Содержание

По закону военного времени – Парламентская газета

Пожалуй, кроме известного еще из школьных учебников приказа №227 наркома обороны И.В. Сталина о мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций (или в просторечии «ни шагу назад!»), очень мало, если не сказать ничего. А на самом деле война заставила серьезно перекроить правовое поле страны.

ВПЛОТЬ ДО РАССТРЕЛА НА МЕСТЕ

Очень часто в литературе о войне или просто в разговорах всплывает широко растиражированная фраза: «По закону военного времени». От этих слов буквально металлом отдает, зачастую смертельным. И каждый, видимо, понимает ее смысл по-своему. Но как эти слова может расшифровать юрист? С таким вопросом мы обратились к ведущему научному сотруднику Института государства и права РАН, заведующему кафедрой истории государства и права РАНХиГС Людмиле Лаптевой.

 

– Я вижу за этим определенную, четко выраженную линию в системе государственного управления, направленную на усиление исполнительской дисциплины, которая приводила к тому, что лица, ответственные за определенный участок работы, получали широчайшие полномочия, вплоть до права расстрела на месте.

Таким образом, любой вариант контроля во всех сферах — и военной, и гражданской — из бумажного переходил в разряд личного, что, безусловно, способствовало ускорению принятия решений и развязке сложных управленческих ситуаций. Понятно, что одновременно это нередко влекло за собой скоропалительные решения, — отметила эксперт. — Кроме того, за этой фразой видится еще и система несудебных репрессий по линии НКВД.

 

Так называемое особое совещание в военное время получило право выносить расстрельные приговоры. Понятно, что расширилось применение смертной казни в отношении военных дезертиров и спекулянтов.

 

Вступление в войну требует от любой страны отказа от обычных форм управления, перехода к мобилизационной модели, ограничений демократии, прав граждан и ужесточения уголовной политики.

 

Согласно указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 года, отменялись отпуска и вводились обязательные сверхурочные работы до трех часов в день/ Фото со стендов выставки «В штабах Победы» в Госдуме.
2014 год

 

Одно из первых писем Председателя Совета поделам религий Г.Г. Карпова В.М. Молотову о церковно-патриотическом обращении патриархаСергия к духовенству и верующим Русской православной церкви в СССР/ Фото со стендов выставки «В штабах Победы» в Госдуме. 2014 год

 

В РАМКАХ РОССИЙСКОЙ ТРАДИЦИИ

Понятно, что решения подобного уровня должны были иметь силу закона или самим иметь форму закона. Так кто же их принимал или, по крайней мере, имел на это право? Ведь по Конституции СССР 1936 года законами становились акты, принятые Верховным Советом СССР. Однако за годы войны он собирался всего три раза.

 

Свою деятельность активизировал Президиум Верховного Совета СССР, который выпускал указы по самым разнообразным вопросам. Уже 22 июня 1941 года были обнародованы указы о военном положении и мобилизации, о создании военных трибуналов. Еще через несколько дней появились указы о режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время и о создании Государственного комитета обороны (ГКО). Также издавались различные указы о военном строительстве, учреждении новых орденов и медалей, о дополнениях гражданского, уголовного, семейного законодательства. Таким образом, Президиум Верховного Совета СССР стал своего рода квазизаконодательным органом, что вполне естественно в условиях войны.

 

Кроме того, особыми полномочиями в этом направлении обладал оперативно созданный 30 июня 1941 года Государственный комитет обороны СССР. По сути, именно ГКО осуществлял все государственное, военное и экономическое руководство в период войны. За эти годы им было издано более десяти тысяч постановлений, подлежащих обязательному исполнению всеми учреждениями и гражданами.

 

Советское правительство — Совет народных комиссаров — также обладало широкими правами в нормотворчестве. Полномочия руководителей отдельных, прежде всего, особенно важных для обороны наркоматов, существенно расширились. Уже с июля 1941 года, согласно постановлению СНК СССР «О расширении прав народных комиссаров СССР в условиях военного времени», именно наркомам предоставлялось право распределять и перераспределять материальные ресурсы между подведомственными предприятиями и стройками. Нарушение приказов наркома рассматривалось как уголовное преступление. А распоряжения некоторых наркоматов можно рассматривать как директивы также обязательные к исполнению. Так, например, в 1942 году Наркомат юстиции издает распоряжение, предписывающее судам привлекать граждан к ответственности за не сдачу трофейного имущества, что приравнивалось к незаконному хранению оружия.

 

Добавим к этому еще и тот факт, что в годы войны судебная практика стала дополнительным источником права, поскольку судебное нормотворчество оперативно восполняло пробелы в законодательстве. На основании руководящих указаний Пленума Верховного суда СССР судебная практика охраняла право собственности колхозов на их скот и другое имущество, незаконно отчужденное во время эвакуации. Пленум также предложил привлекать к уголовной ответственности должностных лиц, виновных в растрате государственного или колхозного зерна и иных сельскохозяйственных продуктов.

 

«ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА! ВСЕ ДЛЯ ПОБЕДЫ!»

Под этим лозунгом жила страна в годы войны.

И победа, как выясняется, ковалась не только на полях сражений. Все изменения в правовом поле СССР были направлены на сохранение страны и государства, для чего и принимались жесткие правовые решения, отмечает Людмила Лаптева.

 

Например, трудовое право. Помимо мобилизации населения на строительство оборонительных укреплений и на сельхозработы, мобилизация трудовых ресурсов вообще была важным средством обеспечения кадрами всех оборонных предприятий. Ряд указов Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации рабочих и служащих предприятий военной, а потом оборонной промышленности был распространен на другие отрасли народного хозяйства. Предусмотренные довоенным Кодексом законов о труде гарантии, связанные с ограничением рабочего времени и предоставлением обязательного времени отдыха, были приостановлены. На основании указа Президиума Верховного Совета от 26 июня 1941 года «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время» отпуска отменялись, на большинстве предприятий вводились обязательные сверхурочные работы от одного до трех часов в рабочий день.

С апреля 1942 года отменялись компенсации за отпуск до окончания войны. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 13 апреля 1942 года разрешалось привлекать на работу в колхозы, совхозы и МТС трудоспособное население городов и сельской местности, не работающее на предприятиях и на транспорте, учащихся 6-10-х классов, студентов. По этому постановлению в 1942-1944 годах было мобилизовано более 10 миллионов человек, которые выработали более одного миллиарда трудодней…

 

Президиум Верховного Совета СССР стал своего рода квазизаконодательным органом, что вполне естественно в условиях войны»

 Ужесточилась трудовая дисциплина, ее нарушения относились уже к уголовным преступлениям. В апреле 1942 года повышается обязательный минимум трудодней, установленный для колхозников еще до войны. Теперь он распространялся и на подростков в возрасте от 12 до 16 лет. За невыработку «без уважительных причин» обязательного минимума виновные подлежали уголовной ответственности в виде исправительно-трудовых работ в колхозах с удержанием от оплаты трудодней до 25 процентов в пользу колхоза. С декабря 1941 года указом Президиума Верховного Совета СССР была значительно повышена ответственность за самовольный уход с работы рабочих в военной промышленности. Он приравнивался к дезертирству и карался сроком от пяти до восьми лет тюремного заключения. Уклонение от мобилизации в промышленность и строительство каралось исправительными работами до года, в сельском хозяйстве — до шести месяцев. С апреля 1943 года вводилось военное положение на железнодорожном транспорте, и для его работников за служебные преступления устанавливалась ответственность наравне с военнослужащими.

 

Ответственность ужесточалась и в отношении преступлений против личного имущества граждан. Если ранее за кражи предусматривались исправительно-трудовые работы, то в 1944 году за них было установлено наказание в форме лишения свободы. Появились новые виды краж, характерные только для условий войны: во время воздушных налетов, при оставлении населенного пункта в связи с приближением врага, имущества эвакуированных. Пленум Верховного суда СССР еще в январе 1942 года признал, что такие кражи являются кражами с отягчающими обстоятельствами, а если они совершались группой лиц, то должны квалифицироваться как бандитизм.

 

 

«Материнская слава» был утвержден указом Президиума Верховного Совета СССР 8 июля 1944 года Фото из открытых источников

И КНУТ, И ПРЯНИК

МНЕНИЕ 

Виктор Озеров

председатель Комитета Совета Федерации

по обороне и безопасности

 

– Сразу же отмечу, нет ничего необычного в том, что с началом перехода от мирных будней к войне меняется, а точнее — ужесточается правовое поле страны, как это происходило в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Правила войны диктуют совсем не мирные нормы, а суровые законы сурового времени. Это естественно и, безусловно, оправданно. Так было и так, к сожалению, будет всегда. А как иначе?

 

В июне 1941 года наша страна оказалась на тонкой грани своего существования. Критическое положение не могло не повлиять на решения, принимаемые высшим политическим руководством государства, в том числе и в сфере законодательства. Страна переходила на «военные рельсы», что и обеспечивалось правовыми нормами военного времени. Часто они были крайне жесткими. И это правда.

 

Говоря о чрезвычайной жестокости этих документов, как правило, приводится в пример приказ №227, получивший название «Ни шагу назад!», а также предусмотренные им заградительные отряды. Неудивительно, что и в статье «По закону военного времени» этот приказ не обойден вниманием.

 

Вместе с тем полагаю необходимым напомнить, что подобное явление не есть отечественное изобретение, наше ноу-хау. История заградительных отрядов древняя, конные заградительные отряды применялись еще в Античности. Например, греческий историк Ксенофонт, живший в IV веке до нашей эры, отмечал, что в боевом построении фаланги первейшей функцией задней шеренги была функция заградительная — пресекать панику и бегство воинов с поля боя. Так, и чем последняя шеренга фаланги не заградительный отряд? Примеры действия заградительных отрядов можно встретить и в Первую мировую войну, и в Гражданскую войну в России.

 

В свою очередь, текущее время диктует свои правила — законы антитеррористической борьбы. И уже звучат голоса критиков современного отечественного законодательства, прежде всего антитеррористического. Как правило, обращается внимание на якобы излишнюю их жесткость. Действительно, за последние годы в Российской Федерации создана достаточно обширная нормативная правовая база в области противодействия терроризму, основой которой является Федеральный закон «О противодействии терроризму». Отмечу, что в данной сфере с 2006 по 2017 год разработано и принято более 50 федеральных законов, 20 указов Президента РФ, более 100 постановлений и распоряжений Правительства РФ.

 

И сегодня мы уже видим конкретные результаты. Так, по имеющимся данным, террористическая активность в стране за последнее время сократилась в 2,5 раза — с 84 преступлений террористической направленности в 2014 году до 36 в 2015 году. Эта положительная динамика сохраняется. Полагаю, что сложившаяся система российского законодательства выступает эффективным инструментом «точной настройки» механизмов предупреждения и противодействия внешним и внутренним угрозам национальной безопасности России в XXI веке, и прежде всего в области антитеррора.

 

И наконец, каждому периоду времени свойственны свои «правила игры», регулируемые соответствующими законами. Годы Великой Отечественной войны — тяжелая эпоха, героически и мужественно свершенная нашими отцами и дедами.

 

И надо отметить, что Великой Победе 9 мая 1945 года способствовали и «законы военного времени».

 

Подготовил Дмитрий Олишевский 

В те годы не было практически ни одной области советского законодательства, куда война не внесла бы свои коррективы. Они коснулись даже семейного права, причем изменений было очень много. С одной стороны, государство, рассказала Людмила Лаптева, озаботилось помощью беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилением охраны материнства и детства. Учреждались почетное звание «Мать-героиня» и орден «Материнская слава». А с другой — доходило до того, что матери внебрачных детей утратили право обращаться в суд с иском об установлении отцовства и о взыскании алиментов, и отец такого ребенка не мог признать своего отцовства, даже если бы он этого захотел. Лишь в марте 1945 года указ Президиума Верховного Совета СССР восстановил право на пенсию для рожденного вне брака ребенка военнослужащего. Но лишь в случае если он родился до 8 июля 1944 года и в книге актов гражданского состояния имелась запись об отце.

 

Сегодня все это выглядит очень жестко, если не сказать жестоко. Но вполне в русле правовых актов, принятых в годы войны. Впрочем, как выясняется, не все они носили принудительный или карательный характер.

 

По мнению Людмилы Лаптевой, наглядный пример тому — колхозное право. Селяне оказались в исключительно сложном положении. Число колхозников сокращалось из-за призыва в армию. Проводилась реквизиция лошадей, и одновременно прекратилось производство сельхозтехники из-за перепрофилирования заводов на военные нужды. Закупочные цены на сельхозпродукцию были очень низкие, не покрывавшие и четверти ее себестоимости. Почти вдвое сокращался размер натуроплаты — 800 граммов зерна на трудодень, когда до войны было полтора килограмма. А с другой стороны, селянам разрешили использовать приусадебное хозяйство и торговать на колхозных рынках, что удовлетворяло 50 процентов потребностей города в продовольствии и почти полностью обеспечивало денежные доходы колхозников.

 

Стоит обратить внимание и на два интересных политических момента, свидетельствующих о том, что власть осознала, что без поддержки народа победы не достичь, и допустила определенные послабления режима. Прежде всего изменения коснулись национальных республик, на них стали больше обращать внимание. В 1944 году республикам было представлено право самостоятельно принимать участие в обсуждении вопросов обороны и оборонно-восстановительных мероприятий.

 

Следует вспомнить и о сближении с Русской православной церковью: избрание патриарха, создание Совета по делам религий, разрешение приобретать здания и предметы культа. Все это произошло еще во время войны и приобрело официальный характер.

 

ПОСЛЕ ПОБЕДЫ

Безусловно, сегодня мы понимаем, что жесткая правовая система, на которой строилась жизнь и работа советских людей в годы Великой Отечественной войны – и на фронте, и в тылу, стала одной из основополагающей для Победы над фашизмом в 1945 году. Но война закончилась, а что же «законы военного времени»? По всей логике их действие должно было прекратиться под иллюминацию праздничных победных салютов.

 

Как рассказала Людмила Лаптева, некоторые правовые акты или нормы отменялись еще в ходе войны, другие официально отменялись позже и действовали в ходе восстановительных работ и реконструкции страны. Часть функционировала по меньшей мере до начала 50-х годов. Например, разрешение селянам торговать продукцией с приусадебных участков на рынках сохранялось достаточно долго, хотя и постоянно урезалось. Самое активное движение против приусадебных хозяйств началось при Хрущеве, так как они противоречили концепции социализма. А на самом деле приусадебные хозяйства давали больше продукции, чем колхозы.

 

Уголовная ответственность за попытку покинуть рабочее место на предприятии просуществовала чрезвычайно долго и отменена была в самом конце сороковых годов, почти перед смертью Сталина. Так, нашему эксперту во время работы в архивах попадались материалы по некоторым уральским областям, где органы внутренних дел жаловались на то, что их вынуждают ловить послевоенных дезертиров с предприятий, в то время как у них не хватает сил бороться с преступностью…

Концепция развития вневедомственной охраны на период 2018-2021 годов и далее до 2025 года

Концепция развития вневедомственной охраны определяет комплекс мер, направленных на совершенствование правового, организационно­штатного, научно-технического, кадрового и ресурсного потенциалов службы, реализация которых позволит наиболее лучшим, оптимальным способом, с учетом многолетнего опыта, выполнить поставленные руководством страны и Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации<1> задачи, как в мирное, так и в военное время.

 

1. Общие положения

 

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 года N2 157 «Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации»<2> подразделения вневедомственной охраны включены в структуру войск национальной гвардии Российской Федерации.

Систему вневедомственной охраны войск  национальной гвардии Российской Федерации<3> составляют:

  • на федеральном уровне – Главное управление вневедомственной охраны Росгвардии;
  • на межрегиональном – Центр специального назначения вневедомственной охраны Росгвардии;
  • на региональном – управления (отделы) вневедомственной охраны ВНГ России, осуществляющие свою деятельности в форме федеральных государственных казенных учреждений<4>;
  • на районном – подразделения вневедомственной охраны ВНГ России представлены филиалами ФГКУ УВО (ОВО).

В структуре ФГКУ УВО (ОВО) и их филиалов формируются строевые подразделения вневедомственной охраны<5>.

Непосредственное руководство филиалами и их СП ВО в соответствии с утвержденными Директором Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации – главнокомандующим войсками национальной гвардии Российской Федерации генералом армии В.В. Золотовым<6> уставами ФГКУ УВО (ОВО) осуществляет  начальник ФГКУ УВО (ОВО) и его заместители.

В СП ВО для охраны имущества и (или) объектов формируются следующие виды нарядов вневедомственной охраны:

  • группа  задержания;
  • пост охраны объекта;
  • патруль по охране объекта;
  • наряд по охране имущества при транспортировке;
  • наряд по охране мест стоянок и (или) обслуживания судов и иных плавсредств с ядерными энергетическими установками и радиационными источниками в морских портах, в которые разрешен их заход.

ФГКУ УВО (ОВО) в мирное время обеспечивается выполнение следующих основных задач:

  • охрана особо важных и режимных объектов, объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии, в соответствии с перечнем, утвержденным Правительством Российской Федерации, охрана имущества физических и юридических лиц по договорам;
  • реализация в пределах своей компетенции на обслуживаемой территории единой технической политики в области охраны имущества и объектов.

Для реализации первой задачи подразделения вневедомственной охраны ВНГ России оказывают услуги на договорной возмездной основе, как посредством выставления стационарных постов, так и при помощи технических  средств  охраны<7>, при этом и в первом и во втором случае задействуются наряды СП ВО.

Подразделения вневедомственной охраны предназначены для осуществления деятельности по охране особо важных и режимных объектов, объектов, подлежащих обязательной охране войск национальной гвардии Российской Федерации, в соответствии с перечнем, утвержденным Правительством Российской Федерации, имущества физических и юридических лиц по договорам, а также обеспечения оперативного реагирования на сообщения о срабатывании охранной, охранно-пожарной и тревожной сигнализации на подключенных к пультам централизованного наблюдения подразделений ВНГ России объектах, охрана которых осуществляется с помощью ТСО, участия (в рамках полномочий) в обеспечении охраны общественного порядка и обеспечении общественной безопасности в границах постов и на маршрутах патрулирования (движения).

 

II. Анализ состояния рынка охранных услуг в Российской Федерации.

 

В настоящее время в сфере охранных услуг Российской Федерации осуществляют деятельность следующие основные субъекты:

1. Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации.

1.1. Вневедомственная охрана.

1.2. Специализированные подразделения по охране важных государственных объектов и специальных грузов.

1.3. ФГУП «Охрана» Росгвардии.

2. Федеральная служба охраны.

3. Министерство внутренних дел Российской Федерации.

Подразделения полиции по охране дипломатических представительств.

4. Юридические лица с особыми уставными задачами.

4.1. Частные охранные организации (22,8 тыс. ЧОО).

4.2. Ведомственная охрана.

11 ФОИВ – МЧС России, Минобороны России (в составе воинских частей), Минкомсвязи России, Минсельхоз России, Минтранс России, Минфин России, Минэнерго России, Росжелдор, Росрезерв.

Минкультуры России и Минстрой России – имеют право, но ведомственная охрана не создана.

7 организаций – ГК «Росатом», ГК «Ростех», ГК «Роскосмос», ПАО «Газпром», ПАО «Транснефть», ПАО «НК «Роснефть»;

АК «Алроса» - имеет право, но ведомственная охрана не создана.

5. Иные юридические лица с особыми уставными задачами (имеют право на получение оружия для охранной деятельности в соответствии со статьей 12 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ для выполнения обязанностей, закрепленных федеральным законом (как правило – профильным)): ЦБ России; РОСИНКАС; Сбербанк; ФГУП ГЦСС; ФГУП  «Почта» России; МИД России; территориальные органы и организации Росгидромета; органы и учреждения, осуществляющие лесную охрану; подразделения транспортной безопасности, службы авиационной безопасности; органы охотничьего надзора; надзора за особо охраняемыми природными территориями; надзора за использованием объектов животного мира и среды их обитания; рыболовства и сохранения водных биоресурсов; организации геологоразведки (добычи и переработки) полезных ископаемых, драгметаллов и камней.

Таким образом, на рынке охранных услуг Российской Федерации присутствует значительное количество субъектов охраны (Приложение 1), деятельность которых регулируется, как правило, отдельными (по видам – частная, ведомственная, вневедомственная) или профильными (Росинкас – Законом о Центральном Банке, ПАО «Газпром», ПАО «Транснефть», ПАО «НК «Роснефть», АК «Алроса» соответствующими законами о своей деятельности) законодательными и иными нормативными правовыми актами.

В целом охранная деятельность в Российской Федерации регулируется следующими основными законодательными актами:

  • Федеральным законом от 27.05.1996 № 57-ФЗ «О государственной охране»<8>;
  • Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 226-ФЗ «О войсках национальной гвардии»<9>;
  • Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции»;
  • Федеральным законом от 14.04.1999 № 77-ФЗ «О ведомственной охране»<10>;
  • Закон Российской Федерации от 11. 03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»<11>.

Кроме того, в развитие указанных законов действует значительное количество иных нормативных правовых актов.

Сравнительный анализ положений приведенных выше законодательных актов показывает, что к различным субъектам охранной деятельности предъявляются отличные друг от друга требования, которые, в свою очередь, устанавливаются исходя из необходимости полноценной и ответственной реализации функций, задач и возложенных на них полномочий и обязанностей.

Предъявляемые к государственным охранным структурам требования строже, чем к частным (Приложение 2), что в целом приводит к удорожанию их услуг за счет необходимости более длительного и полноценного обучения сотрудников и работников, их материального и финансового обеспечения, в том числе на социальное страхование, и ряда других факторов, но с другой – наличие определенных полномочий по применению физической силы, спецсредств и оружия (административного задержания, досмотра, доставления задержанных в органы внутренних дел, а также мобильных групп реагирования) обеспечивает более надежную и комплексную защиту охраняемых объектов и имущества от угроз, как криминального, так и террористического характера.

Необходимо отметить, что в Российской Федерации законодательно установлен ряд ограничений, действующих впрямую или опосредованно на рынок охранных услуг.

Так, установлен запрет на охранную деятельность частных охранных организаций на объектах, включенных в перечень, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 14 августа 1992 года № 587 «Вопросы частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности»<12>.

Деятельность юридических лиц с особыми уставными задачами, в первую очередь ведомственной охраны ограничена требованиями Федерального закона «О ведомственной охране» и профильными законами сферой деятельности создавших их федеральных органов исполнительной власти и организаций.

Вневедомственная охрана в рамках предоставленных полномочий (Приложение 3) может работать, не превышая штатную численность, установленную Президентом Российской Федерации и Директором Росгвардии.

При этом отсутствует единый (рамочный) закон, определяющий понятия, порядок и принципы организации и осуществления охранной деятельности в Российской Федерации. Значительное количество законодательных и нормативных правовых актов в указанной области приводит, в ряде случаев, к проблемам в государственном регулировании данной деятельности и осуществлению контроля за ней.

Необходимо отметить, что наличие такого разнообразия субъектов охраны на рынке охранных услуг диктует также необходимость выработки более четких критериев их отнесения к государственному и негосударственному (частному) видам охраны.

Это возможно реализовать в указанном законодательном акте исходя из  принципов их финансирования, охраны определенных категорий объектов, выполнения государственных задач, в том числе и в военное время и ряда других факторов.

К проблеме также относится пересечение с вопросами деятельности государственных ведомственных охран ряда понятий, определяемых в Федеральном законе «О государственной охране», таких как «государственная охрана» и «охраняемые объекты». Из-за наличия указанной проблемы ранее были внесены изменения в Закон Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».

Учитывая, что на Росгвардию возложены задачи по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленных сферах деятельности, при этом к ним относится, в том числе и осуществление государственного контроля деятельности подразделений ведомственной охраны и подразделений охраны юридических лиц с особыми уставными задачами, а также частной охранной деятельности, считаем необходимым инициировать разработку проекта федерального закона «Об охранной деятельности в Российской Федерации».

 

III. Анализ зарубежного законодательства в области охранной деятельности.

 

При всех отличиях внутриполитических, экономических и социальных условий и перед российскими и перед иностранными субъектами охраны стоят, по сути, одни и те же задачи по охране объектов, подлежащих государственной охране, а также имущества физических и юридических лиц от противоправных посягательств.

Как следует из проведенного анализа зарубежного законодательства (Приложение 4) задачи государственного регулирования в сфере охранной деятельности решаются во многом идентичными способами и осуществляется, как правило, единым законодательным актом, определяющим деятельность всех субъектов охраны.

В законодательных актах, регулирующих установленную сферу деятельности, закреплен основной понятийный аппарат, аспекты государственного регулирования охранной деятельности, перечислены субъекты охранной деятельности, их права, обязанности, определены вопросы контроля за их деятельностью, порядок формирования перечня объектов, к которым с учетом оценки угроз безопасности имеется объективная необходимость предъявления повышенных требований к их физической защите, общие принципы лицензирования частной охранной деятельности, а также установлены условия осуществления проектирования, монтажа, наладки и технического обслуживания средств и систем охраны.

Изучение современных зарубежных систем организации субъектов охранной деятельности дает возможность сравнить аналогичную отечественную систему, по новому взглянуть на нее, проанализировать законодательство в сфере охранной деятельности посмотреть, как оно соотносится с общей юридической картой мира, какие приоритеты и пути развития следует отметить в целях его гармонизации.

Подобный подход представляется более практичным и оптимизированным.

В свою очередь общая модель отечественного законодательства в данной сфере, с закреплением деятельности каждого субъекта охраны в отдельном законодательном акте, представляется более громоздкой и избыточно усложненной.

При этом следует учесть, что Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации, в сфере оборота оружия, в сфере частной охранной деятельности и в сфере вневедомственной охраны. В задачи Росгвардии входит федеральный государственный контроль (надзор) за соблюдением законодательства Российской Федерации в области оборота оружия и в области частной охранной деятельности, а также за обеспечением безопасности объектов топливно-энергетического комплекса, за деятельностью подразделений охраны юридических лиц с особыми уставными задачами и подразделений ведомственной охраны.

Таким образом, полномочия Росгвардии позволяют выступить с инициативой внесения изменений в законодательство, регулирующее охранную деятельность.

Принимая во внимание давность принятия Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (1992 год) и Федерального закона «О ведомственной охране» (1999 год) можно сделать вывод о необходимости их существенной переработки и актуализации их положений с учетом современного состояния рынка охранных услуг, что также подтверждает необходимость разработки и принятия единого (рамочного) закона с четким закреплением общего понятийного аппарата, основ государственного регулирования охранной деятельности, закрепления прав и обязанностей субъектов охранной деятельности, разграничения их деятельности на рынке охранных услуг, организации контроля за их деятельностью.

 

IV. Основные направления деятельности службы вневедомственной охраны.

 

В условиях сложной внешнеполитической обстановки, возрастания угроз криминального и террористического характера, появления их новых форм, наиболее актуальными в государственном регулировании в области охранной деятельности становятся: обеспечение надежной охраны объектов и имущества, совершенствование методов их противокриминальной и антитеррористической защищенности и контроля ее состояния.

Вместе с тем на рынке охранных услуг Российской Федерации наблюдается тенденция смещения акцентов в области обеспечения безопасности с позиции надежности защиты в сторону снижения стоимости предоставления таких услуг.

Различные охранные структуры в период подготовки и проведения конкурсных процедур, апеллируя в целях снижения расходов со стороны «заказчика» низкой стоимостью предоставляемых услуг по охране объектов и имущества, в меньшей степени обеспокоены вопросами обеспечения их безопасности и сохранности, а в большей – коммерческим интересом, связанным с прибылью.

Необходимо отметить, что тарифы на услуги вневедомственной охраны выше чем у частных охранных организаций и ряда других субъектов охранной деятельности.

Это обусловлено рядом объективных причин, связанных с обеспечением возможности сотрудникам вневедомственной охраны реализовывать широкий круг прав, полномочий и обязанностей, предоставленных и возложенных на них государством.

При этом спрос на услуги, предоставляемые подразделениями вневедомственной охраны, несмотря на определяемые государством высокие тарифы, значителен и ограничивается только имеющейся штатной численностью службы.

Отметим, что в период 2011-2016 годов в результате проведения административных реформ и сокращения расходов федерального бюджета, штатная численность аттестованного состава подразделений вневедомственной охраны сокращена практически вдвое, (со 135 963 к началу 2011 года до 77 294 единиц на 1 января 2017 года) при этом основной частью была именно постовая составляющая.

В данной ситуации в связи с увеличивающейся конкуренцией и ограничениями, вводимыми законодательством в области антимонопольной политики, считаем, что сфера деятельности службы вневедомственной охраны должна быть четко очерчена и соответственно закреплена рядом нормативных правовых актов. Проект организации деятельности подразделений вневедомственной охраны указан в Приложении 5.

 

Формирование перечня объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации

 

Для решения выше обозначенной задачи в первую очередь необходимо определить принципы, критерии и механизм формирования перечня объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации.

В настоящее время перечень объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации, утвержденный  распоряжением Правительства Российской Федерации от 15 мая 2017 г. № 928-р<13>, сформирован по принципу наличия необходимой численности сотрудников для обеспечения физической охраны объектов.

Вместе с тем из-за отсутствия указанного механизма служба вынуждена, при принятии руководством страны решений о расширении Перечня, принимать меры по внутреннему перераспределению численности, либо уплотняя график работы сотрудников, либо путем их изъятия с других направлений деятельности.

Другой проблемой является сокращение штатной численности службы на фоне необходимости принятия неотложных мер по обеспечению противокриминальной и антитеррористической безопасности объектов и имущества как в мирное, так и в военное время.

Так, в период проведения реформирования штатная численность службы была сокращена почти на 60 тысяч ед., в связи с чем и в соответствии с поручением Правительства Российской Федерации от 24 октября 2011 г. № СИ-П4-7493 МВД России во взаимодействии с заинтересованными федеральными органами государственной власти предписывалось осуществить оптимизацию перечня объектов, подлежащих обязательной охране полицией, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 2 ноября 2009 г. № 1629-р.

В ходе проведенных мероприятий из названного перечня были исключены отдельные категории объектов судебной системы, объектов подведомственных Минфину России и Управлению делами Президента Российской Федерации.

В дальнейшем необходимость формирования актуальной версии перечня была продиктована проведенными мероприятиями по реализации Указа Президента Российской Федерации от 13 июля 2015 г. № 356 «О внесении изменения в Указ Президента Российской Федерации от 5 мая 2014 г. № 300 «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел Российской Федерации», а также поручения Президента Российской Федерации от 5 марта 2015 г. № Пр-378, согласно которым численность подразделений вневедомственной охраны полиции, задействованная на постах по охране объектов была сокращена более чем на 45 тысяч единиц.

На этом фоне практически в 7 раз сократилось количество объектов, ранее охраняемых стационарными постами вневедомственной охраны.

Так, если по состоянию на 1 января 2011 года подразделениями вневедомственной охраны посредством выставления стационарных постов обеспечивалась безопасность 7 864 объектов, подлежащих обязательной охране полицией, а также по отдельным поручениям Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, то по состоянию на 1 января 2017 года их количество составило 1 061 (на 1 апреля 2017 года –1 070).

Сведения предоставления услуг подразделениями вневедомственной охраны по состоянию на 1 января 2011 года и на 1 января 2017 года приведены в следующей таблице:


Учитывая, что Указом Президента Российской Федерации  «Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации» подразделения  вневедомственной охраны  включены  в  структуру Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации, работа по оптимизации Перечня была продолжена в рамках деятельности вновь образованного федерального органа исполнительной власти. 

Новая редакция Перечня, носит адресный характер и в целом ориентирована на субъекты Российской Федерации, в которых сохранена численность подразделений вневедомственной охраны для обеспечения физической охраны объектов, в первую очередь это субъекты Северо- Кавказского федерального округа, Республика Крым и г. Севастополь.

Данный опыт принятия мер в отсутствии механизма минимизации негативных последствий для обеспечения государственной защиты объектов и имущества, а также новые задачи, поставленные вневедомственной охране, как составной части Росгвардии, стали отправной точкой для выработки государственного подхода к определению принципов, критериев и порядка формирования перечня объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации.

 

ПЕРЕЧЕНЬ объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации


 

Раздел 1

Объекты, финансируемые из федерального бюджета и охраняемые на безвозмездной основе 

административные здания федеральных государственных органов (не имеющих ведомственную охрану), главных следственных управлений, следственных управлений и отделов Следственного комитета Российской Федерации по субъектам Российской Федерации, региональных и районных прокуратур и судов

Раздел 2

Объекты, финансируемые из бюджета субъекта РФ и охраняемые на возмездной основе

Административные здания, занимаемые высшими должностными лицами субъекта Российской Федерации, органами законодательной и исполнительной  власти субъектов Российской Федерации

Раздел 3

Объекты, финансируемые из других бюджетов и охраняемые на возмездной основе

Как видно из представленной схемы Перечень должен состоять из 3 разделов, в которые включаются только охраняемые постами объекты по видам бюджетов, из которых осуществляется их финансирование. Идеологической основой Перечня является Раздел 1, по принципу – государственной охраной, в первую очередь, должны обеспечиваться объекты государственной формы собственности, финансируемые из федерального бюджета.

Порядок разработки и внесения изменений в Перечень должен определяться Правительством Российской Федерации, одним из основных его механизмов должен стать принцип – объекты должны включаться в Перечень только по поручению Президента или Правительства Российской Федерации с предоставлением необходимой штатной численности и ее финансированием.

Основными критериями, соответствие которым будет означать обязательность включения объектов в Перечень, являются:

  • наличие или выделение необходимой штатной численности и финансирования;
  • безальтернативность охраны данных объектов иными субъектами охранной деятельности (отнесение к объектам, на которые частная охранная деятельность не распространяется, отсутствие у федеральных государственных органов и организаций ведомственной охраны).

При формировании Раздела 1 «Объекты, финансируемые из федерального бюджета» необходимо учитывать следующее:

целесообразно осуществлять охрану данных объектов на безвозмездной основе (использовать для этого модель, применяемую войсками национальной гвардии для охраны важных государственных объектов, с некоторыми ограничениями, снижающими себестоимость охраны), т.е. выделения денег напрямую Росгвардии на содержание необходимой численности сотрудников, расчет которой должен осуществляться по соответствующей методике;

необходимо исключить возможность охраны указанных категорий объектов другими субъектами охранной деятельности;

охрана объектов по безвозмездным договорам должна носить комплексный характер: физическая, с применением инженерно-технических средств охраны<14>, реагирование и возможно:

- проектирование, монтаж и обслуживание ИТСО силами подразделений вневедомственной охраны;

– привлечение для проектирования, монтажа и обслуживания ИТСО специально аккредитованных организаций;

– участие Росгвардии в контроле за проводимыми работами через лицензирование проектно-монтажной деятельности и сертификацию ТСО.

Кроме того, вопросы обеспечения антитеррористической защищенности объектов также целиком относятся к компетенции Росгвардии, так как именно она осуществляет разработку требований и проверку состояния антитеррористической защищенности объектов.

Данную модель можно представить в следующем виде:

 

Выработка требований к антитеррористической защищенности объекта и контроль их исполнения, участие в его категорировании и паспортизации

Реагирование на тревожные сообщения

Проектно-монтажная деятельность, ремонт и обслуживание ИТСО

охрана с применением ИТСО

Физическая охрана

Реализация этой модели позволит обеспечить охрану важных объектов государственной формы собственности, финансируемых из федерального бюджета, на комплексной основе, что обеспечит максимальный уровень их защиты от угроз криминального и террористического характера. Также будет соблюден принцип не распространения конфиденциальной информации о системе охраны объектов и ее состоянии.

Необходимо отметить, что объекты, предлагаемые к включению в Раздел 1 Перечня, определены по принципу их важности для инфраструктуры Российской Федерации и необходимости территориального распределения подразделений войск национальной гвардии (вневедомственной охраны), а также наличия у них сил и средств обеспечить охрану данных объектов в военное время.

Формирование разделов 2 и 3 осуществляется по тем же критериям и принципам, но охрана включенных в них объектов осуществляется на возмездной основе.

Кроме того, реализация данного подхода позволит перейти к формированию Перечня по поименному (поадресному) принципу, с правом его утверждения Директором Росгвардии, что в значительной мере оптимизирует процедуру внесения изменений в Перечень в соответствии с решениями руководства страны.

 

Организация и обеспечение реагирования на тревожные сообщения из охраняемых объектов и участие в охране общественного порядка и общественной безопасности

 

Основным функциональным предназначением подвижных нарядов вневедомственной охраны войск национальной гвардии<15> является осуществление патрулирования, оперативного реагирования на сигналы «тревога», поступающие из охраняемых объектов, подключенных к пультам централизованного наблюдения вневедомственной охраны, оказание содействия нарядам, несущим службу по физической охране объектов, а также участие в охране общественного порядка и обеспечении общественной безопасности.

В настоящее время в городах федерального, республиканского, краевого и областного уровней, а также в населенных пунктах, на территории которых расположено значительное количество охраняемых объектов, в том числе включенных в Перечень, численность состава ГЗ определяется приказом начальника ФГКУ УВО (ОВО) на региональном уровне в рамках установленной штатной численности с учетом экономических затрат и криминогенной обстановки.

Группы задержания подразделений вневедомственной охраны осуществляют свою деятельность в 1 462 из 2 386 городов и муниципальных образований Российской Федерации, при этом в 76 муниципальных образованиях и 25 городах они представлены единственным нарядом из состава комплексных сил по охране правопорядка.

В настоящий момент количество ГЗ составляет 6 533 единицы, из которых 3 169 работают в дневном режиме и 3364 – в ночном. При этом 6 292 ГЗ выставляется в составе 2-х сотрудников и 241 ГЗ – в составе 3-х сотрудников (в основном в подразделениях Северо-Кавказского федерального округа).

Введенная штатная численность для групп задержаний составляет 40 625 единиц, при этом необходимая расчетная штатная численность для выставления групп задержания по три сотрудника в каждой составляет 63 937 единиц (без учета повышающего коэффициента для районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей).

Следовательно, для приведения оптимальных параметров штатной численности групп задержания с целью выполнения возложенных на них задач, учитывающих преимущественные интересы защиты объектов, в том числе подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии, необходимо дополнительно 23 312 единиц штатной численности аттестованного состава.

Необходимо понимать, что помимо выполнения группами задержания задач по охране объектов, подключенных на пульты централизованного наблюдения подразделений вневедомственной охраны, ими обеспечивается реагирование на информацию, поступающую из дежурных частей территориальных органов МВД России о преступлениях и правонарушениях а также по договорам на сообщения, поступающие от мониторинговых (частных охранных) организаций.

С учетом того, что обеспечение реагирования является довольно затратной составляющей охранной деятельности, частные охранные и мониторинговые организации<16> стараются использовать в целях реагирования возможности наших групп задержания, понимая, что сообщив по номеру экстренного вызова полиции о правонарушении, она обязана будет отреагировать на него. При этом указанными организациями в качестве маркетингового инструмента используется слоган «реагирует полиция (Росгвардия)». Тем самым частники снижают себестоимость своих услуг и практически за счет подразделений вневедомственной охраны обеспечивают свою конкурентоспособность на рынке охранных услуг.

Вместе с тем, на данный момент осуществлять полноценное реагирование на тревожные сообщения во всех регионах страны имеет возможность только вневедомственная охрана.

В случае отсутствия наших групп задержания может произойти следующее: значительное количество квартир и объектов останутся без охраны, так как мониторинговые и частные охранные организации из-за невозможности содержать собственные группы реагирования (нерентабельность, отсутствие государственных полномочий (административное задержание, доставление, досмотр и т.д.)) не смогут обеспечивать предоставление полноценных охранных услуг.

И, как следствие, возможны следующие сценарии развития событий:

  • – повышение в регионе уровня преступности и правонарушений в отношении объектов и имущества;
  • – запрос на предоставление соответствующих полномочий частным охранным организациям;
  • – повышение для государства и собственников стоимости услуг частных охранных организаций до уровня тарифов, применяемых ведомственной и вневедомственной охраной;
  • – создание трудно контролируемых, в первую очередь по численности, вооруженных частных охранных формирований на всей территории Российской Федерации.

Таким образом, Росгвардия через деятельность подразделений вневедомственной охраны, в том числе групп задержания, осуществляет не только государственные и правоохранительную функции, аналогичные функциям, исполняемым МВД России и Минобороны России, но и социальную.

Как отмечалось ранее, в рамках выполнения группами задержания задач по оперативному реагированию на срабатывания технических средств охраны, установленных на объектах, они участвуют в охране правопорядка на обслуживаемой территории.

Анализ результатов их деятельности, с учетом положений законодательства, показывает, что только за 5 месяцев 2017 года сотрудниками вневедомственной  охраны пресечено более 7 500 правонарушений в отношении охраняемых объектов и имущества. За совершение преступлений и административных правонарушений, в том числе на улицах и иных общественных местах, в дежурные части территориальных органов доставлено более 396 000 лиц, в отношении которых возбуждено 15 824 уголовных дела, установлено более 8 500 лиц, находящихся в розыске. Дополнительно на маршрутах патрулирования нарядам органов внутренних дел передано 304 645 лиц, в отношении которых имеется повод к возбуждению уголовных дел или дел об административных правонарушениях.

При условии сохранения объемов охранных услуг с применением технических средств охраны и увеличения, в случае принятия решения о расширении Перечня, количества охраняемых стационарными постами объектов, потребуется принятие мер по увеличению количества групп задержания и численности сотрудников, задействованных в них.

Кроме того, с учетом заполнения сегмента охранной деятельности по обеспечению безопасности объектов прокуратуры и судов на районном уровне постами по охране объектов, является целесообразным введение дополнительных нарядов групп задержаний в городах и муниципальных образованиях, где они расположены.

По предварительным расчетам для расширения географии присутствия нарядов войск национальной гвардии на территории 924 городов и населенных пунктов Российской Федерации потребуется дополнительное введение 1850 групп задержания и привлечения в этих целях 35 480 единиц штатной численности.

Вместе с тем, в целях определения оптимального количества групп задержания на обслуживаемой территории, а также численности их состава необходима разработка методики расчета нагрузки на группу задержания с учетом определения рационального показателя объемов выполняемых задач.

При формировании данного показателя необходимо учитывать следующие принципиальные критерии:

  • – количество охраняемых объектов в зоне реагирования и плотность ихрасположения;
  • – объем выполняемых задач по оперативному реагированию на тревожные сообщения, поступающие из охраняемых объектов и от мониторинговых компаний;
  • – плотность движения транспорта на территории обслуживания;
  • – плотность иных нарядов войск национальной гвардии и территориальных органов МВД России в зоне реагирования группы задержания.

Выработка и реализация государственной единой технической политики в сфере защиты объектов и имущества

 

Понимая, что обеспечение охранной деятельности должно носить комплексный характер и подразумевая необходимость расширения объемов охранной деятельности, в базис охранной политики службы необходимо заложить принцип комплексности оказываемых услуг.

Реализация данного принципа в подразделениях вневедомственной охраны во многом зависит от формирования и реализации единой технической политики в области создания, промышленного освоения, контроля за качеством, внедрения и эксплуатационного обслуживания продукции (работ, услуг), поставляемой для войск национальной гвардии в целях охраны имущества и объектов по договорам, с использованием инновационных технологий, а также участия в выработке и контроле заисполнением требований к противокриминальной и антитеррористической защищенности объектов и имущества.

Основной целью реализации Росгвардией единой технической политики является повышение противокриминальной и антитеррористической защищенности охраняемых объектов и имущества.

В современных условиях роль технических средств охраны в указанной сфере деятельности чрезвычайно высока, что подтверждается и мировой практикой оказания охранных услуг. Тенденция эта не случайна. Многочисленные исследования в области имущественной безопасности показали, что широкое использование технических средств в совокупности с физической охраной и реагированием позволяет если не исключить полностью, то свести к минимуму так называемый «человеческий фактор» в этой цепочке. Именно поэтому все ведущие  страны, включая Россию, уделяют большое внимание созданию и внедрению в охранную деятельность технических средств на основе последних научных достижений, информационных и коммуникационных технологий.

При этом следует отметить, что правильность данного направления подтверждена многолетней практикой работы вневедомственной охраны.

За последние десятилетия эта сфера сделала значительные шаги в своем развитии и на данный момент это одна из самых перспективных и быстро развивающихся сфер – ни одна современная система безопасности немыслима без технических средств охраны. Многие технические средства, используемые сегодня в деятельности подразделений вневедомственной охраны являются либо принципиально новыми, либо модернизированными приборами нового поколения, созданными с применением инновационных технологий.

Первоочередную роль в своевременном перевооружении подразделений вневедомственной охраны современными техническими средствами охраны играет Научно-исследовательский центр «Охрана», накопленный опыт которого позволяет совершенствовать действующие системы безопасности объектов и в тоже время проводить разработки систем нового поколения, использующих современные достижения науки и техники, а также осуществлять квалифицированный отбор наиболее перспективных образцов технических средств охраны, представленных на рынке, формировать нормативные требования к данному виду продукции и обеспечивать подразделения вневедомственной охраны методическими документами, необходимыми для эффективного освоения и внедрения новой техники.

Разработанные и произведенные на отечественных предприятиях технические средства для организации охраны объектов различных форм собственности обладают высокой надежностью, соответствуют современным требованиям и по многим критериям превосходят зарубежные аналоги. Именно в последние годы достигнут значительный качественный прогресс в области создания ТСО. В разработках используются новые технологии, прогрессивные принципы кодирования, преобразования обработки и передачи информации, современная элементная база.

Следует отметить, что постановлением Правительства Российской Федерации   от 4 марта 2013 года № 182 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2009 г. № 982 «Об утверждении единого перечня продукции, подлежащей обязательной сертификации, и единого перечня продукции, подтверждение соответствия которой осуществляется в форме принятия декларации о соответствии» технические средства охраны исключены из продукции, подлежащей обязательной сертификации.

Ввиду чего российский рынок средств безопасности стал открыт для доступа указанной продукции, в том числе и недоброкачественной, неспособной обеспечить необходимый уровень защиты объектов и имущества в условиях отмены обязательной сертификации приборов и аппаратуры для систем охранной сигнализации.

Кроме того, наблюдается значительный рост контрафактной продукции. Выявлялись случаи подделки технических средств охраны под изделия, рекомендованные для применения во вневедомственной охране.

Это, в свою очередь, сказалось на невозможности гарантированного обеспечения необходимого уровня противокриминальной безопасности антитеррористической защищенности объектов с помощью технических средств, не прошедших необходимые технические экспертизы и проверки.

В этой связи Росгвардией реализуется ряд мероприятий, позволяющих минимизировать последствия отмены обязательной сертификации и повысить надежность охраны имущества и объектов.

Сформированы «Единые требования к системам передачи извещений и объектовым техническим средствам охраны, предназначенным для применения в подразделениях вневедомственной охраны войск национальной гвардии Российской Федерации» и Список технических средств охраны и безопасности, удовлетворяющих данным требованиям.

На основании указанных документов осуществляется квалифицированный   отбор технических средств охраны и сведение к минимуму целого ряда рисков (применение низкокачественной продукции, неспособной обеспечить необходимый уровень защищенности имущества и объектов; существенные затраты средств федерального бюджета на возмещение ущерба от потенциальных краж вследствие использования непроверенной техники; снижение уровня защищенности объектов различных категорий).

Кроме того, в рамках деятельности Технического комитета по стандартизации 234 «Системы тревожной сигнализации и противокриминальной защиты»<17>, созданного совместным приказом Госстандарта и МВД СССР от 21 ноября 1990 г. № 814/429 и функционирующего на базе ФКУ НИЦ «Охрана» Росгвардии, осуществляется совершенствование организации работ по стандартизации в области технических средств охраны, повышения ее эффективности, обеспечения единства технической политики и наиболее полного взаимодействия работ по стандартизации на национальном и международном уровнях.

В состав ТК 234 входят более 50 ведущих отечественных научно- производственных организаций и фирм, специализирующихся в создании и серийном выпуске технических средств безопасности.

В настоящее время взамен устаревшего нормативного акта подготовлен и проводится работа по утверждению проекта совместного приказа Росстандарта и Росгвардии «Об организации деятельности технического комитета по стандартизации «Системы тревожной сигнализации и противокриминальной защиты».

За время функционирования ТК 234 разработано 57 национальных и межгосударственных стандартов в области систем обеспечения безопасности, которые могут стать неотъемлемой частью требований нормативных правовых актов Российской Федерации в области антитеррористической защищенности.

С учетом обострения террористической ситуации в ряде стран Европы, в целях снижения уровня возможных потенциальных террористических угроз в отношении объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации, а также для осуществления возможности реализации полного комплекса мероприятий в отношении указанных объектов, позволяющего обеспечить надлежащую их антитеррористическую защищенность, целесообразна разработка требований, аналогичных утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 26 сентября 2016 года № 969 требованиям к функциональным свойствам технических средств обеспечения транспортной безопасности и Правил обязательной сертификации технических средств обеспечения транспортной безопасности, которыми также закреплен ряд ключевых стандартов, ставших обязательными: ГОСТ Р 52435-2015 «Технические средства охранной сигнализации»; ГОСТ Р 51558-2014 «Средства и системы охранные телевизионные»; ГОСТ Р 51241-2008 «Средства и системы контроля и управления доступом» и др.

Таким образом, для обеспечения возможности полноценной реализации единой технической политики, направленной на совершенствование состояния безопасности охраняемых объектов, повышение качества предоставляемых услуг в области охранной деятельности, полагаем необходимым разработать:

  • – требования к функциональным свойствам технических средств безопасности на объектах, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации, и правила их обязательной сертификации;
  • – нормы и правила проектирования систем безопасности на объектах, охраняемых (принимаемых под охрану) подразделениями вневедомственной охраны;
  • – правила производства монтажа и технического обслуживания технических средств безопасности на объектах, охраняемых (принимаемых под охрану) подразделениями вневедомственной охраны, а также порядка контроля за их проведением;
  • – единые технические требования к системам централизованного наблюдения и объектовым подсистемам охраны, применяемым для охраны объектов и имущества по договорам, а также правила формирования списка технических средств безопасности, удовлетворяющих этим требованиям.

При этом с учетом полномочий Росгвардии определить уровень их нормативного закрепления.

Одновременно, необходимо отметить, что несмотря на принимаемые меры в области антитеррористической защищенности объектов остаются не решенными вопросы, связанные с подготовкой проектной документации на оборудование их инженерно-техническими средствами охраны, монтажа и последующего технического обслуживания технических средств, установленных на них.

Так, на сегодняшний день проектно-монтажная деятельность, в части разработки проектной документации, монтажа и обслуживания технических средств охраны на функционирующих объектах, не требует специального разрешения и осуществляется фактически бесконтрольно.

В связи с чем не всегда понятно, что за организация осуществляет эту деятельность, насколько квалифицированные специалисты в ней работают и в каких целях используется полученная в ходе осуществления этой деятельности информация, содержащая сведения о состоянии защищенности того или иного объекта, в том числе о мерах, принимаемых для усиления их антитеррористической защищенности.

В таких условиях достаточно сложно оказывать противодействие даже «традиционным», в общем понимании, преступным посягательствам, не говоря уже о профессионально подготовленных диверсионно-террористических акциях, угроза проведения которых сохраняется.

Таким образом, возникает объективная необходимость контроля за данной деятельностью, реализация которого возможна по нескольким вариантам с внесением соответствующих изменений в ряд законодательных и иных нормативных правовых актов.

Первый вариант: наделение подразделений вневедомственной охраны полномочиями по монтажу и обслуживанию технических средств охраны в отношении объектов, включенных в Перечень, что позволит при общем комплексном подходе, как отмечалось выше, в целях надежной антитеррористической защищенности обеспечить сосредоточение информации и государственной ответственности за безопасность объектов указанной категории.

Второй вариант: обязательное лицензирование (аккредитация) деятельности организаций по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств охраны в отношении объектов, охраняемых войсками национальной гвардии, с возложением соответствующих полномочий на Росгвардию.

Реализация данного варианта, расширив полномочия Росгвардии в части обеспечения контроля за проектно-монтажной деятельностью на всех категориях охраняемых объектов, позволит также собственникам (правообладателям) объектов, охраняемых иными субъектами охранной деятельности,  определить  необходимость  выбора и использования услуг такой (лицензированной, акредитованной) организации.

В качестве органа по сертификации технических средств охраны и инженерно-технических средств защиты, а также лицензирования (аккредитации) деятельности организаций по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств  охраны (за исключением соответствующих полномочий, реализуемых ИУ Росгвардии и ЦИТО войск национальной гвардии в отношении технических средств охраны и инженерно-технических средств защиты, предназначенных для войсковых объектов) предлагается определить ФКУ «НИЦ «Охрана» Росгвардии.

В перспективе и при условии оснащения соответствующей испытательной лаборатории современным оборудованием ФКУ «НИЦ «Охрана» Росгвардии может стать ведущей организацией в области оказания государственных услуг по подтверждению соответствия (сертификации) средств инженерно-технической укрепленности и технических средств охраны (за исключением соответствующих полномочий, реализуемых ИУ Росгвардии и ЦИТО войск национальной гвардии в отношении технических средств охраны и инженерно-технических средств защиты, предназначенных для войсковых объектов).

Еще одним ключевым аспектом участия в реализации единой технической политики подразделений вневедомственной охраны является осуществление охраны объектов с применением технических средств охраны.

При этом для наиболее рациональной (более дешевой для потребителя) организации централизованной охраны все большее распространение находят  радиоканальные системы передачи извещений, а также оборудование, работающее с использованием сотовой телефонии, спутниковых систем, цифровых каналов передачи информации. Их преимущество состоит в том, что они позволяют осуществлять охрану независимо от наличия и состояния проводной связи, что особенно важно для сельских районов и пригородов.

При этом следует подчеркнуть, что внедрение современных систем передачи извещений, использующих в работе цифровые и беспроводные каналы связи, позволяет организовать охрану объектов, квартир и других МХИГ в любых населенных пунктах, вне зависимости от наличия или отсутствия ПЦО.

В ближайшей перспективе службой будет продолжена оптимизация сети функционирующих на территории Российской Федерации ПЦО ввиду использования современных каналов связи.

В перспективе возможно укрупнение действующих ПЦО в ряде регионов, за счет объединения (присоединения) ПЦО, с помощью которых охраняется не более 100 объектов, квартир и МХИГ. Оптимизация ПЦО позволит сократить затраты на их содержание, а также использовать штатную численность для иных целей (введение должностей электромонтеров, перераспределение аттестованных должностей).

Отметим, что от обеспеченности наших подразделений современными техническими средствами охраны, применяемыми для защиты объектов и имущества, в прямую зависит не только эффективность их деятельности, но и будущее службы в целом.

Приобретение систем централизованного наблюдения<18> и мониторинга подвижных объектов<19> для нужд подразделений вневедомственной охраны осуществляется на основании заявок из подразделений вневедомственной охраны и с учетом установленных сроков эксплуатации аппаратуры.

В соответствии с приказом МВД России № 689-2012 г., СПИ после выработки  установленных сроков эксплуатации, а также морально устаревшие подлежат списанию или высвобождению и реализации. Срок службы аппаратуры централизованного наблюдения и мониторинга определяется предприятиями-изготовителями (на основании расчетных сроков безаварийной эксплуатации всех компонентов, элементной базы электронных устройств, иных комплектующих и материалов) и составляет, как правило, 8 лет.

В этих целях ежегодно разрабатывается и утверждается программа технического перевооружения, которая предусматривает поэтапное проведение мероприятий, необходимых для обеспечения надежной охраны объектов и имущества.

Следует отметить, что реализация мероприятий программы зависит от объема выделенного финансирования на указанные цели.

Результаты проведенного анализа потребностей подразделений вневедомственной охраны в новой технике и обеспеченности финансовыми средствами мероприятий программ прошлых лет свидетельствуют о наличии серьезных проблем. Объем ежегодно выделяемых средств на техническое перевооружение службы сокращался практически в геометрической прогрессии.

Так, если в 2013 г. объем выделенных денежных средств составил 39,6% от требуемого, то в 2016 году составил всего 7,6%. Выделенных в указанный период времени лимитов бюджетных обязательств хватило только на частичное удовлетворение потребности подразделений, что привело к росту числа СЦН, выработавших сроки эксплуатации. На сегодняшний день количество таких СЦН составляет порядка 17% от общего парка эксплуатируемых (3739 ед. из 22099 ед.). В текущем году их количество увеличится еще на 1000 ед. и при сохранении низкого объема финансирования в последующем будет только возрастать, до момента, когда мы будем вынуждены прекратить деятельность ПЦО.


Как видно из диаграммы при прогрессирующем снижении объемов финансирования на указанные цели, потребность в замене аппаратуры централизованного наблюдения вырастет до уровня, который в ближайшей перспективе приведет к значительному ухудшению состояния защищенности охраняемых объектов и имущества, ввиду использования техники с истекшим сроком эксплуатации, работоспособность и надежность которой невозможно гарантировать.

Если не уделять решению этой проблемы пристального внимания и своевременно не принять превентивные меры, то впоследствии служба вневедомственной охраны может остаться без ее технической составляющей, что повлечет за собой отток охраняемых объектов, квартир и иных мест хранения имущества граждан и организаций, который, в свою очередь, станет причиной нецелесообразности содержания групп задержания, предназначенных для обеспечения оперативного реагирования на срабатывания технических средств охраны.

И это при том, что доходы от осуществления охраны объектов и имущества с помощью технических средств составляют более 85% от общего объема доходов, перечисляемых нашей службой в федеральный бюджет.

Кроме того, необходимо акцентировать внимание на таком перспективном направлении деятельности подразделений вневедомственной охраны, как предоставление услуги по охране транспортных средств физических и юридических лиц с помощью СМПО с использованием ГЛОНАСС.

В этих целях в подразделениях вневедомственной охраны развернуто и эксплуатируется 626 диспетчерских центров, навигационной аппаратурой оснащено 8895 автотранспортных средств, из которых 7468 служебного автотранспорта подразделений вневедомственной охраны.

В связи с тем, что в системе МВД России последние 5 лет закупка данных систем не осуществлялась, 50% используемого в подразделениях вневедомственной  охраны  оборудования  выработало  сроки  эксплуатации. Для  обеспечения  эффективного  и  качественного  выполнения  функций  и задач потребность подразделений вневедомственной охраны в денежных средствах   на   закупку   СЦН   и   СМПО   на   ближайшие   годы   выглядит

следующим образом:

 

год/руб201720182019
СЦН1 250 000 000673 000 000417 000 000
СМПО186 000 00030 000 00018 600 000
Итого:1 436 000 000703 000 000435 600 000

При этом следует отметить, что предусматривается не механическая замена устаревшего оборудования на аналогичное, а внедрение современных систем, которые имеют более высокие функциональные характеристики, защиту от квалифицированного обхода, сокращенную удельную стоимость, при этом обладающие преемственностью с уже установленной аппаратурой. Указанное оборудование будет функционировать в виде единых комплексов на базе АРМ, позволяющих осуществлять охрану с использованием всех существующих каналов связи, что позволит также:

  • расширить сферу деятельности подразделений вневедомственной охраны путем организации охраны дополнительных объектов;
  • сократить количество рабочих мест и задействованных компьютеров;
  • увеличить перечень функциональных и сервисных возможностей аппаратуры централизованного наблюдения;
  • повысить надежность, защищенность и оперативность доставки тревожных сообщений за счет использования, при необходимости, резервных каналов связи, а также сократить затраты на возмещение ущерба;
  • сократить расходы на поддержание работоспособности и ремонт СПИ; обеспечить снижение числа выездов по ложным срабатываниям; обеспечитm увеличение емкости системы при одновременном уменьшении занимаемого ею места, сократив тем самым расходы на содержание аппаратуры.

Необходимо также проработать вопрос о возможности сопряжения сегмента, занимаемого подразделениями службы в области обеспечения охраны объектов и имущества с применением ТСО, с мероприятиями, предусмотренными Концепцией построения и развития аппаратно-программного комплекса «Безопасный город», утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 3 декабря 2014 года № 2446-р, и соответствующими региональными и муниципальными программами, предусмотрев возможность интеграции средств видеонаблюдения с базами данных лиц, находящихся в розыске, соответствующих федеральных органов исполнительной власти.

Также одним из основных средств реализации Росгвардией государственной единой технической политики является участие в выработке и контроле за исполнением требований к противокриминальной и антитеррористической защищенности объектов и имущества<20>.

В настоящее время завершается формирование нормативного правового поля в области антитеррористической защищенности объектов (территорий) различных форм собственности и ведомственной принадлежности.

На сегодняшний день издано 34 постановления Правительства Российской Федерации, устанавливающих требования к АТЗ (территорий) различной ведомственной принадлежности, мест массового пребывания людей и объектов (территорий), подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации, а также определяющие порядок проведения процедур категорирования и паспортизации.

В рамках реализации указанных требований подразделения вневедомственной охраны реализуют все предоставленные Росгвардии полномочия по участию в мероприятиях по категорированию и паспортизации объектов практически всех категорий и ведомственной принадлежности, а в отношении объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации, и мест массового пребывания людей, не относящихся к сфере деятельности федеральных органов исполнительной власти, кроме того, осуществляют контроль за состоянием их антитеррористической защищенности.

При этом такой инструмент, как требования к АТЗ возможно использовать в целях реализации мероприятий, которые планируется осуществить в рамках формирования государственной единой технической политики, направленной на повышение надежной охраны объектов и имущества.

Отметим, что Перечнем поручений Президента Российской Федерации Росгвардии поставлена задача и определен курс на повышение антитеррористической защищенности объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации.

Необходимо максимально использовать данное поручение в качестве инструмента для реализации обозначенных мероприятий. Это позволит Росгвардии в рамках выработки и применения государственной единой технической политики в определенной возложенными задачами сфере деятельности обеспечить надежную защиту объектов и имущества не только войсками национальной гвардии, но и всеми субъектами охранной деятельности, в соответствии с требованиями к их антитеррористической защищенности.

 

V. О путях развития службы вневедомственной охраны, как составной части войск национальной гвардии.

 

Результаты анализа состояния рынка охранных услуг, сравнительного анализа законодательства Российской Федерации и ряда других государств в области охранной деятельности, а также опыт реализации службой вневедомственной  охраны задач, функций, полномочий и обязанностей, в том числе в условиях проведения административных реформирований показали, что стабильное функционирование и развитие возможно.

Базисом для развития вневедомственной охраны должен стать перечень объектов, подлежащих охране войсками национальной гвардии, сформированный по новым правилам и в соответствии с оптимальными принципами и критериями.

При этом в отношении охраняемых объектов Росгвардией должен реализовываться весь спектр мероприятий по их противокриминальной и антитеррористической защищенности.

Кроме того, в целях оптимизации процесса управления силами и средствами вневедомственной охраны войск национальной гвардии Российской Федерации целесообразно разработать оптимальную территориально распределенную систему централизованного наблюдения за состоянием безопасности охраняемых объектов и имущества граждан для незамедлительного реагирования на тревожные сообщения и сформировать в каждом подразделении вневедомственной охраны, в том числе на районном уровне центры оперативного управления, при каждом из которых оборудовать комнаты хранения оружия.

Данная система также позволит обеспечить выполнение ряда возложенных на Росгвардию задач в сфере контроля за оборотом оружия.

Для этого в период 2018-2021 годов и далее до 2025 года необходима реализация следующих основных мероприятий:

1. Проработка с федеральными государственными органами    и организациями вопросов осуществления охраны объектов в соответствии с критериями и принципами формирования Перечня объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии, и реализации государственной единой технической политики (2018 г.).

2. Подготовка в установленном порядке проекта федерального закона о внесении изменений в Федеральный закон «О войсках национальной гвардии», в части предоставления Правительству Российской Федерации полномочий по определению порядка формирования Перечня объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии (2018 – 2019 гг., в зависимости от даты принятия решения).

3. Разработка и принятие постановления Правительства Российской Федерации «О порядке формирования Перечня объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии» (в течение года после внесения соответствующих изменений в Федеральный закон «О войсках национальной гвардии»).

4. В случае положительных решений подготовка совместно с заинтересованными федеральными государственными органами и организациями предложений Президенту Российской Федерации о проведении мероприятий по организации и обеспечению комплексной государственной вневедомственной охраны объектов, в том числе о выделении необходимых для этого штатной численности и финансирования (2019-2021 гг.).

5. Переработка Перечня в соответствие с порядком его формирования (2019-2021 гг.).

6. При необходимости внесение изменений в законодательные и нормативные правовые акты Российской Федерации, направленные на их реализацию, предусматривающие запрет иным субъектам охраны осуществлять охранную  деятельность на объектах, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии  Российской Федерации, включенных в раздел 1 соответствующего Перечня (2019-2025 гг.).

7. Обеспечение необходимого целевого финансирования деятельности службы (вне рамок государственной программы вооружения и государственного оборонного заказа) (2019-2025 гг.).

8. Участие в разработке основ единой государственной научно­ технической политики в области охраны объектов и имущества (2018- 2019 гг.).

9. Приведение (переработка) требований к антитеррористической защищенности объектов всех категорий в соответствие основам государственной единой технической политики в области охраны объектов и имущества (2019-2021 гг.).

10. Разработка в установленном порядке проекта федерального закона «Об охранной деятельности в Российской Федерации» (2019 -2020 гг.).

Конечными, планируемыми результатами реализации Концепции станет сбалансированная государственная политика в области охранной деятельности, обеспечение полноценной и надежной защиты не только объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации, но и объектов и имущества всех категорий, охраняемых всеми видами охранных организаций.

С учетом чего положения Концепции развития вневедомственной охраны целесообразно включить составной частью в Концепцию строительства и развития войск национальной гвардии Российской Федерации на период до 2030 года.

____________________________________ 

<1> Далее также – «Росгвардия».
<2> Далее - «Указ Президента Российской Федерации «Вопросы Федеральной  службы войск национальной гвардии Российской Федерации».
<3> Далее также – «ВНГ России» .
<4> Далее – «ФГКУ УВО (ОВО)».
<5> Далее – «СП ВО».
<6> Далее – «Директор Росгвардии».
<7> Далее также – «ТСО».
<8> Далее – «Федеральный закон «О государственной охране».
<9> Далее – «Федеральный закон «О войсках национальной гвардии».
<10> Далее – Федеральный закон «О войсках национальной гвардии».
<11> Далее – Закон Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».
<12> Далее – «постановление Правительства Российской Федерации № 587».
<13> Далее – “Перечень”, “Перечень объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии”.
<14> Далее – «ИТСО».
<15 Далее – «ГЗ» или «группа задержания».
<16> Далее – «мониторинговые компании».
<17> Далее – «ТК 234».
<18> Далее – «СЦН».
<19> Далее – «СМПО».
<20> Далее – «требования к АТЗ».

Тема «Понятие устойчивости функционирования объектов экономки и территорий в военное время, а также при чрезвычайных ситуациях и ос-новные пути её повышения» — Правительство Саратовской области

При возникновении чрезвычайных ситуаций мирного и военного времени органы местного самоуправления, предприятия, учреждения и организации могут оказаться в сфере воздействия поражающих факторов. Во всех федеральных органах исполнительной власти, органах исполнительной власти субъектов РФ и органах местного самоуправления, в организациях подлежат полной реализации требования федеральных законов «О гражданской обороне», «О защите населения и территорий от ЧС природного и техногенного характера» и иных правовых и нормативных актов, регламентирующих организацию и ведение гражданской обороны, предупреждение и ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций. Постановление Правительства Саратовской области от 11 ноября 2005 года №387-П «О создании комиссии при Правительстве Саратовской области по поддержанию устойчивого функционирования организаций» с изменениями от 19 сентября 2006 года № 291 – П, которое определяет порядок поддержания устойчивого функционирования организаций в условиях военного времени и чрезвычайных ситуаций. 

Устойчивость работы (функционирования) отрасли, объединения, объекта в чрезвычайных условиях – это способность в условиях чрезвычайных ситуаций мирного и военного времени производить продукцию в установленных номенклатуре и объёме, а при получении слабых и средних разрушений или нарушении производственных связей, восстанавливать производство в кратчайшие сроки. 

Каждая организация, в зависимости от особенностей её производственной или другой деятельности имеет свою специфику и мероприятия по обеспечению её надёжной работы могут быть различными. 

 Однако для всех организаций целесообразно применить общее понятие – устойчивость. 

Состояние устойчивого функционирования характеризуется критериями, которые отражают уровень подготовленности предприятий и отраслей к устойчивой работе в военное время в результате проведения следующих мероприятий: 

  • обеспечение сохранности основных производственных фондов и материальных ресурсов или снижение их возможных потерь от современных средств поражения; 

  • подготовка технологических процессов к производству продукции в военное время; 

  • накопление текущих производственных запасов до установленных нормативов. 

 Повышение устойчивости функционирования экономики достигается осуществлением мероприятий, направленных на

  • предотвращение и уменьшение возможности образования крупных производственных аварий, катастроф и стихийных бедствий; 

  • снижение возможных потерь и разрушений в случае их возникновения в мирное время, а также от современных средств поражения и вторичных поражающих факторов;

  • создание условий для ликвидации последствий аварий, катастроф и стихийных бедствий в результате применения современных средств вооруженной борьбы, проведения работ по восстановлению нарушенного производства и обеспечения жизнедеятельности населения. 

 С ускорением научно-технического прогресса, усложнением структуры экономики, возрастает ущерб, наносимый экономике в результате производственных аварий, катастроф, стихийных бедствий и других экстремальных ситуаций мирного времени, приводящих к сбоям в работе предприятий и организаций, территорий. 

 Изучив учебные материалы данной темы, обучаемые получают необходимые знания об устойчивости функционирования объектов экономики и территорий в военное время и при чрезвычайных ситуациях, а также об основных путях её повышения.

Чудо под Москвой. Цена победы: warsh — LiveJournal

Сегодня, в 80-летнюю годовщину стратегического наступления Красной армии под Москвой, я хочу напомнить как начиналось сражение за столицу СССР.

30 сентября 1941 года, началась операция «Тайфун» — генеральное наступление вермахта на столицу СССР. В тот день 2-я танковая группа генерала Хайнца Гудериана атаковала позиции Брянского фронта, прорвав их. 2 октября на войска Западного и Резервного фронтов обрушилась вся группа армий «Центр». Битва за Москву стала крупнейшим стратегическим сражением Второй мировой войны, в котором с обеих сторон участвовало более трех миллионов человек. В первый и последний раз Германия задействовала в одной операции сразу три танковых группы (армии). Начало оборонительной фазы сражения сложилось для Красной армии крайне неудачно и трагично — немцам удалось окружить и разгромить почти все соединения трех советских фронтов. Почему это произошло? Как действовали участники тех событий? Какие ошибки допустили противники? Благодаря кому и чему удалось спасти Москву?

Об этом мне рассказал заведующий филиалом «Богородицкое поле» музея-заповедника «Хмелита» (Смоленская область), боец поискового отряда «Долг» Игорь Михайлов.

(с) Сергей Варшавчик

Какая обстановка сложилась на Советско-германском фронте к началу наступления немцев на Москву?

Операция «Тайфун» у немцев рождалась очень долго и мучительно. Согласно плану нападения на СССР «Барбаросса», к концу сентября с Красной армией должно было быть окончательно покончено.

Первые победы вскружили голову. Начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал Франц Гальдер 3 июля 1941 года записал в своем дневнике: «Не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней». Но вместе с тем уже в то время наиболее дальновидные германские генералы поняли, что все три стратегические цели плана «Барбаросса» (захват Москвы, Ленинграда и Украины) одновременно в 1941 году недостижимы.

По мере наступления вермахта вглубь территории СССР линия фронта как воронка расширялась, сопротивление советских войск, несмотря на их окружение — под Минском и отдельных дивизий на Северо-Западном фронте, — возрастало. Характер войны был совсем другой, чем в Европе, намного более ожесточенный и масштабный. В этих условиях надо было выбирать стратегические цели, о чем летом в военном руководстве Германии шли споры между теми, кто выступал за московское направление, и теми, кто ратовал за ленинградское и южное.

Азы военной политики говорят о том, что основной целью для победы в скоротечной войне должна быть столица, потому что это политический центр, и ее падение наносит колоссальный моральный удар по противнику. Вдобавок Москва являлась крупнейшим центром транспортных коммуникаций и связи, в котором завязывалась вся логистика страны.

Немецкие генералы знали, что столицу будут защищать основные силы Красной армии. А потому, разгромив их и захватив Москву, Третий рейх разрезал СССР на две части, которые добить было бы достаточно легко.

Ленинград же был не только крупнейшим советским городом с развитой оборонной промышленностью, но и базой Балтийского военного флота. Последний угрожал перевозкам редкоземельных металлов в Германию из Швеции и Норвегии. Удар на юг сулил прорыв на Киев и далее на Кавказ, где имелась бакинская нефть, после чего должен был последовать поход в Иран.

Начальник штаба оперативного руководства Верховного командования вермахта генерал Альфред Йодль и некоторые другие убедили фюрера в том, что война в принципе уже выиграна, и надо уже думать, что будет после победы.

В одной из бесед Гитлер прямо заявил, что его генералы ничего не понимают в военной экономике. Необходимо сосредоточиться на украинском угле, бакинской нефти и обеспечении стратегических морских перевозок из Скандинавии. В августе фюрер принял решение о переносе удара с центрального московского направления на киевское и ленинградское. Этот шаг преследовал также устранение угрозы со стороны советских войск на южном и северном флангах группы армий «Центр».

В своих мемуарах Гудериан писал, как он пытался отговорить Гитлера от этого решения. Командующий группой армий «Центр» фельдмаршал Федор фон Бок просто грезил Москвой, но случилось то, что случилось.

При этом и Гудериан, и командующий 3-й танковой группой генерал Герман Гот продолжали разрабатывать планы по захвату столицы СССР, понимая, что рано или поздно поступит приказ о наступлении. Этот момент настал 6 сентября 1941 года, когда Гитлер подписал директиву № 35 о переходе группы армий «Центр» в генеральное наступление на Москву. Предусматривалось, что до наступления зимы нужно окружить советские войска и охватом взять город.

Немецкие генералы отдавали себе отчет в том, что для них это — момент истины. Впереди была осень с ее распутицей и, если Москва не будет взята за этот короткий период времени, если они где-нибудь ошибутся, это повлечет самые серьезные последствия.

При разработке «Тайфуна» снова возникли споры — теперь уже между главнокомандующим сухопутными войсками Германии фельдмаршалом Вальтером фон Браухичем и фон Боком: где сомкнуть клещи вокруг советских войск.

Первый вариант предусматривал окружение частей РККА в районе Гжатска (ныне Гагарин) Смоленской области. Предполагалось, что в этом случае будет окружена и уничтожена значительно большая часть советских армий на более близком расстоянии от Москвы. Второй вариант предполагал замкнуть клещи подальше от столицы — под Вязьмой и Брянском. Пусть котлы получатся меньше, но зато их стенки будут прочнее.

Предыдущие окружения советских войск — и под Минском, и под Смоленском, и под Уманью, и даже под Киевом — показали, что прорывы вермахта на большую глубину приводят к тому, что части Красной армии достаточно легко просачиваются через редкую немецкую оборону. В конечном итоге было принято решение — лучше меньше да лучше, говоря словами Владимира Ильича Ленина.

b>Почему немцам с самого начала наступления удалось прорвать советскую оборону? Разведка проморгала концентрацию вражеских сил?</b>

Не столько немецкая разведка переиграла советскую, сколько сработал политический фактор. Сталин с самого начала войны считал, что кратчайший путь к Москве — это Минская автострада. А немцы не хотели разрушать боевыми действиями эту самую современную в СССР трассу, она нужна была им для транспортной логистики. Поэтому, когда они замкнули котел окружения вокруг столицы Белоруссии, дорога Минск — Москва оказалась посередине. К тому же они знали о том, что вдоль этой трассы построены мощные глубокоэшелонированные линии советской обороны. Зачем это брать в лоб?

Немецкое наступление ожидалось, и был приказ закопаться в землю, занять жесткую оборону. Но с другой стороны, в конце сентября 1941 года командованию Брянского фронта и руководству отдельных армий, например, 24-й армии генерала Константина Ракутина из Резервного фронта, ставились наступательные задачи. А при таком способе боевых действий тратятся силы, и наступающая сторона несет более высокие потери. То есть часть советских войск на западном направлении была измотана еще до начала операции «Тайфун».

В середине сентября 1941 года Юго-Западный фронт попал в окружение и понес тяжелейшие потери. Его остатки отступили восточнее Харькова и Курска. Ставка воссоздавала фронт заново, наполняя его войсками с, казалось, пассивных участков. Например, 49-я армия Резервного фронта 30 сентября получила приказ убыть в юго-западном направлении. А ведь она прикрывала стратегические переправы через Днепр в районе деревень Глушково и Тиханово (в районе Холм-Жирковского), которые потом немцы захватили.

Сыграло свою роль и еще одно обстоятельство. С 29 сентября по 1 октября 1941 года в Москве проходила международная конференция, на которой представители США и Великобритании оценивали возможность Советского Союза сопротивляться Германии и обсуждали условия предоставления СССР военно-технической помощи. Сталину нужно было убедить во что бы то ни стало Рузвельта и Черчилля в том, что страна боеспособна и с ней стоит заключить антигитлеровскую коалицию. В такой ключевой момент союзники не должны были знать о том, что оборона Брянского фронта прорвана на глубину 70 километров.

Командующий Западным фронтом генерал Иван Конев, как я понимаю, правильно определил замысел немцев, предполагая, что они поведут наступление в стык 19-й и 30-й армий в районе деревни Шелепы. Именно там и был нанесен один из главных ударов группы армий «Центр». Почему не удалось предотвратить его последствия?

А потому, что это донесение было отправлено всего за несколько часов до немецкого наступления, в ночь с 1-го на 2-е октября. Если бы оно было отправлено за двое-трое суток, а еще лучше за пять, тогда можно было принять адекватные меры. Представьте себе военную бюрократию: пока донесение придет в Москву, пока его расшифруют, затем доложат Сталину, тот соберет совещание, пройдет время. Да, направление удара было определено правильно, но был приказ Ставки — главную оборону держать вдоль трассы Минск — Москва. Поэтому все резервы Западного фронта были сосредоточены в тылу за 16-й армией генерала Константина Рокоссовского, которая «держала» автомагистраль.

В итоге приказ о том, чтобы войска двинулись в каком-то направлении, был отдан только в ночь на 3 октября. За это время через Шелепы активно развивалось наступление немцев на канютинском и холм-жирковском направлениях. Второй удар они нанесли вдоль Варшавского шоссе, то есть по позициям уже Резервного фронта.

Переговоры командующих фронтами и Москвой по телеграфному буквопечатающему аппарату Бодо частично передают психологическую атмосферу в той сложившейся обстановке. А она была такова, что Западный фронт решал отдельно свою проблему, Резервный отдельно свою, Брянский — свою. И все три не взаимодействовали друг с другом, особенно это касается Западного и Резервного фронтов. Ну да, где-то идут бои, но это же зона соседей, пусть и решают свои вопросы.

Я нашел документы разведотдела 24-й армии, который сообщал о том, что на Юхнов движутся крупные моторизованные силы врага. 43-я армия была разбита под ударами этих нескольких немецких танковых и пехотных дивизий, а 24-я армия, которая была в тот момент на относительно пассивном участке фронта, лишь фиксировала ситуацию и докладывала.

Гот отмечал, что 2 октября, когда начал наступать, он пошел вперед неожиданно легко: «Сопротивление русских ниже, чем ожидалось». Не повлияла ли на это потеря управления войсками Западного фронта из-за удара пикировщиков в тот день по командному пункту ЗФ в районе станции Касня, чье расположение не менялось три месяца?

Это, конечно, была недооценка противника. Командный пункт, который длительное время располагался в старинном особняке князей Волконских, был выкрашен белой краской, просто сияя на фоне зеленой и желтой травы, дорожки были обсыпаны песком, видны все линии связи. КП фронта с воздуха был как на ладони, что привело к гибели при бомбежке 29 человек, в том числе трех полковников. Германские бомбардировщики нанесли также удары по штабам фактически всех армий ЗФ. По донесениям Конева, связь была быстро восстановлена. Но когда штаб лишается связи на какой-то промежуток времени — это серьезно, а в ситуации, когда даже часы и минуты что-то решают, это смерти подобно.

Но вопрос был в другом. Конев, как и командующий Резервным фронтом маршал Семен Буденный, пытался до четвертого-пятого октября решить проблему своими силами. И тот, и другой боялись доложить наверх обстановку, потому что не представляли масштабов катастрофы.

Хотя Конев пишет, что четвертого октября звонил Сталину с просьбой отвести войска, а тот, мол, его не понял, это не подтверждается документами.

Приказы Западного фронта о переброске частей в район Вязьмы последовали только во второй половине пятого октября. Четвертого октября Западный фронт еще ничего не предпринимал, чтобы оборонять Вязьму как возможный пункт соединения германских танковых клещей.

Все время советское командование запаздывало — на сутки, а то и больше с принятием решений, причем адекватных решений. У командующего 19-й армией генерала Михаила Лукина в приказе, когда немцы уже прорвались к Вязьме, есть фраза: «В тылу у нас группы хулиганствующих автоматчиков». А там уже две танковых дивизии.

Член Военного совета Московского военного округа генерал Константин Телегин в своих мемуарах рассказал, что 5 октября в Генштабе и Ставке не поверили в донесения летчиков о немецкой колонне, движущейся на Юхнов. И пришлось трижды посылать воздушных разведчиков, перепроверять сведения. Причем по воспоминаниям командующего авиацией МВО генерала Николая Сбытова, его в тот день вызвали к начальнику Управления особых отделов НКВД генералу Виктору Абакумову, и тот обвинил его и его подчиненных в трусости и паникерстве.

Это опять о том же, что боялись доложить Верховному главнокомандующему. Есть интересный момент. 3 октября в Берлине Гитлер выступил в огромном зале Sportpalast и в прямом эфире заявил, что на Восточном фронте уже 48 часов в гигантских масштабах идет операция, с помощью которой Германия окончательно победит Россию. Это засекают в Англии и СССР, и в Москве сидят и думают: какой такой удар наносят немцы, если нам докладывают, что бои идут, но ничего катастрофического пока не произошло?

Хотя это нам сегодня легко рассуждать. А на плечах и Конева, и Рокоссовского, и Лукина, и всех командиров лежала огромная ответственность. Они прекрасно понимали, что, если что-то случится не так, полетят головы. Пример был перед глазами — в июле 1941 года расстреляли бывшего командующего Западным фронтом генерала Дмитрия Павлова и его штаб. В 1941 году мнение Сталина определяло все.

Эта боязнь принятия ответственности и смелых решений на себя потом повернется в немецкую сторону. Когда Гитлер возьмет на себя командование вермахтом, и его генералы будут бояться докладывать своему фюреру реальную обстановку, потому что он считал себя военным гением и его точка зрения была априори правильной.

У Конева «Записки командующего фронтом» начинаются с 1943 года, с Курской дуги. 1941 год он, видимо, не любил вспоминать.

И не только он не любил, хотя у него есть короткие воспоминания о начале Московской битвы. Читая мемуары всех, кто так или иначе имел отношение к боям в октябре 1941-го — маршалов Александра Василевского и Георгия Жукова, Конева, Рокоссовского, командиров дивизий, — видишь, что никто не взял на себя личную ответственность за катастрофу на вяземском и брянском направлениях.

Командир дивизии перекладывает ответственность на командующего армией: меня неправильно информировали, я говорил о том, а мне сказали так, а тот в свою очередь кивает на комфронта. Командующий фронтом перекладывает ответственность на Ставку.

Пятого октября Конев приказал Рокоссовскому сдать полосу обороны соседней 20-й армии, а самому вместе с управлением 16-й армии прибыть в Вязьму, чтобы задержать немцев, наступающих из района Спас-Деменска. Рокоссовский писал в воспоминаниях, что он прибыл в Вязьму во второй половине 6 октября и не нашел никаких войск. Вдруг на окраинах появились немецкие танки, и ему пришлось срочно садиться на свой ЗИС-101 и уезжать вместе с сопровождающими офицерами на двух газиках. Вот и вся оборона?

Чуть-чуть было не так. Он точно выполнил приказ комфронта и прибыл в район деревни Мясоедово рядом с Вязьмой в шесть утра 6 октября. Там они развернули временный командный пункт, и вначале Рокоссовский направил в Вязьму своего офицера, а потом поехал сам. Начальник вяземского гарнизона генерал Никитин доложил ему, что никаких войск в городе нет. И здесь, я думаю, в воспоминаниях что-то недосказано. Вообще все мемуары надо делить пополам, если не больше.

Действительно, на тот момент из тех дивизий, танковых бригад и артиллерийских полков, которые должны были прибыть, в Вязьме не было никого. 50-я стрелковая дивизия, которая первая появилась в районе города около 15 часов 6 октября, не нашла никаких войск. С другой стороны, Вязьма — крупный железнодорожный узел, который прикрывали два полка ПВО. Эти зенитки можно было поставить на прямую наводку. Был гарнизон, пусть и небольшой, две комендатуры, запасной полк, имелся ополченческий батальон.

У Рокоссовского написано, что с колокольни местного собора он видел, как в город входят немецкие танки. Скорее всего, это были даже не танки, а бронетранспортеры 6-го мотопехотного полка 7-й танковой дивизии вермахта. Как писали сами немцы, на последних каплях бензина.

Вопрос состоит в другом. Это был вечер 6 октября, а в этом месяце темнеет очень быстро. Можно было вечером хотя бы создать видимость обороны — немцы ночью в город скорее всего бы не сунулись. Они постреляли и отошли на окраины. В Мясоедове в ночь с 6-го на 7-е октября в штабе 16-й армии рассматриваются два варианта. Оставаться на месте, искать связь с теми соединениями, которые должны прибыть и организовать оборону Вязьмы. Второй — отступать, потому что немцы уже вышли к городу и можно оказаться в германском тылу.

Победил именно этот вариант, что довольно логично: мы двигаемся в направлении своего главного штаба Западного фронта и по дороге, как это было летом под Ярцевым, подчиняем все части, которые будут отступать вместе с нами. Но тем самым 6 октября из-за неразберихи был потерян шанс задержать немцев в районе Вязьмы хотя бы на сутки. Силы были в лице 50-й и 73-й стрелковых дивизий.

Брянский фронт получил директиву на отход только 7 октября. А накануне военный совет Резервного фронта доложил в Ставку, что управление войсками окончательно нарушилось. По сути дела, все три командующих фронтами потеряли управление войсками. В том числе и командующий Брянским фронтом генерал Андрей Еременко, который ранее в беседе со Сталиным торжественно пообещал побить «подлеца Гудериана». Не запоздал ли приказ Ставки об отходе?

Однозначно запоздал. Адекватное решение могло быть принято не позже 4 октября. Уже пятого было поздно, тем более шестого. В воспоминаниях Жукова приводится эпизод, когда его отозвали из Ленинграда и направили, чтобы разобраться с Резервным фронтом. Он пишет, что заехал сначала в штаб Западного фронта, а потом поехал искать руководство Резервного фронта: «Я нашел командующего фронтом маршала Семена Михайловича Буденного в Малоярославце. Было видно, что он за последнее время много пережил».

Давайте подумаем: командующий фронтом в ответственный момент уезжает с небольшой группой охраны и связистов, и где он, никто из подчиненных не знает. Штаб Резервного фронта по существу становится обезглавленным.

Павлова расстреляли за потерю управления войсками, когда он поехал в части уточнять обстановку и Буденный один в один повторяет ситуацию.

И это системное явление на разных уровнях. Командующий 33-й армией комбриг Дмитрий Онуприенко приезжает в район села Кайдаково южнее Вязьмы, где находится командование 43-й армией, и ему (то есть комбригу Онуприенко) летчик доставляет пакет. И дальше в документе такая фраза: «Из-за отсутствия шифровальщиков пакет прочитать не смогли».

Что это за командующий армией, который не может прочитать направленный ему приказ? Не лучше дела и в 43-й армии — начальник оперативного отдела комбриг Степан Любарский докладывает вечером 6 октября о том, что остатки армии отступают через Вязьму в направлении Можайска. И констатирует при этом: «Все стали какими-то очумелыми».

Седьмого октября немцы замкнули клещи и получился Вяземский котел?

Главный котел образовался западнее Вязьмы. С юга действовала 4-я танковая группа вместе с 4-й полевой армией, с севера — 3-я танковая группа с 9-й полевой армией. Также на разных участках фронта получились несколько маленьких котлов, куда попало от двух до трех дивизий и танковых бригад — в районе городов Сычевки, Спас-Деменска и станции Всходы. В районе Вязьмы котел по существу распался на три части: северо-западную часть, центральную группировку (так называемый предвяземский фронт) и южную. Всего же на вяземском направлении попало в окружение около миллиона человек. Учитывая не только бойцов и командиров РККА, но и военных строителей.

В августе 1941 года было создано Главное управление оборонительных работ. ГУОБР входил в состав НКВД и подчинялся наркому внутренних дел Лаврентию Берии. Это была полувоенная организация, куда направляли людей старших возрастов либо тех, кто не подлежал призыву, женщин. Для строительства оборонительных сооружений вокруг столицы централизовано привлекались жители не только Московской, Ивановской и Тульской областей, но и население других регионов. Были созданы военно-полевые строительства, и каждому фронту приписывалось определенное их количество. Они подразделялись на батальоны и роты, но оружие в основном было только у командиров. А у остальных кроме кирки, топора и ножовки ничего не имелось.

Для немцев же не было никакой разницы — в военной ты форме попал в плен или в гражданском костюме.

У нас в музее «Богородицкое поле» есть несколько фотографий, которые присылает из Германии друг нашего музея Алексей Кислицын. На этих снимках ведут пленных, и видно, что среди военнослужащих идут гражданские люди. Есть и кинохроника 23-й пехотной дивизии, на которой просто течет река пленных, и там четко выделяются простые мужики в штатской одежде.

Этих людей вообще не считал никто. Когда говорят, что под Вязьмой в окружение попали четыре армии, — это от лукавого. Потому что если считать штабы, то да: 19-я, 20-я, 24-я и 32-я. Но, например, с Рокоссовским убыл только первый эшелон штаба 16-й армии: связисты, рота охраны и подразделения обеспечения, несколько десятков офицеров оперативного отдела. Все остальные остались в котле и их переподчинили командующему 20-й армии генералу Филиппу Ершакову.

Какие у вас есть данные по погибшим, раненым и пропавшим без вести?

Точную цифру вам не назовет никто и никогда. По двум причинам — огромное количество документов было уничтожено внутри котла. И второе, немцам после завершения боев под Вязьмой было неинтересно считать убитых на поле боя солдат противника. Они вели учет пленным, подсчитывали трофеи.

На 1 октября 1941 года в составе Западного, Резервного и Брянского фронтов состоял один миллион 250 тысяч бойцов и командиров. Не считая нескольких военно-полевых строительств и постоянно идущих маршевых пополнений. К моменту официального завершения боев в районе Вязьмы, 13 октября 1941 года, немцы взяли в плен 423 141 человека. Но они брали в плен и позднее, дожимая окруженцев. С учетом же котлов под Брянском и в тыловых районах группы армии «Центр» в плен попали 668-773 тысячи человек.

Раненых немцы тоже не считали, поскольку они были для них обузой. Советской стороне считать было некогда, потому что тех, кто прорвался, направляли на переформирование и пополнение, а некоторых, которые выходили с оружием, почти сразу направляли снова в бой.

В фундаментальном исследовании генерала Григория Кривошеева «Гриф секретности снят: потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах» указаны потери Резервного фронта в раненых — 110 тысяч. Как их могли подсчитать при той неразберихе и хаосе, непонятно. А у Западного фронта раненые не посчитаны. Но так как оба фронта по интенсивности вели одинаковые боевые действия, то можно предположить, что их потери сопоставимы, и поэтому общие санитарные потери двух фронтов составляют 220-250 тысяч человек.

Когда произошло окружение, то в котлы попало огромное количество армейских и дивизионных госпиталей, а также медсанбатов. В докладной записке одного из комиссаров, который был ранен под Холм-Жирковским, я встретил фразу: «Шестого октября пришел приказ: раненым выбираться самостоятельно».

Ладно легкораненые, а как быть неходячим? Их просто бросали на произвол судьбы. Жестоко? Да. Но по-другому в той ситуации было никак.

Медицинские учреждения — это десятки тысяч раненых бойцов, которые скорее всего не пережили бои внутри котла.

Потом, когда боевые действия закончились, из-за нехватки медикаментов и продовольствия большинство из этих людей были обречены на медленную смерть в немецком тылу зимой 1941-1942 годов.

В деревне Ризское есть памятник Прасковье Каретниковой, которая приютила у себя дома 14 раненых бойцов, выходила и выкормила. В селе Хватов-Завод находился подпольный госпиталь, и таких госпиталей, в которых местные жители и партизанские врачи спасали жизни красноармейцев — на Смоленщине было немало. Я насчитал не менее полутора десятков, а их было явно больше.

Когда зимой 1942 года в район бывшего котла с севера пробился 11-й кавалерийский корпус генерала Григория Тимофеева, а с юга подошел 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Павла Белова, были высажены десантники, им разрешили мобилизовать тех выздоровевших бойцов, которые рассеялись по деревням и жили примаками.

Назначенный командующим Западным фронтом генерал Георгий Жуков писал члену Политбюро ЦК ВКП(б) Андрею Жданову, что «Конев и Буденный проспали свои вооруженные силы, принял от них одно воспоминание». Как ему удалось из остатков Западного и Резервного фронтов создать новый и не допустить стремительного рывка немцев к Москве?

Жуков считал самым ярким событием войны Московскую битву, особенно период октября и начала ноября 1941 года. По его словам, «катастрофы под Вязьмой можно было избежать». У Георгия Константиновича было одно из важнейших качеств командира — железная воля, которая граничила с жестокостью. Он под угрозой расстрела подавил панику в войсках, добившись от рядовых до генералов понимания, что сейчас надо только сражаться и никаких мыслей о сдаче позиций быть не должно.

Жуков, в отличие от предшественников, на посту комфронта не боялся брать ответственность на себя, в том числе активно отстаивать свое мнение в разговорах со Сталиным. Он был одним из немногих советских военачальников 1941 года, кто не боялся высказывать вождю свое мнение.

В ночь с 6-го на 7-е октября 1941 года выпал первый снег, потом пошли дожди, затем снова выпал снег и растаял.

Непогода влияла на обоих противников, но Жуков, у которого было мало войск, понял, что в условиях распутицы немецкие танки с их узкими гусеницами не пройдут по раскисшим полям и надо держать узлы дорог.

Нужно изматывать противника на этих рубежах и, медленно отступая, снижать темп немецкого блицкрига. Выигрывать время на переброску с Дальнего Востока, из Сибири и Средней Азии свежих войск. Именно так, в частности, действовала панфиловская дивизия, которая получила за октябрьские бои звание гвардейской. Важнейшую роль сыграла также Можайская линия обороны.

В свою очередь немцы допустили ряд крупных ошибок. Они переоценили свои силы, посчитав, что после Вяземского и Брянского котлов Москва у них в кармане. Фон Бок решил нанести удар на Торжок севернее Калинина (ныне Тверь), чтобы соединиться с группой армий «Север» для еще одного кольца вокруг Ленинграда. То есть вместо того, чтобы придерживаться первоначального плана, нацисты допустили распыление сил.

Во-вторых, вермахт подвела логистика построения движения на Москву. Одна и та же дорога зачастую предоставлялась двум крупным группировкам, которые своей техникой разбивали ее, замедляя темп наступления. Так произошло, например, с 4-й полевой армией и 4-й танковой группой.

Жуков говорил, что кровь, пролитая дивизиями в котлах у Вязьмы и Брянска, позволила выиграть драгоценное время на оборону Москвы. Они на какой-то момент, пусть не очень долгий, приковали к себе не менее 25 немецких соединений.

Первоначально было 32 дивизии, в среднем же до 28 немецких дивизий притянули на себя окруженные советские части. Немцы все хорошо спланировали, буквально по дням. Замкнув 7 октября кольцо окружения под Вязьмой, они предполагали к десятому числу уничтожить основную массу окруженцев, оставив для их добивания лишь несколько пехотных дивизий. Основной же силой группы армий «Центр» нанести стремительный удар на столицу СССР, покончив с ней.

В той безнадежной ситуации, неразберихе и хаосе наши войска сражались до 13 октября, распадаясь на отдельные очаги сопротивления. Немцы были вынуждены стоять и добивать. Им казалось, ну подумаешь, перенесем рейд на Москву на сутки, перенесем на двое суток, но время уже работало против них. Продолжить генеральное наступление на советскую столицу у них получилось только 16 ноября.

Советское командование упустило 4 октября шанс спасти войска Западного, Брянского и Резервного фронтов, а немецкое —14-15 октября взять Москву. В первую очередь по причине возросшего сопротивления Красной армии.

Спешиал фор

Во время Второй мировой войны промышленность перешла от мирного к военному производству> Министерство обороны США> История

До Второй мировой войны фабрики в Соединенных Штатах производили автомобили, крупную и мелкую бытовую технику и детские игрушки.

В январе 1942 года, всего через месяц после нападения на Перл-Харбор, Гавайи, президент Франклин Д. Рузвельт приказал создать Управление военного производства.

Его цель состояла в том, чтобы превратить заводы мирной промышленности в заводы по производству вооружения и военной техники для войны.Вторая цель заключалась в сохранении материалов, таких как металл, который понадобится солдатам, морякам и морским пехотинцам для сражений, таких как пушки, боеприпасы, танки, корабли, самолеты, тактическая техника и так далее.

Другие предметы, которые считались необходимыми для войны, включали нефтепродукты, резину, бумагу и пластик. Это означало строгое нормирование для гражданских лиц, такое как ограничение использования транспортных средств и покупки предметов роскоши.

Совет по военному производству просуществовал сразу после окончания Второй мировой войны в октябре 1945 года.

Помимо перевода промышленности на производство военного времени, промышленность США также поставляла большую часть военной техники, необходимой союзникам, в том числе Соединенному Королевству и Советскому Союзу.

Чтобы проиллюстрировать масштабы перехода к производству в военное время, в 1941 году в США было произведено около 3 миллионов автомобилей. За всю войну с конвейеров сошло только 139 дополнительных автомобилей.

Вместо этого автопроизводители строили орудия, грузовики, танки и авиационные двигатели.

Судоверфи выпустили целые флоты авианосцев, линкоров, эсминцев, подводных лодок и других судов.

Некоторые другие примеры:

  • Компания по производству игрушечных поездов «Лайонел» начала производить изделия для военных кораблей, в том числе компасы.
  • Ford Motor Company произвела бомбардировщики B-24 Liberator.
  • Алюминиевая компания Alcoa производила самолеты.
  • Компания Mattatuck Manufacturing Company, производившая гвозди для обивки, перешла на производство обойм для винтовок Springfield.

К концу Второй мировой войны половина мирового промышленного производства военного времени приходилась на Соединенные Штаты. Конечно, помогло то, что американские заводы не подверглись бомбардировкам, как в Великобритании и Советском Союзе.

Чтобы дать мужчинам свободу воевать, женщины в тылу занимали рабочие места, на которых раньше преобладали мужчины, например сварщиков, механиков и рабочих по сборке самолетов.

Вся эта рабочая сила стимулировала экономику, которая находилась в депрессивном состоянии, когда в какой-то момент безработица составляла до 25%.

В 1950 году в связи с началом войны в Корее был принят Закон об оборонном производстве. Этот закон аналогичен Совету по военному производству в том смысле, что он позволяет президенту распределять материалы для национальной безопасности.

Переход к мирному времени и наследию тыла

Переход к мирному времени происходил в тылу к 1944 году, хотя Вторая мировая война (1939–45) все еще бушевала за границей. В 1943 г. было достигнуто полное военное промышленное и сельскохозяйственное производство; то есть была достигнута способность удовлетворять текущие потребности союзников в военных материалах и продовольствии.Хотя военное производство не замедлилось и не прекратилось, особый упор на военную мобилизацию отпал. Победить должны были вооруженные силы на поле боя, и шансы на победу со временем становились все лучше. Хотя некоторые из самых крупных и кровопролитных битв были еще впереди, плановики в правительстве и промышленности начали готовиться к мирному времени. Когда война наконец закончилась, Соединенные Штаты были готовы стать одной из мировых сверхдержав: экономика была сильной, население росло, а U.Военная мощь С. была больше, чем когда-либо прежде. Отдав все силы на войну, американцы были готовы к процветанию и миру. Наследие событий Второй мировой войны на внутреннем фронте продвинет нацию как мировую державу до конца двадцатого века.

Дебаты о преобразовании

Начало перехода Америки к мирному времени было не менее спорным, чем начало ее военной мобилизации. Должностные лица администрации президента Франклина Д. Рузвельта хотели хорошо спланированного и постепенного перехода к экономике мирного времени.Они были обеспокоены тем, что безработица резко возрастет, если военное производство внезапно прекратится. Их также беспокоило то, что во время войны многие малые предприятия выживали за счет субподрядов на оборону; они опасались, что эти предприятия могут не выжить в мирное время без какой-либо помощи. Никто не хотел возврата к неспокойным экономическим временам, предшествовавшим войне, поэтому, чтобы избежать такой возможности, президент Рузвельт (1882–1945; служил в 1933–45) в начале 1944 года предложил «Экономический билль о правах».Он утверждал, что это обеспечит экономическую безопасность для всех и гарантирует национальное процветание после войны. Законопроект обеспечит рабочие места, питание, медицинское обслуживание, жилье и социальное обеспечение (государственная программа, предоставляющая экономическую помощь гражданам, включая престарелых, пенсионеров, безработных и инвалидов) для всех американцев. В ответ на обещания Рузвельта обеспечить безопасность американцы переизбрали его в ноябре 1944 года, дав ему беспрецедентный четвертый срок.

Лидеры крупного бизнеса не были в восторге от экономических планов Рузвельта.Они контролировали большую часть оборонных работ во время войны и хотели сохранить контроль над экономикой мирного времени. Они предпочли быструю реконверсию производству товаров народного потребления при минимальном правительственном надзоре. Однако военные не хотели, чтобы реконверсия началась до тех пор, пока Германия формально не капитулировала; поэтому ожидалось, что крупный бизнес, перешедший на военное производство, будет продолжать производить военные материалы. Тем временем покупатели были готовы к новым машинам, шинам, нейлоновым шлангам, стейкам, виски и многому другому, чего не хватало во время войны.Крупный бизнес беспокоился, что более мелкие предприятия, которые не были так вовлечены в военное производство, смогут ускорить производство товаров народного потребления. Держа в виде сбережений и военных облигаций на 140 миллиардов долларов, у населения была большая покупательная способность. За счет прибыли от производства военных материалов предприятия также накопили гигантские суммы – 20 миллиардов долларов наличных резервов. Они стремились использовать эти деньги, чтобы переоборудовать свои фабрики для производства товаров народного потребления.

Стремясь провести реконверсию приемлемым для всех способом, президент Рузвельт модернизировал Управление военной мобилизации (OWM), агентство, которое координировало перевод промышленности на военное производство.Признавая сохраняющуюся политическую власть крупного бизнеса, Рузвельт назначил представителей бизнеса и вооруженных сил руководить новым Управлением военной мобилизации и реконструкции (OWMR). Агентство занялось такими ключевыми вопросами, как расторжение долгосрочных государственных контрактов на производство военной техники и ликвидация заводов по производству военной продукции, которые вскоре выйдут из строя.

Победа при новом лидере

По мере того, как нация шла по неопределенному пути к реконверсии и экономике мирного времени, она столкнулась с внезапной потерей: президент Рузвельт умер от кровоизлияния в мозг (кровотечение в мозг) 12 апреля 1945 года, в то время как посетил его ретрит в Уорм-Спрингс, штат Джорджия.Начался период национального траура

. Когда поезд доставил тело президента в Вашингтон, округ Колумбия, его маршрут заполнили тысячи людей. Десять тысяч наблюдали за поездом в Шарлотте, Северная Каролина. Популярный лидер, дававший надежду и безопасность, ушел. Его вице-президент Гарри С. Трумэн (1884–1972) занял пост президента в последние месяцы войны.

Победа пришла вскоре после смерти президента. Германия капитулировала 7 мая 1945 года. На следующий день, который известен как День Победы в Европе, разразились грандиозные торжества.Япония сдалась через три месяца, 14 августа, после того, как Соединенные Штаты сбросили две атомные бомбы на города Хиросима и Нагасаки; бомбы убили более ста тысяч человек. После капитуляции Японии празднование возобновилось и распространилось от побережья к побережью. Два миллиона человек спонтанно собрались на Таймс-сквер в Нью-Йорке в 19:00. 15 августа, дата, которая стала известна как День Победы над Японией. Пять тысяч тонн бумаги, включая конфетти и ленты, вылетели из окон офисов в честь празднования.

Государство

Соединенные Штаты вышли из Второй мировой войны в относительно хорошей форме для перехода к мирному времени. Во всем мире человеческие жертвы в войне были огромными. От пятнадцати до двадцати миллионов военнослужащих погибли или пропали без вести; от сорока до шестидесяти миллионов мирных жителей также погибли или пропали без вести. Еще миллионы получили ранения. Напротив, в Соединенных Штатах было 292 000 боевых смертей и еще 114 000 военных погибло по другим причинам. Хотя отдельные смертельные случаи были разрушительными для семей и друзей солдат, эти цифры оказали относительно небольшое влияние на страну.Другие народы были уничтожены своими человеческими потерями. Например, в Советском Союзе погибло более двадцати миллионов человек. Кроме того, бомбардировки разрушили большую часть европейского ландшафта – сельхозугодья и городские здания. За исключением ущерба, нанесенного нападением на Перл-Харбор на Гавайях, тыл США был избавлен от таких разрушений.

С экономической точки зрения Вторая мировая война дала некоторые преимущества. Несмотря на повышенные налоги, контроль над заработной платой и ценами, а также нормирование товаров первой необходимости, U.Экономика С. расширилась в военное время, подпитываемая рабочими местами военного производства. Ни одна другая страна не имела подобного опыта в тылу во время Второй мировой войны. В конце войны у американцев была более высокая покупательная способность и более высокий уровень жизни (уровень комфорта, поддерживаемый в повседневной жизни), чем до войны. В 1944 году, когда за границей бушевали одни из самых кровопролитных сражений, в Соединенных Штатах было много хороших времен. Покупатели окружили универмаги. 7 декабря 1944 года в нью-йоркском универмаге R.H. Macy and Company был лучший день продаж.Были заняты рестораны, кинотеатры и театры. Гостиницы часто были переполнены. Казалось, что экономика военного времени восстановила хорошие времена

, украденные Великой депрессией, тяжелым экономическим кризисом 1930-х годов.

Послевоенные тревоги

Пережив десятилетие экономических трудностей во время Великой депрессии, а затем почти четыре года войны, американцы в тылу стремились вернуться к нормальному образу жизни. Однако, когда празднование победы в тылу закончилось, экономические проблемы вернулись.Временные правительственные агентства военного времени были быстро ликвидированы, в результате чего многие государственные служащие остались без работы. Военная промышленность уже начала реконверсию, и многие военные были уволены. Например, к весне 1945 года гигантский завод бомбардировщиков Willow Run недалеко от Детройта, штат Мичиган, начал сокращать штат, а временное правительственное жилье, построенное для рабочих Willow Run, начало опустошать. Тринадцать тысяч семей жили в этом доме в разгар войны, но к концу 1945 года осталось только шестьсот семей.Завод стал домом для нового производителя автомобилей, выпускающего автомобили Kaiser, принадлежавшие Генри Дж. Кайзеру (1882–1967) и Джозефу Фрейзеру. Промышленные рабочие, которым посчастливилось сохранить свои рабочие места, по-прежнему теряли сверхурочную оплату, к которой они привыкли во время войны. Что еще хуже, в военное время прекратилось регулирование цен на потребительские товары, поэтому цены росли одновременно с падением заработной платы рабочих.

Помимо уволенных рабочих военной промышленности, в стране было двенадцать миллионов ветеранов войны, которым понадобится работа, когда они вернутся из-за границы.Прежде чем думать о приеме на работу, многим из этих солдат нужно было время, чтобы залечить физические и психологические раны, нанесенные войной. Некоторые ветераны страдали синдромом посттравматического стресса (психологическая реакция на крайне стрессовые события, такие как военные действия, включая беспокойство, депрессию и частые кошмары) или алкоголизм; другие столкнулись с семейными проблемами или экономическими трудностями. Управление по делам ветеранов сыграет ключевую роль в решении этих проблем с физическим и психическим здоровьем. Большинство ветеранов удовлетворительно приспособились к жизни в тылу.Американцы приветствовали и почтили вернувшихся ветеранов как героев, облегчая их возвращение к гражданской жизни.

Законопроект о военнослужащих (более формально известный как Закон о реорганизации военнослужащих) внес большой вклад в послевоенный экономический бум в Соединенных Штатах. Законопроект был принят в 1944 году при решительной поддержке президента Франклина Рузвельта и Конгресса. Этот примечательный законодательный акт предлагал заслуженную награду ветеранам, вернувшимся в тыл с поля боя: деньги на образование и ссуды под низкие проценты на покупку жилья, открытие нового бизнеса и зарождающиеся фермы.Законопроект закачал миллионы долларов государственных средств в экономику тыла, когда война подошла к концу. Шестнадцать миллионов вернувшихся ветеранов и их семей составляют треть населения США; потратив эти государственные деньги, они помогли миллионам неспециалистов, создав рабочие места в строительстве, производстве и розничной торговле.

Закон о военнослужащих также привел к социальным изменениям в Соединенных Штатах. Более половины ветеранов, почти восемь миллионов, воспользовались преимуществами законопроекта в области образования или обучения.Они поступили в средние школы, профессиональные училища и колледжи. В 1947 году половина всех студентов училища были ветеранами. В 1949 году было присуждено в три раза больше дипломов о высшем образовании, чем в 1940 году. Закон сделал стоимость высшего образования доступной для гораздо большего числа людей. Получив более высокий уровень образования, ветераны могли найти более высокооплачиваемую работу и иметь больше средств для создания семьи. Эта тенденция привела к послевоенному бэби-буму и периоду всеобщего процветания нации.

Послевоенное затишье

Проблемы с занятостью сохранялись и в 1946 году.Стремясь сохранить рабочие места и уровень заработной платы в военное время, организованный труд (коллективные усилия рабочих по поиску лучших условий труда) поддержал в том году серию забастовок. В забастовках (прекращение работы с целью заставить работодателя удовлетворить требования рабочих) участвовало около 10 процентов рабочей силы, что вызывало дополнительные опасения по поводу послевоенной производительности страны. Во время войны работодатели и рабочие отложили в сторону свои разногласия и вместе работали над достижением победы; однако это единство быстро распалось.

Президент Гарри Трумэн (1884–1972; служил в 1945–53), демократ, с трудом руководил спадающей экономикой. Недовольные упадком, избиратели дали республиканцам твердую победу на промежуточных выборах в ноябре 1946 года. Впервые с 1932 года республиканцы получили большинство в обеих палатах Конгресса. Новое консервативное большинство вскоре протолкнуло Закон Тафта-Хартли 1947 года, закон, против которого активно выступали профсоюзы, поскольку он ослаблял их способность объявлять забастовки, требуя периодов охлаждения, и давал судам право блокировать забастовки, если на карту были поставлены национальные интересы.Республиканцы поддержали этот закон, потому что они выступили против способности рабочих влиять на решения руководства, касающиеся оплаты и работы.

Процветание прибывает

К облегчению нации, экономический спад в конце войны оказался недолгим. Наступили времена бума, когда промышленность очень быстро переориентировалась на производство столь необходимых потребительских товаров. Покупка этих товаров стимулировала занятость за счет создания большего количества рабочих мест в обрабатывающей промышленности и общего роста экономики.К началу 1947 года процветание мирного времени шло по плану, и опасения по поводу экономики отступили.

Политическая согласованность

Несмотря на победы республиканцев на выборах в Конгресс 1946 года, немедленных серьезных политических преобразований не произошло. Демократ Гарри Трумэн, добиваясь переизбрания президентом в 1948 году, одержал печальную победу в кампании, сосредоточенной на внутренних проблемах. Демократы удерживали Белый дом еще четыре года.

Демократическая коалиция различных избирателей – белых южан, малообеспеченных рабочих, чернокожих американцев, городского рабочего класса, католических иммигрантов и евреев – сформированная в 1936 году при Рузвельте и оказавшая влияние во время политических кампаний Второй мировой войны, оставалась нетронутой в послевоенное время. .Однако республиканцы и консерваторы неуклонно набирали силу, оказывая большое влияние на внутренние программы.

Международный гигант

Окончание войны с решительными победами и сильной экономикой дало американцам ощущение международного превосходства. Они считали свою страну мировым лидером в области свободы, справедливости и экономического благополучия. Война питала рост современного американского капитализма (экономической системы, в которой частный бизнес и рынки, в основном свободные от государственного вмешательства, определяют цены, распределение и производство товаров).Большое правительство, большой бизнес, большая рабочая сила, большое сельское хозяйство и сильная армия были строительными блоками новой экономики. К концу войны крупные организации установили контроль над всеми слоями общества США.

Во время войны процветал крупный бизнес. Всего лишь 6 процентов частных промышленных подрядчиков получили 90 процентов всех долларов по контрактам на оборону. Эти несколько корпораций получили огромные прибыли от своего военного производства. Определенные отрасли, такие как нефтяная, электронная, химическая, металлургическая и транспортная, приобрели большую корпоративную мощь и престиж благодаря полученным крупным правительственным военным контрактам.После войны промышленность США продолжала оставаться самой производительной в мире. Удовлетворяя спрос на новые продукты и технологии за счет хорошо оплачиваемой работы, американцы из рабочего класса достигли нового социального статуса, перебравшись в новые расширяющиеся пригороды, обладая гораздо большей покупательной способностью и свободным временем, а также наслаждаясь финансовой стабильностью, которую рабочие в других странах никогда не знал.

Успех крупного бизнеса во время войны, как правило, не «просачивался» на малый бизнес.Некоторые малые предприятия получали прибыль в качестве субподрядчиков крупных корпораций, но полмиллиона малых компаний в Соединенных Штатах потерпели неудачу в период с 1940 по 1945 год. Военная промышленность имела первоочередной доступ к сырью, что ограничивало доступность материалов для других производителей. Вдобавок многие владельцы малого бизнеса ушли на военную службу или устроились на более высокооплачиваемую работу в военную промышленность в более крупные корпорации. По мере того как малый бизнес сокращался, крупный бизнес захватил свою долю рынка и стал еще больше.

Война также принесла прибыль фермам США, большим и малым. Деньги, потраченные на продукты питания, в основном из зарубежных стран, выросли с 14 миллиардов долларов в 1940 году до 24 миллиардов долларов в 1944 году. Американские фермеры поставляли продукты питания в страны по всему миру, включая Китай, Советский Союз и Великобританию. Цены на фермы и доходы фермеров за время войны выросли вдвое. Крупные фермеры преуспели больше всего, но выжившие мелкие фермеры тоже преуспели. Те, кто не выжил, не могли конкурировать с растущим массовым производством больших ферм.Продуктивность хозяйств повысилась благодаря усовершенствованным технологиям и механизации, увеличению доступности и использования удобрений, а также разработке средств борьбы с вредителями и болезнями. Повышение производительности означало более низкие цены для потребителей, что, в свою очередь, помогало фермерам, поскольку они продавали большие объемы продукции.

Военные силы США резко выросли во время Второй мировой войны, и хотя в конце войны они уменьшились из-за массовых разрядов, они оставались главной силой в мире. Правительство США выразило свою послевоенную внешнюю политику в Законе о национальной безопасности 1947 года.В соответствии с этим законом в рамках исполнительной власти был создан Совет национальной безопасности (СНБ), который консультирует президента по вопросам политики национальной безопасности. Он также создал Центральное разведывательное управление (ЦРУ) для сбора информации о иностранной деятельности и интерпретации ее значения. Поправка 1949 года к закону создала Министерство обороны, которое объединило все вооруженные силы в единое федеральное ведомство. Акцент на выдающейся международной роли Соединенных Штатов был сделан в рамках этой новой политики. Военные продолжали тратить большие суммы в послевоенный период, когда началась так называемая холодная война (1945–91).Холодная война была напряженным политическим и экономическим соперничеством между Соединенными Штатами и Советским Союзом, которое едва не переросло в военный конфликт. Советский Союз и Соединенные Штаты были союзниками в борьбе против Германии, но в послевоенный период они стали заклятыми врагами.

Что касается профсоюзов, то профсоюзы увеличили членство во время Второй мировой войны с девяти миллионов до пятнадцати миллионов рабочих, что является рекордом в истории Соединенных Штатов к тому времени. Лейбористы стали в большей степени организованы на национальном уровне и играли важную роль во время войны в Комиссии по военным кадрам (WMC) и Национальном совете по военным трудам (NWLB).Организованный труд стал более приемлемой частью американского общества, хотя антипрофсоюзные настроения все еще преобладали среди более консервативных слоев общества.

Кейнсианская экономика и федеральные бюджеты

Во время Великой депрессии 1930-х годов британский экономист Джон Мейнард Кейнс (1883–1946) предположил, что массовые дефицитные расходы (государственные расходы больше, чем они получают в виде доходов) могут успешно положить конец экономическому спаду и обеспечить процветание . Согласно этому плану, увеличение государственных расходов заменит сокращение потребительских расходов и частных инвестиций.Хотя президент Франклин Д. Рузвельт значительно увеличил федеральные расходы на различные программы оказания помощи, чтобы облегчить страдания американского народа, он не желал продолжать расходы, предложенные Кейнсом. Рузвельт опасался, что Кейнс может ошибаться и что экономические проблемы могут усугубиться большими государственными долгами.

Вторая мировая война дала возможность проверить идеи Кейнса на внутреннем фронте; Несмотря на его нежелание увеличивать федеральные расходы, Рузвельту ничего не оставалось, кроме как потратить огромные суммы на военные нужды.Когда государственные расходы выросли с 9 миллиардов долларов в 1939 году до 98 миллиардов долларов в 1945 году, безработица резко упала с 15 процентов в 1940 году до немногим более 1 процента в 1944 году. Доходы выросли, промышленность процветала, и почти все американцы достигли более высокого уровня жизни. Успех дефицитных расходов во время войны произвел неизгладимое впечатление на страну и ее руководителей. Хотя некоторые люди по-прежнему критически относились к дефицитным расходам, большинство американцев начали рассматривать их как приемлемый метод управления внутренней экономикой.

Несмотря на упор на небольшие временные агентства по организации военных действий, правительство также увеличилось в размерах и увеличило влияние на повседневную жизнь своих граждан. Новая налоговая структура была создана в 1942 году, чтобы помочь оплачивать войну. Подоходный налог платило больше людей, чем когда-либо. Наибольший рост наблюдался в сфере военных услуг, поскольку расходы на оборону составляли гораздо большую долю годового федерального бюджета. Эта тенденция сохранится и в послевоенные годы, поскольку соперничество сверхдержав с Советским Союзом сразу же нарастало.Национальная оборона станет основной частью правительства и поддержит крупную промышленность за счет контрактов.

Нация в движении

Во время Второй мировой войны пятнадцать миллионов американцев служили в вооруженных силах. Они путешествовали от одной военной базы к другой, туда и обратно по стране, чтобы пройти обучение; затем они отправлялись на боевую службу за границу или служили в тылу. Вдобавок около пятнадцати миллионов мирных жителей пересекли границы графств в поисках работы в военной промышленности; восемь миллионов пересекли границы штата.В целом около 20 процентов американцев переехали в новый штат или регион страны. Многим из них было от двадцати до тридцати лет; большинство переезжало в городские промышленные центры и военные базы.

Расположение новых военных баз и заводов по производству военной продукции определило будущие модели роста в Соединенных Штатах. Перемещение населения из сельских в городские районы, тенденция, начавшаяся задолго до войны, ускорилось. Между 1940 и 1945 годами более шести миллионов человек – 20 процентов сельского населения – покинули сельскую Америку в поисках более высокооплачиваемой работы в военной промышленности или на военной службе.Резко выросшие области включали Южное Атлантическое побережье, Побережье Мексиканского залива, Западное побережье, а также верхнюю часть Среднего Запада и Северо-Восток.

На юге города быстро росли, в то время как население сельских районов сокращалось. Чарльстон, Южная Каролина; Норфолк, Вирджиния; и Мобил, штат Алабама, все они пережили значительный рост за годы войны за счет судостроения. Вашингтон, округ Колумбия, также резко вырос, поскольку каждый месяц в разгар войны добавлялось пять тысяч новых государственных служащих.Центры производства самолетов привлекли новых жителей в Атланту, штат Джорджия, и в район Даллас-Форт-Уэрт в Техасе. Нефтяная промышленность принесла новые рабочие места и людей в Техас и Луизиану.

В регионе Западного побережья крупные судостроительные и авиастроительные предприятия привлекли много новых рабочих. В период с 1940 по 1945 год население Западного побережья выросло более чем на 30 процентов, тогда как национальное население увеличилось всего на 6 процентов за тот же период. Население округа Сан-Диего выросло более чем на 40 процентов, Портленда, штат Орегон, более чем на 30 процентов, района залива (около Сан-Франциско) на 25 процентов и района Пьюджет-Саунд (около Сиэтла) на 20 процентов.Многие молодые люди переехали на Западное побережье; Черные американцы также перебрались на Запад, особенно в район Лос-Анджелеса. После того, как в военное время американцы мексиканского происхождения покинули сельскохозяйственные угодья и перешли на работу на фабриках, они остались в городских промышленных центрах, особенно в Лос-Анджелесе, Сан-Диего и Сан-Франциско. Западное побережье также было домом для многих военных баз, включая авиабазы, военно-морские базы, армейские тренировочные лагеря и полигоны. Вокруг баз возникли различные сферы услуг, предлагая все больше рабочих мест для постоянно растущего гражданского населения.

Население также росло в промышленных центрах Среднего Запада и Северо-Востока. Как и на юге, на Среднем Западе произошел региональный сдвиг населения, когда представители сельского населения переехали в городские районы, особенно в города в Мичигане, Огайо и Индиане. На северо-востоке заводы по производству военных товаров принесли большое количество новых жителей, особенно в Коннектикуте, Нью-Йорке и Нью-Джерси.

Работницы послевоенного периода

Миллионы американских женщин присоединились к рабочей силе во время Второй мировой войны.По мере того как в 1944 и 1945 годах реконверсия промышленности ускорилась, опросы общественного мнения показали, что большинство работающих женщин хотят оставаться на работе. Однако и промышленность, и правительство поощряли женщин оставлять свои рабочие места, чтобы военнослужащие, возвращающиеся из-за границы, могли найти работу. Большинство женщин последовали этому совету; они бросили работу и остались дома, чтобы растить семьи.

Если женщины не увольнялись добровольно, их часто увольняли; ни профсоюзы, ни надзорные органы не решили защитить их от этой участи.К лету 1945 года было уволено 75 процентов женщин, занятых в судостроении и авиастроении. Доля женщин, работающих в автомобильной промышленности Детройта, упала с 25 до менее 8 процентов. Всего было уволено пять миллионов женщин. Тем, кто находил работу вне промышленности, часто приходилось довольствоваться низкооплачиваемой работой в качестве продавцов, официанток и горничных. Хотя эти должности были менее прибыльными (и часто менее интересными), чем их работа во время войны, многие женщины старше тридцати пяти лет предпочли остаться в составе рабочей силы.

Бэби-бумеры, телевидение и ядерный век

С 1939 по 1943 год рождаемость выросла более чем на 20 процентов, а сразу после войны рождаемость резко выросла. В период с 1946 по 1964 год родилось семьдесят шесть миллионов американцев, сформировав то, что стало известно как поколение бэби-бума. К 1980-м годам треть населения страны составляла бэби-бумеры.

Бэби-бумеры стали первым поколением телевидения в стране. Телевидение было представлено в 1939 году, но Вторая мировая война отложила дальнейшее развитие до окончания военной мобилизации.В 1946 году в США было всего шесть тысяч телевизоров. К 1953 году это число резко возросло до семи миллионов. Телевидение выделит поколение бэби-бума отдельно от предыдущих поколений, предоставив беби-бумерам новый носитель информации и развлечений. Наряду с телевидением пришли замороженные обеды, которые помогли многим работающим матерям в тылу. После войны они стали известны как «телевизионные ужины», потому что семьи могли есть эти быстрые и легкие блюда, собираясь вокруг телевизора.

Помимо телевидения, отделяющего поколение бэби-бума от предыдущего поколения, существовала также угроза ядерной войны. Гонка ядерных вооружений в 1950-х годах между Соединенными Штатами и Советским Союзом усилила опасения перед ядерной войной. Дети конца 1940-х – 1960-х годов первыми выросли, зная, что мир может быть уничтожен в любой момент ливнем ядерных ракет.

Мобилизация тыла во время Второй мировой войны создала прочный союз между крупным бизнесом и военными службами.Этот союз иногда называют военно-промышленным комплексом. Альянс начал развиваться после Гражданской войны в США (1861–1865 гг.), Поскольку крупная промышленность стала более важной в американской экономике. Военно-промышленный комплекс продолжал расти во время Первой мировой войны (1914–18), когда пулеметы и другое механизированное оружие впервые сыграли решающую роль в ее исходе. Во время Второй мировой войны союз между промышленностью и военными стал более формальной и постоянной частью U.С. Экономическая система. Промышленные и военные лидеры непосредственно сформировали мобилизационную стратегию США для Второй мировой войны, повлияв на Конгресс

, чтобы ограничить рост новых федеральных агентств.

Когда война закончилась и Соединенные Штаты вернулись к экономике мирного времени, военно-промышленный комплекс продолжил разработку и производство оружия, самолетов,

кораблей, подводных лодок и ракет, вооруженных атомными боеголовками. (Играя на страхах общественности по поводу советской экспансии в Европе, промышленность и военные службы смогли успешно лоббировать в Конгрессе значительные расходы на национальную оборону на разработку нового оружия, включая ракетно-ядерный арсенал.Многие считали, что Советский Союз намеревался захватить мир.) Союз между промышленностью США и армией США превратит страну в военную сверхдержаву.

Страхи, вызванные напряжением во время холодной войны, обеспечили сохранение роли гражданской обороны. Фактически, гражданская оборона была важнее, чем когда-либо, потому что недавно разработанное оружие – атомные бомбы, бомбардировщики дальнего действия и межконтинентальные ракеты – были более смертоносными, чем бомбардировщики Второй мировой войны. В 1948 году президент Трумэн создал Управление планирования гражданской обороны.Когда Советский Союз успешно испытал атомную бомбу в 1949 году, США охватил страх перед нападением врага, как и после нападения на Перл-Харбор. В декабре 1949 года Трумэн подписал указ о создании Федерального управления гражданской обороны в качестве главного агентства гражданской обороны в Соединенных Штатах. Однако Конгресс не выделял средств на гражданскую оборону до конца 1950-х годов, когда руководители США начали подозревать, что советский ядерный арсенал растет. Он был переименован в Управление гражданской и оборонной мобилизации в 1958 году, поскольку общественная и финансовая поддержка начала расти.По мере того как в течение следующего десятилетия напряженность во время холодной войны продолжала нарастать, президент Джон Ф. Кеннеди (1917–1963; служил в 1961–1963 годах) стал активным сторонником гражданской обороны. Кеннеди снова переименовал головное агентство гражданской защиты в Управление гражданской обороны и поместил его в Министерство обороны. Столкновение в октябре 1962 года между Соединенными Штатами и Советским Союзом из-за размещения советских ядерных ракет у берегов США на Кубе, известное как Кубинский ракетный кризис, привело к быстрому росту гражданской обороны в последующие месяцы.Более 112 000 убежищ от радиоактивных осадков были выбраны в качестве возможной защиты примерно для шестидесяти миллионов мирных жителей. 1960-е будут пиком активности гражданской обороны. По мере того как в 1970-е годы напряженность в связи с холодной войной снизилась, многие потеряли интерес, и ее финансовая поддержка уменьшилась.

В 1979 году концепция гражданской обороны была возрождена, когда президент Джимми Картер (1924–; служил в 1977–81 годах) создал Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям (FEMA). Спустя более двух десятилетий угрозы терроризма, отмеченные терактами 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне, округ Колумбия.C., в результате чего погибло около трех тысяч человек, что привело к значительному усилению обороны тыла. В конце 2001 г. был сформирован новый департамент федерального правительства, получивший название «Внутренняя безопасность».

Движение за гражданские права

Чернокожие американцы внесли большой вклад в военные действия как в тылу, так и на военной службе. Однако, несмотря на некоторое увеличение возможностей трудоустройства на внутреннем фронте во время Второй мировой войны, особенно в последующие годы войны, когда росла нехватка рабочей силы, чернокожие американцы практически не заметили прогресса в обретении свобод, которыми пользуется большинство U.С. граждане. Чернокожие военнослужащие вернулись домой в то же сегрегированное общество, из которого они вышли. Законы Джима Кроу, обеспечивающие сегрегацию (разделение черных и белых в общественных местах), сохранялись, и чернокожие по-прежнему сталкивались с некоторыми ограничениями при голосовании на публичных выборах. Тем не менее возможности, которые получили чернокожие американцы во время Второй мировой войны, посеяли семена радикальных социальных изменений, которые произойдут в 1950-х, 1960-х годах и в последующие годы.

Прогресс оставался ограниченным до 1954 года, когда U.Верховный суд США вынес знаменательное решение Brown v. Board of Education , отменяющее сегрегацию в государственных школах. Однако активизм чернокожих по-прежнему был необходим для распространения социальной реформы на другие аспекты жизни. Так родилось движение за гражданские права. Движение представляло собой «борьбу за свободу» чернокожих американцев за свободу от дискриминации, включая равные возможности в сфере занятости, образования и жилья, право голоса и равный доступ к общественным объектам.

Пик движения за гражданские права пришелся на 28 августа 1963 года, когда 250 000 тысяч человек приняли участие в марше на Вашингтон. Собрание призвало федеральное правительство поддержать десегрегацию и защитить право голоса. Преподобный Мартин Лютер Кинг-младший (1929–1968) произнес свою бессмертную речь «У меня есть мечта», пропагандируя ненасильственные прямые действия и регистрацию избирателей. Конгресс ответил принятием Закона о гражданских правах 1964 года. Несмотря на широкое запрещение дискриминации в местах общественного пользования, этот закон не касался права голоса.

В 1965 году Кинг возглавил еще один марш из Сельмы в Монтгомери, штат Алабама, протестуя против продолжающихся ограничений на голосование.

Более 25 000 человек присоединились к маршу под защитой 3 000 федеральных войск. Конгресс снова ответил, на этот раз Законом об избирательных правах 1965 года. Закон расширил защиту избирательных прав чернокожих, запретив использование тестов на грамотность и других форм дискриминационных квалификаций. Никакое другое общественное движение двадцатого века, подстегнутое успехами, достигнутыми во время Второй мировой войны, не оказало глубокого влияния на У.С. Политико-правовые институты.

Неизменное наследие

Вторая мировая война была одним из ключевых исторических событий двадцатого века, которые сформировали современную Америку в социальном, политическом, экономическом, военном и расовом отношении. На внутреннем фронте национальное единство достигло апогея. Американцы поняли и поддержали четкую цель: победить военную агрессию нацистской Германии и Японии. Победа подтвердила американцам свою правоту. Наследие войны на внутреннем фронте будет ощущаться в ближайшие десятилетия благодаря таким событиям, как усиление защиты прав женщин и меньшинств и выделение большого федерального бюджета на решение вопросов национальной безопасности.

Война принесла столь необходимую экономическую помощь нации, которая более десяти лет находилась в состоянии экономической борьбы во время Великой депрессии (1929–1941). За счет огромных государственных расходов на войну – в размере 321 миллиарда долларов – нация накопила способность вести мир. Промышленность была модернизирована, были разработаны важные технологические инновации, а рынки были открыты за рубежом, когда началась реконструкция разрушенных войной европейских и азиатских регионов. Огромные государственные расходы во время Второй мировой войны значительно расширили США.С. Экономика и ускорение национального процветания. Уровень жизни повысился для большинства американцев, в то время как женщины и чернокожие американцы получили новые, хотя и не всегда равные, экономические возможности на рынке труда. Например, условия военного времени массово привлекали женщин на работу в промышленности, чего в противном случае могло бы не произойти.

Несмотря на заметный прогресс, когда война закончилась, тыл по-прежнему испытывал социальные проблемы и неравенство, которые продолжали разделять население.Тем не менее в следующие десятилетия наследие Второй мировой войны укоренится и сделает Соединенные Штаты военным и экономическим гигантом на мировой арене.

Для получения дополнительной информации

Книги

Бейли, Рональд Х. Тыл, США Александрия, Вирджиния: Time-Life Books, 1977 г.

Хартманн, Сьюзан М. Тыл и за его пределами: Американские женщины в 1940-е годы. Бостон: Издательство Туэйн, 1982.

Джеффрис, Джон У. Америка военного времени: тыл Второй мировой войны. Чикаго: Иван Р. Ди, 1996.

Такаки, ​​Рональд Т. Двойная победа: мультикультурная история Америки во Второй мировой войне. Бостон: Литтл, Браун и Ко, 2000.

Уитмен, Сильвия. V За победу: Американский тыл во время Второй мировой войны. Миннеаполис, Миннесота: Лернер, 1993.

Винклер, Аллан М. Тыл Фронт США: Америка во время Второй мировой войны. Арлингтон-Хайтс, Иллинойс: Харлан Дэвидсон, 1986.

Альянс военного времени и послевоенные переходные периоды, 1941-1947 гг. На JSTOR

Абстрактный

В этом обзоре исследуются некоторые недавние британские, американские и российские стипендии по ряду важных международных переходов, произошедших примерно в 1945 году.Один из них – это смещение мирового лидерства от Великобритании к Соединенным Штатам, решающим моментом которого, как утверждают, было падение Франции в 1940 году. Другой переходный период – это появление военного союза между Великобританией и Америкой. с другой стороны, Советский Союз, за ​​которым последовал его распад в результате холодной войны. Здесь открытие советских источников в 1990-е гг. Дало новые доказательства, хотя и неясные ответы. Однако, чтобы понять оба этих перехода, необходимо выйти за рамки дипломатии и стратегии и взглянуть на социальные, культурные и экономические аспекты Второй мировой войны.В частности, недавние исследования американских и советских солдат во время и после конфликта вновь открывают дискуссии об идеологии холодной войны снизу вверх.

Информация о журнале

«Исторический журнал», отмечающий в этом году публикацию своего 50-го тома, продолжает публиковать статьи по всем аспектам британской, европейской и мировой истории с пятнадцатого века. Представлены лучшие современные стипендии. Взносы поступают со всех концов света.Журнал нацелен на публикацию около тридцати пяти статей и сообщений каждый год и на обзор новейшей исторической литературы, в основном в форме историографических обзоров и обзорных статей. Журнал представляет собой форум для молодых ученых, которые дебютировали с большим успехом, а также публикуют работы историков с признанной репутацией. Инструкции для авторов Cambridge Journals Online

Информация об издателе

Cambridge University Press (www.cambridge.org) – издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих исследовательских институтов мира, лауреата 81 Нобелевской премии. Cambridge University Press в соответствии со своим уставом обязуется максимально широко распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому кругу предметных областей в печатном виде и в Интернете. Многие из этих журналов являются ведущими научными публикациями в своих областях, и вместе они составляют одну из наиболее ценных и всеобъемлющих областей исследований, доступных сегодня.Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

Страница не найдена | Институт мира США

Поиск по USIP.org

Тип контентаПубликация в блогеУведомление о сайтеЦентрКурсМирный процесс в Южном Судане Элемент цифровой библиотекиСобытиеВнешние новостиСотрудничествоТема обсужденияGC – Academy LandingGC – Course PromoGC – EventGlossary TermGrantINPROL PublicationLanding pageНовостиОнлайн-курсСтраницаЛицаПроектыPublicationPublic Education PageБиблиотека

СтраныАфрика-Ангола-Бенин-Ботсвана-Буркина-Фасо-Бурунди-Камерун-Кабо-Верде-Центральноафриканская Республика-Чад-Коморские острова-Кот-д’Ивуар-Демократическая Республика Конго-Джибути-Экваториальная Гвинея-Эритрея-Эфиопия-Габон-Гана -Гвинея-Гвинея-Бисау-Кения-Лесото-Либерия-Мадагаскар-Малави-Мали-Мавритания-Маврикий-Мозамбик-Намибия-Нигер-Нигерия-Руанда-Сан-Томе и Принсипи-Сенегал-Сейшельские острова-Сьерра-Леоне-Сомали-Южная Африка- Южный Судан-Судан-Свазиленд-Танзания-Гамбия-Республика Конго-Того-Уганда-Замбия-Зимбабве Америка-Антигуа и Барбуда-Аргентина-Багамы-Барбадос-Белиз-Боливия-Бразилия-Канада-Чили-Колумбия-Коста-Рика -Куба-Доминиканская Республика-Эквадор-Сальвадор-Гренада-Гватемала-Гайана-Гаити-Гондурас-Ямайка-Мексика-Никарагуа-Панама-Парагвай-Перу-Сент-Китс и Невис-Сент-Люсия-Сент-Винсент и Гренадины-Тринидад И Тобаго-США-Уругвай-Венесуэла Азия-Афганистан-Австралия-Бангладеш-Бутан-Бруней-Бирма-Камбоджа-Китай-Фиджи-Индия-Индонезия-Япония-Казахстан- Кирибати-Кыргызстан-Лаос-Малайзия-Мальдивы-Маршалловы острова-Микронезия-Монголия-Науру-Непал-Новая Зеландия-Северная Корея-Пакистан-Палау-Папуа-Новая Гвинея-Филиппины-Самоа-Сингапур-Соломоновы острова-Южная Корея-Шри-Ланка- Суринам-Таджикистан-Таиланд-Восточный Тимор-Тонга-Туркменистан-Тувалу-Узбекистан-Вануату-ВьетнамЕвропа-Албания-Андорра-Армения-Австрия-Азербайджан-Беларусь-Бельгия-Босния-Герцеговина-Болгария-Хорватия-Кипр-Чешская Республика-Дания- Эстония-Финляндия-Франция-Грузия-Германия-Греция-Гренландия-Святой Престол (Ватикан) -Венгрия-Исландия-Ирландия-Италия-Косово-Латвия-Лихтенштейн-Литва-Люксембург-Македония-Мальта-Молдова-Монако-Черногория-Нидерланды -Норвегия-Польша-Португалия-Румыния-Россия-Сан-Марино-Сербия-Словакия-Словения-Испания-Швеция-Швейцария-Турция-Украина-Соединенное Королевство Ближний Восток и Северная Африка-Алжир-Бахрейн-Египет-Иран-Ирак-Израиль и Палестинские территории-Иордания-Кувейт-Ливан-Ливия-Марокко-Оман-Катар-Саудовская Аравия-Сирия-Тунис-Объединенные Арабские Эмираты-Йемен

проблемных областейГражданско-военные отношенияАнализ и предотвращение конфликтовДемократия и управлениеЭкономика и окружающая средаОбразование и обучениеЭлекторальное насилиеХрупкость и жизнестойкость ПолГлобальное здоровьеГлобальная политикаПрава человекаСправедливость, безопасность и верховенство законаМедиация, переговоры и диалогНасильственное экстремистское насилиеПроцессы примирения3 Сортировать

Релевантность

Дата

Глава 5: Переход к новой эре, 1905–1920-е годы – Серия «История международных отношений» – Исторические документы

Глава 5: Переход к новой эре, 1905–1920-е годы

Уильям Б.Макаллистер

Период между 1905 и серединой 1920-х гг. Представляет собой решающий переходный период. период в истории FRUS, потому что значительный задержки публикации стали фундаментальной проблемой, с которой столкнулся сериал. Начало с двумя томами 1906 года, которые не были опубликованы до 1909 года, “Международные отношения” больше никогда не выходили в течение года. освещаемых событий. Приложения A и B иллюстрируют «дефицит выпуска», который возникла, особенно после начала Первой мировой войны в 1914 году.Первоначальная причина эта задержка не была вызвана желанием официальных лиц США удерживать информации от общественности, ни потому, что иностранные правительства вмешались в предотвратить публикацию своих записей. FRUS упал позади своего первоначального стандарта почти одновременного выпуска из-за недостаточное финансирование; Конгресс не предоставил Департаменту ассигнований, достаточных для компиляции, редактирования и публикации томов в своевременно.Хотя многие надеялись, что FRUS вернется к его прежней своевременности на следующий год после окончания Великой войны, задержки оказались необратимыми, навсегда изменив характер и цели серии.

На пропасти, 1906–1914

По иронии судьбы, начиная с 1906 года, изменения в политике правительства США в области печати вызвали начальный отход от валюты Современного FRUS в следующем году.Другие федеральные агентства подготовили годовые отчеты президента и Конгресса, получив взамен тираж, установленный Конгрессом, без дополнительных затрат за счет собственных средств1. Госдепартамент, однако, не представил годового отчета; FRUS представляет собой ближайший аналог. В Департамент оплатил собственные копии, что объясняет, почему со временем мера экономии включала закупку меньшего количества иностранных Объемы отношений, чем количество, выделенное Конгрессом.Посредством В начале 1900-х Департамент заказал только 500–600 экземпляров каждого тома, поскольку всего лишь четверть от числа купленных в эпоху после Гражданской войны и менее половины числа, разрешенного статутом 1895 г. (см. приложение B). Дефицит старых томов был уже стали проблемными; к 1905 г. Департамент не мог даже предоставить полные серии комплектов для новоназначенных государственных секретарей, потому что «несколько объемы больше нигде не доступны.”2 Спросом пользовались и текущие объемы. Суперинтендант Сената Комната документов не хотела, чтобы ему было выделено «всего» 150 копий за 90 Сенаторы и их комитеты сокращены, 3 и госсекретарь Элиху Рут попросил Конгресс предоставить 1000 копий для использования в департаментах, но не доступно 4

Эти обращения появились в контексте последних в длинной серии попыток Конгресса контролировать расходы на печать.В В марте 1905 года Конгресс учредил Комиссию по расследованию печатных работ, которой было поручено с сокращением федеральных публикаций для экономии денег и сокращения отходов. Перед Год спустя Комиссия даже выпустила свой предварительный отчет, опубликовав ограничение стало серьезной проблемой для исполнительной власти. В январе 1906 г., президент Теодор Рузвельт приказал агентствам сократить все ненужное печатание государственных публикаций, в том числе, «для предотвращения печать максимального тиража, разрешенного законом, тогда как тираж меньшего размера будет хватит.Вскоре после этого Рут создал комитет Департамента, который требовал, чтобы все будущие заявки на печать были представлены начальнику Клерк.5 Еще в мае 1906 г. чиновники Департамента свидетельствовал перед Конгрессом, исходя из предположения, что FRUS останется актуальным.6

Важно отметить, что 30 июня 1906 г. Конгресс принял закон, согласно которому все печать, произведенная исполнительными отделами, может быть обвинена только в их годовой доход от публикации.7 Это требование представляло особая проблема для Госдепартамента, который оставался ответственным в начале 20 века для выполнения определенных домашних обязанностей, включая издательское дело законы, совместные резолюции, договоры и некоторые другие документы. Обязательства по печати для Конгресса, не оплаченные законодательная власть, глубоко врезанная в ведомственные наделы. Кроме того, Департамент часто использовал резервные фонды, предназначенные для Дипломатические и консульские службы для покрытия печатных расходов тех, кто бюро, тем самым увеличивая общий бюджет печати.Закон 1906 года специально запретили такую ​​практику. Отсутствие дополнительных ассигнований от Конгресса, Департамент не контролировал достаточно денег, чтобы удовлетворить все его требования к публикации. Относительно дорогой FRUS уступил место обыденным, но немедленным (и менее дорогостоящим). потребности в печати, такие как паспортные книжки, таможенные формы и ведомственные фирменный бланк.8 Как в 1906, так и в 1907 г. Конгресс отклонил просьбу Рута об удвоении типографии Департамента. присвоение.9 Он действительно обеспечил срочное финансирование дефицита в июле 1906 года, включая 3000 долларов на публикацию FRUS 1906 г., но это ассигнования не включали увеличение регулярной годовой печати бюджет.10 В последующих циклах финансирования деньги на публикацию FRUS зависели от ежегодного, экстраординарного ассигнования Конгресса11. Учитывая сильное давление, направленное на снижение затрат на печать, отсутствие специализированных финансирование FRUS явилось основной причиной отход серии от традиционной своевременной публикации.

Именно в этот момент производство FRUS претерпело еще одну остановку, которая доказала свою значимость. более значительный, чем 1898–1901 гг. 12 Составление FRUS 1906 г. документация продолжалась нормально до марта 1907 г., когда Третий помощник Секретарь Хантингтон Уилсон просмотрел рукопись.Он написал секретарю Корневые жалобы на то, что FRUS уже много раз слышал раньше от американских дипломатов, поделился слишком большим объемом информации, слишком рано и слишком многие.13 Его особая озабоченность заключалась в том, что переговоры с японцами о защите интеллектуальной собственности, но он также поставил под сомнение в целом ценность публикации внешней политики документы так скоро после событий. Уилсон не возражал против прозрачности в принципа, но он хотел значительно сократить его объем и существенно откладывать разоблачения до тех пор, пока не исчезнет недостаток.14 Третий помощник Меморандум госсекретаря вызвал противодействие как его начальства, так и составление кадров. Сторонники Contemporaneous FRUS подчеркнули ценность сериала для повседневной работы Департамент и отметил, что правительства других стран, особенно Великобритании, также опубликовал последние отчеты о внешней политике. Они отклонили предложения Вильсона по резко сократить своевременный выпуск дипломатической корреспонденции.К отвечая на его немедленные возражения, они пошли на компромисс, предложив отсрочка публикации FRUS 1906 г. несколько месяцев.15 Немного сохранившиеся ведомственные записи за этот период предполагают, что устная обмен произошел 5 или 6 апреля 1907 г., возможно, с участием только Ади и Рут, и тогда Рут принял отсрочку до осени 1907 года.16

Затем произошло серьезное недопонимание. Прошло четырнадцать месяцев, пока 15 июня 1908 года Крут внезапно допросил своих сотрудников: «Почему« Международные отношения на 1906 год »еще не вышли?» 17 Еще одна кадровая перестановка, опять же с участием главного клерка. положение, привело к путанице в намерениях Рута. В различия между отсрочкой, приостановкой и прекращением видимо стал расплывчатым; частично составленный том никогда не был завершенный.18 Секретарь Рут сообщил своим подчиненным: «Я никогда не на мгновение задумал прекратить публикацию тома международных отношений. Том за 1906 год. должен был быть опубликован прошлой осенью [1907 г.], и я никогда не имел представления о откладывая это дальше, чем это. Его следует немедленно опубликовать и том за 1907 год должен быть закончен как можно скорее.”19

Этот эпизод 1907–1908 годов дает несколько интересных идеи. Как и следовало ожидать во внутрибюрократической ссоре, спорщики сконцентрировались на том, как FRUS либо способствовали или ухудшали ведение дел ведомства. Они сослались только косвенно к значению FRUS для Конгресса, общественность и потомки.Однако реакция Рута указывает на его осведомленность заинтересованности этих более крупных групп в прозрачности.20 Хотя ни один из участников упомянул в письменной форме об ограничительном режиме публикации, введенном Конгрессом в 1906 году, возможно, этот фактор давил на их умы, когда они размышляли о время печати FRUS или даже наличие сам сериал. Мы также встречаем первую запись голоса компилятора FRUS, Маргарет Ханна, которая подала ключ аргументы в пользу своевременного продолжения сериала.Ее начальство повторило ее комментарии, и госсекретарь присоединился к с ее позицией.21 Как будет показано в следующих главах, компиляторы появились в 20-го века как самостоятельный округ, вмешиваясь в несколько раз, когда они почувствовали угрозу целостности серии.

Дорога не взята

Пример Хэя быстрого корректирующие действия в 1900–1901 гг. (см. главу 4) предполагает, что подобное приложение с минимальными ресурсами могло вернуться FRUS в валюту в относительно короткие сроки.В Департамент выпустил два тома как за 1906, так и за 1907 год, что немного добавило к рабочей нагрузке. Тем не менее, назначив один или два дополнительных компилятора значительно ускорила бы производственный процесс, чтобы вернуться к почти одновременная публикация в течение года или двух22. Даже с учетом сравнительно небольшого размера бюджет федерального правительства в то время несколько тысяч долларов могли были сэкономлены для того, чтобы догнать печать.23 Нет никаких доказательств того, что политика сокрытия информации от Конгресса, или публика внезапно материализовалась в исполнительной власти. Однако вместо того, чтобы вернуться к своему традиционному графику публикаций, В 1910 или 1911 году FRUS еще больше отстал.

Жесткость печати оставалась основной причиной задержки публикации. Департамент получал 42 000 долларов в год за печать. с 1906 по 1909 год, но после выделения 42000 долларов на 1910 год, в середине года Конгресс ввел 12-процентное сокращение до 37 000 долларов.Печать ассигнования оставались на этом более низком уровне в 1911 году, затем упали до 35000 долларов на 1912 и 1913 гг. 24. В 1912–1913 гг. Конгресс принял решение ограничить расходы на печать сокращение количества депозитарных библиотек, имеющих право на бесплатное распространение правительственных документов, а в 1914 г. отрезать средства на годовые отчеты не удалось. произведено вовремя.25 В феврале 1910 г. Государственная типография потребовала от Департамента изменения в расходы на печать, которые увеличили затраты на 30%.26 Отделение продолжало потратить деньги на покупку дополнительных копий необходимых государственных документы в дополнение к скудным ассигнованиям, выплаченным вне пределов Конгресса. печатает фонды27. После сокращения в середине 1910 г. государственный секретарь Фрэнк Нокс умолял Комитет по ассигнованиям Сената восстановить финансирование, потому что в противном случае Департамент не мог позволить себе опубликовать FRUS.Он описал иностранные Отношения как «общественная потребность» и «не только исторический интерес». но неисчислимым удобством в качестве справочника и очень востребованного публичными библиотеками этой страны »28. Сокращение на 2000 долларов в 1912 г. Департамент ввести «самую жесткую экономию», запретив любую печать, «не абсолютно необходимо »29. В результате к 1914 г. просрочена за пять лет.В мае сотрудники Департамента запросили дополнительные 10 000 долларов, чтобы наверстать упущенное. Хотя том 1909 года томился некоторое время в Генеральной прокуратуре с выпуском тома 1910 г., который вскоре появится, Конгресс не предоставить дополнительные печатные деньги.30

Тем не менее даже в 1914 г. возможно, что в следующем году сериал мог вернуться к своему традиционному валюта в относительно короткие сроки.Межведомственное и иностранное правительство разрешения представляли незначительные проблемы, все ключевые округа сохранены что FRUS должен быть опубликован вскоре после событий, и очень небольшое использование федеральных ресурсов для персонала и печати могло бы довольно быстро разрешили задержку во времени. Самое главное прозрачность остается нормативным ожиданием всех сторон, как и в случае с более века.Исполнительная и законодательная ветви власти вместе осуществляли обязанность информировать общественность о том, что правительство сделало в имя людей, с минимальной задержкой и с очень небольшими исключениями для сохранить национальную безопасность31.

Войны

Оглядываясь назад, становится ясно, что орудия августа 1914 год объявлен похоронным звеном для первоначального американского режима прозрачности. примером может служить быстрое распространение существенной документации по внешней политике.Задолго до официального вступления Америки в Первую мировую войну в апреле 1917 г. проблемы на каждом шагу подавляли ограниченный ресурсами Государственный департамент. Защищая американских граждан, собственность и интересы в мировом пожаре, представление интересов воюющих держав в столицах других воюющих сторон, маневрирование для сохранения американского нейтралитета среди множества нарушений, продвижение мирных инициатив в слабой надежде на прекращение кровопролития, вмешательство к югу от границы для подавления нестабильности в Мексике, управление возрастающие трудности глобального статуса страны-кредитора, и просто отвечая на значительно увеличившуюся переписку, сопровождающую множество проблемные международные проблемы осаждали сравнительно небольшие, недостаточно финансируемая дипломатическая служба США.32

Независимо от внешних обстоятельств, неадекватный ассигнования на печать оставались ключевым фактором, сдерживающим выпуск серии прогресс. Чиновники департамента неоднократно призывали к дополнительному финансированию, специально запрашивает деньги на публикацию FRUS, но они не увенчались успехом. Компиляция продолжалась на фоне всей военной работы, но когда закончено, рукописи пылились в прессе из-за отсутствия выделения для печати.В декабре 1916 г. комитет Сената по печати сообщил федеральным агентствам, что, поскольку стоимость бумаги «чрезвычайно увеличилось », возникла необходимость сохранить оставшийся печатный фонд за счет временная приостановка или окончательная отмена несущественных публикации. Госсекретарь Роберт Лансинг ответил, что FRUS – единственное «издание, выпускаемое регулярно», и что «В связи с резким увеличением объема работы отдела сборник международных отношений неизбежно задерживается.33 Лансинг не намекал, что считает FRUS несущественным или что сериал должен быть приостановлено до улучшения условий.34 Конгресс одобрил отказ от увеличения бюджета печати Департамента, который стабильно держалась на уровне 40 000 долларов с 1914 по 1919 год, несмотря на значительный рост общие федеральные расходы35.

Тем не менее

сотрудников отдела остались преданными для создания серии, поскольку они боролись за решение неотложных проблем и боролась с нехваткой финансирования.Хотя нет документов, которые проливают прямо свет на производство FRUS в этот период выживает, кажется очевидным, что руководители департаментов несколько приуменьшили своевременность сборник международных отношений. Зачем тратить драгоценное время персонала для скорейшего составления томов, которые, вероятно, прекратятся из-за отсутствия издательских средств? Тем не менее, учитывая обстоятельства, Департамент сохранил достойные усилия.Том 1909 года уже был на принтеры в 1914 году и том 1910 года были напечатаны в 1915 году. FRUS 1911 года не был доставлен в GPO до 1917 или 1918 года и том 1912 года вышел в печать в 1918 или 1919 году. Последняя довоенная ФРУС, охватывающая 1913 год, была доставлена ​​в типографию в 1920,36 Очень постепенное увеличение времени компиляции и даже дат публикации предлагает добросовестно соблюдать – насколько это возможно – традиционные методы FRUS.Несмотря на мировую войну, Департамент каким-то образом собрал достаточно персонала и денег, чтобы сохранить серию только 7 или 8 лет от валюты в 1920 году.

Самое главное, бережливость Конгресса и крайняя необходимость военного времени оказала косвенное, но тем не менее разрушительное воздействие на ценность, приписываемая своевременности FRUS.Нормативный ожидания относительно оптимального расстояния между событиями и выпуском FRUS стали выходить за рамки традиционного следующего года цель. Еще до начала Первой мировой войны сотрудники Департамента занимались в дискурсе, который тонко поддался продлению сроков. В мае 1914 г. Начальник отдела рулонов и библиотеки Джон Тоннер охарактеризовал сериал как «Обычно отстает примерно на два года.«Отстаивая необходимость печатать больше денег, он заявил, что «иногда он отстает на несколько лет». При надлежащем финансировании Департамент «обычно может поднять его ближе, чем за два года». дом Председатель Подкомитета по ассигнованиям Джон Фицджеральд (Д – Нью-Йорк) спросил: «Разве это не так? политика, чтобы он был немного позади? ” на что Тоннер ответил: «Да, в чтобы определить, что нужно внести, и получить распечатки некоторых вещей, которые мы должны иметь.»37 В 1915 году, когда сериал отставал на пять лет В соответствии с традиционным графиком выпуска, следующий разоблачающий обмен состоялся место:

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Как скоро эта публикация должна выйти?

Г-н ТОННЕР. Они всегда отстают на пару лет. Мы не можем очень Хорошо обновите их в связи с подборкой материала. А много материала можно было бы напечатать за два года, но, вероятно, они не хотел бы печатать это только в настоящее время, и поэтому мы всегда отстаем примерно на два года.Мы стремимся наверстать упущенное год.

Мистер МОНДЕЛЛЬ. Их ценность не в значительной степени уменьшается из-за того, что они не печатаются до тех пор, пока события происходят?

Г-н ТОННЕР. Нет; Думаю, нет. Они имеют постоянный учет. Они восходят к самому началу правления.

г.МОНДЕЛЛЬ. Есть ли какая-то политика в отношении отсрочки?

Г-н ТОННЕР. Конечно, это сложность сопоставления материала. и есть некоторые материалы, которые могут быть отправлены через 18 месяцев после что-то выяснилось, что они, возможно, не хотели бы вставлять как раз в то время.

Мистер МОНДЕЛЛЬ. Это то, что я имел в виду. Это вопрос политики, а не издать книгу слишком рано?

г.ТОННЕР. Да; и мы никогда не были тем, кого вы могли бы назвать свидание с ним.38

В 1916 году Тоннер отступил еще дальше:

Г-н ТОННЕР. . . . По международным отношениям мы всегда на несколько лет отстаем.

Г-н МОНДЕЛЬ. Разве нужно так сильно отставать в печати документ такого рода?

г.ТОННЕР. Я не знаю, что это необходимо; но вы видите, что есть многие статьи, которые могут быть опубликованы только после определенного время.

Мистер МОНДЕЛЛЬ. Это должна быть древняя история, прежде чем она будет напечатана?

Г-н ТОННЕР. Проблема в том, что есть какой-то материал, который нам не нужен напечатаны.

г.МОНДЕЛЛЬ. Вы хотите, чтобы это была древняя история, прежде чем она напечатаны?

Г-н ТОННЕР. Да; в некоторых отношениях, я полагаю. Некоторые из них на время является конфиденциальным, но не остается конфиденциальным после период в несколько лет.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. И вы не публикуете эти тома до тех пор, пока не будет достаточно прошло время, чтобы можно было опубликовать информацию?

г.ТОННЕР. да. Конечно, в этом году все не так. опубликованы, и в него включены только те материалы, которые могут быть опубликованы. Не всегда в течение года можно определить, что будет опубликовано.

Мистер БОРЛАНД. Тогда это не важно особенно если вы отстаете еще на год.

Г-н ТОННЕР. Нет; это не будет иметь большого значения, кроме людей Заинтересованы в публикации.Департамент старается не отставать и мы бы напечатали том 1911 года, если бы не война. Несколько лет назад мы были в пределах двух лет от времени.

Мистер БОРЛАНД. В 1911 году не было ничего очень важного, что можно было бы не публиковать сейчас?

Г-н ТОННЕР. Нет; но война помешала людям, которые занимаются на работе, вкладывая в нее свое время.39

Эти обмены очень тонко сигнализировали о том, что оба Департамента и Конгресс подумает об отходе от традиционных Современных Крайний срок FRUS, в который должны быть включены предписанные тома. появляются через год после освещаемых событий.

Смена парадигмы

Начиная с 1920-х гг., Сотрудники ведомства постепенно признал в открытом свидетельстве, что практическая невозможность помешал вернуться к традиционному FRUS в следующем году своевременность.Было слишком много томов, чтобы их можно было составить, что требовало исследования охватывающий быстро растущий объем записей, с возрастающим давлением для обеспечения разрешения до публикации информации правительства иностранного государства. В Руководитель отдела публикаций 1922 года Гайяр Хант назвал отставание «прискорбным», но признал, что лучшее, на что он мог надеяться, – это достичь трехлетнего line.40 В 1926 году первый профессиональный историк, нанятый Отдел управления операциями FRUS, Тайлер Деннетт, заявил, что даже в маловероятном случае он получил достаточно ресурсов для выпустить все 17 томов с задержкой, такое достижение пока только довести серию до четырехлетней черты.41 К середине 1930-х годов 15-летняя отсрочка стала нормативной ожидания42. К середине 1950-х годов отставание увеличилось почти до 20 годы. В 1958 году помощник государственного секретаря по связям с общественностью Эндрю Бердинг засвидетельствовал, что сериал «никогда не обновится». Его Собеседники в Конгрессе не протестовали. К тому времени медленное отступление ожидания своевременности вкупе с трудностями создания достоверная запись У.S. внешней политики, прочно обосновала серию мимо. Тем не менее, ценность подотчетности и открытости правительства остались общепринятыми; как бы трудно это ни было и запоздало в исполнение, как избранные, так и назначенные должностные лица признали, что они обязаны чтобы «опубликовать эти тома» 43.

Отголоски прошлого

Несмотря на все более непреодолимые препятствия на пути быстрое издание, которое стало очевидным к 1920-м годам, привлекательность Современный FRUS задержался на целое поколение.Обмены между должностными лицами Департамента и Конгрессом на протяжении 1920-х гг. признали, что сериал должен «догнать» 44. Все признали, что публикация остается ценным для операций Департамента, и это информировало общественность дебаты о мировых делах требовали быстрого распространения стольких информация по возможности. Академические организации начали лоббировать более быстрые выпуск, чтобы облегчить обучение по важным международным вопросам.Продолжающиеся задержки могли создать впечатление, что правительство подавляет информация, явная угроза доверию, лежащая в основе поддержки демократические институты. И должностные лица исполнительной власти, и избранные представители отметили, что Конгресс выиграет от более своевременных выпусков. Еще в 1928 году, через 20 лет после того, как FRUS отпал валюты, представитель Уильям Оливер (Германия) признал, что его собственное тело «может проявили халатность », допустив, что серия остается просроченной, и что «было бы ошибкой не предоставить средства на исправление ошибок прошлое.Он выступал за выделение достаточных ассигнований, «чтобы мы не придется исправлять такие ошибки в будущем – то есть это информация должна быть актуальной45.

Самый настойчивый голос за возвращение к режим открытости в первые полвека сериала был Джон Бассет Мур, который, соответственно, носил титул профессора Гамильтона Фиша Международное право и дипломатия в Колумбийском университете.Уважаемый человек, который оставался активным до середины восьмидесяти, Мур никогда не сдавался неизбежность 15-летнего лага, ставшего общепринятым стандарт в межвоенный период. Пока болезнь не заставила его уйти на пенсию с национальной сцены в 1944 году, Мур кричал чиновникам Департамента: лоббировали коллег, опубликовали о его проблемах, 46 и препятствовал Конгрессу в решающие моменты, чтобы остановить дальнейшие публикации. задержки.Здесь воспроизводятся несколько отрывков из его емких посланий, потому что они служат ярким примером мировоззрения, лежавшего в основе первоначального концепция роли FRUS в гражданские дела нации. Слова Мура послужат сводным свидетельством, иллюстрируя менталит, наполнявший Современный FRUS.

Я не только не верю в политику секретности, но и считаю, что это ненужный.Это убеждение основано на том, что вплоть до сравнительно недавнее время мы никогда не позволяли сковывать себя это уважение. До недавнего времени мы публиковали наши дипломатические переписка, не спрашивая ни у кого отпуска. Мы могли бы сделать это снова, если бы мы бы только освободились от нервных опасений о том, что другие могут сказать или сделать, подкрепленные опасениями, что мы можем быть разоблачены, делая то, что мы не должны делать.Секретность в дипломатии – зло, и для меня это ненужное зло47.

Я верю не только в то, что народы имеют право знать, что делают их правители. но также нет причин, по которым они не должны знать48.

С момента, когда правительство начинает скрывать то, что оно делает. становится рабом других правительств и порабощает свой народ.49

Смешно болтать о демократии, а потом держать людей в тьма относительно вещей, которым вы их вверяете.

Могут быть сомнения относительно того, что такое «мировая держава», но не может быть сомневаюсь, что способность создавать и хранить секреты является первоочередной задачей квалификация.До сих пор у меня была стойкость, которую я считал скорее патриотично, чем иначе, чтобы утверждать, что мы были с самого начала начало мировой державы. Но я вынужден признаться, что когда я использовал в тот термин я не думал о способности делать и хранить секреты как цена квалификации. Я погрузился в идиллическое впечатление, что люди имели право знать, что делает их правительство.51

Отставание публикации Иностранного Отношения, когда я думаю об этом, всегда заставляют меня вспоминать некоторые рисунки Хогарта, такие как «прогресс грабли», которые, в свою очередь, вспомните латинскую пословицу, Facilis Descentus Averno.52

Ничто не может более четко проиллюстрировать наше падение в преисподнюю. диктаторского и безответственного правительства, чем прогрессивное пресечение в последние годы публикации наших дипломатических переписка.. . . Очевидно, задача сделать мир «безопасным для демократия предполагает доверие к разуму, добросовестность и свободу от личных амбиций правителей нации, аналогичных существующим под откровенно тоталитарной формой. Шекспир сказал, что «роза любое другое имя будет пахнуть так же сладко ». применимо к вещам, отличным от роз, в том числе к политике, домашнему хозяйству и иностранные, горькие или сладкие.”53

В новую и возвышенную эру, в которой мы живем, с конца так называемая мировая война и Версальский договор, жили там по всей видимости, существовал среди партнеров в правительственном Trust for Freedom and Democracy, Limited, понимание того, что ни один партнер не должен публиковать свою переписку с другой без общего согласия.Так погас свет, нам осталось молиться о приходе избавителя, который восстановит люди их первородство.54

Конец древнего Режим

Однажды отставание от почти одновременных ожиданий публикации 19-го и начало 20 века стало нормативным, сползание к принятию все более длительные задержки в своевременности оказались необратимыми.«Смещение крайних сроков» что стало постоянной чертой иностранного Серия отношений 1920-х годов создала наследие, которое в 21 век.

Чтобы оправдать продолжение финансирования, Департаменту пришлось смягчить утверждения о том, что тома должны быть опубликованы в установленные сроки. Если Основная ценность серии зависела от своевременной передачи информации Конгрессу отставание в пять или десять лет поставило вопрос о том, тома вообще заслуживают публикации.С практической точки зрения мало документация, касающаяся дипломатической деятельности США в связи с войной, может быть опубликованы во время боевых действий в любом случае. Меньшинство дипломатических Корпус и так никогда особо не любил сериал и был бы рад увидеть отложенные или полностью исключенные тома. В качестве оправдания отсроченное освобождение, как охранников, так и сторонников прозрачности подчеркнули ценность всестороннего охвата.Преимущество менее своевременного публикация, по крайней мере теоретически, заключалась во включении материалов, которые считались слишком чувствительна, чтобы ее можно было раскрыть за полгода или год. 19-е сделка века между исполнительными и законодательными органами, привилегированная почти одновременная освобождение, чтобы облегчить подотчетность, перенесенную к 1920-м годам в пользу более полного охвата за счет своевременности.В какой-то степени это составляло целесообразный маневр; оказалось, что, по крайней мере, в в послевоенный период объемы по-прежнему не соответствовали уровню в любом случае традиционный график следующего года. Но принимая не только факт из, но стоимость отложенной публикации представляла масса новых выпусков.

Однако привлекательная перспектива торговли своевременность всестороннего освещения может указываться в аннотации, попытка реализовать любую цель, представленная совершенно беспрецедентной вызовы в послевоенное время.Во-первых, к 1920 году серий было уже семь. или на восемь лет отставания в производстве «обычных» годовых объемов. К для устранения разрыва потребуется значительное вливание человеческих ресурсов и капитала. Ресурсы. Более того, в «обычных» томах 1914–1918 гг. Было мало документация о действиях США в отношении войны. Определенные виды чувствительный материал традиционно был исключен из FRUS, но с момента создания серии единственный формальный боевые действия с участием Соединенных Штатов были «маленькой великолепной войной» 1898 г.Этот конкурс длился менее восьми месяцев от первого выстрела до мирного соглашения, но, тем не менее, Департаменту потребовалось два дополнительных года, чтобы переварить этот материал и вернуть сериал в срок. Документация подробное описание участия США в войне 1914–1918 гг., о котором не сообщалось из немедленной публикации без заметных жалоб со стороны Конгресса или публике, затмевающей на несколько порядков все, что есть в сериале предыдущая история.Потребуется много дополнительных томов, чтобы вести хронику эта история, а также обширные и противоречивые послевоенные переговоры 1919 года. Даже если правительство выделило очень значительные кадровые ресурсы и печатание средств для такого проекта, только компиляция и редактирование для завершения потребуется много лет. И, наконец, это множество эпохи войны Американские документы обязательно включали значительный обмен с иностранными правительства, часто на очень деликатные темы.Желая международного и двустороннее сотрудничество по многим направлениям в послевоенный период, США. официальные лица придали большее значение оговоркам других стран по поводу что опубликовал Государственный департамент. Послевоенный производственный процесс для Объемы FRUS учитывали иностранные акции в беспрецедентная мера, которая одновременно замедлила процесс оформления и ограничила способность серии предложить действительно всесторонний охват.

В эпоху после Первой мировой войны ключевая дилемма, стоящая перед производителями и потребители международных отношений вовлекали очень характер сериала: когда «прошлое» безопасно для раскрывать? Этот вопрос выдвинул на первый план несколько важных определений и решающие дилеммы. Какие критерии следует использовать для принятия решений о выпуске? Сколько времени должно пройти между событиями и публикация документов? Когда можно рассмотреть конкретный вопрос закрыто, а значит, можно разглашать? Должна ли некоторая информация никогда не разглашаться? Самое главное, кто должен решить эти вопросы, и должен ли существовать какой-либо механизм обжалования?

В конечном итоге все эти вопросы сводились к вопросу о сроках.Хотя послевоенные жалобы из многих сторон осуждали опоздание сериал с риторикой, выражающей желание «наверстать упущенное» или необходимость «Приблизиться к настоящему», не возникло единого мнения о том, подходящий срок освобождения должен составлять три года, пять или десять. Вскоре обсуждение расширило нормативные ожидания до двенадцати или пятнадцати лет. Несмотря на возражения Мура, со временем все меньше и меньше говорили о возможности или – что немаловажно – желательности вернуться к шестимесячной норме, которая оставалась основной ожидание (в принципе, если не в недавней практике), по крайней мере, до 1914 г.

Десятилетие задержки публикации уменьшили непосредственность FRUS, вызывая у основной аудитории Международные отношения, чтобы начать отход от Конгрессу и в сторону профессиональных ученых. FRUS никогда больше не служил одновременным подспорьем в принятии решений Конгрессом потому что даты публикации томов быстро сократились до десяти, а затем пятнадцать лет позади валюты.Пресса часто обращала меньше внимания на появление новых томов, поскольку они больше не давали своевременных разоблачений о внешней политике. Со временем историки, преподаватели международного права, политологи и ряд других академических кругов выразили растущий интерес к продолжению публикации журнала Foreign Relations, а также лоббировали своевременное производство по мере возможности.Тем не менее, обоснование сериала существование превратилось из инструмента непосредственной общественной ответственности в долгосрочные инвестиции в представление исчерпывающего отчета о прошлом действия.

Хотя определенное количество контрфактических требуется экстраполяция, можно предусмотреть альтернативные пути, которые проиллюстрируйте глубокие последствия этого отказа от валюты.Имел были обновлены, том 1913 года должен был быть выпущен до война началась в августе 1914 года. осложнения, серия, вероятно, все еще отступила бы от стандарт на следующий год, наверное, навсегда. Послевоенные дискуссии о надлежащая своевременность, однако, могла быть направлена ​​на получение серии вернуться к разумно совпадающей трех- или пятилетней линии, а не пятнадцать лет, которые быстро стали нормой.В последующие десятилетия это вероятно, что серия отставала бы больше, но если бы «базовый уровень» для дальнейшая рецессия началась через 5 или 10, а не через 15 лет, прозрачность ожидания сегодня могут диктовать публикацию через 20 или 25 лет, скорее чем нынешние 30 лет. Хотя можно предположить, что вне зависимости от другие соображения, озабоченность по поводу безопасности в эпоху холодной войны потребовало продления срока до 30 лет, президенты Джон Ф.Кеннеди и Ричард Никсон так не думал. Кеннеди направил серию к публикации при 15-летней производственной линии, а Никсон заказал 20-летний производственный график. Только в В 1985 году, ближе к концу холодной войны (как выяснилось позже), президент Рейган присоединиться к 30-летнему графику. Более того, производство объемов международных отношений напрямую повлияло на политику Департамента. о том, когда архивные материалы станут общедоступными.В Пример Государственного департамента повлиял на общие ожидания относительно того, когда Правительство США должно открыть архивные записи. На международном уровне публикация FRUS и открытость американских архивов практика оказала значительное влияние на нормы прозрачности. Отступление США от валюты, близкой к валюте, позволил некоторым правительствам установить более длительные интервалы перед документами, в том числе не-U.Акции S. могли быть напечатаны в FRUS, что, в свою очередь, повлияло на политику, регулирующую когда эти страны должны выпустить свою собственную внешнеполитическую документацию. Некоторые другие демократические правительства со временем пришли к выводу, что они должны их собственные записи более доступны. Если бы FRUS был публикация по графику на пять или десять лет ближе к настоящему, чем это было на самом деле, эти правительства могли быть склонны реализовать более либеральная политика.Можно предположить, что более своевременное Сериал “Международные отношения” мог бы произвести ожидания большей прозрачности для правительств и народов за пределами США.55

С момента основания в 1861 году здесь никогда не было любые жесткие правила по международным отношениям.Конгресс не устанавливал крайних сроков для появления томов, равно как и Президент всегда обещает выполнить поставку к определенному сроку. Мощный ожидалось, что (при отсутствии чрезвычайных обстоятельств) объемы должны быть опубликованы в течение шести месяцев после года, указанного в хронике, и оба ветви власти придерживались этой нормы, не обращаясь к закону, исполнительный приказ, или ведомственный указ.Также не было никаких явных критериев для обнародовано удержание, хотя в целом сохраняется консенсус в отношении того, что материал не должен разглашаться. Уильям Хантер и Алви Ади предоставили Институциональные знания Департамента по этим нормам и практике, включая вся эпоха от Уильяма Сьюарда до Кэлвина Кулиджа. Современное FRUS 1861–1905 гг. Мало учитывал, объемы доставили неудобства иностранным правительствам, американским дипломатам или У.С. Президенты. Эта оригинальная концепция умерла почти в тот же момент, что и Элви Ади. рухнул в 1924 году, все еще находясь в активном реестре ведомственных офицеров. В качестве если символизировать перемены, то должность второго помощника госсекретаря Государство истекло вместе с ним. В течение года госсекретарь Фрэнк Келлогг провозгласил формальные принципы, разработанные профессиональным историком для редактирование серии “Международные отношения”.Его 1925 устав серии FRUS 20-го века основан на традиция его предков придерживаться нового курса в сильно изменившемся Мир.

Исследование масштабов расовой травмы

Am Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2019 31 января.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC6354763

NIHMSID: NIHMS1007724

Donna K.Нагата

Департамент психологии Мичиганского университета, Анн-Арбор

Жаклин Х. Дж. Ким

Департамент психологии Калифорнийского университета, Лос-Анджелес

Кайди Ву

Департамент психологии Мичиганского университета, Анн-Арбор.

Донна К. Нагата, факультет психологии Мичиганского университета, Анн-Арбор;

Корреспонденцию по этой статье следует направлять Донне К. Нагата, Департамент психологии, Мичиганский университет, 530 Черч-стрит, Анн-Арбор, штат Мичиган [email protected]Финальная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Am Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Через десять недель после нападения японских войск на Перл-Харбор, Гавайи, в 1941 году правительство США санкционировало высылку более 110 000 американских мужчин, женщин и детей японского происхождения из их домов в западных частях страны в лагеря для заключения в пустынных местах. районы США. Массовое заключение изображалось как необходимое для защиты страны от потенциальных актов шпионажа или саботажа, которые могли быть совершены кем-то японского происхождения.Однако обширная правительственная проверка, начатая в 1980 году, не обнаружила доказательств военной необходимости в поддержку решения о высылке и пришла к выводу, что заключение было серьезной несправедливостью, подпитываемой расизмом и военной истерией. Опыт японо-американской войны представляет собой яркий пример расовой исторической травмы. В этой статье описываются последствия заключения для американцев японского происхождения во время и после несправедливого заключения, их реакции на преодоление трудностей и стратегии исцеления, а также последствия получения государственной компенсации более чем через четыре десятилетия после окончания войны.Изучение этого конкретного события дает возможность понять долгосрочные радиационные эффекты расовой травмы и процесс исцеления в широком диапазоне времени и в разных социальных контекстах. Обсуждается актуальность тюремного заключения американцев японцев и их значение для психологии.

Ключевые слова: Американец японского происхождения, лишение свободы, интернирование, травма, расизм

История и расовая травма неразрывно связаны. Учитывая сложную многокультурную и многорасовую природу современного общества, понимание истории расизма и его воздействия на цветные сообщества имеет важное значение.Исследования конкретных исторических и расовых травм могут дать представление об этих воздействиях и их долгосрочных последствиях. В данной статье описывается тюремное заключение японцев и американцев во время Второй мировой войны (Второй мировой войны), на примере случая расовой травмы, произошедшей более 75 лет назад, чтобы дать представление о масштабах расовой травмы и исцеления в широком диапазоне времени и в условиях изменения социальных условий. контексты.

Историческая справка

19 февраля 1942 года, через 10 недель после бомбардировки японскими военными Перл-Харбора, Гавайи, президент Франклин Рузвельт издал Указ № 9066 и санкционировал выселение всех лиц японского происхождения из западных Соединенных Штатов.Более 110 000 американцев японского происхождения были признаны «потенциально нелояльными»; приказано покинуть свои дома, карьеры и сообщества; и вынуждены жить в изолированных лагерях, расположенных во внутренних пустынях и болотах. Они жили в заключении за колючей проволокой под присмотром вооруженной охраны в среднем от двух до четырех лет. Американцам японского происхождения не было предъявлено никаких обвинений, и им не была предоставлена ​​возможность их пересмотра. В распоряжение о высылке было включено три поколения: японские иммигранты в первом поколении ( Issei, ), U.Американцы японского происхождения второго поколения, родившиеся на С. ( Nisei ), и их потомки в третьем поколении ( Sansei ; см. Термины поколений).

Японские американские поколения.

Ни гражданство, ни возраст не имели значения: две трети заключенных были гражданами США по рождению (Комиссия США по переселению и интернированию гражданских лиц во время войны [USCWRIC], 1997), включая младенцев и детей младшего возраста. Вместо этого только японское наследие было основанием для заключения: генерал-лейтенант Джон Л.ДеВитт, главнокомандующий службы безопасности Западного побережья, утверждал, что «японская раса – вражеская раса, и хотя многие японцы во втором и третьем поколении, родившиеся на территории Соединенных Штатов и имеющие гражданство Соединенных Штатов, стали« американизированными », расовые различия остаются неразбавленными. … Отсюда следует, что вдоль жизненно важного Тихоокеанского побережья более 112 000 потенциальных врагов японского происхождения сегодня находятся на свободе »(USCWRIC, 1997, стр. 6).

Несправедливость представления заключения в тюрьму как военной необходимости поразительна, учитывая, что до того, как Рузвельт опубликовал заявление Э.O. 9066, ФБР, сотрудники военно-морской разведки и генеральный штаб армии не видели необходимости в массовом удалении и заключении в тюрьму, поскольку не было доказательств шпионажа или саботажа, совершенного японским гражданином США или постоянно проживающим японским иностранцем на Западном побережье. (USCWRIC, 1997). Кроме того, хотя близость к Японии была представлена ​​как причина для выселения американцев японского происхождения с Западного побережья, массовое заключение не применялось на Гавайях, которые были значительно ближе к Японии, и ни немецкие, ни итальянские американцы не подвергались массовому заключению, даже несмотря на то, что Соединенные Штаты также находились в состоянии войны с Германией и Италией.Расистские опасения после Перл-Харбора и экономические интересы сельскохозяйственных групп, которые получат прибыль от захвата земель, обрабатываемых американцами японского происхождения, сыграли важную роль в призывах к переселению (Okihiro & Drummond, 1991). Более поздние расследования сделают вывод, что решение о лишении свободы не было оправданной военной необходимостью, а вместо этого было сформировано «расовыми предрассудками, военной истерией и провалом политического руководства» (USCWRIC, 1997, стр. Xi)

Заключение как травма

Американцы японского происхождения несли на себе психологическое бремя и незаслуженное клеймо несправедливого заключения еще долгое время после окончания войны.Тюремное заключение оставалось «печальной точкой отсчета, с которой эти американцы описывают изменения в своих сообществах, своей личной жизни, своих чаяниях» (USCWRIC, 1997, стр. 301). Его мощные воздействия отражают четыре важные формы травм: индивидуальную, расовую, историческую и культурную. Индивидуальные и расовые травмы произошли во время заключения, в то время как исторические и культурные травмы возникли после окончания войны на межпоколенческом уровне. На индивидуальном уровне подозрения в нелояльности со стороны неяпонцев и их собственного правительства, внезапное изгнание и заключение в тюрьму без правонарушений и неуверенность в своем будущем разрушили мнимый мир американцев японского происхождения, их самоощущение и благополучие (Janoff-Bulman, 1992).Важно, что заключение также представляет собой серьезную расовую травму (Bryant-Davis, 2007). Американцы японского происхождения преднамеренно подвергались дискриминационному обращению, мотивированному расовыми стереотипами, в то время как американцы немецкого и итальянского происхождения – нет. Десятилетия антиазиатского расизма, вызванного восприятием японцев как ненадежных и неассимилируемых иностранцев, предшествовали войне и привели к законам, ограничивающим иммиграцию, смешанные браки, права на гражданство и землевладение (Daniels, 1988).Это исключение американцев японского происхождения из основного общества проложило путь к быстрой реакции после Перл-Харбора, не вызвавшей особых возражений со стороны других. Данные опроса, проведенного весной 1942 г., показали, что большинство американцев выступает за удаление (USCWRIC, 1997). Американцы китайского происхождения, которые поддержали заключение в тюрьму, учитывая историю конфликта между Китаем и Японией, способствовали распространению убеждения, что американцы японского происхождения ненадежны и носят пуговицы «Я китаец» (Wong, 2005). В то же время почти все общественные организации чернокожих и евреев и группы за гражданские свободы хранили молчание (Greenberg, 1995).

Две дополнительные формы травм, исторические и культурные, всплыли после окончания заключения и связаны с долгосрочным воздействием между поколениями. Историческая травма определяется как травма, которая разделяется группой людей и имеет последствия, которые охватывают несколько поколений (Mohatt, Thompson, Thai, & Tebes, 2014). В соответствии с этим, данные указывают на последствия длительного лишения свободы, от которых пострадали последующие поколения американцев японского происхождения (Nagata, Kim, & Nguyen, 2015).Культурную травму можно рассматривать как более конкретное проявление исторической травмы. В то время как историческая травма в широком смысле касается межпоколенческих воздействий, культурная травма фокусируется на том, каким образом общее травмирующее событие влияет на групповое сознание и идентичность. Это определяется как происходящее, «когда члены коллектива чувствуют, что они подверглись травмирующему событию, которое оставляет неизгладимые следы в их групповом сознании, навсегда запечатлевая воспоминания и меняя их будущую идентичность» (Александр, 2004, стр.1). В этой статье освещаются как непосредственные индивидуальные, так и расовые травмы тюремного заключения, которые пережили несправедливо заключенные в тюрьмы американцы японского происхождения Иссей и Нисей, а также долговременные исторические и культурные травмы, пережитые их детьми сансей и внуками Ёнсеи, родившимися после войны.

Стрессоры тюремного заключения и преодоление

Чтобы понять масштаб травм, связанных с тюремным заключением, важно понимать, какой диапазон стрессоров был задействован.Психологический стресс беспомощности и неуверенности начался в течение 24 часов после нападения на Перл-Харбор. Приблизительно 1500 лидеров иммигрантской общины Иссей, которых считали «высокорисковыми», были внезапно взяты из своих домов ФБР и отправлены в лагеря для интернированных инопланетян без каких-либо объяснений их арестов или информации о месте их назначения (USCWRIC, 1997). В японско-американском сообществе быстро росло беспокойство по поводу того, кого схватят следующим, и оно только усиливалось по мере того, как правительство замораживало имущество семей и обыскивало дома, конфискуя радиоприемники, камеры и предметы, которые, по их мнению, могли быть использованы для помощи врагу.Панические члены сообщества сожгли или закопали все, что могло связать их с Японией, включая семейные реликвии. Страх, разрыв в лидерстве после ареста лидеров Иссей, а также культурная ценность послушания и уважения к власти привели к широкому соблюдению правительственных постановлений о лишении свободы (USCWRIC, 1997; Weglyn, 1976). Трое Нисеи – Гордон Хирабаяси, Фред Коремацу и Минору Ясуи – храбро бросили вызов правительственным приказам в то время, но безуспешно пытались их предпринять и были осуждены за нарушение правительственного комендантского часа и распоряжения о высылке. 1

Получив уведомление об их перемещении менее чем за две недели и ограничившись брать только то, что они могли унести, американцы японского происхождения были внезапно вынуждены продавать свое имущество за небольшую часть своей стоимости и оставлять дома, предприятия, неубранные сельскохозяйственные культуры и домашние животные. Стресс горя и утраты усугублялся тем фактом, что у них не было информации о том, куда и как долго их отправляют. Для некоторых унижение высылки и ожидаемого заключения оказалось ошеломляющим.Один мужчина иссей покончил жизнь самоубийством, потому что страдал от неконтролируемой дрожи и не хотел позорить свою дочь, если его увидят вместе в лагере (Jensen, 1997). Другой, который застрелился, был обнаружен со свидетельством о почетном гражданстве, в котором выражалась благодарность за предыдущую военную службу в Соединенных Штатах (Weglyn, 1976).

Большинство американцев японского происхождения пережили два разных вывиха. Во-первых, их перевели из домов во временные «сборные центры», где они жили в спешно переоборудованных стойлах для лошадей на ипподромах и в залах животноводческих павильонов, пока правительство работало над завершением более постоянных лагерей.В среднем через три месяца американцев японского происхождения снова отправляли в лагеря для заключенных в поездах с задернутыми шторами и вооруженной охраной. Неуверенность вызвала у многих опасения, что их куда-то увозят, чтобы расстрелять.

После заключения тяжелые условия барачных лагерей создали дополнительные физические и психосоциальные факторы стресса. Целые семьи были вынуждены жить в одной комнате, в которой были только детские кроватки, угольная печь, единственная лампочка на потолке и без водопровода.Туалеты, купание и питание – все происходило в общественных помещениях, что требовало ожидания в очередях из-за действий, которые ранее проводились в частных домах. Заключенные пережили суровый климат лагеря (включая экстремальные температуры и пыльные бури), некачественное медицинское обслуживание и образование (USCWRIC, 1997), а также случаи пищевого отравления и недоедания (Dusselier, 2002). Условия лагеря также повлияли на важные аспекты традиционных японских семейных отношений (Morishima, 1973). Без домашнего очага дети проводили больше времени, общаясь со сверстниками, чем с семьей.Гендерные роли были нарушены, поскольку отцы утратили роль кормильца, а матери работали на тех же низкооплачиваемых лагерях, что и мужчины. В то же время структура управления лагерем требовала английского для транзакций и позволяла только гражданам участвовать в общественных советах. Это создало напряженность между поколениями, поскольку молодые взрослые двуязычные нисеи занимали более влиятельные должности, чем их японоязычные старейшины иссеи (USCWRIC, 1997).

Дополнительные факторы стресса, связанные с управлением лагерем, возникли в связи с обязательным анкетированием «клятвы верности» для всех заключенных лагеря 17 лет и старше.Был задан один вопрос о готовности служить в вооруженных силах США. Во втором вопросе каждому респонденту предлагалось «безоговорочно присягнуть на верность Соединенным Штатам Америки и честно защищать Соединенные Штаты…» и «отказаться от верности или повиновения японскому императору или любому другому иностранному правительству, силе или организации» (USCWRIC, 1997, с. 192). Хотя большинство заключенных рассматривали это как возможность выразить свою лояльность и ответили «да» на два вопроса, возникли серьезные опасения.Некоторые были возмущены тем, что их попросили заявить о верности стране, которая несправедливо заключила их в тюрьму. Другие были обеспокоены тем, что отказ от верности Японии может (а) быть неправомерно использован как доказательство того, что человек ранее был верен императору, или (б) оставить иссей без гражданства, потому что им было запрещено становиться гражданами США. Некоторые молодые мужчины-нисеи считали, что лучший способ продемонстрировать верность – это ответить «да-да» и сражаться за Соединенные Штаты. Это привело к тому, что почти 33 000 американцев японского происхождения, включая добровольцев и призывников «да-да», служили в отдельных воинских частях во время Второй мировой войны, а их семьи содержались за колючей проволокой.Боевая группа 442-го полка, состоящего исключительно из Нисей, стала одним из самых титулованных подразделений войны (USCWRIC, 1997). Однако другие мужчины-нисеи считали, что лояльность американцев означает сопротивление их призывным приказам до тех пор, пока американцы японского происхождения не будут по конституции освобождены из заключения. Осужденные за уклонение от призыва в армию, они провели около трех лет в федеральной тюрьме (Muller, 2001). Заключенных, которые ответили «нет-нет», чтобы выразить свой гнев и недоверие, были помещены в более строгий лагерь. Разочарованные обращением с ними в Америке, 20 000 из этих «нет-нет» подали заявку на поездку в Японию (USCWRIC, 1997).Семьи и друзья разделились вокруг того, что определяло «лояльного» американца, и напряженность переросла в бунты и восстания в нескольких лагерях (USCWRIC, 1997). Горькие разногласия между сторонниками соблюдения, участниками сопротивления призыву, ветеранами и «нет-нет» продолжались в течение десятилетий после войны (Murray, 2008).

Помимо вопросов о лояльности, жизнь в лагере развивалась с течением времени. Руководствуясь основными культурными ценностями, заключенные выработали позитивные способы справляться со стрессовыми факторами лагеря индивидуально и в группе (Nagata & Takeshita, 1998).Японские коллективистские ценности взаимозависимости и социальной гармонии поощряли адаптацию и гибкость (Fugita & O’Brien, 1991), в то время как акцент на gaman (стойкость через трудности) и shikata ga nai (фаталистическое принятие) поощрял сосредоточенность на каждый день. вместо того, чтобы смотреть в прошлое или беспокоиться о будущем. Они активно занимались индивидуальным творчеством, хобби и связались друг с другом через общественную деятельность (например, спортивные команды лагеря, клубы, танцы).Иссей и Нисей также нашли способы проявить изобретательность, используя то, что им было доступно (Nagata & Takeshita, 1998). Некоторые, например, превратили бесплодную землю лагеря в участки для выращивания овощей и фруктов (Dusselier, 2002). Однако психологический стресс оказался невыносимым для других. Записи лагерей показывают, что 190 заключенных были помещены в лечебные учреждения из-за психиатрических проблем, а количество зарегистрированных самоубийств на месте оценивается в четыре раза выше, чем показатели до заключения для американцев японского происхождения (Jensen, 1997).

В конце концов, Нисеи, которые ответили «да-да» на вопросы о лояльности, но не были назначены в армию, имели право покинуть лагерь до окончания войны – если они нашли работу за пределами Западного побережья. Стремясь покинуть тюремные рамки, многие устроились на низкостатусную работу в качестве прислуги и наемных рабочих в штатах, включая Иллинойс, Нью-Йорк и Нью-Джерси, в то время как их братья, сестры и родители оставались в тюрьме до окончания войны. Этим Нисэям дали только билет на автобус или поезд в один конец и 25 долларов, поскольку они отваживались въезжать в новые районы страны с неопределенным уровнем антияпонских настроений.Усиливая стресс этого пугающего перехода, правительство запретило им искать поддержки друг у друга, указав, что они не живут рядом с другими американцами японского происхождения и не собираются вместе с ними (USCWRIC, 1997). Руководствуясь своей сильной культурной приверженностью чувству семьи, большинство переселенцев Нисеи позже вернулись на Западное побережье, чтобы присоединиться к родителям, братьям и сестрам, которые переехали туда после освобождения из лагерей.

Послевоенное воздействие на заключенных

Американцы японского происхождения, вернувшиеся на Западное побережье, были встречены словесными оскорблениями, отторжением и дискриминацией (Loo, 1993).В Калифорнии часто появлялись таблички с надписью «Япошки не требуются», и общины проводили массовые собрания, чтобы выступить против их возвращения. Было выявлено 70 случаев терроризма и 19 расстрелов (Girdner & Loftis, 1969). Однако фактические цифры, вероятно, были выше, учитывая нерешительность американцев японского происхождения, чтобы привлечь внимание к своей ситуации.

Иммигрант Иссей столкнулся с особыми трудностями по окончании войны. Хотя приказы о запрете были отменены 14 декабря 1944 года, иссеи боялись покидать изолированные лагеря для потенциально враждебных общин.Половина из них были старше 50 лет непосредственно перед войной, из них 17% были старше 60 лет (Thomas & Nishimoto, 1969). Большинство из них, будучи пожилыми людьми, потерявшими дом и бизнес, не смогли восстановить свои средства к существованию и попали в зависимость от своих детей. Многие также испытывали сильное чувство стыда из-за того, что их посадили в тюрьму, а некоторые покончили жизнь самоубийством; это особенно характерно для пожилых холостяков (USCWRIC, 1997).

Потомки Nisei в возрасте от 20 до 30 лет все еще ждали впереди.Несмотря на значительные расистские барьеры и серьезные экономические трудности, связанные с тюремным заключением, они сосредоточились на построении своего будущего и помощи своим родителям-иссей (Daniels, 1993). Многие продолжали успешно зарабатывать себе на жизнь, что побудило некоторых изобразить их как образцовое меньшинство, преодолевшее трудности военного времени (Nakanishi, 1993). Такое изображение, однако, не учитывало того, что американцы японского происхождения – Иссей и Нисей в равной степени – десятилетиями не говорили о своем опыте заключения ни с посторонними, ни друг с другом.Они демонстрировали симптомы избегания и отстраненности, связанные с посттравматическим стрессовым расстройством (PTSD; Loo, 1993), отражая «заговор молчания», наблюдаемый в группах выживших после травм по всему миру (Danieli, 1998). Результаты опроса более 400 Нисеи показали, что более 12% никогда не говорили со своими родителями Иссей о лагерях, 50% говорили менее четырех раз, а 70% из тех, кто участвовал в обсуждениях, разговаривали менее 15 минут (Nagata, 1995 ). Кроме того, тема лишения свободы осталась отсутствующей в общественном дискурсе и учебниках.Возникшее в результате молчание среди американцев японского происхождения было чем-то большим, чем индивидуальная реакция, и вместо этого представляло собой форму «социальной амнезии» всей группы, направленной на подавление переживания (Kashima, 1980).

Молчание часто служит средством для отдельных лиц или сообществ, чтобы справиться с травмой (Danieli, 1998), но это не означает, что травма зажила. Фактически, молчание может влиять на ограничение идентичности, формирование отношения, принятие решений и действия как на индивидуальном, так и на коллективном уровнях (Stone, Coman, Brown, Koppel, & Hirst, 2012), и молчание в заключении имело критические послевоенные последствия для идентичности. американцев японского происхождения (Fugita & Fernandez, 2004; Nagata & Takeshita, 1998).Избегание их связи с Японией служило одним из способов справиться с военным опытом и расистскими реалиями общества в целом. Некоторые Нисеи избегали всей продукции, производимой в Японии; например, покупка автомобилей только американских марок (Inouye, 2016; Nagata, 1993). Другие избегали общения с другими американцами японского происхождения, чтобы слиться с ними. Эти усилия, а также усиленное стремление к успеху были в надежде на то, что их примут и докажут, что они более чем на 110 процентов являются американцами (Mass, 1991).

Травмы, возникшие в результате преднамеренных действий человека, могут иметь особенно коварные последствия.Для американцев японского происхождения нисэй несправедливое заключение в тюрьму собственным правительством было описано как предательство надежным источником (Mass, 1991). Один из собеседников Nisei вспоминал: «Когда меня заклеймили как вражеского инопланетянина и заключили в концлагерь, это было самым травмирующим опытом в моей жизни. В то время я думал, что эта страна, которую я любил и которой доверял, предала меня »(Nagata et al., 2015, p. 360). Другой вспоминал: «Я чувствовал себя гражданином второго сорта, но это действительно подтверждало, действительно подчеркивало, что я не принадлежу этой стране, что мое лицо, мое желтое лицо имели значение, и я никогда не буду принадлежать» (Nagata et al. al., 2015, с. 360). Отказ, в свою очередь, вызвал «психический ущерб», описанный как «кастрация» и «глубокое осознание собственной неполноценности» (Weglyn, 1976, стр. 273). Вместо того чтобы возлагать вину на правительство, многие американцы японского происхождения склонны обвинять себя: они каким-то образом должны были быть «более американскими» (Миямото, 1986). Это чувство унижения и стыда рассматривается как параллельное чувствам, о которых сообщают жертвы изнасилования (Hansen & Mitson, 1974).

Биопсихосоциальная модель предполагает, что расистские экологические события могут привести к усиленным психологическим и физиологическим стрессовым реакциям, которые в хроническом случае приводят к риску заболевания и неблагоприятным медицинским исходам (Clark, Anderson, Clark, & Williams, 1999).Избегание обсуждения травмирующих событий также связано с ухудшением физического здоровья (Pennebaker, Barger, & Tiebout, 1989). Масс (1976) объяснил высокий послевоенный уровень психосоматических расстройств и язвенной болезни в Нисее тюремным заключением. Статистика естественного движения населения бывших заключенных подтверждает это мнение: у них почти вдвое выше риск сердечно-сосудистых заболеваний, смертности и преждевременной смерти, чем у их коллег без тюремного заключения (Jensen, 1997).

Ухудшение здоровья в результате неблагоприятных последствий тюремного заключения и молчания затронуло одних больше, чем других, в зависимости от их демографии.Переживания травмы оставляют более сильный отпечаток на определенных этапах развития (Maercker, 1999; Ogle, Rubin, & Siegler, 2013). Средний возраст нисеев в начале заключения составлял примерно 18 лет (Fugita & O’Brien, 1991). Учитывая, что большинство из них были заключены в тюрьму в подростковом возрасте, в критический период формирования идентичности и мировоззрения (Erikson, 1968), долгосрочные последствия этого для пожилых Нисей не вызывают удивления. Те, кто находился в возрасте от позднего подросткового возраста до начала двадцатилетнего возраста и, скорее всего, потерпели крушение своих образовательных и карьерных планов, сообщали о более сильном чувстве несправедливости и стрессе, связанном с их тюремным заключением (Fugita & Fernandez, 2004; Nagata & Takeshita, 1998).Пожилые Нисеи из выборки Фугиты и Фернандеса (2004), состоящей из более чем 150 Нисеев из округа Кинг, штат Вашингтон, также не сообщили о положительных воспоминаниях, когда вспоминали свое заключение в тюрьму 50 лет спустя. Послевоенные национальные данные о сердечной смертности показывают, что потери, нанесенные пожилым Нисей, выходили за рамки войны: наиболее уязвимой группой было 22–26 лет в лагере, за ней следовали те 17–21 год, а наименее уязвимой – 7–11 лет. (Дженсен, 1997). Напротив, Нисеи, которые были моложе в лагере, с большей вероятностью вспоминали чувство приключения или ожидания (Nagata & Takeshita, 1998) и положительные воспоминания о своем опыте, такие как дружба и общественная деятельность (Fugita & Fernandez, 2004).

Дополнительное исследование подчеркивает гендерные различия в последствиях для заключенных. Мужчины, особенно те, кто находился в лагере в колледже, в целом испытывали больше негативных эмоций по поводу своего прошлого заключения, особенно по поводу предрассудков и дискриминации, и сообщали о более серьезных трудностях с ограничением, чем женщины (Fugita & Fernandez, 2004). Обследование, проведенное Нагатой (1993) среди почти 500 взрослых американцев японского происхождения (сансей) в третьем поколении (сансей), также указывает на серьезные последствия для здоровья мужчин нисей.В то время как взрослые дети сансей сообщали об эквивалентных показателях ранней смерти (в возрасте до 60 лет) для матерей, независимо от того, находилась ли их мать в лагере для лишения свободы, в два раза больше отцов, ранее заключенных в тюрьму, умерли рано по сравнению с отцами, не содержащимися в тюрьме.

В разных демографических группах индивидуальные различия также повлияли на выживание в условиях длительного лишения свободы. Нисей, сообщивший о более высоком уровне совладания с ситуацией, имел более высокий уровень самооценки и более низкий уровень негативных эмоций в связи с их переживаниями, связанными с тюремным заключением (Nagata & Tsuru, 2007).Лучшее совладание было связано с большим приписыванием контроля внешним могущественным другим и более низким приписыванием случая или судьбы, предполагая, что со временем меньшее внимание к фатализму и признание государственной власти могло быть адаптивным. Качественные данные также предоставляют примеры адаптации, ориентированной на адаптивный подход, у разных людей. Многие нисеи положительно переосмыслили тюремное заключение как время развития навыков, а принудительное переселение – как расширение личного кругозора за пределы их этнического сообщества (Nagata & Takeshita, 1998).

Межпоколенческие воздействия

Массивные травмы приводят к радиационным и долгосрочным последствиям, которые передаются как «семейное наследие» детям, родившимся после травмы (Danieli, 1998). Для третьего поколения Sansei , родившегося после Второй мировой войны, эти унаследованные эффекты были множественными. Серьезные экономические потери после принудительного выселения и многих лет заключения означали отсутствие у сансей «яиц-гнезд», которые могли бы унаследовать (Nagata, 1993). Для некоторых потерянные акры лучших сельскохозяйственных земель стоили бы миллионы долларов.К другим воздействиям, которые трудно измерить количественно, относятся ухудшение физического и психического здоровья или преждевременная смерть одного из родителей. В более общем плане послевоенное поколение сансей росло с недоумением, как бы могла измениться их жизнь, если бы их родители не были заключены в тюрьму (Nagata, 1993).

Многие критические последствия травм от поколения к поколению передаются через родительское взаимодействие (Danieli, 1982). Одним из основных последствий травмы для воспитания детей в Нисее стало молчание семьи о заключении.Подавляющее большинство нисеев не обсуждали опыт лагеря со своими потомками сансей не только для того, чтобы избежать собственных травмирующих воспоминаний, но и чтобы защитить своих детей от бремени знания о том, что произошло. Один из собеседников Nisei отметил: «Я хочу, чтобы они росли прямыми, высокими и красивыми, насколько это возможно, без всякой грусти, как бы навешивая на них ярлык того, что они разные» (Нагата и др., 2015, стр. 362). Сансей описал разговоры с родителями как «загадочные», «косвенные» и «уклончивые» или ограниченные лишь краткими, юмористическими анекдотами «до» и «после лагеря».Данные, собранные у 491 взрослого сансея, родившегося после войны, показали, что у них было примерно 10 разговоров о «лагере», которые продолжались в среднем от 15 до 30 минут за всю свою жизнь. Когда поднималась эта тема, сообщалось, что матери чаще, чем отцы, заводили разговор. Это может отражать гендерную тенденцию матерей общаться со своими детьми в доме или социализацию отцов как мужчин, чтобы не казаться уязвимыми или излишне вербально выразительными. Полное отсутствие обсуждения создало острую осознанность сансэями зловещего пробела в их семейной истории.Они заметили тени заключения, когда родитель-нисей проявил неожиданную резкую и резкую реакцию на определенную пищу, которая снова активировала негативные воспоминания о походной еде (например, яблочное масло или баранину). Тем не менее, учитывая нераскрытые истории, эти необъяснимые взаимодействия заставили сансей чувствовать себя расстроенными внезапной грустной или гневной реакцией своих родителей (Nagata, 1993).

Хотя Нисеи надеялись, что молчание защитит их детей от бремени знания того, что произошло, молчание родителей о травмах может иметь негативные последствия для следующего поколения (Wiseman et al., 2002). Данные опроса Sansei частично подтверждают эту взаимосвязь. Более низкий уровень общения родителей племени нисэй, связанного с тюремным заключением, был связан с восприятием сансэем большей семейной дистанции и меньшего положительного воздействия заключения их родителей в тюрьму. Тем не менее, более высокий уровень общения родителей, связанных с тюремным заключением, также был связан с большим гневом и грустью сансея, предполагая, что, хотя большее общение могло помочь сансею почувствовать себя ближе к своим родителям, большее эмоциональное расстройство сопровождало полученные знания.Независимо от уровня родительского общения, большинство сансеев сообщали о гневе по поводу несправедливости заключения и печали от осознания того, что их родителям помешали полностью реализовать свой потенциал (Нагата, 1993).

Вторая важная травма, оказавшая влияние на воспитание детей после заключения в тюрьму, заключалась в попытках нисейцев слиться с основной массой общества, принижая значение японской культуры и языка. Это привело к ускоренной утрате японского языка и культурных обычаев сансей.«Я думаю, что это (интернирование) сильно повлияло на них (моих родителей) … то, как они вырастили нас как неяпонцев, – поделился один из собеседников Сансея, – они побуждали нас делать все так называемые« американские »(Айви Лига, футбол). Мы не занимались дзюдо. Мы не занимались кендо. Мы не делали ничего японского »(Нагата, 1993, стр. 137–138). Уменьшение этнического наследия имело важные психологические последствия для сансей, которые называли себя «унаследовавшими» потребность стать «супер» американцами и доказать свою ценность для общества.Хотя большинству сансей удалось оправдать ожидания своих родителей, некоторые американцы японского происхождения приписывали рост злоупотребления наркотиками, самоубийств и бандитской деятельности среди подмножества сансей в 1960-х и 1970-х годах заключением родителей в военное заключение (Mass, 1976). Данные опроса указывают на дополнительное влияние заключения на поколение сансей. По сравнению с теми, чьи родители не были заключены в тюрьму, взрослые сансеи, родители которых находились в лагерях, были значительно менее уверены в том, что их права как американских граждан не будут нарушены.Сорок четыре процента сансей, у которых оба родителя были в лагерях, также согласились с тем, что в будущем может произойти заключение в тюрьму американцев японского происхождения (Нагата, 1993).

Несмотря на то, что печаль и гнев по поводу последствий травм в тюрьме преобладают, сансеи также указывают на положительные последствия. Чаще всего они упоминают гордость за стойкость своих родителей и родственников перед лицом военных действий. Некоторые сансеи также сообщают об удовлетворении достижением определенной образовательной или карьерной цели, которую их родители не смогли выполнить из-за заключения.Третий положительный момент – повышенная чувствительность к несправедливости и вывод о том, что респонденты опроса Sansei полностью согласны с тем, что они будут активно сопротивляться будущему правительственному заключению (Nagata, 1993).

Исследование, проведенное с участием американцев японского происхождения в четвертом ( Yonsei ) поколении, свидетельствует о продолжающемся воздействии травм в местах лишения свободы. Хотя Ёнсеи очень хотели узнать о заключении от своих родителей сансей и бабушек и дедушек Нисей, они все еще сталкиваются с аспектами молчания (Mayeda, 1995; Yamano, 1994).Можно было бы ожидать, что Ёнсеи меньше связаны со своей этнической историей, чем предыдущие поколения. Однако под влиянием все более мультикультурной среды Ёнсеи возрождают свои знания о японском наследии, культурных практиках, языке и азиатско-американской истории (Tsuda, 2015). Тем не менее, особенности лагерей остаются «загадочными или несуществующими», пробел, который они приписывают тем, что их родители сансеи были воспитаны нисеями для ассимиляции (Mayeda, 1995, p. 135). В результате большинство Ёнсеи полагались на книги, чтобы узнать, что произошло.Ёнсэй также объясняет потерю японской культуры и языка заключением их семьи в тюрьму и выражает недоверие к правительству, как и Сансей (Mayeda, 1995). Однако поколения Йонсей и Сансей различаются по своим стратегиям выживания. Майеда (1995) обнаружил, что, хотя Сансей использовал ряд стратегий избегания и конфронтации, Ёнсей в основном сообщал о применении стратегий конфронтации. Это, в сочетании с их растущей этнической идентификацией и желанием дать образование следующему поколению, предполагает, что Ёнсеи будут продолжать заниматься проблемами, связанными с заключением в военное время.Потребуются дополнительные исследования, чтобы выяснить, сохранится ли аналогичная тенденция в пятом поколении ( Gosei ).

Возмещение за травму, полученную в результате тюремного заключения

Травма американцев японского происхождения оставалась практически незамеченной на протяжении десятилетий. Однако в 1980 году Конгресс сформировал Комиссию по переселению и интернированию гражданских лиц в военное время для оценки обстоятельств заключения. Помимо изучения обширных документов и записей, комиссия собрала показания более 750 свидетелей в 20 городах по всей стране.Многие из тех, кто дал показания, были бывшими заключенными, которые впервые после войны рассказали о перенесенных страданиях. Комиссия пришла к выводу, что заключение было «серьезной несправедливостью», и рекомендовала Конгрессу принести публичные письменные извинения вместе с единовременной выплатой 20 000 долларов каждому оставшемуся в заключении заключенному (USCWRIC, 1997, стр. 462–463). Спустя более 40 лет после войны был подписан Акт о гражданских свободах 1988 года, который следовал рекомендациям комиссии.

Исторические травмы редко признаются официально на государственном уровне.Хотя правительство США признало небольшое количество несправедливостей в отношении групп этнических меньшинств, его усилия по исправлению травмы тюремного заключения были необычными из-за большого числа имеющих право на получение помощи получателей и официальных извинений, сопровождаемых одобренными Конгрессом денежными компенсациями (Nagata et al. ., 2015). Комиссия сыграла решающую роль в достижении успеха в возмещении ущерба. Однако движение против несправедливости было частью гораздо более длинной траектории, сформированной другими социальными силами. Коллективное молчание может заглушить прошлое, но подавленные травматические переживания по-прежнему приводят к переживаниям «преследования» – термин, который Иноуе (2016) использовал для описания давних ощущений беспокойства, которые могут сохраняться из поколения в поколение и в конечном итоге побуждать к коллективным действиям, как в случае с движением за возмещение ущерба.Те, кто управляет обработкой культурной травмы, часто происходят из следующего поколения, «группы носителей», которая привлекает внимание общественности к значению травмы, как находящейся в более широкой социальной структуре (Alexander, 2004). Для американцев японского происхождения сансей стали группой носителей, которая побуждала бывших заключенных рассказывать о своих травмах и добиваться возмещения со стороны государства (Nagata et al., 2015). Сансеи были приобщены к основному американскому обществу и более комфортно высказывались.Кроме того, в середине 1960-х движение Black Power позволило изменить этническую идентичность: Сансей начал посещать уроки этнических исследований и смог рассматривать заключение как форму расового угнетения, во многом похожую на угнетение других групп расовых меньшинств (Маки, Китано и др. Бертольд, 1999). Это новое определение групповой идентичности побудило Сансея принять участие в различных мероприятиях, связанных с тюремным заключением (Nakanishi, 1993).

Движение к возмещению ущерба также совпало с движением за гражданские права, поскольку афроамериканские лидеры выразили озабоченность по поводу Раздела II Закона о внутренней безопасности 1950 года, в котором упоминалось заключение в тюрьму американцев японского происхождения и позволялось генеральному прокурору «задерживать и… задерживать… каждого человека. относительно того, кому есть разумные основания полагать, что такое лицо, вероятно, будет участвовать или, вероятно, вступит в сговор с другими для участия в актах шпионажа или саботажа [в случае] войны, вторжения или восстания в помощь иностранному врагу »(Закон о внутренней безопасности 1950 г., раздел II).Название II привлекло внимание общественности в конце 1960-х годов. Афроамериканцы и активисты выразили обеспокоенность тем, что это может оправдать ограничение свободы участников беспорядков в гетто и антивоенных демонстраций, и выступили за его отмену (Nagata et al., 2015). Это более широкое внимание к несправедливости заключения в военное время внутри и за пределами японско-американского сообщества, а также успешная отмена Раздела II послужили решающими предпосылками для исправления положения. Важность правовых стратегий для послевоенного заключения в тюрьму также нашла отражение в кампаниях 1980-х, проводимых юристами-активистами сансэя по отмене обвинительных приговоров Гордону Хирабаяси, Фреду Коремацу и Минору Ясуи, трем мужчинам-нисэйцам, которые отказались подчиняться правительству во время правления. война.Успех юристов в признании недействительными первоначальных обвинительных приговоров мужчин во время войны привлек повышенное внимание к несправедливости тюремного заключения и продемонстрировал как важность приверженности этих низеев добиться справедливости четыре десятилетия спустя, так и вдохновенные усилия сансеев, которые выступали от их имени (Parham & Clauss -Элерс, 2017).

Большинство американцев японского происхождения высказались за возмещение ущерба. Однако некоторые в сообществе были обеспокоены тем, что «волнение» может вновь вызвать негативные настроения по отношению к группе.Другие опасались, что получение денежной компенсации сведет на нет боль и страдания, которые пережили американцы японского происхождения. Важные различия также возникли в отношении наилучшего подхода к возмещению ущерба, многие из которых отражали сохраняющуюся напряженность между Японско-американской гражданской лигой (которая призывала к сотрудничеству с правительством во время войны и восхваляла военный героизм нисейцев), запретами и участниками сопротивления призывникам (Мюррей, 2008 г.). Тем не менее, процесс возмещения ущерба и его конечный успех были критически важны для исцеления американцев японского происхождения, поскольку они публично признали травму тюремного заключения, заменяли вину на себя общественной системной виной и способствовали восстановлению после длительного молчания (Fugita & Fernandez, 2004; Loo, 1993).Прерывание молчания, в свою очередь, способствовало появлению дополнительной формы совладания с ситуацией, направленной на просвещение общественности в надежде предотвратить подобную несправедливость в будущем. Эти образовательные мероприятия включали создание Японско-американского национального музея, который включает в себя целый раздел о заключении, и веб-сайт Densho (http://densho.org), некоммерческой организации, которая предоставляет обширную информацию о заключении, а также устные истории из бывших заключенных.

Респонденты национального опроса более 500 бывших заключенных Нисея (Nagata & Takeshita, 2002) сообщили об умеренно положительной реакции на получение компенсации и были склонны согласиться с тем, что в целом компенсация принесла некоторое облегчение.Интервью, проведенные с 30 респондентами, также свидетельствуют о том, что извинения правительства и признание правонарушений были наиболее важными. Хотя денежная премия была оценена по достоинству, опрошенные отметили, что она никогда не сможет компенсировать понесенные ими убытки. Также было особое сожаление по поводу того, что их родители Иссеи не дожили до возмещения ущерба (Дэниэлс, 1993). Важно отметить, что отношение респондентов к различным аспектам возмещения ущерба варьировалось, при этом наиболее сильное воспринимаемое положительное влияние отмечалось в случае «усиления веры в правительство», а наименьшее влияние – в «уменьшении негативных чувств по поводу заключения» и «облегчении физических страданий от заключение.Кроме того, качественный анализ интервью Nisei показал, что 40% респондентов упомянули «гневные / горькие» эмоции при описании своих взглядов после заключения в тюрьму (Nagata, Cheng, & Nguyen, 2012). Эти результаты позволяют предположить стойкое воздействие травмы и пределы возмещения вреда.

Демографические вариации и различия в индивидуальных убеждениях также имели место в отношении реакций на возмещение ущерба. Респонденты старшего возраста из племени нисей, люди с более низким доходом и те, кто предпочитает общаться с другими американцами японского происхождения, сообщили о более высоких общих преимуществах личной компенсации (Nagata & Takeshita, 2002).Возможно, что эти группы пострадали больше от заключения и, в свою очередь, получили больше положительных результатов от возмещения ущерба. Женщины сообщили, что получили больше возмещения, чем мужчины, что, возможно, отражает склонность женщин подходить к правосудию с большей заботой и отношениями, чем мужчины (Gilligan, 1982). Религиозная принадлежность также может повлиять на реакцию Нисей на возмещение ущерба. Бывшие заключенные-буддисты сообщали о большей эмоциональной, физической и экономической компенсации, чем христиане (Wu, Kim, & Nagata, 2018), возможно, потому, что они пережили большие трудности до, во время и после войны (Fugita & Fernandez, 2004).Похоже, что индивидуальные различия в системах убеждений также связаны. Было обнаружено, что Нисеи, более твердо придерживавшиеся веры в справедливый мир, сообщали о большей пользе возмещения ущерба (Kim, Nagata, & Akiyama, 2015). Это говорит о том, что возмещение может быть особенно эффективным средством восстановления чувства справедливости, если кто-то верит, что справедливость в первую очередь может быть восстановлена.

Стратегии исцеления и вмешательства

Движение за возмещение ущерба значительно расширило возможности американцев японского происхождения, решив проблему социальной несправедливости заключения.Это способствовало исцелению, напрямую обращаясь к подавленной травме и объединяя сообщество вокруг требования признания правонарушения правительством. Публичный и общественный дискурс стал важным источником исцеления, предоставив форум для выражения ранее скрытой боли и гнева. «Стало очевидно, что сорокалетнее молчание не означает, что горькие воспоминания рассеялись; их только похоронили в неглубокой могиле »(USCWRIC, 1991, стр. 297).

Точно так же групповые паломничества в места бывших лагерей и ежегодные церемонии в память о заключении также способствовали исцелению.Паломничества позволяют детям выживших косвенно свидетельствовать о травматическом прошлом своих родителей и позволяют пережившим вернуться к травматическим воспоминаниям на фоне позитивной поддержки и уважения (Loo, 1993). Первоначально проводившиеся несколькими индивидами нисеи в 1960-х годах, паломничества превратились в более крупные, организованные мероприятия, в которых участвуют представители нескольких поколений. Церемонии Дня памяти, которые начались в 1970-х годах с движения за возмещение ущерба (Maki et al., 1999) и теперь проводятся ежегодно 19 февраля (дата высылки), также обеспечивают исцеление.Как паломничество, так и собрания в День памяти предоставляют выжившим в лагере, их детям, внукам и сообществу возможность вспомнить прошлое, процесс, который способствует групповой устойчивости и выживанию в травмированных группах (Lee & Clarke, 2013).

Японско-американские общественные группы, такие как Японско-американский культурный и общественный центр, наряду с буддийскими и христианскими организациями, также способствовали дальнейшему развитию исцеления. Предлагая возможности присоединиться к другим американцам японского происхождения в культурных, социальных и образовательных мероприятиях, они помогают вызвать этническую гордость и поддержку для всех поколений американцев японского происхождения.Эти связи, в свою очередь, предоставили способы смягчить последствия заключения без стигматизации, не требуя профессиональных психиатрических услуг. Это особенно важно с учетом стигмы, которую многие американцы японского происхождения придают использованию таких услуг (Henkin, 1985).

Однако некоторые американцы японского происхождения обратились за психотерапией. Истин (1990) описывает женщину племени Нисей, которая во время терапии осознала, что гнев, который она испытывала к своему мужу, проистекает из ее детских лагерных переживаний.Аналогичным образом, примеры из практики Нагаты (1991) показывают, как первоначальные представления Сансейса о, казалось бы, общих проблемах самооценки, уверенности и проблем во взаимоотношениях были связаны с опытом заключения их родителей в тюрьму. Этническая принадлежность особенно важна с учетом серьезных последствий заключения, связанных с японским наследием. Поскольку такие темы могут не казаться однозначно связанными с представлением проблем, для терапевтов важно обеспечить поддерживающий контекст, в котором оценивается семейный анамнез тюремной травмы и возможность изучения тем, связанных с тюремным заключением, может быть исследована с течением времени.Обеспечение безопасного места для изучения, распознавания и подтверждения этих воздействий согласуется с принятием клинической модели лечения травм с учетом расы (Bryant-Davis & Ocampo, 2006; Comas-Díaz, 2016). В частности, для американцев японского происхождения нарративная терапия, использование управляемых образов, связанных с тюремным заключением, и предоставление клиентам возможности просматривать видеозаписи интервью с бывшими заключенными были предложены как потенциально полезные терапевтические методы (Nagata, 1991). Когда терапевт не имеет одного и того же фона расовой травмы, особенно важно занять межличностную позицию культурного смирения (ориентированность на других, уважение, отсутствие превосходства) (Hook, Davis, Owen, Worthington, & Utsey, 2013).Терапевты могут также уделять первоочередное внимание содействию процессу расширения возможностей клиента, который продолжается после терапевтической встречи (Cattaneo & Chapman, 2010). Это расширенное понимание травмы в сочетании с поддержкой сообщества может помочь в обеспечении устойчивости в будущем.

Подходы в малых группах также использовались для облегчения исцеления. В одной группе Сансей участвовал в диалогах между поколениями с Нисеем, чтобы исследовать наследие своего семейного лагеря (Miyoshi, 1980). Другой подход групповой терапии был направлен на раскрытие уникального травматического опыта Сансея, интернированного в раннем детстве (Ina, 1997).Еще один подход малых групп к исцелению имел место в 1994 году, когда Сансей присоединился к группе бывших интернированных Нисей, чтобы демонтировать оригинальные бараки из лагеря Харт-Маунтин, штат Вайоминг, и перенести их в Лос-Анджелес, штат Калифорния, чтобы возродить их как музейную выставку (Ямато). & Honda, 1998).

Общинное исцеление также происходило через искусство и гуманитарные науки. Ранние азиатские американские джазовые музыканты 70-х и 80-х годов были активистами, чьи композиции были вдохновлены свидетельствами о заключении и возмещении ущерба (Hung, 2012).Кроме того, послевоенные американские писатели и поэты азиатского происхождения (например, Лоусон Инада, Джон Окада, Джули Оцука, Жанна Вакацуки-Хьюстон) играли пьесы (например, «Мисс Минидока, 1943», «Держи эти истины» и мюзикл «Верность»). ), и многочисленные фильмы способствовали вовлечению в травму тюремного заключения.

Сохраняющаяся актуальность заключения под стражу

К концу Второй мировой войны 117000 ни в чем не повинных американцев японского происхождения были затронуты правительственным приказом о высылке и заключении в тюрьму (Управление национальных архивов и исследований США, 2017).Их тюремное заключение, основанное исключительно на стране происхождения, представляет собой одну из величайших конституционных несправедливостей в американской истории. Последствия этой расовой травмы привели к культуре молчания, которая имела далеко идущие последствия, распространившиеся на несколько поколений американцев японского происхождения. Исцеление происходило на индивидуальном, групповом и общественном уровнях с привлечением психотерапевтических, артистических и юридических усилий, включая успешное требование о признании правонарушения правительством и возмещении ущерба.Хотя заманчиво рассматривать успех возмещения вреда как знак «конца» тюремной травмы, американцы японского происхождения продолжают испытывать стрессоры на расовой почве. Здание отделения Японско-американской гражданской лиги было нарисовано аэрозольной краской со свастикой и надписью White Supreme , поскольку предпринимались усилия по возмещению ущерба (Arizona JACL, 1990), а антияпонские настроения значительно усилились во время экономического спада 70-х и 80-х годов. когда разъяренные автомобильные рабочие США громили автомобили японского производства.В 1982 году Винсент Чин, американец китайского происхождения, которого называли «японцем» и обвиняли в том, что он стал причиной безработицы в США, был забит до смерти бейсбольной битой двумя белыми автомобильными рабочими (Комиссия США по гражданским правам, 1992). Современные социальные сети и Интернет также могут способствовать распространению оскорбительных расовых стереотипов, таких как видео, на котором бейсболист высшей лиги подтягивает уголки глаз к «косым глазам» после удара хоумруна японским питчером.

Несмотря на то, что прошло 75 лет, заключение в тюрьму американцев японцев остается весьма актуальным.Террористические атаки 11 сентября 2001 г. вызвали призывы к задержанию и задержанию лиц, которые могут представлять угрозу безопасности, как это было с американцами японского происхождения после Перл-Харбора (Groves & Hayasaki, 2001). Еще до атак Сайто (2001) предупреждал: «Так же, как азиатов« гоняли »за иностранцев и« предполагали нелояльность », американские арабы и мусульмане« гоняли »как« террористов »» (стр. 12). Упоминание о тюремном заключении также вновь появилось на фоне недавней напряженности в сфере национальной безопасности.В этом контексте важно отметить, что, хотя судебные решения 1980-х годов сняли обвинительные приговоры военного времени в отношении трех нисеев, оспаривавших постановления о высылке, они не отменили первоначальное решение Верховного суда 1944 года Коремацу против Соединенных Штатов в поддержку действий правительства.

В июне 2018 года Верховный суд решил оставить в силе указ президента Трампа о запрете или строгом ограничении поездок из определенных стран в США из определенных стран. Исходный случай Коремацу был отмечен в заключениях по делу.Судьи обеих сторон согласились с тем, что решение Коремацу, оправданное в то время как необходимое для национальной безопасности во время Второй мировой войны, было в высшей степени неправильным. Главный судья Джон Дж. Робертс, написавший для выражения мнения большинства, заявил, что «насильственное переселение граждан США в концентрационные лагеря исключительно и явно по признаку расы объективно незаконно и выходит за рамки полномочий президента». Однако возникли явные разногласия относительно соответствия дела Коремацу запрету на поездки.Главный судья Робертс отметил: «… совершенно неуместно сравнивать этот морально отвратительный приказ [Исполнительный приказ 9066] с внешне нейтральной политикой, лишающей некоторых иностранных граждан права на допуск». Напротив, несогласная судья Соня Сотомайор увидела в решении поддержать запрет на поездки «повторное использование той же опасной логики, лежащей в основе Коремацу, и просто замену одного« крайне неправильного »решения другим». Ответ на решение Лиги японских американских граждан (JACL) также выразил обеспокоенность, указав, что первоначальный приказ об исключении времен Второй мировой войны также был «внешне нейтральным … и не определял японцев или американцев японского происхождения … Однако в своем заявлении он был полностью дискриминационным по своему действию, и именно это суд не признал в своем сегодняшнем постановлении »(Японская американская гражданская лига, 2018, стр.5).

Существуют очевидные различия между контекстом и характером запрета на поездки и лишения свободы. Американцев японского происхождения, которые уже проживали в Соединенных Штатах, арестовывали и заключали в тюрьму исключительно из-за их этнического происхождения, без учета гражданства. Тем не менее, аргументы национальной безопасности лежат в основе политики как лишения свободы, так и политики запрета на поездки. Очевидно, что критические проблемы часто лежат между письменным намерением и фактической реализацией, а травматические последствия, с которыми сталкиваются американцы японского происхождения, демонстрируют серьезные последствия государственной политики, проводимой несправедливым и дискриминационным образом.

Заключение в тюрьму также имеет прямое отношение к долгой истории психологии решения вопросов социальной справедливости (Leong, Pickren, & Vasquez, 2017). Опыт тюремного заключения американцев японского происхождения побуждает психологов рассматривать широкий спектр расовых травм, совладания и устойчивости в зависимости от индивидуальных различий, семейных и межпоколенческих процессов, а также реакции сообщества. Это также указывает на ценность психологии, которая «полностью основана на истории и культуре» и уделяет внимание тишине, окружающей воспоминания, которые сопровождают серьезные социальные и политические потрясения (Apfelbaum, 2000, p.1008). В то же время травма тюремного заключения подчеркивает важность психологических исследований процессов, лежащих в основе расизма и дискриминации. Долгая история расовых предрассудков, питавших изоляцию и тюремное заключение американцев японского происхождения, характеризует опыт групп этнорасовых меньшинств. Современные исследования показывают, что большинство людей неосознанно разделяют других на «мы» и «они» с минимальными усилиями, систематически усиливая неравенство (Richeson & Sommers, 2016), и что тонкие и непреднамеренные механизмы, такие как внутригрупповой фаворитизм, способствуют расизму и дискриминации (Greenwald И Петтигрю, 2014).Постоянные усилия по пониманию этих процессов и выявлению условий для уменьшения предрассудков могут помочь в решении этих проблем. Наконец, заключение подчеркивает важность изучения межгрупповых союзов и общественной активности в ответ на расовую травму. Американцы японского происхождения сотрудничали с афроамериканскими активистами, чтобы отреагировать на гражданские права 1960-х годов в начальной стадии усилий по исправлению положения в тюрьме. Сегодня, вдохновленные чувством ответственности за привлечение внимания к опасностям и последствиям противоправного заключения, они сосредотачиваются на поддержке мусульманских и арабских американских сообществ, сталкивающихся с непрекращающимися враждебными действиями и подозрениями (Japanese American Citizens League, 2016; Rahim, 2017).

Заключение

Психология часто ищет объяснения поведения вовнутрь, исследуя познания, бессознательные процессы и функционирование мозга. Это важные подходы. Тем не менее, тюрьма японцев и американцев во время Второй мировой войны напоминает нам о необходимости также рассматривать совокупные социокультурные явления, которые формируют жизнь. Индивидуальные различия в реакции на травмы различаются в зависимости от обстоятельств, но совместный групповой опыт исторических и современных событий может сильно повлиять на последующие реакции и чувство благополучия через время и из поколения в поколение.Психологам настоятельно рекомендуется уделять внимание этому более широкому социально-историческому контексту при рассмотрении расовых травм и несправедливости.

Благодарности

Жаклин Х. Дж. Ким была частично поддержана грантом на обучение от Национального института психического здоровья (5 T32 MH015750; Кристин Дункель Шеттер).

Сноски

Это постпечатная версия статьи, которая была принята в специальный выпуск американского психолога за 2019 год под названием «Расовая травма: теория, исследования и исцеление.Лилиан Комас-Диас, Гордон Нагаяма Холл, Хелен Невилл и Энн Э. Казак были редакторами специального выпуска.

1 Позже были обнаружены доказательства того, что испорченные записи преднамеренно были представлены в Верховный суд во время их первоначальных судебных процессов. В 80-х годах дела были вновь возбуждены, и приговоры в конечном итоге были сняты (Айронс, 1983).

Информация для авторов

Донна К. Нагата, факультет психологии, Мичиганский университет, Анн-Арбор.

Жаклин Х. Дж. Ким, факультет психологии Калифорнийского университета, Лос-Анджелес.

Кайди Ву, факультет психологии Мичиганского университета, Анн-Арбор.

Ссылки

  • Александр JC (2004). К теории культурной травмы В Александр Дж. К., Эйерман Э., Гизен Б., Смелзер Н. Дж. И Штомпка П. (ред.), Культурная травма и коллективная идентичность (стр. 1–30). Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press; 10.1525 / california / 9780520235946.003.0001 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Apfelbaum ER (2000).И что теперь после таких невзгод? Память и дислокация в эпоху выкорчевывания. Американский психолог, 55, 1008–1013. 10.1037 / 0003-066X.55.9.1008 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Президент JACL в Аризоне получил комментарий с угрозой смерти, в центре которого нарисована свастика. (1990, ноябрь). Гражданин Тихого океана, стр. 1. [Google Scholar]
  • Bryant-Davis T (2007). Исцеление требует признания: случай травматического стресса на почве расы. Психолог-консультант, 35, 135–143.10.1177 / 0011000006295152 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bryant-Davis T, & Ocampo C (2006). Терапевтический подход к лечению травм, причиненных расистскими инцидентами. Журнал эмоционального насилия, 6, 1–22. 10.1300 / J135v06n04_01 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Cattaneo LB, & Chapman AR (2010). Процесс расширения прав и возможностей: модель для использования в исследованиях и на практике. Американский психолог, 65, 646–659. 10.1037 / a0018854 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кларк Р., Андерсон Н.Б., Кларк В.Р. и Уильямс Д.Р. (1999).Расизм как фактор стресса для афроамериканцев. Биопсихосоциальная модель. Американский психолог, 54, 805–816. 10.1037 / 0003-066X.54.10.805 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Comas-Díaz L (2016). Восстановление после расовой травмы: расовый терапевтический подход к расовым ранам. В Alvarez AN, Liang CTH, & Neville HA (Eds.), Цена расизма для цветных: контекстуализация опыта дискриминации (стр. 249–272). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 10.1037 / 14852-012 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Danieli Y (1982).Семьи выживших и нацистский холокост: некоторые краткосрочные и долгосрочные эффекты В компакт-дисках Спилбергера, Сарасон И.Г. и Милграме Н. (ред.), Стресс и тревога (Том 8, стр. 405–423). Вашингтон, округ Колумбия: полушарие. [Google Scholar]
  • Danieli Y (1998). Международный справочник наследственных травм, передаваемых из поколения в поколение. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press; 10.1007 / 9781-4757-5567-1 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Daniels R (1988). Азиатская Америка: китайцы и японцы в Соединенных Штатах с 1850 года. Сиэтл, Вашингтон: Вашингтонский университет.[Google Scholar]
  • Дэниэлс Р. (1993). Концентрационные лагеря: Северная Америка, японцы в США и Канаде во время Второй мировой войны. Малабар, Флорида: Krieger Publishing. [Google Scholar]
  • Dusselier J (2002). Есть ли место в еде? Продовольственные протесты в японо-американских концлагерях. Food & Foodways, 10, 137–165. 10.1080 / 07409710213923 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эриксон Э. Х. (1968). Идентичность, молодость и кризис. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон. [Google Scholar]
  • Fugita EH, & Fernandez M (2004).Измененные жизни, устойчивые сообщества: американцы японского происхождения помнят свое заключение во время Второй мировой войны. Сиэтл, Вашингтон: Вашингтонский университет Press. [Google Scholar]
  • Fugita SS, & O’Brien DJ (1991). Японская американская этническая принадлежность: стойкость сообщества. Сиэтл, Вашингтон: Вашингтонский университет Press. [Google Scholar]
  • Gilligan C (1982). Другим голосом: Психологическая теория и развитие женщин. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. [Google Scholar]
  • Гирднер А. и Лофтис А. (1969).Великое предательство. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макмиллан. [Google Scholar]
  • Greenberg C (1995). Реакция чернокожих и евреев на интернирование японцев. Журнал американской этнической истории, 14, 3–37. [Google Scholar]
  • Greenwald AG и Петтигрю Т.Ф. (2014). Со злым умыслом ни к чему и милосердием для некоторых: групповой фаворитизм делает возможной дискриминацию. Американский психолог, 69, 669–684. 10.1037 / a0036056 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Groves M, & Hayasaki E (2001, сентябрь 26).Реакция вновь открывает американцам японского происхождения раны Второй мировой войны. Лос-Анджелес Таймс. Получено с http://articles.latimes.com [Google Scholar]
  • Hansen AA, & Mitson BE (1974). Голоса долго молчали: устное расследование японо-американской эвакуации. Фуллертон, Калифорния: Японско-американский проект программы устной истории Калифорнийского государственного университета. [Google Scholar]
  • Хенкин В.А. (1985). К консультированию японцев по-американски: кросс-культурный учебник. Журнал консультирования и развития, 63, 500–503.10.1002 / j.1556-6676.1985.tb02745.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hook JN, Davis DE, Owen J, Worthington EL Jr. и Utsey SO (2013). Культурное смирение: измерение открытости для клиентов, различающихся по культурным особенностям. Журнал психологической консультации, 60, 353–366. 10.1037 / a0032595 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hung E (2012). Звуки азиатско-американской травмы и культурной травмы: джазовые размышления о японском интернировании. МУЗЫКАЛЬНОСТЬ, 39, 1–29. [Google Scholar]
  • Ina S (1997).Консультирование американцев японского происхождения: от интернирования до возмещения вреда В Ли С.К. (ред.), Многокультурные проблемы в консультировании: новые подходы к разнообразию (2-е изд., Стр. 189–206). Александрия, Вирджиния: Американская ассоциация консультантов. [Google Scholar]
  • Иноуэ К.М. (2016). Долгая загробная жизнь военного заключения Никкей. Пало-Альто, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета. [Google Scholar]
  • Закон о внутренней безопасности 1950 г., раздел II, Pub. L. No. 831, 81-й конгресс, 2-я сессия §§18–21, 23. [Google Scholar]
  • Irons P (1983).Правосудие на войне: история случаев интернирования американцев японцами. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Janoff-Bulman R (1992). Разрушенные предположения: к новой психологии травмы. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса. [Google Scholar]
  • Японская американская гражданская лига. (2016, 26 января). JACL выступает против преступлений на почве ненависти и дискриминации против мусульман. Получено с https://www.pacificcitizen.org
  • Японская американская гражданская лига. (29 июня – 12 июля 2018 г.).JACL разочарован решением Верховного суда о запрете мусульман. Получено с https://www.pacificcitizen.org
  • Jensen GM (1997). Опыт несправедливости: последствия интернирования японцев и американцев для здоровья (неопубликованная докторская диссертация). Департамент антропологии, Университет Колорадо, Боулдер, Колорадо. [Google Scholar]
  • Kashima T (1980). Американские интернированные японцы: возвращение, 1945–1955: перестройка и социальная амнезия. Филон, 41, 107–115. 10.2307 / 274964 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kim JHJ, Nagata DK, & Akiyama M (2015).Реакция японцев и американцев на возмещение, связанное с тюремным заключением во время Второй мировой войны: просто мировая вера, локус контроля и преодоление трудностей. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств, 21, 345–357. 10.1037 / a0037629 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ли К.Ю. и Кларк К. (2013 г.). Значение социальной памяти в 1,5 поколения хмонгов-американцев: последствия для культурно компетентной практики социальной работы. Журнал этнического и культурного разнообразия в социальной работе: инновации в теории, исследованиях и практике, 22, 162–177.10.1080 / 15313204.2013.785376 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Leong FTL, Pickren WE, & Vasquez MJT (2017). Усилия АПА по продвижению прав человека и социальной справедливости. Американский психолог, 72, 778–790. 10.1037 / amp0000220 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Loo CM (1993). Интегративно-последовательная модель лечения посттравматического стрессового расстройства: тематическое исследование интернирования и возмещения ущерба американцам японского происхождения. Обзор клинической психологии, 13, 89–117. 10.1016 / 0272-7358 (93)

    -L [CrossRef] [Google Scholar]

  • Maercker A (1999).Психологические аспекты продолжительности жизни травмы и посттравматического стрессового расстройства: симптомы и психосоциальные нарушения. В Maercker A, Schutzwohl M, & Solomon Z, (Eds.), Посттравматическое стрессовое расстройство: перспектива развития на протяжении всей жизни (стр. 7–41). Сиэтл, Вашингтон: Hogrefe & Huber Publishers. [Google Scholar]
  • Maki MT, Kitano HHL и Berthold SM (1999). Осуществление несбыточной мечты: как американцы японского происхождения добились возмещения ущерба. Урбана, Иллинойс: Университет Иллинойс Press. [Google Scholar]
  • Mass AI (1976).Азиаты как личности: японское сообщество. Социальная работа, 57, 160–164. [Google Scholar]
  • Mass AI (1991). Психологические последствия лагерей для американцев японского происхождения В книге Дэниэлса Р., Китано ХХЛ и Тейлора С.К. (ред.), Американцы японского происхождения: от переселения к возмещению (отредактированное издание, стр. 159–162). Солт-Лейк-Сити, Юта: Университет штата Юта. [Google Scholar]
  • Майеда К.А. (1995). Проблемы поколений и трансгендерных поколений интернированных американцев японцев: феноменологическое исследование (неопубликованная докторская диссертация).Университет Северного Техаса, Дентон, Техас. [Google Scholar]
  • Миямото С.Ф. (1986). Проблемы межличностного стиля у нисеев. Amerasia Journal, 13, 29–45. 10.17953 / amer.13.2.w53055316m383j16 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Miyoshi N (1980). 19–26 декабря). Кризис идентичности сансей и американского концлагеря. Гражданка Тихого океана, 91, 41 55 41, 42, 50, 55. [Google Scholar]
  • Mohatt NV, Thompson AB, Thai ND, & Tebes JK (2014). Историческая травма как публичное повествование: концептуальный обзор того, как история влияет на современное здоровье.Социальные науки и медицина, 106, 128–136. 10.1016 / j.socscimed.2014.01.043 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Morishima JK (1973). Эвакуация: влияние на семью В Сью С. и Вагнер Н. Н. (ред.), Американцы азиатского происхождения: Психологические перспективы (стр. 13–19). Пало-Альто, Калифорния: Книги по науке и поведению. [Google Scholar]
  • Muller EL (2001). Свободны умереть за свою страну: история японских американских участников сопротивления во Второй мировой войне. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.[Google Scholar]
  • Мюррей А.Ю. (2008 г.). Исторические воспоминания об интернировании американцев японцами и борьбе за возмещение ущерба. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета. [Google Scholar]
  • Nagata DK (1991). Влияние интернированных японцев и американцев на разные поколения: клинические проблемы в работе с детьми бывших интернированных. Психотерапия: теория, исследования, практика, обучение, 28, 121–128. 10.1037 / 0033-3204.28.1.121 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Nagata DK (1993). Наследие несправедливости: изучение влияния интернирования американцев японцев на разные поколения.Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press; 10.1007 / 978-1-4899-1118-6 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Nagata DK (1995). Сообщение Нисей об интернировании. Неопубликованная рукопись.
  • Нагата Д.К., Ченг WJY и Нгуен Т.У. (2012). Воспоминания об исторической несправедливости: качественное исследование эмоций в воспоминаниях японцев и американцев о заключении в тюрьму В Нагате Д.К., Кон-Вуд Л. и Сузуки Л.А. (Ред.), Качественные стратегии этнокультурных исследований (стр. 103–118). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 10.1037 / 13742-006 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Нагата Д. К., Ким Дж. Х. Дж. И Нгуен Т. Ю. (2015). Обработка культурной травмы: эффекты от поколения к поколению японского американского заключения. Журнал социальных проблем, 71, 356–370. 10.1111 / josi.12115 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Nagata DK, & Takeshita YJ (1998). Преодоление и устойчивость из поколения в поколение: американцы японского происхождения и интернирование во время Второй мировой войны. Psychoanalytic Review, 85, 587–613. [PubMed] [Google Scholar]
  • Nagata DK, & Takeshita YJ (2002).Психологические реакции на возмещение: разнообразие среди американцев японского происхождения, интернированных во время Второй мировой войны. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств, 8, 41–59. 10.1037 / 1099-9809.8.1.41 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Nagata DK, & Tsuru GK (2007). Психосоциальные корреляты самооценки выживания среди американцев японского происхождения, интернированных во время Второй мировой войны. Американский журнал ортопсихиатрии, 77, 221–230. 10.1037 / 0002-9432.77.2.221 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Nakanishi DT (1993).Ошибка выживания демократии: американцы японского происхождения и непреходящее наследие Указа президента № 9066. Amerasia Journal, 19, 7–35. 10.17953 / amer.19.1.xu217p1k01521170 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ogle CM, Rubin DC, & Siegler IC (2013). Влияние времени развития воздействия травмы на симптомы посттравматического стрессового расстройства и психосоциальное функционирование пожилых людей. Психология развития, 49, 2191–2200. 10.1037 / a0031985 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Okihiro GY, & Drummond D (1991).Концентрационные лагеря и экономические потери японцев в сельском хозяйстве Калифорнии В Дэниелс Р., Тейлор С.К. и Китано Х.Х.Л. (ред.), Американцы японского происхождения: от переселения к возмещению (стр. 168–176). Солт-Лейк-Сити, Юта: Университет штата Юта. [Google Scholar]
  • Parham WD, & Clauss-Ehlers CS (2017). Выступать, действовать и оставаться сильным: использование бдительности как инструмента для защиты прав и продвижения социальной справедливости. Мультикультурное консультирование и развитие, 45, 214–229. 10.1002 / jmcd.12075 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Pennebaker JW, Barger SD, & Tiebout J (1989). Раскрытие травм и здоровья переживших Холокост. Психосоматическая медицина, 51, 577–589. 10.1097 / 00006842-198909000-00009 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rahim HZ (2017, март 27). Американцы японского происхождения выступают за американцев мусульманского происхождения New America Media; Получено с http://newamericamedia.org [Google Scholar]
  • Richeson JA, & Sommers SR (2016). К социальной психологии расы и расовых отношений в двадцать первом веке.Ежегодный обзор психологии, 67, 439–463. 10.1146 / annurev-Psy010213-115115 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сайто NT (2001). Символизм в осаде: японо-американское возмещение и гонка американцев арабского происхождения как террористов. Азиатско-американский юридический журнал, 8, 1–29. [Google Scholar]
  • Stone CB, Coman A, Brown AD, Koppel J, & Hirst W. (2012). К науке о тишине: последствия невысказанного воспоминания. Перспективы психологической науки, 7, 39–53. 10.1177 / 1745691611427303 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Thomas DS, & Nishimoto RS (1969).Порча: японская эвакуация и переселение американцев во время Второй мировой войны. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press. [Google Scholar]
  • True EH (1990). Психотерапевтические проблемы с азиатскими американскими женщинами. Половые роли, 22 (7/8), 477–486. 10.1007 / BF00288165 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Tsuda T (2015). Восстановление наследия и родины: этническое возрождение среди японских американцев в четвертом поколении. Социологический опрос, 85, 600–627. 10.1111 / soin.12095 [CrossRef] [Google Scholar]
  • U.С. Комиссия по гражданским правам. (1992). Проблемы гражданских прав, с которыми столкнулись американцы азиатского происхождения в 1990-е годы. Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США. [Google Scholar]
  • Комиссия США по переселению и интернированию гражданских лиц в военное время (USCWRIC). (1997). В личном правосудии отказано: доклад Комиссии по переселению и интернированию гражданских лиц во время войны. Сиэтл, Вашингтон: Вашингтонский университет Press. [Google Scholar]
  • Управление национальных архивов и исследований США. (10 апреля 2017 г.).Переселение японцев во время Второй мировой войны. Получено с https://www.archives.gov/education/lessons/japanese-relocation
  • Weglyn M (1976). Годы позора: Нерассказанная история американских концентрационных лагерей. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Морроу Куилл. [Google Scholar]
  • Wiseman H, Barber JP, Raz A, Yam I., Foltz C, & Livne-Snir S (2002). Родительское общение об опыте Холокоста и моделях межличностного общения у потомков переживших Холокост. Международный журнал поведенческого развития, 26, 371–381.10.1080 / 01650250143000346 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вонг К.С. (2005). Сначала американцы: американцы китайского происхождения и Вторая мировая война. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 10.4159 / 9780674045316 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ву К., Ким Дж. Х. Дж. И Нагата Д. К. (2018). Религиозная принадлежность и реакция на возмещение ущерба среди выживших после интернирования американцами японского происхождения. Рукопись готовится.
  • Ямано Т.К. (1994). Задумчивая тишина: перекрестное исследование неформального обучения, социализации и практики воспитания детей в японско-американской семье (неопубликованная докторская диссертация).Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, Калифорния. [Google Scholar]
  • Yamato S, & Honda S (1998). Подвижные стены: сохранение бараков американских концлагерей. Лос-Анджелес, Калифорния: Автор. [Google Scholar]

Переход США и РК OPCON: момент времени

Мишель Гэвин, старший научный сотрудник CFR Ральфа Банча по изучению политики в Африке, ведет беседу о политике и безопасности в Африке. ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических веб-семинаров CFR осень 2021 года.Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшнее обсуждение записано, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте cfr.org/academic. Как всегда, CFR не занимает институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады видеть сегодня с нами Мишель Гэвин, чтобы поговорить об африканской политике и проблемах безопасности. Посол Гэвин – старший научный сотрудник CFR Ральфа Банча по исследованиям политики в Африке. Ранее она была управляющим директором Африканского центра, многопрофильного учреждения, деятельность которого направлена ​​на углубление понимания современной Африки.С 2011 по 2014 год она работала послом США в Ботсване и представителем США в Сообществе по вопросам развития стран юга Африки, а до этого она была специальным помощником президента Обамы и старшим директором по Африке в Совете национальной безопасности. А до прихода в администрацию Обамы она была научным сотрудником по международным делам и помощником по Африке в CFR. Так что мы так счастливы, что она снова в наших рядах. Итак, Мишель, большое спасибо за то, что были с нами.Мы только что видели, что госсекретарь США Энтони Блинкен совершил поездку в Африку. Может быть, вы могли бы начать с разговора о стратегических рамках, которые он изложил в этой поездке, а затем мы совсем недавно – с новым вариантом Omicron – увидели запрет на поездки, наложенный на несколько африканских стран, и что это означает для стратегических видение, которое он выложил. ГЭВИН: Конечно. Спасибо. Что ж, большое спасибо за приглашение присоединиться к вам сегодня. И я посмотрел состав. В этом Zoom столько удивительных знаний и опыта.Я действительно с нетерпением жду обмена и вопросов. Я знаю, что буду учиться у всех вас. Но, может быть, просто для начала, чтобы немного поговорить о поездке госсекретаря Блинкена, потому что я думаю, что во многих отношениях его усилия как бы переосмыслить взаимодействие США на континенте, пытаясь уйти от такого рода бинарных линз соперничества крупных держав, которые то, что использовала администрация Трампа, полезно, но на самом деле выявляет множество проблем, с которыми сейчас сталкиваются политики, сосредоточившие свое внимание на Африке.Поэтому он попытался перезагрузить отношения в контексте партнерства, чисто признания африканских приоритетов и африканского участия в определении того, какие партнеры по развитию интересны Африке, какие партнеры в области безопасности. Я считаю, что это очень полезное упражнение. Затем он как бы промелькнул, поскольку каждый чиновник должен делать эти громкие заявления как своего рода широкие области взаимодействия и сотрудничества, и он говорил об увеличении торговли, что, конечно, интересно прямо сейчас, когда AGOA скоро закроется, совместная работа по борьбе с пандемическими заболеваниями, особенно с COVID, совместная работа над изменением климата, где, конечно, Африка несет больше последствий, чем многие другие регионы мира, но вносит гораздо меньший вклад в проблему, работая вместе над демократическим откатом и авторитарным характером всплеска, который мы наблюдали по всему миру, и, наконец, совместной работы по обеспечению мира и безопасности.Итак, эта огромная повестка дня, и я думаю, что интересно и во многом его поездка прояснила, что очень трудно добраться до первых четырех пунктов, когда последний, элемент мира и безопасности, находится в хаосе. И посмотрите, очевидно, Африка – большой континент. Все мы, кто когда-либо участвовал в этих разговорах об Африке, всегда… всегда пытаемся заявить об отказе от ответственности, верно, что не может быть ни одной африканской истории. На этом невероятно разнообразном континенте никогда ничего не происходит.Но дело в том, что перспективы мира и безопасности на континенте действительно в плохой форме, верно. Итак, секретарь побывал в Кении, Нигерии и Сенегале. В заголовках о его поездке действительно преобладали беспорядки на Африканском Роге, которые мы наблюдаем прямо сейчас. Итак, у вас есть гражданский конфликт в Эфиопии, который невероятно дорого обошелся этой стране с точки зрения жизней, с точки зрения их экономических перспектив, характеризовался зверствами и военными преступлениями.И, я думаю, сейчас большинство наблюдателей очень обеспокоены целостностью эфиопского государства, его способностью сохраняться. Независимо от того, что произойдет сегодня, завтра или на следующей неделе, очень трудно увидеть прочное и устойчивое военное решение этого конфликта, и стороны, похоже, действительно не готовы к серьезным политическим переговорам. Но, конечно, дело не только в Эфиопии. Это Судан, где мы стали свидетелями того, как хрупкое военно-гражданское переходное правительство было полностью захвачено военной стороной этого уравнения в результате государственного переворота, который на самом деле был отвергнут многими суданскими гражданами, которые все еще находятся на улицах даже сегодня, пытаясь подтолкнуть выступают против идеи военного превосходства в их переходный период и в последующий период, и их встречают насилием и запугиванием.И перспективы там весьма тревожные. У вас пограничные столкновения между Эфиопией и Суданом. У вас избирательный кризис в Сомали. Итак, Хорн, как вы знаете, выглядит очень, очень трудным районом. И, конечно же, всех беспокоят последствия для Кении и самой Восточной Африки, учитывая повстанческое движение в Мозамбике, которое не раз затрагивало соседнюю Танзанию, эти взрывы в Уганде и ощущение нестабильности там. Картина представляет собой один из множества кризисов, ни один из которых не предполагает простых решений или чисто военных решений.А потом у вас есть метастазирующая нестабильность по всему Сахелю, верно, и опасение, что все больше и больше государств станут жертвами крайне тревожной нестабильности и очень дорогостоящего насилия. Итак, у нас огромная повестка дня в области безопасности, и мы просто – мы все знаем об основных фактах, что очень трудно добиться прогресса в партнерстве в поддержку демократического управления в разгар конфликта. В таких обстоятельствах очень сложно объединить усилия для решения проблемы изменения климата или борьбы с пандемией.Так что я думаю, что это действительно сложная картина. И просто чтобы натянуть пару этих нитей, по вопросу отказа от демократии, стремления администрации Байдена укрепить солидарность между своего рода единомышленниками, чьи демократии могут принимать разные формы, но которые покупаются на базовый набор демократических ценностей, это неоспоримо. что тенденции в Африке вызывают беспокойство в течение некоторого времени, и мы действительно видим много таких демократических авторитарных государств, этих государств, где вы получаете некоторую форму, некоторую театральную форму демократии, особенно в форме выборов , но у граждан нет реальной возможности привлекать к ответственности правительство.На самом деле это не своего рода демократический процесс, управляемый спросом, который часто заключается в этих выборах, и есть опросы, верно, которые предполагают, что это отвлекает людей от демократического управления в целом, верно. Если то, что вы понимаете под демократическим управлением, является фиктивными выборами, вы знаете, через регулярные промежутки времени, в то время как вами по-прежнему управляет группа лиц, которые на самом деле не связаны с электоратом, верно, и защищают очень небольшой набор интересов. , то неудивительно, что энтузиазм немного ослабевает.Дело не в том, что другие формы правления обязательно выглядят хорошо для африканского населения, но я думаю, что это заметно в некоторых опросах Афробарометра в местах, где вы этого не ожидали, верно, например, в Южной Африке, где люди так много пожертвовали ради демократии. , и вы действительно видите реальное снижение энтузиазма по поводу этой формы управления. Так что впереди еще много работы. Последнее, только потому, что вы упомянули об этом в последних новостях об этом новом варианте, варианте Omicron – я могу сказать это неправильно.Это может быть Омикрон. Возможно, кто-нибудь меня поправит. И своего рода быстрый политический выбор, заключающийся в введении запрета на поездки в ряд южноафриканских стран. Так что я действительно думаю, что в контексте этой пандемии, которая была экономически разрушительной для континента, когда глобальный экономический спад произошел и для африканцев, но у вас были правительства с очень ограниченным фискальным пространством, чтобы попытаться компенсировать боль для своего населения. Вдобавок у вас были проблемы неравенства в отношении вакцин, правильно, где просто слишком долго требовалось слишком много времени, чтобы получить доступ к вакцинам для многих африканских групп населения – этого все еще недостаточно во многих местах – и своего рода ощущение, что сделка изначально была предложена в форма COVAX на самом деле не была тем, что произошло – вы знаете, ощущение приманки и переключателя – это похоже на то, что похоже на пренебрежение к африканским жизням.И хотя я действительно сочувствую – раньше я работал в правительстве, и когда вы это делаете, становится совершенно ясно, что ваша первая ответственность – безопасность американского народа – эти запреты на поездки как бы вписываются в повествование, верно, о козлах отпущения, о пренебрежении к Африканская жизнь, которая, я думаю, будет ужасно усложнять, чтобы это новое переосмысление уважения и партнерства, верно, действительно нашло отклик. И я хотел бы просто отметить, как бывший посол США в Ботсване, что ученые в лаборатории в Габороне и ученые в Южной Африке, которые проводили секвенирование и помогли предупредить мир об этом новом варианте, верно, сделали нас всех огромная услуга.Совершенно непонятно, зародился ли этот вариант на юге Африки, правда. Мы знаем, что сейчас он существует на всех континентах, кроме Антарктиды. Мы знаем, что образцы, взятые в Европе до того, как эти открытия были сделаны в южной части Африки – только что проверенные позже, – показали, что вариант уже существовал. Поэтому довольно сложно объяснить, почему именно южноафриканцам запрещен въезд в страну. Знаете, я думаю, это прискорбно. Существуют и другие политики, которые можно применять в отношении тестирования, в отношении требований карантина.Так что я оставлю это там. Я не специалист в области общественного здравоохранения. Но я думаю, что это – я рад, что вы подняли этот вопрос, потому что я думаю, что эти вещи действительно находят отклик и отражают то, как Соединенные Штаты понимают на континенте. Они информируют о том, как африканцы понимают глобальные институты и вид глобального управления, чтобы отражать или не отражать их заботы и интересы. И если администрация Байдена хочет партнеров в этом понятии демократической солидарности и партнеров в попытках восстановить своего рода международные институты, ощущение глобального порядка, основанный на нормах подход к многосторонним вызовам, основанный на правилах, добиться этого будет сложно. африканское участие, которое абсолютно необходимо для достижения этих целей, когда такого рода проблемы продолжают создавать впечатление, что об Африке думают второстепенно.ФАСКИАНОС: Большое спасибо, Мишель. Для нас это был действительно отличный обзор. Итак, теперь мы хотим обратиться ко всем вам. Вы можете поднять руку – нажмите на значок с поднятой рукой, чтобы задать вопрос – и когда я узнаю вас, пожалуйста, включите звук и укажите свою принадлежность. В противном случае вы можете отправить письменный вопрос в поле для вопросов и ответов, а если вы все же зададите вопрос, скажите, в каком учреждении вы работаете, чтобы я мог прочитать его и идентифицировать вас должным образом и – отлично. Наша первая поднятая рука сделана доктором.Шерис Джанай Нельсон. И позвольте мне просто сказать, «пользователь Zoom», не могли бы вы переименовать себя, чтобы мы знали, кто вы? Итак, доктор Нельсон, к вам. Q: Добрый день всем. Доктор Шерис Джанай Нельсон из Южного университета. Я профессор кафедры политологии. И вопрос, я думаю, у меня заключается в том, что мы знаем, что африканский народ имеет историю недемократического правления, верно? И когда мы смотрим на такое место, как Тунис, мы знаем, что одна из причин «арабской весны», что они были настолько успешными – хотя они часто считаются арабскими странами, они успешны, потому что там были принципы демократии, которые уже применялись в общество.Вопрос, который у меня есть, заключается в том, что в тех местах, где нет такого институционального понимания или даже – может быть, даже нет ценностей для согласования с демократией, неужели мы безрассудно пытаемся поддерживать демократическое управление в качестве полной поддержки? против попытки взглянуть на гибрид суверенной ситуации, которая допускает во многих отношениях королевство, диктатора и т. д. с демократической рукой? Большое спасибо. ГАВИН: Спасибо, доктор Нельсон.Это интересный вопрос, и я согласен с вами в той мере, в какой я думаю, что действительно интересно подумать о типах управления, предшествовавших в ряде африканских стран, особенно в доколониальную эпоху, правильно, и попытаться выяснить, как они потом найти выражение. Нет никаких сомнений в том, что, как вы знаете, колониализм не является хорошей пищей для демократии. В этом нет никаких сомнений. Но я бы сказал, что, вы знаете, несмотря на потерю веры в демократическое управление, которую мы наблюдали в некоторых опросах, вы знаете, очень последовательно в течение долгого времени вы видели, что африканское население, похоже, действительно хочет демократическое управление.Они хотят иметь возможность привлекать своих лидеров к ответственности. Они хотят, чтобы все соблюдали закон. Они хотят элементарной защиты своих прав. Итак, вы знаете, я не уверен, что есть какое-то общество, которое особенно не подходит для этого. Но я действительно думаю, что демократия проявляется во многих формах, и она всегда особенно сильна, когда в ней есть, знаете ли, какой-то исторический резонанс. Я также – вы знаете, если мы сейчас возьмем случай, подобный одной из последних абсолютных монархий в мире в ЭСватини, то вы увидите довольно стойкое гражданское движение, требующее большей подотчетности и меньшей власти для монарха, большей защиты прав личности.Итак, вы знаете, я не – я думаю, что люди во многих случаях чувствуют разочарование и разочарование, и вы также видите это в энтузиазме, с которым были встречены несколько недавних переворотов в Западной Африке – вы знаете, люди выходят на улицы, чтобы отпраздновать, потому что они разочарованы существующим положением вещей. Они заинтересованы в переменах. Но очень редко вы увидите тогда стойкую поддержку, скажем, военной диктатуры или правительства, в котором доминируют военные. Поэтому я не уверен, что разочарование означает энтузиазм по поводу некоторых из этих моделей управления.Люди хотят, чтобы демократия работала намного лучше. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий вопрос Люси Дандердейл Кейт. Q: Привет. да. Я Люси Дандердейл Кейт. Я из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл. Я хотел просто спросить вас о роли Африканского союза в этом, вы знаете, в частности, с администрацией Байдена, и подумав, вы знаете, о проблемах безопасности на Африканском Роге, которые вы упомянули. Куда вы видите, что мы идем, и какое вы видите там будущее? Спасибо.ГЭВИН: Конечно. Спасибо за этот вопрос. Я думаю, что Африканский союз, несмотря на все его недостатки – а вы знаете, найдите мне беспроигрышную многостороннюю организацию – на самом деле невероятно важен. Вы знаете, что для администрации Байдена, которая как бы закрепила позицию, согласно которой международные институты имеют значение, а многосторонние институты имеют значение, они должны работать лучше, мы не можем противостоять угрозам, с которыми мы все сталкиваемся, без их функционирования, и им может потребоваться Чтобы их модернизировать или обновлять, но они нам нужны, тогда AU – действительно важная часть этой головоломки.И я думаю, вы знаете, прямо сейчас, например, в Эфиопии, что … это переговорщик от Африканского союза, бывший президент Нигерии Обасанджо, который действительно играет ведущую роль в попытках найти хоть какой-то проблеск политического решения, и это было немного поздно с точки зрения активности АС по этому вопросу, и я думаю, что это был особенно сложный кризис для АС, отчасти из-за его штаб-квартиры в Аддисе и своего рода работы в среде СМИ и информации в Эфиопии, которая тот, который не создает много места для отклонения от позиции федерального правительства.Так что я думаю, что, в конце концов, верно, перспектива распада страны с населением в 110 миллионов человек, страны, которая раньше была экспортером безопасности, важным дипломатическим игроком в регионе, верно, подтолкнула АС к действиям. Но это было немного – более чем немного медленно. Но вы также видели довольно прямолинейную позицию в AU. Их реакция на военный переворот в Судане этой осенью была довольно решительной и ясной. Теперь такого рода новый переходный механизм, который кажется более приемлемым для большей части международного сообщества, чем для многих граждан Судана, – это то, что мы там плывем в более мутные воды.Но я думаю, что AU, знаете ли, это единственная игра в городе. Это важно, особенно в регионе Рога, где субрегиональная организация EGAD настолько невероятно слаба, что Африканский союз как средство африканского выражения основанного на правилах порядка, основанного на нормах, является – вы знаете, на самом деле его успех невероятно важен для успех этой важнейшей внешнеполитической планки США. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я возьму следующий письменный вопрос от Рами Джексона. В какой степени откат от демократии поддерживается внешними силами? Например, в Чаде был шанс для демократического движения, но французы поддержали сына Деби после того, как он был застрелен.ГЭВИН: Это отличный вопрос. Я думаю, что это, конечно, не тот случай, когда внешние партнеры или действующие лица всегда являются позитивными силами, верно, для демократического управления на континенте. В этом нет сомнений, и это могут быть Франция и Чад. Это могут быть российские махинации в ЦАР. Там много. Это могут быть некоторые из стран Персидского залива в Судане, верно, или Египет, которые кажутся очень довольными идеей военного господства и, возможно, некоторым гражданским украшением для этого перехода.Итак, вы правы, что внешние действующие лица – это своего рода важная часть головоломки. Вы знаете, я не думаю, что существует много ситуаций, когда есть единственный внешний субъект, способный полностью повлиять на направление правительства. Но, безусловно, бывают ситуации, когда один внешний субъект чрезвычайно силен. И снова Чад является прекрасным примером. И это то, что, я думаю, вы знаете, опять же, администрация, которая сделала ставку на то, что это что-то очень важное для них, вы знаете, придется иметь дело.И это колючая, правда. Во внешней политике всегда есть конкурирующие приоритеты. Иногда вам нужно выполнять важную работу с участниками, которые не разделяют ваши нормы и ценности, и это беспорядок, связанный с попытками сформулировать и интегрировать ценности во внешнеполитический портфель, который охватывает весь спектр, правильно, от проблем борьбы с терроризмом до экономических интересов. Но я думаю, что это трения, с которыми администрации и дальше придется бороться, вероятно, чуть более публично, чем администрация, которая не тратила много времени на разговоры о важности демократического управления.ФАСКИАНОС: Отлично. И я просто хочу упомянуть, что Рами учится в аспирантуре Сиракузского университета. Так что я пойду рядом с поднятой рукой Мохубаолу Олуфунке Окоме. Я знаю, что ты тоже написал свой вопрос. Q: Добрый день. Большое тебе спасибо. да. ФАСКИАНОС: Да. В: Я написал свой вопрос, потому что не мог придумать, как назвать себя по телефону. Знаешь, спасибо за презентацию. Когда я смотрю на демократию в Африке – я имею в виду, что это не первый поворот – и реакция людей, граждан на отступничество правительств – нет, – мне это кажется знакомым, потому что, как вы знаете, в 1960-х годах – с 1960-х были похожие отзывы.Люди остались недовольны. Они снова и снова приветствовали авторитарные правительства, потому что правительство, за которое они голосовали за сфальсифицированные выборы, также было авторитарным и клептократическим. Так что же изменилось сейчас, где преемственность и что на самом деле изменилось с демократией? Другое дело COVID – управление ситуацией с COVID. Я также вроде как вижу – думаю, я согласен с вами. То, как обращаются с Африкой, кажется очень знакомым – понимаете, с пренебрежением, с неуважением, как будто жизни людей там не имеют такого значения.И что на самом деле нужно сделать, чтобы изменить – потому что, вы знаете, если пандемия, которую невозможно остановить стенами и границами, не провоцирует изменений, что нужно предпринять, чтобы изменить образ мировой политики – мировая политика и ее управление сделано? ГЭВИН: Фантастические вопросы и те, о которых, я думаю, мы могли бы поговорить на недельной конференции. Но я начну с самого начала и приму удар. Думаю, вы абсолютно правы. Когда дело доходит до управления на континенте, были эти интересные циклы, и я думаю – когда я думаю о том, что отличается от того, что мы видели, скажем, ближе к концу 60-х, я думаю, что это пара вещей.Один из них – геополитический контекст, верно. Так что я надеюсь, что то, что мы не делаем, является своего рода повторением этого биполярного мира, когда мы заменяем авторитарную модель развития Китая советской коммунистической моделью и сидим здесь, по другую сторону, и, знаете, пытаемся манипулировать другими странами в тот или иной лагерь. Я не думаю, что мы на этом закончили, и я думаю, что администрация Байдена изо всех сил пытается не войти в эти воды. Так что я думаю, что геополитический контекст немного другой.Я также думаю, вы знаете, что то, где находится так много африканских государств, – с точки зрения масштаба их существования в качестве независимых образований, это важное различие, верно. Так что я думаю, что в ближайшую постколониальную эпоху, для очень многих правительств фундаментальной основой их легитимности было не быть колониальным администратором, не быть марионеткой какой-то внешней силы и так, вы знаете, Легитимность пришла от освобождения, от независимости. В местах, где происходили ужасные конфликты, иногда легитимность исходила из, вы знаете, обеспечения некоторой степени безопасности в давней небезопасной ситуации.Итак, вы знаете, посмотрите – я думаю, именно здесь президент Мусевени получил большую легитимность в конце 80-х и в 90-е годы. И я думаю, что, вы знаете, теперь, когда у вас есть это очень значительное молодое население, чей жизненный опыт не из тех, что были когда-либо до обретения независимости, вы знаете, они ищут предоставления услуг, верно. Они ищут возможности. Они стремятся создать рабочие места, и я думаю, что легитимность во все большей степени будет зависеть от способности выполнять эти приоритеты.И поэтому я действительно думаю, что это тоже немного отличает ландшафт управления, различные представления о том, откуда берется легитимность управления. И, знаете, я думаю, что это может проявляться по-разному. Но если бы мне пришлось попытаться ухватиться за эту интересную идею о том, что изменилось, это то, что мне пришло в голову. В этом, вы знаете, невероятно важном вопросе о том, что нужно сделать, чтобы признать африканские государства равными игроками, а африканские жизни – такими же ценными, как и все остальные, я действительно думаю, что по мере того, как мир продолжает бороться с эта пандемия и другие проблемы, которые могут быть решены только глобально, такие как изменение климата, со временем заставят задуматься и переосмыслить, какие государства являются важными, а какие нет.Вы знаете, мне интересно, это абсолютно верно, что, не двигаясь энергично, чтобы гарантировать, что весь мир имеет доступ к вакцинам, самые богатые страны создали возможности для появления новых мутаций. Я не решаюсь сказать это в некотором смысле в этом контексте, потому что это звучит так, как будто я уверен, что они пришли из Африки, а я нет. Но мы действительно знаем, вы знаете, с точки зрения науки, верно, что мы не в безопасности, пока все не будут в безопасности. И поэтому я действительно думаю, что, поскольку такого рода вопросы, которые военная мощь и экономическая мощь не могут решить в одиночку, где действительно требуется глобальная солидарность и очень много многостороннего сотрудничества, которое является беспорядочным и громоздким, правильным и необходимым, я надеюсь, что что это начнет менять восприятие кадра.ФАСКИАНОС: Спасибо. Итак, я перейду к письменному вопросу от Эбби Рейнольдса, студентки бакалавриата Университета Центральной Флориды. Какие шаги, по вашему мнению, могут предпринять международные и региональные организации, чтобы предотвратить будущие попытки подорвать демократическое управление в регионе – перевороты, обход конституционных сроков – ограничения, фальсификации выборов и так далее? ГЭВИН: Хорошо. Мне жаль. Какие шаги следует предпринять? Мне жаль. ФАСКИАНОС: Многосторонние – международные и региональные организации.ГЭВИН: Хорошо. Вы знаете, я думаю, что в ряде случаев субрегиональные организации предпринимали шаги, верно – ЭКОВАС, конечно, отвергая перевороты, приостанавливая членство и так далее. Я думаю, вы знаете, если вы посмотрите на четко сформулированные и задокументированные принципы многих из этих организаций, они довольно хороши. Иногда речь идет о пропасти между заявленными принципами и практикой. Итак, вы знаете, я думаю, что Сообщество развития стран юга Африки иногда виновно в этом там, где есть – вы знаете, есть четкое обязательство в статичных принципиальных документах и ​​протоколах о демократическом управлении, но у вас также есть абсолютная монархия, которая является государством-членом САДК.Вы знаете, что в ряде государств были проведены серьезные репрессии – на ум приходит Зимбабве, – о которых САДК действительно нечего сказать. Так что у вас могут быть организации, у которых есть какие-то принципы и процедуры. В конце концов, организации состоят из государств-членов, верно, у которых есть набор интересов, и я думаю, что, вы знаете, как правительства понимают свою заинтересованность в отстаивании определенных норм, это … я думаю, что это специфично во многих отношениях для правительств этих государств, как они получают свою легитимность, степень, в которой, по их мнению, они могут жить в стеклянном доме, и, честно говоря, относительная динамика власти.Так что я не уверен. Конечно, это всегда – вы знаете, я верю в многосторонность. Я думаю с африканской точки зрения – вы знаете, если вы представите африканские государства, пытающиеся заявить о себе на международной арене, многосторонность действительно важна, верно, чтобы понять, если это возможно, где совпадают интересы, чтобы как можно больше африканских государств разговаривали с один голос. Это гораздо более мощный сигнал, чем просто пара отдельных состояний. Но всегда будут внутренние ограничения. ФАСКИАНОС: Спасибо.Я собираюсь ответить на следующий вопрос Гэри Прево из колледжа Святого Бенедикта. И если вы можете включить звук самостоятельно. Вопрос: Говоря сегодня, фактически, как почетный профессор и научный сотрудник Университета Манделы в Южной Африке. В последние годы у меня было несколько студентов – докторантов и магистрантов – изучающих стратегии США и их союзников по борьбе с терроризмом как на Ближнем Востоке, так и в Африке, и они пришли к общему мнению о том, что эти стратегии, существовавшие во времена нескольких администраций, были почти сосредоточены исключительно на военных действиях, и это привело их к тому, что в разделах рекомендаций их тезисов они утверждали, что необходимо предпринять другие шаги, если эти усилия в таких местах, как Нигерия, Сомали или Мозамбик, или даже на Ближнем Востоке, в Сирии и Ираке, являются Чтобы добиться успеха, они должны изменить свое отношение к борьбе с террором.Что вы думаете об этом? ГАВИН: Что ж, спасибо за это. Я полностью согласен, верно, и я думаю, вы знаете, у вас даже будет много военных, верно, которые скажут, что мы не можем решить некоторые – эти проблемы, эти, вы знаете, своего рода радикальные насильственные организации. глобальным террористическим группировкам с чисто военным подходом. Это расстраивает. Я уверен, что это расстраивает и ваших учеников, потому что кажется, что все продолжают приходить к такому выводу, и, конечно же, были усилия, вы знаете, чтобы противостоять насильственному экстремизму, предоставить возможности для молодежи.Но у нас это не очень хорошо получается, правда. У нас пока не очень хорошо получается. По-прежнему существует несоответствие с точки зрения ресурсов, которые мы вкладываем в такого рода родственников – эти разные потоки усилий, верно. Но я также думаю, что, хотя в такой ситуации, как Мозамбик, очень ясно, что если вы хотите ослабить повстанческое движение, вам нужно предоставить больше возможностей и укрепить доверие в сообществе, которое было лишено гражданских прав и отчуждено от центра в течение очень, очень долгого времени. . Но как это сделать, как сделать это эффективно и как сделать это в обстановке незащищенности, я на самом деле считаю невероятно сложной задачей, и вы знаете, что блестящие люди работают над этим все время.Вы знаете, некоторые из лучших работ, которые я видел, предполагают, что кое-что из этого можно сделать, но это невероятно долгосрочное мероприятие, и, как вы знаете, иногда, я думаю, трудно поддерживать поддержку, особенно в такой системе, как Соединенные Штаты, где, как вы знаете, наши циклы ассигнований, как правило, очень краткосрочные. Итак, люди ищут, знаете ли, быстрого воздействия, вещей, которые можно быстро нанести на гистограмму и сказать, что вы сделали. И я думаю, что, вы знаете, многие исследования по построению мира предполагают, что это… что, вы знаете, укрепление доверия в обществе, которое является огромной частью того, что должно произойти, работает в совершенно ином графике.Так что это действительно непростая проблема: как получить – вы знаете, как обеспечить политическую и бюджетную поддержку для такого рода усилий. Пока не знаю ответа. Я уверен, что кто-то действительно умный – может, Zoom знает. ФАСКИАНОС: Я пойду рядом с Перл Робинсон из Университета Тафтса. Вопрос: Здравствуйте, посол Гэвин. Прежде всего, я хотел бы поздравить вас в вашей новой должности старшего научного сотрудника Ральфа Банча по Африке, и это на самом деле – поскольку я сидел здесь, слушая это, я подумал, что хотел бы знать, есть ли у вас подумал о том, как вы можете использовать свое положение в Совете, чтобы способствовать актуализации форм партнерства по политическим диалогам, касающимся Африки.Вы начали с озвучивания нового стратегического видения США в отношении Африки. Это было американское заявление. На самом деле я не слышал африканского заявления, которое могло бы участвовать в этом политическом диалоге. Эти индивидуальные поездки государственного секретаря и других людей в отдельные африканские страны, основанные на нашей повестке дня, и обсуждение диалога один на один, в некотором смысле, не приближают к этому реальному представлению об африканском агентстве. в политике и партнерстве. Так что мне на самом деле интересно, можете ли вы представить себе Совет, играющий определенную роль и создающий какие-то форумы для политического диалога, в которых участвовали бы американцы и африканцы таким образом, чтобы это было заметно как для американской, так и для африканской общественности.Так что я предлагаю вам, вы знаете, уникально хорошо подходить для того, чтобы Совет играл роль в том, чтобы на самом деле сделать эту концепцию видимой и ввести ее в действие. Я просто подумал об этом, сидя здесь и слушая, потому что то, что я понял, это то, что все говорят, говорит с американской стороны, и мне интересно, действительно ли мой дорогой коллега Олуфунке был африканским голосом. Но я думаю, что для этого необходимо найти способ, возможно, с участием африканских институтов, ученых, представителей гражданского общества.Так что я просто предлагаю вам подумать, и я хотел бы услышать ваш первый ответ на эту идею. ГЭВИН: Так что я думаю, что это захватывающе, и, вообще-то, мне бы очень хотелось пообщаться с вами. Я рада, что вы здесь. Я слышал несколько замечательных вещей о вашей работе. Я думаю, что всегда есть трудная часть того, кто говорит от имени Африки, верно, потому что существует так много разных африканских точек зрения. Но я не думаю, что вы предполагаете, что обязательно должен быть единый голос. Вы говорите о разных актерах, и я согласен с вами, что всегда невероятно интересно общаться.Вы знаете, я недавно проводил дискуссию с профессором Эдом Вицем, который работает над некоторыми – я думаю, работая над документом, который в конечном итоге станет книгой о своего рода политике США и Африки и особенно интересуется рамками основных соперничество за власть. Но это был такой освежающий разговор – изучить это и сравнить заметки о том, что, по нашему мнению, могут быть недостатки этой структуры, чтобы услышать его точку зрения на то, где, по его мнению, можно было бы извлечь из нее преимущества. Это было замечательно, и я согласен с вами в том, что чем больше диалога и тем больше возможностей не просто поговорить между собой в U.Сообщество S., которое тем лучше заботится об Африке и политике США. Знаете, я буду честен с вами, я часто в ситуации, подобной той, что сейчас, я очень стараюсь придерживаться – по крайней мере, продолжать возвращаться к политике США, потому что это моя история, и я, вы знаете, у меня нет желания позиционировать себя как говорящего от имени африканцев. Это чушь и, знаете ли, не моя роль. Но я знаю – я потратил много времени на размышления о том, как США взаимодействуют с континентом. И поэтому я думаю, что это действительно интересная идея.Я буду рад с вами связаться. ФАСКИАНОС: Отлично. Я возьму следующий письменный вопрос от Кристы Джонстон, профессора Университета Говарда. Африканская континентальная зона свободной торговли создаст крупнейший потребительский рынок. Какие препятствия мешают американским компаниям инвестировать в Африку и позиционировать себя, чтобы воспользоваться преимуществами этой новой торговой зоны, и что может сделать администрация Байдена, чтобы стимулировать такое сотрудничество с Китаем? И, возможно, я смогу ответить на другой вопрос, потому что у нас много вопросов – (смеется) – оба подняты руки – это просто, чтобы немного поговорить о следах Китая в Африке.ГЭВИН: Конечно. Итак, я абсолютно согласен с тем, что Африканская континентальная зона свободной торговли – это действительно невероятно многообещающий шаг вперед для экономической интеграции Африки, который, как вы знаете, является убедительным во многих отношениях. Я думаю, например, об очень актуальной теме фармацевтического производства, верно. А между Зоной свободной торговли и созданием Африканского агентства по лекарственным средствам, верно, которое должно помочь гармонизировать нормативные стандарты для фармацевтических препаратов и медицинского оборудования на всем континенте, инвестиции кажутся намного более привлекательными, верно, когда вы смотрите на многое. более крупные рынки, чем может предоставить любая страна, даже такой гигант, как Нигерия.Так что я думаю, что здесь есть огромный потенциал. Я вернусь к тому, что я сказал ранее, а именно, что даже с этими позитивными шагами, верно, будет действительно важно, чтобы части мира и безопасности начали двигаться в правильном направлении, потому что это очень … вы знаете, я бы сказал это . Американские инвесторы уже довольно плохо оценивают риски в Африке, и на фоне нестабильности эта ситуация не улучшится, да, и во многих случаях это делает данную инвестиционную возможность или возможность партнерства слишком рискованными для многих.Итак, вы знаете, просто невозможно избавиться от этих опасений. Но полностью согласен с тем, что это захватывающее событие. Если бы мир не был захвачен COVID, я думаю, мы бы говорили об этом гораздо больше. Что касается Китая, вы знаете, китайское взаимодействие на континенте – это факт жизни, который существует очень давно и никуда не денется. Это экономический, политический, все более и более культурный характер, и я думаю, вы знаете, что для такого государства, как Китай, которое стремится стать крупной мировой державой, это вполне предсказуемо и понятно.Считаю ли я, что есть некоторые способы, при которых китайские инвестиции и участие не всегда выгодны африканским государствам? Я делаю. Меня, конечно, беспокоит то, как Китай иногда использует свое влияние для обеспечения африканской поддержки позиций Китая, которые кажутся противоречащими заявленным ценностям в документах Африканского союза и других документах, и меня беспокоит прозрачность некоторых договоренностей. У меня также есть опасения по поводу некоторых технических стандартов и просто своего рода игры за техническое превосходство, которая, возможно, не ставит интересы африканцев в области кибербезопасности в качестве главного приоритета.С учетом всего сказанного, я думаю, что для Соединенных Штатов действительно важно, вы знаете, понять, что нет … ничего нельзя получить, постоянно очерняя участие Китая, некоторые из которых были невероятно полезны для африканских государств, жаждущих, в частности, финансирования. по крупным инфраструктурным проектам, и, вы знаете, это факт жизни, с которым мы все должны научиться иметь дело. Я действительно думаю, знаете ли, существует некоторая естественная напряженность между ориентацией администрации Байдена на демократию, верно, и очень явными и преднамеренными усилиями Китая представить иную модель, и я не думаю, что U.С. нужно уклоняться от этого или делать вид, что этих различий не существует. Но я действительно считаю невероятно бесполезным формулировать всю политику США так, будто она направлена ​​на противодействие Китаю, а не на поиск этих областей на диаграмме Венна, как вы знаете, этих совпадений африканских интересов и интересов США, и совместная работа над ними. их. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я пойду рядом с Анной Ндумби, доктором философии. кандидат Университета Южного Миссисипи. Пожалуйста, включите звук.В: Большое спасибо. Я очень ценю презентацию. У меня небольшой вопрос относительно Демократической Республики Конго, которая находится в центре Африки. Около трех лет назад к власти пришел новый президент по имени Феликс Тшисекеди, и он решил принять закон, согласно которому все среднее образование должно быть бесплатным, потому что, очевидно, в Африке школы не бесплатные. И я лично думаю, что, возможно, это было не совсем так – это было то, что им, вероятно, следовало подумать, прежде чем принимать закон.В результате у вас есть классы, где было около двадцати студентов, а теперь в одном классе может быть более сотни студентов, верно. Итак, мы заговорили о пандемии. Когда COVID поразил, многие школы были закрыты. Они были закрыты на долгое время, и если вы посмотрите на многие школы в Африке, у них нет возможности раздать, может быть, ноутбуки или что-то в этом роде, чтобы помочь ученикам продолжить учебу дома. Таким образом, в результате вы видите много детей, которые действительно ниже того, чем они должны быть, ниже среднего, когда дело доходит до образования, и мой вопрос в связи с этим заключается в том, где мы видим будущее, если, возможно, иметь международную организацию. (s) или Соединенные Штаты вмешиваются, потому что будущее не выглядит светлым, когда мы смотрим на образование вместе с детьми или молодежью.Как Организация Объединенных Наций или, возможно, другие международные организации могут помочь, особенно в том, что произошло во время COVID, в будущем? Каким будет будущее Африки? И я больше говорю от имени Демократической Республики Конго. Как некоммерческие организации или Соединенные Штаты могут вмешаться и помочь в этом вопросе? ГАВИН: Что ж, спасибо за это, и я немного следил за этим, потому что это было интересное и своего рода яркое обещание и инициатива со стороны президента Тшисекеди, и я думаю, что было разочарованием видеть, что некоторые из Вы знаете, что государственный бюджет, который должен был быть выделен на это, похоже, попал на счета нескольких частных лиц.Но я думаю, что, вы знаете, основной вывод, который вы подчеркиваете, заключается в том, что в ДРК, но также и на всем африканском континенте, верно, есть огромное количество молодых людей. Это самый молодой регион мира. И если вы посмотрите исторически на то, как другие части мира справлялись с молодежным всплеском, верно, инвестирование в этот человеческий капитал, чтобы он мог быть движущей силой инноваций, а экономический рост был действительно мощным инструментом трансформации – например, , в Азии.И поэтому я определенно думаю, что вы сейчас знаете что-то действительно важное о приоритетах инвестирования в молодых людей и их возможности, и вы абсолютно правы в том, что сбои, связанные с пандемией, во многих случаях больше всего ложатся на детей. Знаете, как с этим справиться, я думаю, это своего рода … вы знаете, я не могу разработать программу в данный момент, я буду честен с вами. Но я думаю, что вы абсолютно правы, это невероятно важный и слишком часто упускаемый из виду приоритет.Вы знаете, на континенте было несколько интересных инноваций в сфере образования, но они слишком часто были небольшими, не масштабируемыми, а потребность в них невероятно велика. Но и здесь я снова буду побитым рекордом. Мы действительно должны вернуться к этому вопросу, что мир и безопасность имеют значение, верно. Детям очень и очень трудно получить стабильное образование, которое предоставит им возможности в условиях отсутствия безопасности, что для многих детей в восточном Конго по-прежнему актуально. ФАСКИАНОС: Хорошо.У нас осталось три минуты. Я собираюсь – и так много вопросов, и я прошу прощения, что мы не сможем связаться со всеми вами. Итак, я собираюсь задать последний вопрос Калебу Саннару. Q: Привет. да. Спасибо, что присоединились к нам сегодня, посол Гэвин. Как они сказали, меня зовут Калеб Саннер. Я студентка Висконсинского университета в Уайтуотере. У меня вопрос в связи с соглашениями Авраама: администрация Трампа подписала соглашение с Марокко о признании суверенитета Марокко над Западной Сахарой.После этого возникли некоторые разногласия на южной территории, контролируемой ООН, МООНРЗС и Фронтом ПОЛИСАРИО, внешним правительством Сахары, которое в конечном итоге снова объявило войну Марокко, возобновив войну, начатую девятнадцать лет назад. У меня вопрос: какова политика администрации Байдена по этому поводу? ГЭВИН: Отличный вопрос. Репортеры тоже задают этот вопрос, и администрация, соблюдая строгую дисциплину в отношении сообщений, продолжает утверждать, что они поддерживают усилия ООН.И поэтому всякий раз, когда они спрашивают, собираетесь ли вы пересмотреть это решение о признании суверенитета Марокко в Западной Сахаре, они отвечают не тем, что отвечают на этот вопрос, а тем, что поддерживают усилия ООН. Так что это все, что я могу вам сообщить по этому поводу. ФАСКИАНОС: Спасибо. Что ж, наше время подошло к концу. Итак, посол Гэвин, большое спасибо за то, что были с нами, и, еще раз, всем вам за ваши фантастические вопросы, и я прошу прощения за то, что не смог связаться со всеми вами.Но нам придется продолжать проводить вебинары по этой важной теме и копаться немного глубже. Таким образом, в следующем месяце мы объявим академический состав на зиму и весну в нашем академическом бюллетене. Это последний вебинар в этом семестре. Удачи вам с выпускными экзаменами (смеется), выставлением оценок, сдачей экзаменов и всем остальным. Я знаю, что это очень напряженное и напряженное время, когда пандемия накладывается на все это. Если вы еще не подписались на бюллетень, вы можете сделать это, отправив нам письмо по адресу [адрес электронной почты защищен]. Следите за нами в Twitter по адресу @CFR_Academic.И, конечно же, посетите CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org, где вы найдете новые исследования и анализ глобальных проблем. Вы можете увидеть на CFR.org последний пост Мишель об Африке – сообщения в блоге, так что вам тоже стоит подписаться на нее. Так что еще раз спасибо. Спасибо всем и счастливых праздников, и мы с нетерпением ждем встречи в 2022 году. .