветанию.
Ключевые слова: Гражданская война в США, Харперс-Ферри, сражение у Харперс-Ферри, история Западной Вирджинии, долина Шенандоа.

Гогун А.С. (Берлин). Против «стеклянного потолка»: Сила и поражения украинского радикального национализма.........................................................................58

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ГОГУН
кандидат исторических наук, докторант Свободного университета г. Берлина, институт им. Фридриха Менеке (Берлин, Германия, Козерштрассе 20б каб. A 313)
Тел.: +49 (30) 838 54565; E-mail: [email protected]

Не только польский, а и немецкий национализм (проторасизм), дискриминационные практики империи Габсбургов являлись источником украинского тоталитарного национализма. Несмотря на то, что деятельность Организации украинских националистов (ОУН) освещена в ряде книг, авторы не пытались дать внятного ответа на вопрос о причинах исключительной прочности этой партии.
Феномен ОУН может быть объяснён условиями, которых не было ни в одном регионе восточнославянского мира в 1848-1939 гг.: 1) сочетание развития свободных рыночных отношений, сопровождающихся политической свободой и, с 1867, демократическими учреждениями, особенно на местном и региональном уровне; с 2) внушительного “стеклянного потолка”, который ограничивал служебный рост украинцев, особенно на столичном уровне.
Дискриминация не приучала к идее всеобщего равноправия и межнациональной солидарности, а свобода давала возможность самоорганизации и инициативности, преимущественно среди соплеменников и соседей. Следует упомянуть и отличную систему самоуправления, которая в австрийской части Австро-Венгрии (включая Галицию) в 1867-1918 гг. была, возможно, лучшей в мире.
В целом источником украинского тоталитаризма (как большевизма, так и ОУН) было крепостное право.
Ключевые слова: немецкий национализм, закрытость, косность, угнетение, проторасизм, дискриминация, недоверие, спесь, Австро-Венгрия, тюрьма народов, презрение, высокомерие, ОУН.

Мельник М.Н. (Москва). «Щит полуострова» как первый опыт военной интеграции Совета сотрудничества арабских государств Персидского Залива............ 67

МАКСИМ НИКОЛАЕВИЧ МЕЛЬНИК
аспирант кафедры истории стран Ближнего и Среднего Востока Института стран Азии и Африки Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова 125009, Москва, ул. Моховая, 11, стр. 1.
Тел.: +7 963 626 38 06 e-mail: [email protected]

В статье рассматривается история реализации военной интеграции стран-участниц Совета сотрудничества арабских государств Персидского Залива на примере проекта «Щит полуострова», который являлся первым подобным опытом для аравийских монархий. Проводится анализ различных этапов истории «Щита полуострова», степени его использования в различных операциях и военных кампаниях в Заливе. Также рассматривается типология путей выстраивания отношений между монархиями, позиции стран-участниц ССАГПЗ по отношению к дальнейшим инициативам по унификации вооруженных структур, их реакции на возникающие вызовы. Арабские монархии традиционно испытывали ряд трудностей на пути к созданию полноценной региональной структуры, среди которых вопросы о роли лидерства, различное понимание внутренних и внешних угроз, возрастающие амбиции отдельных стран, дефицит доверия внутри организации, различная степень заинтересованности в создании объединенных вооруженных сил, зачастую неготовность жертвовать национальными интересами ради общерегиональной безопасности. Среди задач этой статьи можно выделить освещение проблем, с которыми приходилось сталкиваться странам «аравийской шестерки» на основных периодах истории существования Совета сотрудничества, получение ответа на вопрос, почему «Щит полуострова» превратился лишь в номинальный проект, боеспособность которого вызывает большие сомнения, и не оправдал возложенных на него надежд, а также достижение понимания касательно того, какие проекты стали возможными на базе уже существующей военной структуры.
Ключевые слова: ССАГПЗ, «Щит Полуострова», военная интеграция, Персидский Залив, совместная безопасность.

Рыжов И.В., Бородина М.Ю. (Нижний Новгород). Российско-израильские отношения 1991-2000 гг.: основные тенденции............................................................. 74

ИГОРЬ ВАЛЕРЬЕВИЧ РЫЖОВ
доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории и политики России Института международных отношений и мировой истории Нижегородского государственного университета
им. Н.И. Лобачевского
(Россия, Нижний Новгород, ул. Ульянова, 2),
старший научный сотрудник международной междисциплинарной научно-исследовательской лаборатории «Изучение мировых и региональных социально-политических процессов» Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова,
(Россия, Нижний Новгород, ул. Минина, 31А)
E-mail: [email protected] unn.ru Тел: +7(906) 578-46-05

МАРИЯ ЮРЬЕВНА БОРОДИНА
ассистент кафедры истории и политики России Института международных отношений и мировой истории Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского
(Россия, Нижний Новгород, ул. Ульянова, 2)
E-mail: [email protected]
Тел: +7(910) 103-34-81

Внешняя политика России в 90-е годы XX века стала ориентироваться на сближение с Западом, а ближневосточный регион оказался на периферии внешнеполитических устремлений Российской Федерации. Однако, и в этом регионе произошла достаточно серьёзная корректировка в поиске новых партнёров, одним из которых стало государство Израиль. В 1990-е годы двусторонние отношения исследуемых государств отличались всплеском культурных и дипломатических контактов, возобновлением широкомасштабной еврейской эмиграции, развитием экономического и военно-технического взаимодействия. Авторами проведен анализ межгосударственного взаимодействия России и Израиля в последнее десятилетие XX века, а также выделены основные этапы в эволюции российско-израильских отношений. Кроме того, авторы указали ключевые проблемы, которые усложняли развитие российско-израильских взаимоотношений в исследуемый период. Существенное место в статье отведено участию Российской Федерации в урегулировании палестино-израильского противостояния в качестве коспонсора ближневосточного урегулирования.
Ключевые слова: Россия, Израиль, ближневосточное урегулирование, российско-израильские отношения, еврейская эмиграция.

Лукьянов С.А., Потемкин И.А. (Москва). Министерство внутренних дел Российской империи в борьбе с эпидемиями в первой половине XIX века................... 84

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ЛУКЬЯНОВ
доктор юридических наук,
профессор кафедры государственных и гражданско-правовых дисциплин Московского областного филиала Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя
Е-mail: [email protected]
Тел. 8(903) 280 56 18

ИГОРЬ АНАТОЛЬЕВИЧ ПОТЁМКИН
начальник отдела по изучению проблем истории МВД России НИЦ Академии управления МВД России
129085, Москва, ул. Б. Марьинская, д. 5, кв. 18.
E-mail: [email protected]
Tel: 89104139131

В статье освещается деятельность Министерства внутренних дел Российской империи в сфере борьбы с эпидемиями в первой половине XIX в. Авторы проанализировали предпринимаемые руководством Министерства внутренних дел, Медицинского департамента и Медицинского Совета МВД меры по предупреждению эпидемий и ликвидации их последствий. Особо выделена роль полицейских органов в обеспечении санитарно-эпидемиологического надзора, при этом указаны недостатки и имевшие место проблемы в данной деятельности. Авторы указывают, что предпринимаемые Министерством внутренних дел Российской империи противоэпидемиологические меры далеко не всегда способствовали достижению позитивных результатов. Например, в борьбе с чумой правительством был накоплен большой опыт, что помогало достаточно оперативно и своевременно создавать систему карантинных и иных мероприятий, способствовавших эффективному подавлению эпидемии. Однако в борьбе с холерой, как отображено в статье, руководством МВД империи не было принято своевременных мер к предупреждению распространения заболевания. Авторы объясняют это рядом объективных и субъективных причин. В результате непринятия своевременных мер к подавлению эпидемии, в 1829–1831 гг. холера охватила основные регионы Европейской России, что повлекло значительные человеческие жертвы. Кроме того, на фоне эпидемии произошел ряд социальных потрясений, выразившихся в так называемых «холерных бунтах». Приведенные в статье факты свидетельствуют, что в первой половине XIX в. в Российской империи еще отсутствовала единая и эффективно действующая система санитарно-эпидемиологического надзора. Тем не менее, как считают авторы, благодаря деятельности Министерства внутренних дел по борьбе с эпидемиями в описываемый период, были заложены основы данной системы.
Ключевые слова: Министерство внутренних дел Российской империи, Медицинский департамент, Медицинский Совет, полиция, медицинская полиция, эпидемия, пандемия, санитарно-эпидемиологический надзор, эпидемия чумы, эпидемия холеры, холерные бунты.

Ростовцев Е.А., Сосницкий Д.А. (Санкт-Петербург). Младший партнёр? Юрьевский университет второй половины XIX- начала ХХ вв. в судьбах столичных универсантов......................................................................................................94

РОСТОВЦЕВ ЕВГЕНИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ,
доктор исторических наук, профессор
Института истории Санкт-Петербургского государственного университета,
Ведущий научный сотрудник факультета исторических и политических наук
Томского государственного университета.
199034, Россия, Санкт-Петербург, Университетская набережная, 7-9
E-mail: [email protected]

СОСНИЦКИЙ ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ,
Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник
Института истории Санкт-Петербургского государственного университета,
Старший научный сотрудник факультета исторических и политических наук
Томского государственного университета.
199034, Россия, Санкт-Петербург, Университетская набережная, 7-9
E-mail: [email protected]

В фокусе настоящей статьи траектории научной карьеры и судьбы студентов, выпускников и сотрудников столичного университета, преподававших в Дерптском/Юрьевском университете в XIX-начале ХХ вв. В их числе крупные ученые, специалисты в разных отраслях знания – астрономы А.Н. Савич, Н.В. Левицкий, К.Д. Покровский, геологи Э.К. Гофман, Н.И. Андрусов, Ф.Ю. Левинсон-Лессинг, В.В. Богачев, историки М.А. Дьяконов, Е.Ф. Шмурло, И.И. Лаппо, Е.В. Тарле, юристы Д.Д. Гримм, Б.В. Никольский и многие другие.
На основании опубликованных и архивных источников, а также справочных изданий, были реконструированы этапы академической карьеры преподавателей, проанализированы различные данные, связанные с их коллективным портретом. Определено представители каких «поколений» выпускников Санкт-Петербургского университета чаще всего оказывались в рядах преподавателей Дерптского/Юрьевского университета. Прослежена судьба отдельных представителей профессорско-преподавательского состава после эмиграции. Отмечается, что имперское законодательство, регулирующее порядок преподавательской службы, способствовало оттоку научных кадров из столичного в Дерптский/Юрьевский университет и в этом смысле служило одним из инструментов русификации последнего. В статье приводятся аргументированные предположения о характере взаимной миграции научных кадров в рамках различных областей знаний. Высказывается доказательное мнение о том, что Дерптский/Юрьевский университет служил своеобразным кадровым резервом для Санкт-Петербургского/Петроградского университета на рубеже XIX – ХХ вв. и являлся хорошим стартом и трамплином академической карьеры для многих петербургских ученых, впоследствии вернувшихся в столицу империи.
Ключевые слова: Дерптский университет, Юрьевский университет, Санкт-Петербургский университет, Петроградский университет, биографика, профессора, преподаватели, коллективный портрет, история науки, история университетов.

Милашус Ж.В., Соловьёв Д.Н. (Санкт-Петербург). Принципы службы военного атташе....................................................................................................................... 109

ЖАННА ВЕНИАМИНОВНА МИЛАШУС
старший преподаватель английского
языка кафедры иностранных языков.
Михайловская военная артиллерийская академия
195009, г. Санкт-Петербург, ул. Комсомола, д. 22.
E-mail: [email protected]

ДМИТРИЙ НИКОЛАЕВИЧ СОЛОВЬЁВ
Доктор исторических наук, доцент,
Старший преподаватель кафедры гуманитарных и
социально-экономических дисциплин.
Михайловская военная артиллерийская академия
195009, г. Санкт-Петербург, ул. Комсомола, д. 22.
E-mail: [email protected]

Статья посвящена службе офицеров генерального штаба, чья деятельность связана с подготовкой операций, разработкой планов ведения боевых действий, снабжением воинских подразделений всеми видами оружия. Эта деятельность требует аналитического склада ума и фундаментальной образованности. Именно такой вид деятельности и требует необнародования имён офицеров.
На протяжении многих столетий служба военных атташе, даже если они выступали и под другими должностями – торговый агент, торговый представитель, дипломат, аккредитованный журналист, корреспондент военного ведомства и др., он выполнял негласную функцию военного атташе (в переводе с французского attaché – «прикреплённый»), связанную с разведывательной деятельностью, дипломатической или иной другой.
В статье рассматриваются конкретные исторические персонажи, чья деятельность началась ещё в начале XIX века.
Важные вехи в деятельности военный атташе отражены в структуре ведомства. Все периоды, предшествующие войнам, которые вела Российская империя на протяжении всего XIX и начала XX веков, отражены в деятельности атташе. Статья предназначена для широкого круга читателей и для всех интересующихся военной историей.
Ключевые слова: Генеральный штаб, военный атташе, военное ведомство, операции, армия.

Аншакова Ю.Ю. (Самара). О политических и гуманитарных аспектах британской помощи России во время голода 1921-1923 годов..................................... 114

ЮЛИЯ ЮРЬЕВНА АНШАКОВА
кандидат исторических наук, доцент, старший научный сотрудник Отдела истории и археологии Самарского федерального исследовательского центра РАН
Самара, Студенческий пер., 3А, тел. раб. (846) 340-06-14,
E-mail: [email protected]

Во время голода 1921-1923 гг. Советская Россия получала помощь от ряда благотворительных организаций, представлявших разные государства. В их числе были и британские организации, оказавшие существенную помощь голодающему населению Поволжья, ставшего эпицентром бедствия. Среди этих организаций особо выделялись Фонд спасения детей и миссия Общества друзей (квакеров). В статье рассматриваются некоторые политические, гуманитарные и организационные аспекты британской помощи, связанные с официальной позицией государства, прессы, дискуссиями в британском парламенте, оказавшими влияние на работу британских гуманитарных миссий в России. При этом освещаются как самостоятельные действия Британии в вопросе оказания помощи голодающему населению России, так шаги, которые предпринимали или пытались предпринять в этой связи различные международные структуры (Лига Наций и др.), членом которых являлась Британия. Источниковой базой для этой публикации послужили протоколы заседаний палаты лордов и палаты общин британского парламента, а также материалы иностранных и советских периодических изданий.
Ключевые слова: Поволжье, Британия, голод 1921-1923 гг., Фонд спасения детей, квакеры, международная гуманитарная помощь.

Олимпиева И.В. (Санкт-Петербург). Принцы Ольденбургские и Императорское училище правоведения (1835 – 1918 гг.)............................................................... 123

ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА ОЛИМПИЕВА
Соискатель Санкт-Петербургского института истории
(дом Н. П. Лихачева) Российской академии наук
197110, Россия, Санкт-Петербург, ул. Петрозаводская, д. 7
E-mail: [email protected]
Тел + 7-911-254-0944

Императорское училище правоведения неразрывно связано с именем принцев Ольденбургских – великих благотворителей России. Петр Георгиевич Ольденбургский возглавлял около пятисот учебных и благотворительных учреждений, для создания пяти из них он пожертвовал значительные денежные средства. Среди этих пяти выделялось — Императорское училище правоведения, попечителем которого принц был в течение 45 лет. Согласно уставу учебного заведения попечитель являлся высшим должностным лицом Училища. Он руководил всей образовательной, воспитательной, хозяйственной частью деятельности Училища. В случае отсутствия попечителя его функции исполнял директор в строгом соответствии с данными ему инструкциями. Главная задача попечителя состояла в том, «… чтобы успех сего заведения [Училища правоведения] оправдал надежды Правительства» (§ 73 Устава). И действительно, усилия Петра Георгиевича, а затем и его сына – Александра Петровича были направлены на подготовку кадров для судебной системы. В Училище не только обучали, но и воспитывали. В учебном заведении много внимания уделялось разностороннему развитию личностных качеств будущих государственных деятелей. Высоконравственный человек – Петр Георгиевич Ольденбургский развивал в правоведах те качества, которыми обладал сам. Правоведы должны были служить образцом отношения к своему делу, быть людьми честными и порядочными. Большинство воспитанников пронесли дух Училища через всю жизнь.
Ключевые слова: принцы Ольденбургские, Императорское училище правоведения, попечители, юридическое образование, правоведы, благотворительность.

Кашеваров А.Н. (Санкт-Петербург). Митрополит Григорий (Чуков) и частичное возвращение мощей православных святых в 1940 – 1950-х гг........................... 129

АНАТОЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ КАШЕВАРОВ
Доктор исторических наук, профессор,
заслуженный работник высшей школы РФ,
профессор кафедры общественных наук
Санкт-Петербургского политехнического университета
Петра Великого,
Россия, 195251, Санкт-Петербург, ул. Политехническая, 29
Тел.: (812) – 534 – 75 – 21 (сл.), e-mail: [email protected]

Основная цель статьи – осветить вклад одного из самых деятельных и энергичных иерархов Русской Православной Церкви советской эпохи митрополита Григория (Чукова) в процесс возвращения Церкви святых мощей в контексте государственно-церковных отношений второй половины 1940-х – 1950-х гг. Послевоенный курс советского правительства на нормализацию этих отношений вызвал у верующих и священноначалия Московской Патриархии надежды на возвращение святых мощей, уцелевших в годы антирелигиозных кампаний и хранившихся в различных музеях страны. Рассмотрены итоги инициативы владыки Григория по возращению мощей святителя Феодосия Черниговского, праведного Иакова Боровичского и святителя Никиты Новгородского. В отличие от конфискации святых мощей в 1918 – 1920 гг., сопровождавшейся «разоблачительной» пропагандистской кампанией, частичное возвращение мощей во второй половине 1940-х гг. происходило как бы втайне от общества, становилось в основном достоянием постоянных прихожан православных храмов. Атеистическая власть не хотела специального привлечения общественного внимания к отдельным случаям возвращения Русской Православной Церкви святых мощей, поскольку все это лишний раз свидетельствовало о частичной ревизии прежней религиозной политики, проводившейся в 1920- 1930-х гг., способствовало притоку паломников и богомольцев к возвращенным святыням, а, следовательно, и усилению позиций Церкви в советском обществе.
Ключевые слова: Русская Православная Церковь, святые мощи, патриарх Алексий I, митрополит Григорий (Чуков), Совет по дела русской православной церкви, Г.Г. Карпов.

Скурлов В.В. (Санкт-Петербург), Кривошей Д.Ю. (Москва), Яровая Е.А. (Санкт-Петербург). Василий Грачев – возвращение легенды (рецензия на издание Е.Ю. Ельковой “Скульптор В.Я. Грачев и русская кабинетная бронза”)...................................................................................................... .............. 136

ДМИТРИЙ ЮРЬЕВИЧ КРИВОШЕЙ
независимый исследователь, соискатель кафедры источниковедения
исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова (Москва).
117279, Россия, г. Москва, улица Генерала Антонова, 4-1-172.
Тел.: +7 905 787 95 29, e-mail: [email protected]

ВАЛЕНТИН ВАСИЛЬЕВИЧ СКУРЛОВ
кандидат искусствоведения, эксперт Министерства культуры РФ,
ученый секретарь Мемориального Фонда Фаберже (Санкт-Петербург).
199406, Россия, г. Санкт-Петербург, Наличная улица, 37-3-47.
Тел.: +7 812 352 50 51, e-mail: [email protected]

ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА ЯРОВАЯ
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник
отдела нумизматики Государственного Эрмитажа (Санкт-Петербург).
190000, Россия, г. Санкт-Петербург, Дворцовая набережная, 34.
Тел.: +7 812 710 96 29, e-mail: [email protected]

Представленное издание демонстрирует совершенно новый этап отечественного коллекционирования. Если в 1991-2015 гг. шло накопление коллекций, когда российские коллекционеры на 90% стали покупателями на русских продажах крупнейших антикварных аукционов мира, вытеснив иностранцев, то последние пять лет появляются выдающиеся по своему монументальному подходу описания коллекций, выполненные на высоком научном и художественном уровне. Особенно важно, что происходит исследование биографий русских мастеров, о которых было практически ничего не известно. Последним особенно ценно настоящее издание о творчестве Василия Грачева [1].
Ключевые слова: русское искусство, декоративно-прикладное искусство, кабинетная бронза, русская мелкая пластика, Карл Верфель, Василий Грачев, Евгений Лансере, Николай Либерих.

Полторак С.Н. (Санкт-Петербург), Шабельникова Н. А. (Владивосток). «Мир освещается солнцем, а человек – знанием»: историку, археографу, педагогу профессору А.А. Чернобаеву – 80 лет!................................................................. 143

СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ПОЛТОРАК
доктор исторических наук, профессор, почетный работник выс-
шего профессионального образования РФ, Сотрудник Центра
исторических исследований и анализа ГАОУ ВО ЛО «Ленинград-
ский государственный университет имени А.С. Пушкина».
196605, Санкт-Петербург, г. Пушкин, Петербургское шоссе, д. 10.
Тел.: +7(812)5342828, e-mail: [email protected]

НАТАЛЬЯ АЛЕКСЕЕВНА ШАБЕЛЬНИКОВА
доктор исторических наук, профессор, заслуженный сотрудник
органов внутренних дел Российской Федерации,
профессор кафедры гуманитарных дисциплин
Владивостокского филиала Дальневосточного
юридического института МВД России.
690087, Россия, Владивосток, Котельникова, 21,
E-mail: [email protected]

Статья приурочена к 80-летнему юбилею видного российского ученого и организатора науки Анатолия Александровича Чернобаева. Авторы отмечают значительный вклад А.А. Чернобаева в политическую и социальную историю России XIX—XX веков, историографию, археографию, библиографию, историческую биографию. Являясь автором более 400 книг, брошюр, статей, документальных публикаций, в т. ч. на английском, немецком, чешском, польском, болгарском языках, преподает в высших учебных заведениях, ведет активную творческую и организационно-научную деятельность. А.А. Чернобаев (с 1993 г.) – главный редактор журнала «Исторический архив», член редколлегий журналов «Вестник архивиста» и «Вестник МЭИ», редсовета журнала «Клио», Ученых советов РГАСПИ и Архива РАН, диссертационного совета Института истории естествознания и техники РАН. Среди крупнейших публикаций значительный интерес взывают монографии «Профессор с пикой», или Три жизни историка М. Н. Покровского», «Историк и мир истории», учебники по истории России и русской историографии. Огромный вклад в составление и редактирование вложен А.А. Чернобаевым в подготовку многотомного библиографического словаря об отечественных историках.
Ключевые слова: А.А. Чернобаев, наука, история, образование, археография, историография, библиография, историческая биография.

Трантин Максим, Лицей НИУ ВШЭ (Москва)

Кандидатуру предлагают: Макаркин Алексей Владимирович, профессор; Умерова Мария Викторовна, доцент; Томашов Игорь Андреевич, преподаватель; Брюханова Ольга Венедиктовна, преподаватель; Хаиткулов Руслан Гафурович, преподаватель

Сказать о Максиме Трантине, что он входит в Tоп-10 лучших лицеистов направления «Экономика и социальные науки», где обучается около 160 человек, это значит не сказать ничего.

Отметить, что он дважды финалист Всероссийской Олимпиады по истории, победитель муниципальных и региональных туров, призёр Высшей Пробы и Московской Олимпиады школьников с 8 класса, значит тоже неполно раскрыть его личность.

Рейтинги, грамоты, медали, денежные поощрения Правительства Москвы – это формально-рациональная оценка достижений лицеиста. О Максиме хочется сказать что-то особенное.

Максим страстно увлечён историей и политикой, он с жадным любопытством поглощает знания, на занятиях задаёт вопросы, размышляет об истории. Поражает его умение вести дискуссию со сверстниками и профессорами ВШЭ. Максим имеет свою позицию и умеет ее отстаивать. Будучи отобранным и приглашённым на престижную интеллектуальную телепередачу «Умники и умницы», Максим отказался от участия, посчитав вопросы для подготовки слишком широкими, а условия победы не сопоставимыми с точки зрения прозрачности с олимпиадой Высшая Проба и Всероссийской Олимпиадой Школьников.

Максим поглощён предметом своих интересов: отечественной, мировой историей, деталями и подробностями событий прошлого. Именно обращённость к истории помогает ему живо, образно, ярко импровизировать при размышлении о вопросах гуманитарной сферы. Его размышления о культуре, литературе определённой эпохи основаны на знании исторического контекста рассматриваемых артефактов, феноменов прошлого. Кроме того, основываясь на исторических аналогиях, знании причинно-следственных закономерностей событий прошлого, Максим может строить аргументированные и развёрнутые умозаключения о событиях новейшей истории. Его эрудиция, его стремление к саморазвитию и постижению нового помогают ему в освоении предметов гуманитарного цикла, позволяют достигать успехов и высоких образовательных результатов.

Без Максима Трантина не обходятся ни одни Лицейские дебаты, его харизма и лидерские качества, нешаблонные высказывания заставляют симпатизировать его команде. В недавних дебатах на английском языке, посвящённых проблеме Brexit, Максим отстоял позицию за выход Великобритании из Евросоюза. В будущем его легко представить в роли блестящего политика, дипломата или увлечённого преподавателя. Максим искренне верит, что можно изменить мир, и заражает своей верой окружающих.

Не случайно профессор летней школы Университета Беркли в Калифорнии Кэти Дюран, где Максим обучался в возрасте 15 лет, написала в его характеристике: «Maxim is an excellent student. He is inquisitive, earnest, cooperative. His midterm exam, which covered all of the theory presented in the course, was excellent as was his research and presentation on the strengths and weaknesses of the United Nations. It was an absolute pleasure meeting Max».

Интересы Максима не ограничиваются учебой и дискуссиями. Максим радостно и безвозмездно занимается историей со школьниками младшего возраста, помогает им готовиться к ОГЭ, выражает готовность учить детей с особенностями развития английскому языку для фонда «Перспектива» и «Лучшие друзья», работает волонтером для людей с ограниченными физическими возможностями.

Мы считаем, что Максим Трантин соответствует требованиям, выдвигаемым к номинации «Серебряный птенец», и желаем ему победы!

Новости

Подборка произведений современных авторов

Мы сделали подборку произведений современных авторов. Эти книги помогут вам улучшить отношения с друзьями, разобраться с чувствами и вдохновят на успех.

«Дом, в котором…», Мариам Петросян
Главные герои романа — подростки, живущие в интернате для инвалидов. Среди них есть лидеры, изгои, неформалы и те, кто стараются дружить со всеми. Они взрослеют, дружат и решают конфликты. В книге показано множество непростых ситуаций, и автор ненавязчиво рассказывает, как с ними справляться. Книга будет интересна подросткам старше 12 лет.

«Чудо», Р. Дж. Паласио
Книга про пятиклассника по имени Август. Он играет в компьютерные игры, обожает свою собаку, смотрит «Звёздные войны». Вот только из-за редкой генетической болезни он перенёс 27 операций на лице. Эта книга о юморе, настоящей дружбе, доброте и принятии себя таким, какой ты есть. Самый удачный возраст для чтения — после 14 лет, но можно и раньше.

“Янка”, Тамара Михеева
Родители главной героини Яны развелись, они с мамой переехали в город на берегу моря. Теперь пятнадцатилетней девушке нужно побороть в себе обиду на отца, найти новых друзей и понять, чем она хочет заниматься. Роман поможет вместе с героиней разобраться в своих чувствах, научит налаживать отношения с людьми, а также станет отличным чтением на каникулах для подростков старше 16 лет.

«Правдивая история Федерико», Антон Соя Рафинелли
«Жуткая» сказка о любви клоуна Федерико и красавицы Надиры придётся по душе всем подросткам старше 12 лет. История о том, как среди жестокости и страха сохранить настоящее чувство. Отношения Федерико и Надиры доказывают, что нужно всматриваться в суть вещей, видеть в людях хорошее и верить, что дружба и любовь спасут мир.

«Виноваты звёзды», Джон Грин
История о двух влюблённых — Хейзел и Огастус. Их любовь переживает множество испытаний. Вместе они борются с раком, который поразил их обоих. Ребята поддерживают друг друга и стараются ловить оставшееся время. Несмотря на то что героям романа шестнадцать и семнадцать лет, книга понравится и более младшему возрасту.

«Первокурсница», Виктория Ледерман
История любви семнадцатилетней Саши Тюлькиной — отличный пример современной книги про подростков. Героиня всеми силами старается завоевать расположение любимого человека. Если вы в старших классах, то, скорее всего, вы узнаете в ней себя и получите ценные советы, как выходить из неловких ситуаций с юмором.

«Я хочу в школу!», Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский
История про вымышленную альтернативную школу. В ней дети не сидят за уроками и не зубрят правила. Они делают интересные проекты вместе с друзьями разного возраста. Но не всё так просто — школу грозятся закрыть, и дети должны будут учиться в обычной. Удастся ли им привыкнуть к новым обстоятельствам и при этом сохранить любовь к знаниям? Читателю предстоит найти ответ на этот вопрос. Книга подойдёт для всех любителей учиться старше 12 лет.

«Разноцветный снег», Наталия Волкова
Книга, словно увлекательный познавательный квест по истории. Отличное чтение на ночь для подростков старше 14 лет. Главные герои — ребята из литературного кружка, где они постоянно получают странные задания. Одно из них — узнать, был ли предателем известный в городе ещё с войны Антон Петрович Старцев. Разворачивается целое историческое расследование, которое должно помочь восстановить справедливость. Удивительно, но это помогает героям ещё и разобраться в самих себе.

«Школа в Кармартене», Анна Коростелёва
Эта книга рассказывает о волшебной школе в Кармартене, населённой обычными людьми и мифологическими персонажами. Стать её студентом просто: нужно лишь после наступления 16 лет найти директора Мерлина и сдать ему экзамен. При этом необязательно уже быть с какими-то способностями — магии там научат. А кроме неё, химии, физике, медицине и другим важным наукам. Студенты школы Мерлина настолько позитивные и активные, с таким удовольствием всё изучают, что могут заразить своей тягой к знаниям кого угодно.

«Правило 69 для толстой чайки», Дарья Варденбург
Главный герой книги — тринадцатилетний Якоб Беккер, мечтающий совершить кругосветное путешествие на яхте. Он записывается в секцию и начинает упорно заниматься. Первое время нет никакой практики — только правила. Впереди маячит чемпионат, а у Якоба заикание, стеснительность и проблемы в семье. Эта книга о том, как несмотря ни на что добиться своей мечты и справиться с трудностями.

«Первая работа», Юлия Кузнецова
Героиня книги Маша мечтает уехать на стажировку в Барселону. Но родители считают, что это слишком дорого. Зато предлагают девушке другой вариант — поработать репетитором по испанскому для шестилетней избалованной Даши. Пока Маша занимается с девочкой, она открывает для себя много нового, тренирует свой язык, а главное — идёт к своей мечте.

«Пик», Роланд Смит Вдохновляющая история о четырнадцатилетнем Пике, который обожает высоту. Однажды отец предлагает ему подняться на Эверест, стать самым молодым покорителем этой могущественной вершины. В пути мальчик столкнётся с разными трудностями: болезнью, страшной непогодой, сильным страхом, усталостью и другими. Но это всё закалит его и поможет разобраться в самом себе.

5 Знания и рассуждения | Как люди учатся II: учащиеся, контексты и культуры

Разработка пояснений

Поощрение учащихся к созданию объяснений того, что они изучают, является многообещающим методом поддержки понимания. Для этого были изучены три техники: уточняющий опрос, самообъяснение и обучение.

Уточняющий опрос — это стратегия, при которой учащимся задают или побуждают задать себе вопросы, требующие глубоких рассуждений, например, почему, как, что, если и что, если нет (в отличие от поверхностных вопросов, таких как кто, что, когда и где) (Gholson et al., 2009). Любознательная ученица, которая применяет интеллектуальный уточняющий опрос, задает глубокие мотивирующие вопросы, стремясь понять сложный материал и решить проблемы. Однако уточняющий допрос не дается большинству детей и взрослых естественным путем; Было показано, что обучение людей использованию этого навыка — и особенно обучение задавать глубокие вопросы — оказывает положительное влияние на понимание, обучение и память (Gholson et al. , 2009; Graesser and Lehman, 2012; Graesser and Olde, 2003; Розеншайн и др., 1996). Например, в одном из первых исследований людей просили либо объяснить «почему» для нескольких несвязанных между собой предложений, либо прочитать и изучить предложения. Затем обе группы были протестированы на запоминание предложений. Те, кто задавал вопросы, показали лучшие результаты, чем группа, которая просто изучала предложения (Pressley et al., 1987). Исследования с детьми также показали преимущества уточняющего опроса (Woloshyn et al., 1994), и преимущества уточняющего опроса могут сохраняться с течением времени (например,g., через 1 или 2 недели после обучения), хотя в нескольких исследованиях изучалось влияние уточняющего опроса на долговременное запоминание.

В большинстве исследований, проведенных исследователями в области экспериментальной психологии, использовались отдельные факты в качестве материалов для изучения эффектов проработки и оценки дословного удержания, но исследователи в области педагогической психологии также изучали более сложное текстовое содержание и оценивали возможность вывода (Dornisch and Sperling, 2006). ; Озгунгор и Гатри, 2004).Например, Макдэниел и Доннелли (1996) попросили студентов колледжа изучить краткие описания физических понятий, таких как сохранение углового момента, а затем ответить на вопрос, почему это понятие (например, «Почему объект ускоряется, когда его радиус уменьшаться, как при сохранении углового момента?»). Окончательная оценка включала как вопросы о фактах, так и вопросы о выводах, которые касались более глубоких уровней понимания. Авторы обнаружили преимущества уточняющего опроса для сложных материалов и оценок, а также обнаружили, что те, кто участвовал в уточняющем опросе, превзошли учащихся, которые составляли помеченные схемы понятий в каждом кратком тексте.

Самообъяснение — это стратегия, при которой учащиеся объясняют материал или свои мыслительные процессы во время чтения, ответов на вопросы или решения задач. В самом общем случае учащихся могут просто попросить объяснить каждый шаг, который они предпринимают при решении задачи (Chi et al. , 1989b; McNamara, 2004), или объяснить текст предложение за предложением по мере его чтения (Chi

).

Почему факты не меняют нашего мнения

Среди множества вопросов, о которых наши предки не беспокоились, были сдерживающий эффект смертной казни и идеальные качества пожарного.Им также не приходилось бороться с сфабрикованными исследованиями, фейковыми новостями или Twitter. Неудивительно поэтому, что сегодня разум часто подводит нас. Как пишут Мерсье и Спербер: «Это один из многих случаев, когда окружающая среда менялась слишком быстро, чтобы естественный отбор успел ее догнать».

Стивен Сломан, профессор Университета Брауна, и Филип Фернбах, профессор Университета Колорадо, также являются учеными-когнитивистами. Они тоже считают, что общительность является ключом к функционированию или, что более уместно, к неисправностям человеческого разума.Они начинают свою книгу «Иллюзия знания: почему мы никогда не думаем в одиночестве» (Риверхед) с обзора туалетов.

Практически каждый в Соединенных Штатах, да и во всем развитом мире, знаком с туалетами. Типичный унитаз со смывом представляет собой керамическую чашу, наполненную водой. При нажатии на ручку или кнопку вода и все, что в ней отложилось, засасывается в трубу, а оттуда в канализацию. Но как это происходит на самом деле?

В исследовании, проведенном в Йельском университете, аспирантов попросили оценить их понимание повседневных устройств, включая туалеты, молнии и цилиндрические замки.Затем их попросили написать подробные пошаговые объяснения того, как работают устройства, и снова оценить свое понимание. По-видимому, усилие выявило у студентов их собственное невежество, потому что их самооценка упала. (Туалеты, как оказалось, сложнее, чем кажутся.)

Сломан и Фернбах почти везде наблюдают этот эффект, который они называют «иллюзией объяснительной глубины». Люди считают, что знают гораздо больше, чем на самом деле. Что позволяет нам упорствовать в этой вере, так это другие люди. Что касается моего туалета, то его спроектировал кто-то другой, чтобы я мог легко им пользоваться. Это то, в чем люди очень хороши. Мы полагаемся на опыт друг друга с тех пор, как поняли, как охотиться вместе, что, вероятно, стало ключевым событием в нашей эволюционной истории. Мы настолько хорошо сотрудничаем, утверждают Сломан и Фернбах, что едва ли можем сказать, где заканчивается наше собственное понимание и начинается понимание других.

«Одно из следствий естественности, с которой мы разделяем познавательный труд, — пишут они, — заключается в том, что нет «резкой границы между идеями и знаниями одного человека» и «идеями и знаниями других членов» группы.

Эта безграничность или, если хотите, путаница также имеет решающее значение для того, что мы называем прогрессом. Когда люди изобретали новые инструменты для нового образа жизни, они одновременно создавали новые сферы невежества; если бы все настаивали, скажем, на том, чтобы освоить принципы работы с металлом, прежде чем брать в руки нож, бронзового века было бы немного. Когда дело доходит до новых технологий, неполное понимание помогает.

Проблемы, по словам Сломана и Фернбаха, вызывают у нас проблемы в политической сфере.Одно дело для меня спустить воду в унитазе, не зная, как он работает, и совсем другое — поддержать (или выступить против) запрета на иммиграцию, не зная, о чем я говорю. Сломан и Фернбах ссылаются на опрос, проведенный в 2014 году, вскоре после того, как Россия аннексировала украинскую территорию Крыма. Респондентов спросили, как, по их мнению, должны реагировать США, а также могут ли они идентифицировать Украину на карте. Чем дальше они отклонялись от географии, тем больше вероятность того, что они одобряли военное вмешательство.(Респонденты были настолько не уверены в местонахождении Украины, что среднее предположение было ошибочным на тысячу восемьсот миль, примерно на расстояние от Киева до Мадрида.)

Опросы по многим другим вопросам дали такие же удручающие результаты. «Как правило, сильные чувства по поводу проблем не возникают из глубокого понимания», — пишут Сломан и Фернбах. И здесь наша зависимость от других умов усугубляет проблему. Если ваша позиция, скажем, в отношении Закона о доступном медицинском обслуживании безосновательна, а я полагаюсь на него, то и мое мнение безосновательно.Когда я разговариваю с Томом, и он решает, что согласен со мной, его мнение также безосновательно, но теперь, когда мы втроем согласны, мы чувствуем себя гораздо более самодовольными в своих взглядах. Если мы все сейчас отвергнем как неубедительную любую информацию, которая противоречит нашему мнению, вы получите администрацию Трампа.

«Вот как сообщество знаний может стать опасным», — отмечают Сломан и Фернбах. Эти двое провели свою собственную версию эксперимента с туалетом, заменив государственную политику бытовыми гаджетами.В исследовании, проведенном в 2012 году, они спрашивали людей об их позиции по таким вопросам, как: должна ли существовать система здравоохранения с единым плательщиком? Или оплата труда учителей на основе заслуг? Участникам было предложено оценить свои позиции в зависимости от того, насколько они согласны или не согласны с предложениями. Затем им было поручено как можно подробнее объяснить последствия реализации каждого из них. Большинство людей в этот момент столкнулись с проблемами. Когда их снова попросили оценить свои взгляды, они уменьшили интенсивность, так что они либо соглашались, либо не соглашались менее яростно.

Сломан и Фернбах видят в этом результате маленькую свечу для темного мира. Если бы мы — или наши друзья, или эксперты на CNN — тратили меньше времени на проповеди и больше на попытки проработать последствия политических предложений, мы бы осознали, насколько мы невежественны, и умерили бы свои взгляды. Это, пишут они, «может быть единственной формой мышления, которая разрушит иллюзию глубины объяснения и изменит отношение людей».

Науку можно рассматривать как систему, учитывающую естественные склонности людей.В хорошо управляемой лаборатории нет места моей предвзятости; результаты должны быть воспроизведены в других лабораториях исследователями, у которых нет мотива подтверждать их. Можно утверждать, что именно поэтому система оказалась такой успешной. В любой момент в поле могут доминировать склоки, но, в конце концов, преобладает методология. Наука движется вперед, даже если мы остаемся на месте.

В книге «Отрицание до смерти: почему мы игнорируем факты, которые нас спасут» (Оксфорд) Джек Горман, психиатр, и его дочь Сара Горман, специалист в области общественного здравоохранения, исследуют разрыв между тем, что говорит нам наука. и что мы говорим себе.Их беспокоят стойкие убеждения, которые не только явно ложны, но и потенциально смертельны, например, убеждение в том, что вакцины опасны. Конечно, что опасно, так это вакцинация , а не ; именно поэтому вакцины были созданы в первую очередь. «Иммунизация — одно из достижений современной медицины», — отмечают Горманы. Но независимо от того, сколько научных исследований приходят к выводу, что вакцины безопасны и что между иммунизацией и аутизмом нет связи, противники прививок остаются равнодушными.(Теперь они могут рассчитывать на свою сторону — в некотором роде — на Дональда Трампа, который сказал, что, хотя он и его жена сделали прививку своему сыну Бэррону, они отказались сделать это в сроки, рекомендованные педиатрами. )

Горманы также утверждают, что способы мышления, которые сейчас кажутся саморазрушительными, в какой-то момент должны были быть адаптивными. И они тоже много страниц посвящают предвзятости подтверждения, которая, как они утверждают, имеет физиологический компонент. Они ссылаются на исследования, показывающие, что люди испытывают истинное удовольствие — прилив дофамина — при обработке информации, которая поддерживает их убеждения.«Приятно «держаться своего оружия», даже если мы ошибаемся», — отмечают они.

Горманы не просто хотят перечислить наши ошибки; они хотят исправить их. Они утверждают, что должен быть какой-то способ убедить людей в том, что вакцины полезны для детей, а пистолеты опасны. (Еще одно распространенное, но статистически необоснованное убеждение, которое они хотели бы опровергнуть, состоит в том, что владение оружием делает вас безопаснее.) Но здесь они сталкиваются с теми же проблемами, которые перечислили. Предоставление людям точной информации, похоже, не помогает; они просто обесценивают это. Обращение к их эмоциям может работать лучше, но это явно противоречит цели продвижения надежной науки. «Остается задача, — пишут они ближе к концу своей книги, — выяснить, как бороться с тенденциями, ведущими к ложным научным убеждениям».

«Загадка разума», «Иллюзия знания» и «Отрицание до гроба» были написаны до ноябрьских выборов. И все же они предвосхищают появление Келлиэнн Конуэй и появления «альтернативных фактов». В наши дни может показаться, что вся страна была отдана на масштабный психологический эксперимент, который проводится либо никем, либо Стивом Бэнноном.Рациональные агенты смогут продумать свой путь к решению. Но в этом отношении литература не утешительна. ♦

(PDF) Теоретические и практические последствия применения теории разумного действия в исследовании информационных систем

O. C. Otieno et al.

DOI:10.4236/oalib.1102054 3 декабря 2015 г. | Том 2 |

3. Обзор литературы

Внедрение и использование информационных технологий на рабочем месте и в нашем обществе в целом остается центральной

задачей исследований и практики информационных систем. Например, понимание и создание условий

, при которых информационные системы используются человеческими организациями, остается первоочередной задачей исследования

. Айзен и Фишбейн сформулировали Теорию обоснованного действия (TRA) к 1980 году. Это стало результатом исследования отношений с использованием моделей ценности ожидания [2]. Они сделали эту формулировку TRA после попытки оценить

несоответствие, которое существовало между отношением и поведением. Основы TRA исходят из области

социальной психологии.Социальные психологи пытаются, среди прочего, объяснить, как и почему отношение влияет на поведение, что не менее важно для отражения этого исследования. То есть, как и почему убеждения людей

меняют то, как они действуют. Поведение может быть как вербальным, так и невербальным, например, язык тела, сигналы, знаки или выражаться устно. Таким образом,

TRA выдвинул три общих конструкции, а именно: (1) поведенческое намерение, (2) отношение и (3) субъективную норму. Поведение определяется намерением человека выполнить это поведение [1] и это; это намерение, в свою очередь, является функцией отношения человека к поведению. Одним из потенциальных рефлекторов возможного поведенческого результата является намерение. Намерение — это когнитивное представление готовности человека выполнить запланированное действие

и считается непосредственным индикатором поведения. Поведенческое намерение измеряет относительную силу вероятности того, что человек выполнит ожидаемое поведение.Это включает в себя мотивационные или установочные факторы, которые фиксируют то, как люди вовлечены в выполнение намеченного поведения [9]. Субъективная норма по

, с другой стороны, рассматривается как сочетание воспринимаемых ожиданий от соответствующих лиц наряду с намерением

соответствовать таким ожиданиям [10]. Отношение человека в сочетании с субъективными нормами формирует

поведенческое намерение человека. Таким образом, поведенческое намерение является функцией как отношения к поведению, так и субъективных норм по отношению к этому поведению, которые затем могут предсказать фактическое поведение. Это позволяет прогнозировать

поведение пользователей, особенно когда речь идет о внедрении новых технологий и информационных систем, а также

постоянное использование технологий.

Теория разумного действия была проверена в многочисленных исследованиях по многим дисциплинам и случаям, включая

диету, использование презервативов, употребление генетически модифицированных продуктов и ограничение пребывания на солнце, как указано в исследовании

[11]. Эта теория может быть расширена для концептуализации поведенческих моделей человека при принятии решений об использовании новой инновации или технологии.Эта теория способна объяснить,

движимо ли индивидуальное поведение, такое как использование новых инноваций, поведенческими намерениями, где

поведенческие намерения являются функцией отношения индивида к поведению, субъективным нормам, окружающим

выполнение поведения и восприятие человеком легкости, с которой поведение может быть выполнено (поведенческий контроль). Теория не использовалась широко при оценке таких исследований, как внедрение и распространение технологий.В литературе по информационным системам эта теория использовалась только в той степени,

, где она определяла поведение и отношение пользователей в вопросах, связанных с использованием Интернета, онлайн-покупками, домашним

использованием компьютера, а также конфиденциальностью, безопасностью и доверием в Интернете. [9] и только как вспомогательная теория наряду с другими основными теориями.

Психологи спорили о том, что должно составлять термин отношение. Социальные психологи предполагают, что отношение

включает в себя поведение и познание, и что отношение и поведение положительно коррелируют; причина, по которой исследования в информационной системе

, особенно в области инноваций или внедрения технологий, должны применять теорию обоснованного действия.

Одним из таких примеров является использование технологии оплаты с помощью мобильного телефона, что является вопросом отношения к ее

внедрению. Пользователи принимают и используют только те технологии, которые, по их мнению, имеют для них ценность. Кроме того,

из обзора соответствующей литературы, большинство существующих исследований по теме принятия

потребителем технологии оплаты с помощью мобильных телефонов основаны на модели принятия технологии (TAM). Исследования, в которых использовались

Теория разумного действия и Теория запланированного поведения (TPB), очень немногочисленны, и использовались только в

степени, когда они подготовили почву для других теорий, таких как ТАМ, Расширенный ТАМ и Унифицированный Теория принятия и использования технологии

(UTAUT).Тем не менее, TRA, по нашему мнению, достаточен для проведения исследований по

использованию и внедрению потребителями новых инноваций и технологий. Это также дает основание для использования

чисто ТРА в этом исследовании, чтобы выявить силу этой теории в понимании и информационных системах

дискурсе. Кроме того, большинство факторов, которые принимались во внимание в большинстве исследований, были адаптационными факторами и

факторами и характеристиками поставщиков услуг мобильной коммерции, продавцов мобильной коммерции, потребителей мобильной коммерции и окружающей среды, а также характеристик потребительского восприятия. мобильной коммерции [12].Этот

не учитывает важные факторы, такие как убеждения пользователей, социальное давление, возраст, пол, уровень образования, а также экономические факторы, которые могут быть учтены только с помощью TRA.

Почему мы верим альтернативным фактам

Факт или мнение?

Это различие мы узнаём в детстве. Но оказывается, что оценка фактов далеко не так черно-бела, как мог бы убедить вас ваш учитель в третьем классе.

В действительности мы полагаемся на предвзятый набор когнитивных процессов, чтобы прийти к данному заключению или убеждению.Эта естественная склонность подбирать и искажать факты, чтобы они соответствовали нашим существующим убеждениям, известна как мотивированное рассуждение — и мы все так делаем.

«Мотивированное мышление — это широко распространенная тенденция человеческого познания», — говорит Питер Дитто, доктор философии, социальный психолог из Калифорнийского университета в Ирвайне, изучающий влияние мотивации, эмоций и интуиции на суждения. «Люди способны быть вдумчивыми и рациональными, но наши желания, надежды, страхи и мотивы часто склоняют чашу весов, заставляя нас с большей вероятностью принять что-то за правду, если это подтверждает то, во что мы хотим верить.

В сегодняшнюю эпоху поляризованной политики — и когда сами факты подвергаются нападкам — понимание этой склонности (и поиск способов обойти ее) приобрело новую актуальность, говорят психологи.

Красные факты и синие факты

Большая часть ранних исследований мотивированного мышления показала, что люди по-разному взвешивают факты, когда эти факты угрожают лично им. Более двух десятилетий назад Дитто и Дэвид Ф. Лопес, доктор философии, сравнили участников исследования, получивших либо благоприятные, либо неблагоприятные результаты медицинских тестов. Люди, которым сказали, что они дали положительный результат на (вымышленный) фермент, связанный с заболеваниями поджелудочной железы, с большей вероятностью считали тест менее точным, приводили больше объяснений, чтобы обесценить результаты, и запрашивали второе мнение ( Journal of Personality and Social Psychology). , 1992).

«Чтобы заставить вас поверить в то, во что вы не хотите верить, требуется больше информации, чем в то, что вы делаете», — говорит Дитто.

Мы не просто обманываем себя, когда речь идет о нашем здоровье и благополучии.Исследования показывают, что мы по-разному интерпретируем факты, если они бросают вызов нашим личным убеждениям, групповой идентичности или моральным ценностям. «С точки зрения современных СМИ это может означать, что человек быстро поделится политической статьей в социальных сетях, если она поддерживает его убеждения, но с большей вероятностью проверит историю, если это не так», — говорит Дитто.

Например, Дитто и его бывшая ученица Бриттани Лю, доктор философии, показали связь между моральными убеждениями людей и их оценкой фактов. Они обнаружили, что люди, которые морально выступали против обучения презервативам, например, с меньшей вероятностью верили, что презервативы эффективны для предотвращения беременности и заболеваний, передающихся половым путем.Точно так же люди, у которых были моральные сомнения по поводу смертной казни, с меньшей вероятностью считали ее эффективным способом сдерживания преступности ( Social Psychology and Personality Science , 2012). «Люди стирают грань между моральными и фактическими суждениями, — объясняет Дитто.

Людям, которые сильно отождествляют себя с той или иной стороной политического спектра, может показаться, что их оппоненты умышленно игнорируют факты. Но правые или левые, обе стороны считают, что их позиции основаны на доказательствах, говорит Дитто.«Теперь мы живем в мире, где есть красные факты и синие факты, и я считаю, что эти предвзятые процессы мотивированного рассуждения подпитывают политический конфликт. трудно для любого из вас не видеть этого другого человека глупым, неискренним или и тем, и другим».

В анализе, представленном на ежегодном собрании Ассоциации психологических наук в 2015 году, он и его коллеги изучили 41 экспериментальное исследование партийной предвзятости с участием более 12 000 человек.Они обнаружили, что и самоидентифицированные консерваторы, и либералы почти в одинаковой степени демонстрировали сильную партийную предвзятость при оценке эмпирических данных. «Это предвзятость равных возможностей», — говорит он.

Эта предвзятость неудивительна, учитывая мощные социальные стимулы для группового мышления, говорит Дэниел Кахан, доктор юридических наук, профессор права и психологии в Йельской школе права, который изучает восприятие риска, научную коммуникацию и применение науки принятия решений в законе и выработке политики. Учитывайте изменение климата.Игнорирование свидетельств глобального потепления, вызванного деятельностью человека, стало центральной чертой консервативной платформы, и принятие противоположной точки зрения может повредить вашей репутации в этой группе.

«Если взять обычного представителя общественности, его или ее углеродный след слишком мал, чтобы повлиять на изменение климата. Если они ошибаются в науке в этой части своей жизни, с ними ничего плохого не происходит», Кахан объясняет. «Но на них может негативно повлиять, если они придерживаются девиантного взгляда на проблему, определяющую идентичность, внутри своей социальной группы.

Так что, сознательно или нет, люди могут искажать факты. Они могут даже обмануть себя, заставив поверить, что факты не имеют значения, как показали социальный психолог Трой Кэмпбелл, доктор философии, доцент кафедры маркетинга Орегонского университета и его коллеги.

Его команда представила добровольцам, которые либо поддерживали, либо выступали против однополых браков, предполагаемые «факты», предполагающие, что дети, воспитанные однополыми родителями, имели или не испытывали негативных последствий. Когда доказательства были на их стороне, участники заявили, что их мнения по этому вопросу основаны на фактах. Но когда доказательства противоречили их мнению, они утверждали, что вопрос касается не фактов, а морали ( Journal of Personality and Social Psychology , 2015). «Люди бегут от фактов, — говорит Кэмпбелл.

Чем больше ты знаешь

Люди часто считают идиотами (или того хуже) тех, кто придерживается противоположных взглядов. Тем не менее, высокообразованные люди так же склонны к предвзятым суждениям — и на самом деле они могут делать это чаще.

В одном из примеров этого «парадокса экспертизы» Кахан и его коллеги попросили добровольцев проанализировать небольшой набор данных.Во-первых, они представили данные, якобы демонстрирующие эффективность крема для лечения кожной сыпи. Неудивительно, что люди, у которых была большая способность использовать количественную информацию, лучше справлялись с анализом данных.

Но тут был подвох. Когда участники видели одни и те же цифры, но им говорили, что они пришли из исследования о запрете на ношение оружия, их политические взгляды влияли на то, насколько точно они интерпретировали результаты. А те, кто лучше разбирался в количественных показателях, на самом деле давали самые поляризованные ответы.Другими словами, опыт усилил склонность к политически мотивированным рассуждениям ( Behavioral Public Policy , в печати). «По мере того, как люди становятся более опытными в критическом мышлении, они становятся более неистовыми в согласовании фактов с позицией своей группы», — говорит Кахан.

Выкройка сохраняется и за пределами лаборатории. В ходе общенационального опроса Кахан и его коллеги обнаружили, что в целом люди, которые были более научно грамотны, несколько реже воспринимали изменение климата как серьезную угрозу.И чем больше они знали, тем более поляризованными они были: консерваторы стали более пренебрежительно относиться к свидетельствам изменения климата, а либералы стали больше беспокоиться о доказательствах, поскольку научная грамотность и количественные навыки повышались ( Nature Climate Change , 2012).

«Похоже, что изощренный подход к науке дает людям больше инструментов для управления их собственным чувством реальности», — говорит Мэтью Хорнси, доктор философии, профессор психологии в Университете Квинсленда, изучающий процессы, влияющие на то, чтобы люди принимали или отвергали научные сообщения.

К сожалению, современный медиа-ландшафт, похоже, усиливает отход от фактов. «Это прекрасное время для мотивированных мыслителей. Интернет предоставляет почти бесконечное количество источников информации, из которых можно выбрать предпочитаемую реальность», — говорит Хорнси. «Там есть эхо-камера для всех».

Проблема усугубляется тем, что в последние годы увеличилось количество фальшивых новостных сайтов, которые публикуют мистификации, теории заговора и дезинформацию, замаскированные под новости.Но некоторые эксперты считают, что недавнее внимание к фейковым новостям может принести больше вреда, чем пользы. «Теперь, когда у нас есть представление о том, что существуют фейковые новости, мы можем с уверенностью отнести все, что нам не нравится, к фейковым новостям», — говорит Кэмпбелл.

В прошлом скептики по поводу изменения климата, возможно, попытались разобрать детали исследования или продемонстрировать конфликт интересов исследователя, чтобы подвергнуть сомнению доказательства. Теперь они могут просто заявить, что СМИ нельзя доверять в том, что касается сообщения правды, и стереть неудобные факты одним махом.«Недоверие к СМИ — мощный инструмент для мотивированных рассуждений», — говорит Дитто.

Лицензия на игнорирование реальности — опасный путь, независимо от ваших политических взглядов, — добавляет Кахан. «В нашей политической культуре хорошо, что факты были валютой нашего дискурса по спорным вопросам. Если факты каким-то образом обесценятся как валюта, будет намного сложнее достичь наших общих целей».

Корень проблемы

Что можно сделать, чтобы восстановить нашу веру в факты?

Медиаграмотность — это то, с чего можно начать.Отчет исследователей Высшей школы образования Стэнфордского университета показал, что учащиеся средних и старших классов и колледжей плохо оценивают качество онлайн-информации ( Stanford History Education Group , 2016). Хотя авторы описали свои результаты как «мрачные» и «тревожные», положительная сторона заключается в том, что детей можно научить лучше потреблять информацию — например, научившись уделять больше внимания источнику, учитывать возможные предубеждения или мотивы. и подумайте, какие детали мог упустить источник новостей.

Но, учитывая наши когнитивные предубеждения, преподавание может дать нам лишь некоторые из них. «Мотивированное рассуждение — это не то, что можно увидеть с помощью самоанализа или сознательных усилий», — говорит Кахан. «Я бы возлагал больше надежд на стратегию улучшения среды научного общения».

Вот на чем Хорнси сосредоточил свои усилия. В новой статье он описывает то, что он называет корнями отношения — страхи, идеологии, мировоззрения, корыстные интересы и потребности идентичности, — которые побуждают нас принимать или отвергать научные данные.Он утверждает, что коммуникаторы должны лучше определять эти корни и соответственно корректировать свои попытки убеждения (, американский психолог, , в печати). «Это то, что мы называем убеждением в джиу-джитсу: работать с мотивами людей, а не пытаться бороться с ними», — говорит он.

Так, например, хотите убедить скептика в отношении прививок в том, что прививки безопасны? Во-первых, это помогает выяснить, верят ли они в теории заговора Big-Pharma, боятся ли они медицинского вмешательства или хотят доказать своему кругу общения, что они обеспокоенные родители.

“Ключевой вопрос не в том, “Почему они не согласны с наукой?” а скорее: «Почему они хотят не соглашаться с наукой?», — говорит Хорнси.

Чтобы ответить на этот вопрос, вероятно, потребуется сделать то, что люди в нашем все более поляризованном политическом климате ненавидят делать: меньше говорить, больше слушать.

Люди, сообщающие факты, часто делают это, подразумевая, что цель — в худшем случае плохой человек, а в лучшем — необразованный, говорит Кэмпбелл. Но состязательный подход вряд ли изменит мнение.

Этот урок косметические компании усвоили давно: они поняли, что будут продавать больше губной помады, если будут обещать подчеркнуть естественную красоту женщины, а не говорить ей, что она уродлива, отмечает Кэмпбелл. Людям, которые передают информацию, не мешало бы прислушаться к этому примеру. Это касается ученых и научных коммуникаторов, а также всех, кто может поделиться статьей с сотнями людей одним нажатием кнопки, то есть почти со всеми в современном цифровом ландшафте.

«Один из самых важных способов оградить людей от ложной информации — подружиться с ними», — говорит Кэмпбелл.«Есть время для среднего пальца и время, чтобы убрать его».

Обучение – Рассуждение – Навыки, Люди, Доказательства и Неформальные

Обоснование — это создание или оценка утверждений в отношении их поддерживающих аргументов и доказательств. Способность рассуждать имеет фундаментальное влияние на способность учиться на новой информации и опыте, потому что навыки рассуждения определяют, как люди понимают, оценивают и принимают утверждения и аргументы.Навыки рассуждения также имеют решающее значение для способности генерировать и поддерживать точки зрения или убеждения, которые согласуются с соответствующими знаниями и оправдываются ими. Есть два основных вида рассуждений, которые включают утверждения и доказательства: формальные и неформальные.

Формальное рассуждение

Формальное рассуждение используется для оценки формы аргумента и для изучения логических отношений между выводами и поддерживающими их утверждениями. Аргументы определяются как действительные или недействительные исключительно на основании того, обязательно ли их выводы следуют из их явно сформулированных посылок или утверждений.То есть, если подтверждающие утверждения верны, должен ли быть верен и вывод? Если это так, то аргумент считается верным и истинность вывода может быть непосредственно определена путем установления истинности подтверждающих утверждений. Если нет, то аргумент считается несостоятельным, а истинность утверждений недостаточна (или даже несущественна) для установления истинности вывода. Формальное рассуждение часто изучается в контексте категорических силлогизмов, или условных доказательств типа «если-то». Силлогизмы содержат два утверждения и вывод. Пример логически обоснованного силлогизма: Все собаки — животные; все пудели — собаки; поэтому пудели – животные. Небольшое изменение одной из посылок создаст неверный силлогизм: Все собаки — животные; некоторые собаки – пудели; поэтому все пудели – животные. Эта форма аргумента недействительна, потому что нельзя с уверенностью определить, что вывод верен, даже если посылки верны. Вторая предпосылка не требует, чтобы все пудели были собаками.Таким образом, могут быть некоторые пудели, которые не являются собаками, и, соответственно, некоторые пудели, которые не являются животными. Этот аргумент недействителен, несмотря на то, что точное знание собак, пуделей и животных подтверждает, что и посылки, и заключение являются истинными утверждениями. Это несоответствие достоверности и истины подчеркивает важный момент, заключающийся в том, что концептуальное содержание аргумента или реальная истинность предпосылок и выводов не имеют отношения к логике формы аргумента.

Обсуждения формальных рассуждений могут иногда ссылаться на правила логики.Обычно формальное рассуждение описывается как набор абстрактных и предписывающих правил, которые люди должны изучить и применять, чтобы определить обоснованность аргумента. Это самая старая точка зрения на формальные рассуждения. Некоторые утверждают, что термин формальное рассуждение относится непосредственно к применению этих формальных правил.

Однако многие теоретики считают эту точку зрения ошибочной. Описание формальных рассуждений как оценки форм аргументов дает более полное и точное описание различных точек зрения в этой области.Существует по крайней мере четыре конкурирующие теории о том, как люди определяют, обязательно ли вывод следует из предпосылок. Эти теории обычно называют подходами, основанными на правилах, ментальными моделями, эвристиками, и чувствительными к предметной области теориями. Люди вне точки зрения, основанной на правилах, рассматривают правила логики как описательные правила, которые просто обозначают распространенные формы аргументов и распространенные ошибки или заблуждения в логических рассуждениях. Эти теории слишком сложны, чтобы подробно описывать их здесь, и в настоящее время нет единого мнения относительно того, какая теория лучше всего объясняет, как люди на самом деле рассуждают. Ряд книг и обзорных статей содержат всестороннее обсуждение этих теорий и их относительных достоинств; одним из примеров является « Human Reasoning: The Psychology of Deduction » Джонатана Эванса, Стивена Ньюстеда и Рут Бирн.

Существует консенсус в отношении того, что способность человека рассуждать низка и подвержена нескольким систематическим ошибкам. Производительность в задачах на формальные рассуждения, как правило, плохая, но может быть лучше или хуже в зависимости от конкретных аспектов задачи. Люди хуже справляются с задачами, требующими большей когнитивной работы, из-за чрезмерных требований, предъявляемых к их ограниченным вычислительным возможностям или рабочей памяти.Требуемая познавательная работа может быть увеличена просто за счет большего количества информации или за счет лингвистической формы аргумента. Некоторые лингвистические формы могут повлиять на исполнение, потому что они нарушают общепринятый дискурс или должны быть мысленно перефразированы, чтобы интегрироваться с другой информацией.

Кроме того, имеющиеся у людей знания о концепциях, содержащихся в задаче, могут повлиять на производительность. Людям очень трудно оценить логическую обоснованность аргумента независимо от их реальных знаний.Они вставляют свои знания в качестве дополнительных предпосылок, что заставляет их делать больше выводов, чем это оправдано. Предыдущие знания также могут привести к неправильной интерпретации значения предпосылок. Другим распространенным источником ошибки является предвзятость убеждений, когда люди судят о достоверности аргумента на основании того, согласуется ли вывод с их убеждениями, а не его логической связи с заданными предпосылками.

Наблюдаемые систематические ошибки дают некоторое представление о том, какие навыки человек может развить для повышения производительности.Четкое информирование учащихся о вероятном вторжении их предшествующих знаний может облегчить их способность контролировать или исправлять такие вторжения. Учащимся также может быть полезно подробное и подробное обсуждение того, что относится к логической достоверности, чем она отличается от истины реального мира или личного согласия, и как легко их спутать. Независимо от того, используют ли люди формальные правила логики или нет, понимание и явное знание этих правил должно облегчить усилия по поиску нарушений логической достоверности.Теоретики неформального мышления, такие как Джеймс Восс и Мэри Минс, выдвинули аналогичный аргумент в пользу важности явных знаний о правилах правильного мышления. Ошибки, связанные с ограниченными когнитивными ресурсами, могут быть устранены путем повышения навыков рассуждения, а практика выполнения формальных логических задач должна повышать мастерство и уменьшать количество требуемых когнитивных усилий. Кроме того, нагрузку на рабочую память следует уменьшить с помощью внешних методов представления, таких как диаграммы Венна.

Неформальное рассуждение

Неформальное рассуждение относится к попыткам определить, какая информация имеет отношение к вопросу, какие выводы правдоподобны и какую степень поддержки соответствующей информации обеспечивает для этих различных выводов.В большинстве случаев люди должны оценивать обоснованность претензии в контексте, когда информация неоднозначна и неполна, а критерии оценки сложны и плохо определены. Большая часть того, что обычно называют «мышлением», включает в себя неформальные рассуждения, в том числе предсказания будущих событий или попытки объяснить прошлые события. Эти когнитивные процессы участвуют в ответах на такие обыденные вопросы, как «Сколько еды я должен приготовить для этой вечеринки?» и столь же глубокий, как «Развелись ли люди из простых одноклеточных организмов?» Неформальные рассуждения оказывают всепроникающее влияние как на повседневные, так и на монументальные решения, принимаемые людьми, а также на идеи, которые люди принимают или отвергают.

И неформальное, и формальное рассуждение включают в себя попытки определить, было ли утверждение в достаточной мере обосновано подтверждающими утверждениями, но эти типы рассуждений различаются во многих отношениях. Подавляющее большинство аргументов недействительны с точки зрения формальной логики, но необходимо использовать неформальные рассуждения, чтобы определить, какую степень обоснования обеспечивают подтверждающие утверждения. Кроме того, сами поддерживающие утверждения должны быть оценены с точки зрения их достоверности и точности. Формальное рассуждение предполагает принятие бинарного решения, основанного только на имеющейся информации.Неформальное рассуждение включает в себя вынесение неопределенного суждения о степени обоснованности утверждения по сравнению с конкурирующими утверждениями и основывает эту оценку на нечетко определенном наборе утверждений, истинностные значения которых неопределенны.

Основываясь на приведенной выше характеристике неформального мышления, можно ожидать, что ряд когнитивных навыков повлияет на качество такого мышления. Во-первых, это способность полностью понять смысл высказываемого утверждения. Понимание концептуального содержания имеет решающее значение для возможности рассмотреть, какая другая информация может иметь отношение к истинности или ложности утверждения.Другие когнитивные процессы, связанные с рассуждениями, включают в себя извлечение релевантных знаний из долговременной памяти, поиск новой релевантной информации, оценку достоверности и полезности этой информации, генерирование альтернатив рассматриваемому утверждению и оценку конкурирующих утверждений в свете рассматриваемого утверждения. релевантная информация.

Успешное рассуждение требует понимания того, что доказательства должны предоставлять информацию, независимую от утверждения или теории, и что доказательства должны делать больше, чем просто перефразировать и подчеркивать предположения теории.Например, утверждение «Некоторые люди обладают экстрасенсорным восприятием» не дает никаких доказательств утверждения «ЭСВ реально». Это просто способы переформулировать ту же информацию. Доказательством должно быть утверждение, независимое от утверждения, но все же предоставляющее информацию о вероятной истинности утверждения. Примером потенциального доказательства утверждения о том, что «ЭСВ реально», может быть: «Некоторые люди знают информацию, которую они не могли бы узнать ни одним из обычных органов чувств». Другими словами, свидетельство представляет собой утверждения, истинность которых подразумевает, но не является синонимом истинности подтверждаемого утверждения.

Без понимания доказательств и контрдоказательств и того, как они соотносятся с теориями, люди не смогут эффективно идентифицировать информацию, которая может быть использована для определения обоснованности утверждения. Кроме того, отсутствие четкого разграничения между фактами и теорией приведет к ассимиляции фактов и искажению их смысла и логических следствий. Это исключает возможность рассмотрения альтернативных утверждений, которые могли бы лучше объяснить доказательства. Люди также не смогут использовать контрдоказательства, чтобы соответствующим образом уменьшить степень обоснованности претензии.

При обсуждении неформальных рассуждений, аргументации и критического мышления обычно признается, что предварительным условием эффективных рассуждений является вера в полезность рассуждений. Когнитивные навыки, описанные выше, необходимы, но недостаточны для качественного мышления. Использование этих навыков явно требует усилий; таким образом, люди должны верить в важность и полезность рассуждений, чтобы постоянно прилагать требуемые усилия. Эпистемология, продвигающая использование навыков рассуждения, состоит в том, что знание никогда не может быть абсолютно достоверным и что действительные и полезные утверждения являются продуктом рассмотрения возможных альтернативных утверждений и взвешивания свидетельств и контрдоказательств. Проще говоря, люди последовательно используют свои навыки рассуждения, когда они признают возможность того, что утверждение может быть неверным, а также верят, что стандарты правильного рассуждения дают более точные представления о мире.

Непоследовательное, избирательное и предвзятое применение навыков рассуждения практически не приносит пользы для обучения. Предполагается, что более развитые навыки рассуждения помогают приобретать новые знания и соответствующим образом пересматривать существующие идеи. Однако, если рассматривать доказательства и теорию только тогда, когда их можно использовать для оправдания своих предыдущих обязательств, тогда будет изучена только вспомогательная информация, а существующие идеи останутся укоренившимися и не затронутыми.Развитие навыков рассуждения принесет очень мало интеллектуальной пользы в отсутствие эпистемологического обязательства последовательно использовать эти навыки.

Общая производительность рассуждений

Отчеты Национальной оценки прогресса в образовании и Национальной академии наук постоянно показывают плохую работу по широкому кругу задач, требующих неформальных рассуждений. Эти задания охватывают все основные области учебной программы: чтение, письмо, математика, естествознание и история.

Некоторые исследования меньшего масштаба пытались нарисовать более подробную картину того, что люди делают или не делают, когда их просят объяснить. Люди демонстрируют некоторое использование навыков неформального мышления, но эти навыки недостаточно развиты и применяются непоследовательно. Дети и взрослые плохо понимают доказательства и их связь с теориями или утверждениями. Лишь незначительное меньшинство людей пытается обосновать свои заявления, предоставляя подтверждающие доказательства. Когда прямо спрашивают о подтверждающих доказательствах, большинство людей просто повторяют само утверждение или более подробно описывают, что оно означает.Особенно редко люди создают возможные контрдоказательства или даже рассматривают возможные альтернативные утверждения.

Непоследовательное применение навыков неформального рассуждения может иметь несколько причин. Некоторые теоретики предполагают, что навыки рассуждения зависят от предметной области и в значительной степени зависят от объема знаний в предметной области, которыми обладает человек. С другой стороны, недостаточно развитые или неотработанные навыки могут привести к их бессистемному использованию. Третья возможность заключается в том, что отсутствие у людей явных знаний о том, что влечет за собой правильное рассуждение, мешает им осуществлять сознательный контроль над своими неявными навыками.

Непоследовательное использование навыков неформального рассуждения также может возникать из-за того, что у людей отсутствует принципиальная вера в полезность рассуждений, которая способствовала бы последовательному применению здравого рассуждения. Люди имеют крайнюю степень уверенности в своих идеях, и они принимают эту уверенность как должное. Кроме того, применение навыков рассуждения не является случайным, а избирательным и предвзятым, так что прежние убеждения защищены от проверки. Эта систематическая непоследовательность не может быть объяснена недостаточно развитыми навыками, но может быть объяснена предвзятой мотивацией к выборочному использованию этих навыков.Независимо от того, обладают ли люди способностью здраво рассуждать, у них нет философской основы, которая могла бы обеспечить мотивацию для преодоления избирательного и предвзятого использования этих навыков.

Развитие навыков рассуждения

Имеются только предварительные данные о том, как и когда развиваются навыки неформального мышления. Есть предварительные данные о том, что развитие рассуждений делает скачок вперед в предподростковом возрасте. Эти результаты согласуются с предположениями Пиаже о развитии конкретного операционального мышления, другими словами, мышления, включающего ментальные манипуляции (т.г., сочетание, преобразование) представленных в памяти объектов. Тем не менее, дети младшего возраста способны к некоторым ключевым аспектам рассуждений. Таким образом, улучшение в раннем подростковом возрасте может быть результатом улучшения других вспомогательных навыков обработки информации, метакогнитивного осознания или увеличения соответствующих знаний.

Несколько поразительным открытием является отсутствие развития неформальных рассуждений, которое происходит с раннего подросткового возраста до зрелого возраста. Некоторые данные свидетельствуют о том, что колледж может улучшить мышление, но общая взаимосвязь между объемом высшего образования и навыками мышления в лучшем случае слаба.Слабая и противоречивая связь между уровнем образования и мышлением, вероятно, связана с косвенными эффектами. Студентам редко приходится заниматься сложными рассуждениями. Однако спонтанные разногласия, возникающие на занятиях, могли подвергнуть их практике обоснования своего утверждения. Кроме того, участие в исследовательской деятельности, такой как эксперименты в классе, может обеспечить неявное ознакомление с принципами научного мышления.

Существует относительно немного программ, направленных на развитие навыков неформального мышления; следовательно, мало информации об эффективных педагогических стратегиях.Там, где они существуют, учебные программы часто направлены на развитие общих навыков рассуждения. Тем не менее, многие считают, что эффективные навыки рассуждения зависят от предметной области или дисциплины. Тем не менее, учитывая повсеместное влияние навыков рассуждения на обучение в целом, становится ясно, что необходимы более систематические усилия для развития навыков рассуждения даже на самых ранних этапах обучения. Из подходов, которые были предприняты, есть некоторые свидетельства успеха строительных лесов, , в которых учитель взаимодействует с учеником, который пытается рассуждать, и побуждает ученика разрабатывать более адекватные аргументы.Другой подход состоит в том, чтобы прямо научить, что означает правильное рассуждение , что такое свидетельство и как свидетельство соотносится с теориями. Этот подход может быть особенно эффективным, если эксперименты в классе проводятся в контексте явных дискуссий о принципах научного мышления. Кроме того, если навыки рассуждения обсуждаются в связи с содержанием основных предметных областей, то учащиеся могут развить понимание всепроникающей полезности и важности рассуждений для развития идей.

Ряд теоретиков предположили, что дебаты между студентами с противоположными взглядами могут способствовать развитию основных навыков, необходимых для неформального мышления. Дебаты могут дать учащимся возможность попрактиковаться в рассмотрении противоположных точек зрения и согласовании доказательств и контрдоказательств в поддержку утверждения. Кроме того, обоснование своих позиций требует определенных когнитивных усилий, а нормы социального диалога могут обеспечить необходимую мотивацию. Однако межличностные дебаты чаще всего истолковываются как ситуации, в которых люди заранее придерживаются определенной позиции и в которых их цель состоит в том, чтобы сформулировать проблему и любые доказательства таким образом, чтобы убедить своего оппонента или аудиторию в том, что их собственная позиция верно.Рассуждения студентов уже сильно нарушены их тенденцией занимать предвзятую, оборонительную или несозерцательную позицию. Дебаты, которые укрепляют эту позицию и стирают разницу между защитой претензии и обдумыванием ее обоснованности, могут принести больше вреда, чем пользы. На сегодняшний день нет эмпирических данных, сравнивающих относительные затраты и преимущества использования упражнений в межличностных дебатах для развития навыков критического мышления.

БИБЛИОГРАФИЯ

Б АРОНА , Дж ОНАТАН .1985. Рациональность и интеллект. Кембридж, англ.: Издательство Кембриджского университета.

Б АРОНА , Дж ОНАТАН . 1988. Думать и принимать решения. Кембридж, англ.: Издательство Кембриджского университета.

B OYER , E RNEST L. 1983. Средняя школа: отчет о среднем образовании в Америке. Нью-Йорк: Харпер и Роу.

C ARY , S USAN . 1985. «Являются ли дети принципиально другими мыслителями и учениками, чем взрослые?» В Навыки мышления и обучения: текущие исследования и открытые вопросы, Vol.2, изд. Сьюзан Чипман, Джудит Сигал и Роберт Глейзер. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

E ФУРГОНЫ , J ONATHAN S T. B. T.; N EWSTEAD , S TEPHEN E.; и B YRNE , R UTH M. J. 1993. Human Reasoning: The Psychology of Deduction. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

J OHNSON -L AIRD , P HILIP N. и B YRNE , R UTH M. J. 1991. Вычет. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

К УНН , Д EANNA . 1991. Навыки аргументации. Кембридж, англ.: Издательство Кембриджского университета.

M EANS , M ARY L. и V OSS , J AMES F. 1996. «Кто хорошо рассуждает? Два исследования неформального мышления среди детей разного уровня, способностей и уровня знаний». Познание и обучение 14:139–178.

Н ИКЕРСОН , Р ЭЙМОНД С. 1991. «Способы и модели неформального мышления: комментарий». В Неформальное мышление и образование, изд. Джеймс Ф. Восс, Дэвид Н. Перкинс и Джудит В. Сигал. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

P ERLOMS , D AVID N. 1985. «Посленачальное образование мало влияет на неформальное мышление». Журнал педагогической психологии 77: 562–571.

S TEIN , N ANCY L. и M ILLER , C HRISTOPHER A. 1991.«Я выигрываю – ты проигрываешь: развитие аргументативного мышления». В Неформальное мышление и образование, изд. Джеймс Ф. Восс, Дэвид Н. Перкинс и Джудит В. Сигал. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

V OSS , J AMES F. и M EANS , M ARY L. 1991. «Обучение рассуждать с помощью инструкций и аргументации». Обучение и инструкции 1:337–350.

V YGOTSKY , L EV S. 1978. Разум в обществе: развитие высших психологических процессов, изд.Майкл Коул. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Критический запрос (AFCI 101)

Что такое критический запрос?

Критическое исследование — это процесс сбора и оценки информации, идей и предположений с разных точек зрения для проведения хорошо аргументированного анализа и понимания, а также для выработки новых идей, приложений и вопросов.

Программа критических исследований в USC Aiken в сочетании с нашим опытом чтения на первом курсе (FYRE) направлена ​​​​на развитие более сильного критического мышления и навыков совместного обучения, предоставляя поступающим первокурсникам структурированные, но ориентированные на студентов возможности для творческого решения проблем в групповой контекст.Основным элементом программы критических исследований является курс AFCI 101. Используя книгу «Опыт чтения первого года» в качестве текста, AFCI 101 разработан, чтобы помочь учащимся научиться применять процесс критического исследования путем определения и анализа основных тем и идей в назначенном чтении; демонстрировать информационную грамотность путем эффективного и ответственного сбора, оценки и использования информации; и проявлять способность рассматривать несколько идей и точек зрения и сообщать об этом понимании.

Почему критическое исследование важно?

Развитие навыков критического мышления было определено как одна из самых больших потребностей в послесреднем образовании в нашей постоянно расширяющейся глобальной экономике и на постоянно меняющемся рабочем месте.

В USC Aiken мы гордимся качеством нашей учебной программы и успехами наших выпускников. Тем не менее, мы с готовностью принимаем, что всегда будет место для улучшения. Мы также считаем, что независимо от академической подготовки наших поступающих первокурсников, все студенты имеют право быть максимально успешными, и что мы обязаны им помогать.С этой целью программа критических исследований в USC Aiken призвана помочь подготовить студентов, обладающих уверенностью и навыками для выявления сложных проблем и разработки стратегий для решения этих проблем в академической и повседневной жизни.

Курс критического исследования USC Aiken (AFCI 101), который вступил в силу для всех поступающих студентов осенью 2011 года, поддерживает миссию USC Aiken как всеобъемлющего гуманитарного учреждения, которое побуждает студентов приобретать и развивать навыки, знания и ценности, необходимые для успеха. в динамичной глобальной среде.

Все первокурсники должны пройти тест Critical Inquiry (AFCI 101) в первом семестре зачисления в USC Aiken. Студенты программ на получение степени, которые требуют более 16 кредитных часов в первом семестре зачисления, могут пройти Критическое исследование во время второго академического семестра. Переведенные учащиеся не обязаны проходить курс критического исследования ; тем не менее, в рамках программы на получение степени все равно необходимо выполнить требование об одном кредитном часе.

Ссылка на AFCI и первый год обучения (Центр успеваемости учащихся)

Краткое руководство по советнику

Отчет об оценке QEP за первый год

Отчет об оценке QEP за второй год

Для получения дополнительной информации об этой программе, пожалуйста, обращайтесь:

Др.Мишель Виейра , координатор CI, 803-641-3608, Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Д-р Тимоти Линтнер , ассистент. Вице-канцлер по академическим вопросам, 803-641-3564, Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Дедуктивное рассуждение – обзор

5.3 Отсутствие дефицита рассуждений

Если бред связан с нарушением норм эпистемической рациональности, то можно было бы ожидать, что модели рассуждений бредовых индивидуумов будут демонстрировать систематические отклонения от норм эпистемологической рациональности.Однако доказательств того, что это так, довольно мало.

Начнем с дедуктивных рассуждений. Как ни странно, многие люди, страдающие бредом, по-видимому, сохраняют способность следовать дедуктивным аргументам. Рассмотрим следующее интервью с пациентом, страдающим соматопарафренией, который отрицал владение своей левой рукой. Осматривающий врач взял левую руку больного между своими руками и спросил: «Чьи это руки?»

Пациент: Ваши руки.

Ревизор: Сколько их?

Пациент: Трое

Исследователь: Вы когда-нибудь видели человека с тремя руками?

Пациент: Рука — это конец руки.Поскольку у вас три руки, значит, у вас должно быть три руки. (Bisiach, 1988, стр. 469)

Такие анекдотические сообщения подкрепляются неспособностью обнаружить какой-либо общий дефицит способности бредовых людей рассуждать дедуктивно (Cutting, 1997; Maher, 1992). Действительно, исследования показали, что, когда здравый смысл и дедуктивная валидность вступают в противоречие, валидность больше влияет на больных шизофренией, чем на небредовых контрольных (Owen, Cutting, & David, 2007).

Конечно, дедукция — это только один из аспектов повседневного мышления, и, возможно, довольно маргинальный его элемент. В той мере, в какой бред включает отклонения от норм эпистемической рациональности, вполне вероятно, что эти отклонения связаны с выводом о наилучшем объяснении или похищением (Lipton, 2004). В абдуктивном рассуждении одно предложение рекомендует себя как заслуживающее доверия (или, по крайней мере, более достойное доверия, чем конкурирующее предложение) в силу своей способности объяснять определенные данные.Например, можно сделать вывод, что прошлой ночью шел дождь, на том основании, что на улице есть вода. Здесь гипотеза о том, что шел дождь, оправдана на том основании, что она объясняет данные (вода на улицах) лучше, чем конкурирующие гипотезы (например, о прорыве водопроводной трубы).

Могут ли бредовые люди не рассуждать в соответствии с нормами похищения? В важном исследовании Хук, Гарети и Хемсли (1988) обнаружили связь между бредом и тем, что стало известно как склонность к поспешным выводам (JTC) (Garety & Hemsley, 1994; Garety et al., 2005; см. также Dudley & Over, 2003; Страх и Хили, 1997 год; Файн, Гарднер, Крейги и Голд, 2007 г.). Предвзятость рассуждений JTC парадигматически проверяется с помощью задачи с бусами, в которой участникам предоставляется серия бусинок, которые, как им сказали, взяты только из одной из двух банок. В баночках находятся бусины двух цветов в дополняющих соотношениях, например, 85:15 красного к зеленому и 85:15 зеленого к красному. Участникам необходимо угадать, из какой из двух баночек взяты бусины.Говорят, что люди, которые угадывают быстрее или с большей уверенностью, чем обычно, имеют предвзятость рассуждений JTC.

Хотя это интригует, обнаружение того, что страдающие бредом индивидуумы, по-видимому, проявляют склонность к JTC, мало оправдывает эпистемологический подход. Во-первых, связь между предубеждением JTC и наличием бреда далеко не однозначна. Склонность JTC была обнаружена у небредовых шизофреников (Moritz & Woodward, 2005), у пациентов с ремиссией бреда (Peters & Garety, 2006) и у небредовых родственников людей с бредом (Van Dael et al., 2006 г.). Что еще более важно, тем, кто проявляет предвзятость к СТК, не обязательно нарушать нормы эпистемологической рациональности. Рассмотрим субъекта, который склонен судить о том, из какой урны достают бусы, на основе одного вытягивания. Такие суждения будут правильными в 85% случаев, и это не кажется необоснованным основанием для формирования убеждений. 5

Конечно, задача с бусами затрагивает только одну форму абдуктивных рассуждений, и вполне возможно, что бред связан с систематическими недостатками или предубеждениями в других формах абдуктивных рассуждений.Но даже если бы это было так, возникает еще один вопрос, связаны ли эти предубеждения с нарушением норм эпистемологической рациональности. Обсуждение этого вопроса проблематизируется тем, что оценка абдуктивных умозаключений далеко не однозначна. Задача с бусами поддается прямому байесовскому решению, поскольку ее структура поддерживает точное назначение вероятностей. Но лишь немногие домены имеют те же формальные черты, что и случай с бусинами, и вопросы о том, правомерно ли то или иное абдуктивное умозаключение, часто вызывают споры. 6

Хотя только что приведенные соображения оказывают некоторое давление на эпистемическую концепцию, они, очевидно, не являются решающими, и сторонник этой точки зрения мог бы утверждать, что бредовые индивидуумы имеют систематические нарушения рассуждений, которые просто не были идентифицированы. Однако любой такой ответ должен сопровождаться объяснением того, почему эти недостатки могли остаться незамеченными. Одна возможность состоит в том, что они относительно тонкие. Однако они не могут быть слишком тонкими, учитывая нашу способность отличать бредовую иррациональность от повседневной иррациональности.Другая возможность состоит в том, что они избежали обнаружения, потому что они специфичны для домена. Но и здесь защитник эпистемического подхода должен действовать осторожно, поскольку области, в терминах которых структурируется рассуждение, вряд ли будут столь специфичны, как те, которые характеризуют (монотематические) заблуждения. (Маловероятно, что существует модуль, посвященный рассуждениям об идентичности близких членов семьи.) Очевидно, что по этим вопросам можно сказать гораздо больше, но представленные здесь соображения предполагают, что эпистемологический подход сталкивается с некоторыми трудностями. в объяснении отсутствия общего дефицита рассуждений у людей с (монотематическим) бредом.