Содержание

Больничный лист

Немало вопросов возникает по поводу порядка и сроков нахождения на больничном листе, кто направляет на МСЭ и когда.

Все вопросы, касающиеся порядка и сроков выдачи листов нетрудоспособности или  иначе больничных листов,  сроков  направления  на МСЭ,  выдаче больничных по уходу за взрослыми членами семьи, детьми  указаны  в  Приказе  Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 29 июня 2011 г. N 624н “Об утверждении Порядка выдачи листков нетрудоспособности”.  На основании  Порядка,  больничный лист  может выдаваться сроком до 10-12 месяцев. Но это лишь при «благоприятном клиническом и трудовом прогнозе»  заболевания, то есть когда больничный  продлевается в надежде на то, что пациент за этот период вылечится  и  приступит к трудовой деятельности. Но бывают и заболевания , при которых  вылечить пациента невозможно  или ему предстоит длительное лечение  и его необходимо направить на медико-социальную экспертизу для установления инвалидности (например, при некоторых злокачественных новообразованиях).

  Такие случаи расцениваются как «очевидный неблагоприятный  клинический  и трудовой прогноз» и пациент направляется на МСЭ не позднее 4 месяцев  с момента выдачи больничного листа.  Выдаются  больничные  листы пациентам  с онкозаболеваниями  лечащими врачами поликлиники по месту жительства ( ЛПУ) . Как правило, это врач терапевт участковый, врач-хирург, может быть врач-онколог поликлиники.  Врачи-онкологи стационара могут первоначально открыть больничный лист, с которым пациент при выписке обращается в ЛПУ для его продления. 

При каждом онкологическом заболевании сроки нахождения на больничном листе различны. Узнать  о них  можно, прочитав  “Ориентировочные сроки временной нетрудоспособности при наиболее распространенных заболеваниях и травмах” (в соответствии с МКБ-10) (утв. Минздравом РФ и Фондом социального страхования РФ от 21 августа 2000 г. N 2510/9362-34, 02-08/10-1977П). 

Но врачи могут отступить от указанных в рекомендациях сроков на 30  и более процентов в сторону его уменьшения или увеличения, в связи с чем больничный лист может быть более или менее  118 дней.   Происходит увеличение или уменьшение сроков по решению врачебной комиссии поликлиники. Направленному на МСЭ гражданину группа инвалидности работниками МСЭ может быть не установлена с рекомендациями лечебно–профилактическому учреждению о продлении  больничного листа до выздоровления пациента или до  повторного направления на МСЭ, где уже будет установлена группа инвалидности. 

Вот что указано: «Временно нетрудоспособным лицам, которым не установлена инвалидность, листок нетрудоспособности может быть выдан по решению врачебной комиссии до восстановления трудоспособности с периодичностью продления листка нетрудоспособности по решению врачебной комиссии не реже чем через 30 дней или до повторного направления на МСЭ», однако это право бюро МСЭ, а не обязанность. 

С учетом таких вариантов изменения сроков пациенты с онкозаболеваниями иногда находятся на больничном листе до 5-6 месяцев по решению врачебной комиссии ЛПУ. 

Итак, продержав пациента с очевидным неблагоприятным клиническим и  трудовым прогнозом   на больничном листе  до 4 месяцев  , лечащий врач ЛПУ должен направить его  на МСЭ, оформив направление ( посыльный лист), о чем указано в Постановлении Правительства РФ от 20 февраля 2006 г.  N 95 “О порядке и условиях признания лица инвалидом. 

Иногда врачи не направляют пациента на  МСЭ, говоря, что ему все равно не  установят группу инвалидности. Знать об этом врачи ЛПУ не могут, так как это не  их компетенция – решать вопрос об ограничении жизнедеятельности пациента, хотя и  могут  высказывать различные предположения. Вопрос об установлении группы  и наличии ограничений  жизнедеятельности решает МСЭ. Направить на МСЭ обязана поликлиника по месту жительства, где пациенту открыли больничный лист и где его продлевают по решению врачебной комиссии ЛПУ. Допускается направление   на МСЭ  органом социальной защиты населения, пенсионным фондом, но такое правило практикуется редко в каком либо отдельном регионе.  При отказе в направлении на МСЭ следует обратиться с жалобой  к  председателю ВК, главному врачу ЛПУ  и  обязательно потребовать  справку «об отказе в направлении на МСЭ», которую обязаны выдать  по  просьбе пациента и с которой он может обратиться на МСЭ самостоятельно.

Обо всем этом указано в том же Постановлении Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. N 95 “О порядке и условиях признания лица инвалидом”. 

Больничный лист инвалиду 

Часто врачи ЛПУ при установленной  онкопациенту группы инвалидности не выдают ему больничный лист, предлагая взять отпуск и продолжать лечение. Но работающие инвалиды  2 и 3 группы также имеют право находиться на больничном листе после установления им группы инвалидности с выплатой пособия по временной нетрудоспособности , но с ограничением: оплачиваемый больничный лист им выдается  не более четырех месяцев подряд или пяти месяцев в календарном году. Ссылки на это право инвалида  содержатся в статье 6  Федерального   закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ “Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством”. 

КАБИНЕТ ЭКСПЕРТИЗЫ

 

Лечение закончено. Что дальше?

Под окончанием лечения будем понимать завершение профилактической послеоперационной химиотерапии, но не эндокринной (гормональной) терапии, она продолжается годами.

Поговорим об инвалидности. Почти на весь период первичного лечения выдаётся больничный лист. Почему почти? Определены стандартные сроки временной нетрудоспособности для каждой стадии рака молочной железы, чем выше стадия, тем короче срок. Почему короче? Агрессивность терапии одинакова и при IIа стадии, и при IIIб. Тот же объём операции и та же химиотерапия, то есть повреждающее воздействие одинаково, с поправкой на индивидуальность. А индивидуальность в стандартах учитывается в виде морфологических особенностей опухоли, перспектив на полное излечение, даже реакции тканей организма и сопутствующей патологии, возраста и состояния репродуктивной функции. В общем, предусмотрены все критерии, но жизнь предполагает гораздо большее количество вариаций.

Честно говоря, хоть онкология, в отличие от большинства медицинских наук, всегда базировалась на строжайшем статистическом учёте и признаёт только объективную реальность, никаких предположений, только доказательства, только скрупулёзный анализ, выведенные закономерности порой рассыпаются, исправленные линией жизни.

Рак отнюдь не конец всего, и медицинский прогноз не догма. Всё может измениться. А посему будем рассчитывать на долгую жизнь. И прежде, чем решать вопрос о медико-социальной экспертизе на предмет «присвоения» группы инвалидности, прикинем все «за и против».

Будем исходить из того, что на всё время первичного лечения: операцию, облучение и химиотерапию, положен больничный лист. Лечение может быть длительным. И полгода, и более. «Инструкция о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан» предполагает такое развитие событий и позволяет выдавать больничный лист на весь период.

Далее, никто не вправе заставить отказаться от работы, взяв инвалидность. Посудите сами, год «отдохнёте» инвалидом, потом какой работодатель возьмёт? Конечно, каждый работодатель обязан иметь определённый процент работников-инвалидов, так он их уже давно взял и норму выполнил. Понятно, что и нынешнему руководителю ваш больничный лист не нравится, так помогите ему примириться с неизбежным – эпизодически выходите на работу. Можно попробовать работать во время химиотерапии, к примеру, выходить дней через 10 после курса, когда осложнения «схлынули» и до следующего курса постараться выполнять должностные обязанности. Давно известно, что трудности лучше и легче переживать в коллективе. Друзья подставят плечо, а нет там друзей, так пока «марку держишь» перед неприятелем о личных проблемах забываешь.

Многие женщины уходят на больничный только при осложнениях химиотерапии. Если приноровиться и введения препаратов при однодневном курсе выполнять в пятницу, то к понедельнику – вполне нормальный работник. А будет угнетение кроветворения, можно уйти на больничный. Действительно, при такой тактике нужна самомобилизация и большое желание сохранить работу за собой. Ни одно пособие по инвалидности не обеспечило ещё достаточного уровня жизни. Инвалидность разумна при хорошем содержании от супруга (но разве в их верности и стабильности можно быть уверенной?), при достижении пенсионного возраста и выраженных осложнениях лечения, которые рассмотрим позже.

С самого начала нужно рассчитывать на длительную жизнь, которую надо чем-то оплачивать, не пособием же? Первое время кажется, что нужно только выкарабкаться и вопрос «на что жить буду?» как-то не возникает. А не возникает мыслей о хорошем будущем по абсолютно простой причине – депрессия.

Онколог, кандидат медицинских наук,

Мещерякова Наталья Георгиевна

Медотвод от терапевта – Газета Коммерсантъ № 119 (7081) от 12.07.2021

Большая часть пациентов с онкологическими заболеваниями хотели бы получить медицинский отвод от прививки против коронавируса, показал опрос, проведенный врачебно-пациентским движением «Рак излечим». Но почти половине опрошенных не удалось такой отвод получить: они не смогли выяснить, кто может его дать. Адвокат Полина Габай подтверждает, что порядок и формат медотвода от вакцинации против COVID-19 законодательно не определены, решение может принять только лечащий врач. Пациенты рассказали “Ъ”, что участковые терапевты направляли их к онкологам, онкологи — к узким специалистам, но в итоге, как правило, никто из врачей отвода не давал. Онкологи, в свою очередь, поясняют, что их пациентам болеть коронавирусом опаснее, чем вакцинироваться. Лишь химиотерапия делает прививку бесполезной, поскольку ослабленный организм может не дать на нее достаточного иммунного ответа.

Врачебно-пациентское общественное движение «Рак излечим» (объединяет более 20 тыс. человек) провело опрос среди онкологических пациентов о том, как они относятся к вакцинации от COVID-19. Выяснилось, что 88% респондентов предпочли бы воспользоваться медицинским отводом по разным причинам. В частности, около трети из них опасаются «отдаленных последствий для здоровья». Но чаще всего среди оснований для отвода называли активную стадию лечения — химиотерапию, лучевую терапию, а также обострение болезни или приближающуюся операцию (таких ответов около 42%). Почти столько же (43%) — в ремиссии, но либо просто не хотят делать прививку (10%), либо боятся ухудшения (33%). В 10,6% случаев желающие получить медотвод заявили, что не доверяют вакцинам, о которых было «много противоречивой информации». Среди причин отказа от вакцинации также называли перенесенный коронавирус и наличие других хронических заболеваний. 47% респондентов, заявивших, что они хотели бы получить медотвод, сделать этого не смогли, потому что не понимают, к какому специалисту обращаться. 13% не получили справку из-за отказа врача, 27% получили медотвод без проблем.

Пациентам, имеющим онкологические заболевания, необходимо вакцинироваться против коронавируса, но сначала нужно проконсультироваться с лечащим врачом, заявлял ранее главный внештатный онколог Минздрава РФ Андрей Каприн.

В инструкции к вакцине «Спутник V» указано, что «вследствие недостатка информации» вакцинация может представлять риск для пациентов со злокачественными новообразованиями. Производители советуют этой категории людей применять препарат «с осторожностью, основываясь на оценке соотношения пользы и риска в каждой конкретной ситуации». Разработчики «ЭпиВакКороны» отмечают в инструкции, что «конкретное решение о необходимости проведения прививок больным с хроническими заболеваниями, злокачественными болезнями крови и новообразованиями и т.  п. зависит от степени риска заболевания». В инструкции к вакцине «КовиВак» указано, что возможность вакцинации лиц, страдающих хроническими заболеваниями, «определяет лечащий врач, исходя из состояния пациента».

Татьяна Стрельникова из Москвы получила отвод от прививки, просто обратившись к врачу. Она рассказала “Ъ”, что онколог выдал ей «обычную справку», в которой указал диагноз, пройденное лечение (две обширные операции, тяжелая химиотерапия) и написал, что к вакцинации против коронавируса имеются противопоказания. Решение, по словам госпожи Стрельниковой, специалист объяснил тем, что вакцина новая, малоизученная и не прошла должных испытаний на онкологических больных. Татьяна Стрельникова добавила, что уже воспользовалась медотводом, предоставив его руководству, и от нее «отстали с вакцинацией». Другая участница опроса, пожелавшая остаться анонимной, сообщила, что не смогла получить отвод в московской поликлинике. По ее словам, участковый терапевт направил ее к онкологу, а у онколога на двери кабинета она обнаружила записку «Медотводов не даем». Светлана Черноок из Краснодарского края хотела бы сделать прививку, но только после того, как будет уверена, что это безопасно, а все врачи, у которых она стоит на диспансерном учете, советуют ей проконсультироваться с онкологом. Онколог же, утверждает госпожа Черноок, противопоказаний к вакцинации не видит, но и запись об этом не делает, «перекладывая ответственность» на узких специалистов.

«Порядок медотвода от вакцинации законодательно не определен,— говорит адвокат, основатель юридической компании “Факультет медицинского права” Полина Габай.— Учитывая последние рекомендации Минздрава, медотводы можно различать по характеру противопоказаний и длительности периода действия».

Выводы об оценке риска вакцинации, о допуске к прививке или медотводе может сделать только лечащий врач. Формат медотвода также нормативно не определен: «В последних рекомендациях по вакцинации Минздрав рекомендует врачам или фельдшерам фиксировать запись о результатах осмотра пациента, а также о разрешении на введение вакцины или отводе от вакцинации в медицинской документации»,— уточняет эксперт.

Пока власти не внесли ясность, появляется много противоречивой и непроверенной информации, связанной с процедурой отвода. Например, участница опроса сообщила “Ъ”, что узнала из соцсетей о «приказе», якобы предписывающем выдавать справку об отводе только в пяти московских поликлиниках. В департаменте здравоохранения Москвы “Ъ” заверили, что никакого ограничивающего приказа не распространяли, а проконсультироваться перед вакцинацией можно в любой поликлинике города. В депздраве напомнили, что перечень заболеваний и состояний для медотвода «небольшой»: врачи рекомендуют временно отложить прививку при острых инфекционных заболеваниях, обострении серьезных хронических заболеваний, при жизнеугрожающих и неотложных состояниях.

Гонка вакцинаций

Карта “Ъ”: в каких масштабах и чем мир прививается от COVID-19

Смотреть

По словам онколога, программного директора Высшей школы онкологии Полины Шило, на текущий момент есть «достаточно четкое представление», что онкопациенту заболеть гораздо опаснее, чем вакцинироваться: «Есть нюансы, которые следует обсуждать с лечащим врачом. Например, прививаться пациентам, которые проходят химиотерапию, бессмысленно, потому что иммунитет ослаблен и, соответственно, не будет достаточного ответа на прививку. А вот если пациент в ремиссии или давно не получает химиотерапию, то в большинстве случаев причин не вакцинироваться нет». Онколог Антон Барчук также заявил, что рак «не противопоказание для вакцинации». Он сообщил, что НМИЦ онкологии имени Петрова в Петербурге готовит исследование вакцины на онкопациентах, чтобы показать, что «она безопасна и эффективна для этой категории людей».

Наталья Костарнова

В Свердловском онкодиспансере рассказали при каких онкозаболеваниях можно оформить группу по инвалидности

В Свердловском областном онкодиспансере прошел семинар для пациентов на тему «Получение инвалидности и средств индивидуальной реабилитации при онкозаболеваниях». О правилах рассказали представители главного бюро медико-социальной экспертизы и специалисты фонда социального страхования.

Пособие и социальные льготы положены при колостоме и трахеостоме, опухолях головного мозга, гортани, щитовидной железы и других онкопатологиях. Группа инвалидности зависит от степени тяжести заболевания, длительности лечения, количества рецидивов. Начать оформление можно, если больничный лист открыт более 120 дней.

«Для получения посыльного листа на медико-социальную экспертизу (МСЭ), необходимо собрать пакет документов (паспорт, полис, направление на МСЭ, больничный лист, выписки из истории болезни и т.д.), передать его председателю врачебной комиссии в районной поликлинике. Если у пациента уже есть инвалидность по сопутствующему заболеванию, при постановке онкологического диагноза можно подать на утяжелении группы», – объясняет специалист Главного бюро медико-социальной экспертизы Надежда Черняховская.

Пациентам с онкопатологиями положены индивидуальные средства реабилитации: наружные протезы молочной железы, ортопедические бандажи, инвалидные коляски, абсорбирующее белье т.д. «Выдается именной автомобильный знак «Инвалид», его действие распространяется, как на самого пациента, так и на сопровождающего водителя», – пояснила представитель фонда социального страхования Ольга Григорьева.

Подать заявку на получение индивидуальных средств реабилитации можно через Многофункциональные центры предоставления государственных и муниципальных услуг (МФЦ), через портал госуслуг (www.gosuslugi.ru), через Министерство социальной политики Свердловской области (телефон горячей линии +7 (343) 312-00-08). Минимальный срок использования средств реабилитации -1 год, затем их можно заменить на новые.

Лечебно-диагностическое выскабливание (ЛДВ) – Медицинский центр «Парацельс»

Лечебно – диагностическое выскабливание полости матки и цервикального канала.(ЛДВ)- малоинвазивная лечебно-диагностическая манипуляция для  удаления патологии эндометрия (внутренней оболочки матки), с последующим гистологическим исследованием удаленного материала. ЛДВ не предусматривает использование каких-либо разрезов и образование шрамов.

 Лечебно -диагностическое выскабливание полости матки – это удаление ее содержимого вместе с функциональным слоем слизистой оболочки (эндометрия). Для проведения манипуляции используется металический инструмент-кюретка. Он представляет собой изогнутую ложку различного диаметра, полую внутри и слегка заточенную на конце, что позволяет собрать и вывести накопившуюся кровь, частицы содержимого полости матки.

!!! Минус данной процедуры- отсутствие визуального контроля за состоянием полости матки и механическое повреждение стенки матки.  В настоящее время основным методом для лечения патологии эндометрия является мануальная вакуумная аспирация эндометрия, с последующим контролем гистероскопом.

Диагностическое выскабливание цервикального канала обязательно проводится пациенткам с патологией шейки матки, и в возрасте более 40 лет, для исключения онкологических заболеваний шейки матки.

Данная манипуляция проводится металическим инструментом(кюреткой) небольшого размера, которым хирург-гинеколог соскабливает внутренний слой цервикального канала.   Показания для  Лечебно – диагностического выскабливания полости матки и цервикального канала:

  • маточное кровотечение
  • полип цервикального канала
  • гиперплазия эндометрия
  • наличие гиперплазии энометрия при сопутствующей терапии других заболеваний, например при использовании гормональной терапии при раке молочной железы.
  • Регрессирующая беременность.
  • Состояние после неполного самопроизвольного выкидыша.
  • Остатки плодных тканей после процедуры прерывания беременности.

Противопоказания:

  • Острая инфекция мочеполовой системы.
  • Острые инфекционные и воспалительные процессы любых органов и систем.
  • Желаемая беременность.
  • Рак матки

   Обезболивание:В целях безболезненности и снижения дискомфорта процедура проводится под общей внутривенной анестезией.   Все необходимые обследования Вы можете пройти в Многопрофильной Клинике “Парацельс” за один день и в день обращения! Обследование на оперативное вмешательство и сроки действия результатов обследования:

  • кольпоскопия-12мес
  • УЗИ органов  малого таза-1 мес
  • УЗИ вен нижних конечностей – 3мес
  • Мазок на флору-10дн
  • онкоцитология с шейки матки – 6мес
  • Общий анализ мочи-10 дн,
  • Общий анализ крови и ретикулоциты -10 дн,
  • Электрокардиограмма с расшифровкой -14дн,
  • Кровь на ВИЧ, Гепатит В, Гепатит С, Сифилис 3мес.
  • Биохимический анализ крови: общий, прямой, непрямой Билирубин, Общий Белок, альбумин, мочевина, глюкоза, креатинин, мочевая кислота, АСТ,АЛТ, натрий и калий крови,холестерин -10дн
  • Коагулограмма – 10дн
  • Группа Крови и резус фактор
  • Флюрография – 6мес.
  • Маммография -24мес (после 36 лет), 12мес( после 50лет)
  • УЗИ молочных желез -12мес(до 36лет)
  • Консультация  Терапевта, анестезиолога и других специалистов по показаниям.

По показаниям могут быть добавлены другие обследования.

Перед проведением данного оперативного вмешательства, пациентке необходимо обратиться на прием хирурга-гинеколога.На приеме врач подробно объяснит суть процедуры, альтернативные методы лечения и ответит на все вопросы пациентки.

Данная процедура требует госпитализации в стационар на несколько часов.При необходимости, выдается больничный лист.После получения результатов гистологического исследования в Нашем МЦ Парацельс Вы можете продолжить наблюдение и лечения у хирург-гинеколога, который проводил Вам операцию.  Для более точной диагностики и безопасного лечения, лучшим методом является Гистероскопия.  В Многопрофильной Клинике “Парацельс” для проведения гистероскопии используется оборудование фирмы Karl Storz(производитель №1 в мире эндоскопии).

Больничный лист при онкологии: длительность при химиотерапии и максимально возможный срок

Когда пациенту с онкологией полагается больничный?

Рак – это смертельно опасная болезнь. Поэтому при онкологии всегда выдается листок о временной нетрудоспособности. Больничный выписывается участковым терапевтом, онкологом или хирургом местной поликлиники.

Если человек находится в стационаре, тогда документ об освобождении от работы открывается лечащим доктором медицинского учреждения. Больничный выписывают сразу после того, как поставлен диагноз.

Также освободить от работы могут еще в период прохождения диагностики. Лист о нетрудоспособности выдается независимо от того, планируется или проводится химио- или лучевая терапия, подготовка к операции.

На сколько дают больничный после химиотерапии

При этом объём работ должен быть уменьшен. Других льгот не предусмотрено. Для больных, имеющих вторую степень, предусматривается создание особых условий труда вплоть до оборудования рабочего места особыми приспособлениями. При третьей степени ограничения любая работа противопоказана в связи с физической невозможностью её выполнения.

Для получения группы инвалидности следует обращаться в медицинскую комиссию по месту жительства.
Обязательным условием освидетельствования является превышение срока больничного листа, который равен четырём месяцам. После подачи документов пациенту будет назначена дата явки и время, в которое нужно прийти. При отсутствии больного дата переносится.

В таком случае больничный лист закрывается.

Неблагоприятный прогноз не означает смертельный исход, невозможность восстановления трудоспособности. Он предполагает необходимость прохождения длительной терапии и долгого восстановления (более года).

Могут ли уволить онкобольного за длительное отсутствие на работе?

Рак лечится достаточно долго. В некоторых случаях человек может отсутствовать на работе дольше года.

Если патология протекает тяжело и требует длительного лечения, то больные начинают переживать о том, что их уволят.

Если условия труда не подходят для человека больного раком или поборовшего данную патологию, повышают вероятность рецидива, то сотрудник может уволиться по собственному желанию и получить компенсацию.

Также работник имеет право потребовать перевести его на другое место в соответствии с приобретенными ограничениями.

Что изменилось в оформлении больничного?

Опубликовано: 05:26 23/12/2020

Вступили в силу новые правила выдачи больничных. Листки нетрудоспособности можно будет оформить в электронном виде в условиях введенных ограничений.

Бумажный бланк больше не обязателен

В прежних правилах электронный формат не предусматривался. Новый приказ Минздрава от 14 сентября 2020 года эту ситуацию меняет. При этом от бумажных справок не отказались. Правда, теперь их обязательно оформлять лишь безработным и беременным, уволенным в связи с ликвидацией организации. В остальных случаях — по желанию.

Для будущих матерей в целом облегчаются правила оформления больничных. Даже если беременная женщина не получила листок нетрудоспособности для предоставления ей декретного отпуска, до родов она может обратиться за ним в женскую консультацию. А при наступлении родов его оформит роддом.

Кроме того, разъяснен порядок получения декретного отпуска в ситуации, когда ребенок родился на сроке беременности менее 22 недель. Листок нетрудоспособности в этом случае можно получить, если новорожденный пережил первые шесть полных суток или 168 часов.

Электронные подписи и никаких условностей

Как сказано в новом Порядке, опубликованном на официальном портале правовой информации, электронные листки нетрудоспособности будут оформлять медицинские работники с помощью усиленных квалифицированных электронных подписей.

Также при оформлении электронного больничного листа снимается ряд условностей. Например, не нужно переживать, если работаете в нескольких местах. В бланке вообще не указывается место работы, и его составят всего в одном экземпляре, а уже затем вы автоматически получите выплату положенного страхового пособия. Тогда как бумажные делаются для каждой организации отдельно.

В единичном экземпляре электронный больничный будет формироваться и при уходе за несколькими больными детьми. Возраст детей в этом случае указывать будет не нужно. Вместо этого в документе предусмотрены дата рождения и код нетрудоспособности родителя.

Есть один нюанс. Больничный по уходу за ребенком до семи лет в рамках нового Порядка оплачивается только первые 15 дней, а по уходу за ребенком от семи до 15 лет — не более семи дней, за исключением ситуаций, когда ребенок болен ВИЧ, у него поствакцинальные осложнения или тяжелые заболевания вроде онкологии.

Телемедицина и действия при новых угрозах

Снимается новыми правилами и различие между лечением в дневном стационаре, когда пациент не находится круглые сутки под наблюдением врачей, и в обычном стационаре, когда гражданин лежит в больнице без возможности ночевки дома. Листки нетрудоспособности в обоих случаях будут выдаваться при выписке на весь период лечения. То же самое предусмотрено при уходе за больным членом семьи: если вы должны находиться с ним непосредственно в лечебном учреждении, то больничный выдадут и вам на весь срок лечения родственника.

Немаловажными и актуальными являются новые правила формирования листка нетрудоспособности при карантине и при угрозе распространения заболеваний, опасных для окружающих. Листок нетрудоспособности в этом случае выдается врачом-инфекционистом или другим специалистом на весь период изоляции или временного отстранения от работы.

Если ребенок в возрасте до семи лет не имеет возможности из-за введенных властями ограничений посещать детский сад, больничный выдается одному из родителей. Также стало возможным оформление листков нетрудоспособности при оказании медицинской помощи с применением технологий телемедицины, в том числе формирование пособий по уходу за ребенком. Таким способом реально воспользоваться в случае угрозы распространения заболеваний, представляющих опасность для окружающих. Оформлять документы при этом смогут только те врачи и фельдшеры, сведения о которых внесены в Федеральный регистр медицинских работников.

Эксперимент распространяется на всю страну

Приказ Минздрава предусматривает немало различных нововведений, однако главное из них — приведение законодательства в соответствие с реальностью. Уже в начале следующего года во всех регионах России выплаты по листкам нетрудоспособности будут осуществляться напрямую гражданам на банковскую карту.

Каких-либо подвохов тут нет, что отмечают и в Федерации независимых профсоюзов России. Заместитель председателя ФНПР Александр Шершуков в беседе с журналистом «ВМ» упомянул тему прямых выплат больничных в рамках пилотного проекта Фонда социального страхования, во время которого во многих регионах страны уже оформлялись электронные больничные.

— В процессе эксперимента каких-либо нарушений прав работников не зафиксировано. Поэтому, в случае если это сокращает бюрократию и не нарушает права работников и упрощает процесс оформления больничных листков, никаких проблем я не вижу. Чтобы не произошли сбои, проводился эксперимент только в некоторых регионах. Сейчас посмотрим, как это будет работать в масштабах страны. Это просто актуализация законодательства в соответствии с новыми техническими веяниями, — резюмировал Шершуков.

Способ оформления больничных в большинстве случаев останется на усмотрение граждан, как и во многих регионах во время действия проекта прямых выплат. Другое дело, что при формировании бумажного листа нетрудоспособности потребуется только паспорт, а при электронном — еще и СНИЛС. При уходе за родственником придется внести и СНИЛС больного.

 

Источник: Вечерняя Москва


Отпуск по болезни из-за рака

Если вам нужен отпуск для лечения рака, сначала узнайте факты. Закон о семейных и медицинских отпусках от 1993 года может быть вариантом, когда вам необходимо взять отпуск по болезни.

Даже при более коротком пребывании в больнице, лекарствах для минимизации побочных эффектов химиотерапии и других достижениях в области лечения рака часто бывает необходимо взять отпуск по болезни на работе, чтобы пройти курс лечения или выздороветь. Вот что вам нужно знать о защите на федеральном уровне и уровне штата и о том, как заключить наилучшую сделку для вас и вашего работодателя.

Рак и FMLA: Закон о семейных отпусках по болезни

Закон о семейных и медицинских отпусках 1993 года (FMLA) требует от определенных работодателей предоставлять отпуск по семейным обстоятельствам и отпуск по болезни, когда это необходимо, например, после рождения или усыновления ребенка или когда сотрудник или у близкого родственника серьезные проблемы со здоровьем. Закон FMLA, подписанный тогдашним президентом Биллом Клинтоном, призван помочь вам сбалансировать потребности на рабочем месте с потребностями вашего собственного здоровья и потребностей вашей семьи. В большинстве случаев закон также требует, чтобы работодатели восстановили вас на вашей или аналогичной работе по возвращении на работу.

Подробную информацию о Законе о семейных и медицинских отпусках можно найти на веб-сайте Министерства труда США. Но чтобы пройти через весь закон, потребуется время и терпение. Если вам сейчас не хватает обоих, то вот несколько ключевых моментов, о которых следует помнить:

  • Не все работодатели связаны соглашением FMLA, и не все сотрудники подпадают под его действие. Закон применяется ко всем государственным учреждениям и местным школам, а также к частным работодателям, которые нанимают 50 или более работников (в радиусе 75 миль от рабочего места сотрудника) не менее 20 рабочих недель в течение календарного года.Работодатели, у которых менее 50 сотрудников, не обязаны предоставлять отпуск по болезни в соответствии с FMLA. Чтобы быть правомочным сотрудником, вы должны проработать у работодателя не менее 12 месяцев и отработать не менее 1250 часов в течение предыдущих 12 месяцев.
  • Работники, соответствующие требованиям, имеют право на отпуск в течение 12 рабочих недель в течение 12-месячного периода. Сотрудники могут занять 12 недель сразу или по частям; последний называется «прерывистый отпуск». Прерывистый отпуск может быть полезен во многих случаях.Например, вы можете взять выходной каждый понедельник для повторного посещения или использовать время FMLA в те дни, когда вы чувствуете себя плохо в результате лечения.
  • Работодатели обязаны продолжать ваше медицинское страхование, как если бы вы все еще работали. Это, конечно, означает, что если вы были ответственны за уплату какой-либо части своего взноса на медицинское страхование во время работы, вы должны будете продолжать это делать и в отпуске. Это относится только к вашей медицинской страховке; работодателям разрешено прекратить выплату всех других пособий (например,g., страхование инвалидности и жизни), пока вы находитесь в отпуске.
  • По возвращении из отпуска вы должны быть восстановлены на прежней работе или на работе, эквивалентной заработной плате, льготам и другим условиям. Иногда допускаются исключения, если результат может нанести серьезный экономический ущерб деятельности работодателя.
  • К сожалению, отпуск, который вам предоставляется в рамках FMLA – если вы соответствуете требованиям – не оплачивается, если только ваш работодатель или план штата не являются более щедрыми, чем того требует федеральный закон.(См. Раздел «Как вести переговоры с мелким работодателем» и «Ознакомьтесь с законами своего штата» ниже). Ваш начальник может потребовать, чтобы вы взяли отпуск, больничные и личное время во время отпуска по закону FMLA. Вы также имеете право выбрать этот вариант. Преимущество использования вашего FMLA одновременно с любым оплачиваемым отпуском, который у вас может быть, заключается в том, что вам платят и , ваша работа и медицинская страховка защищены.

Сделайте свое дело

Вы можете упростить процесс получения отпуска по болезни, выполнив несколько простых шагов:

  • Если возможно, предоставьте вашему работодателю предварительное уведомление о необходимости вашего отпуска по болезни.Если необходимость будет предсказуемой, может потребоваться предварительное уведомление за 30 дней. В противном случае в соответствии с FMLA рекомендуется устное уведомление в течение одного или двух рабочих дней после того, как вы узнали, что вам необходим отпуск по болезни.
  • Задокументируйте свои потребности. Отправьте своему работодателю письмо с указанием даты начала или постановки диагноза серьезной проблемы со здоровьем, а также вероятной продолжительности отпуска по болезни. Помните, что точный диагноз может не требоваться в форме медицинского освидетельствования, поэтому, если вы решите сохранить конфиденциальность своего диагноза на работе, убедитесь, что ваша медицинская бригада знает об этом.

Заставьте FMLA работать на вас

В FMLA часто не учитываются два положения:

  • Как указано выше, отпуск можно брать с перерывами. Это может быть полезно, особенно для больных раком, которым может потребоваться всего несколько дней, а не несколько недель, чтобы восстановиться после каждого сеанса химиотерапии.
  • Вы можете запросить сокращенный график, например более короткую рабочую неделю.

В этих случаях ваш работодатель может перевести вас на другую работу с равной оплатой и льготами, если она лучше подходит для повторных отпусков, чем ваша обычная работа.

Знайте, что законно, а что нет

Уведомление работодателя и документация о необходимости отпуска по болезни запускает игру, но, возможно, это еще не конец истории. Вот что ваш работодатель может по праву потребовать в соответствии с законом FMLA:

  • Ваш работодатель может попросить вас получить второе мнение о том, необходим ли отпуск (но ваша компания должна его оплатить и не имеет права нанимать работающего поставщика медицинских услуг). чтобы компания высказала такое мнение).Если второе мнение отличается от первого, вам разрешается получить третье мнение (опять же, за счет вашего работодателя). Третье мнение считается обязательным и окончательным.
  • Время от времени вас могут попросить предоставить отчет о состоянии вашего здоровья и лечении.

Дополнительную информацию можно найти в руководствах Министерства труда США по ЗОСПСО для сотрудников и работодателей.

Как вести переговоры с мелким работодателем

Если FMLA не распространяется на вашего работодателя, вы все равно можете попытаться договориться о отпуске по болезни.Вот несколько предложений:

  • Назначьте время, чтобы посидеть и поговорить. Постарайтесь прийти к пониманию того, когда вы можете работать, и подчеркните свою способность продолжать вносить свой вклад в компанию.
  • Получите письменный план, который будет служить контрактом.
  • Оставайся позитивным. Некоторые более мелкие работодатели имеют репутацию очень хорошо понимающих необходимость отпуска по семейным обстоятельствам и отпуска по болезни, даже если они не подпадают под действие Закона о правах ребенка.

Проверьте свои законы штата

В дополнение к федеральному закону, регулирующему отпуск по болезни, в вашем штате могут быть свои собственные положения.Чтобы узнать, что происходит в вашем штате, вы можете связаться с Департаментом труда вашего штата. Или ознакомьтесь со списком законов о занятости в Triage Cancer для каждого штата.

Если к вашей ситуации применимы и закон FMLA, и закон штата о медицинском отпуске, вы имеете право на получение самых щедрых пособий в соответствии с любым законом.

Помните о других средствах защиты

Если ваша компания не попадает под действие закона FMLA или какого-либо закона штата, есть другие возможности для получения необходимого вам отпуска:

  • Проверьте свой трудовой договор, руководство по политике занятости или программы профсоюзов.
  • Вам может быть предоставлена ​​некоторая защита в соответствии с Законом об американцах с ограниченными возможностями, если состояние здоровья перерастает в инвалидность. Работники, подпадающие под действие ADA, могут запросить отпуск по болезни в качестве разумного приспособления. Для получения дополнительной информации о ADA и разумных приспособлениях см. «Ваши законные права на рабочем месте: рак и ADA, FMLA и т. Д.»

Дополнительные рекомендации

Если вы преследуете различные варианты, но все же чувствуете, что не получаете то, на что имеете право, примите во внимание следующее:

  • Попробуйте начать вдумчивый профессиональный диалог с вашим работодателем, в котором вы даете им понять, что знаете о своих правах и хотите разрешить ситуацию таким образом, чтобы удовлетворить все стороны.
  • Попросите вашего врача или другого поставщика медицинских услуг ходатайствовать перед вашим работодателем, объясняя вам необходимость отпуска по болезни.
  • Заручитесь помощью своих коллег. В конце концов, им тоже может понадобиться отпуск по болезни.
  • Если вы считаете, что вам нужен адвокат, проконсультируйтесь с местной коллегией адвокатов или с такими организациями, как Национальная сеть юридических услуг по онкологическим заболеваниям или Фонд защиты интересов пациентов.

Обновлено 2021 г.

365-дневное когортное исследование выживших после рака в Японии

J Cancer Surviv.2016; 10: 320–329.

, , , , , и

Мотоки Эндо

Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Токио, Япония, 162-ку -8666

Ясуо Харуяма

Департамент общественного здравоохранения, Медицинский университет Докке, Токиги, Япония

Мияко Такахаси

Отдел исследований выживших после рака, Национальный онкологический центр, Токио

, Япония,

Департамент безопасности и здравоохранения, Tokyo Gas Co.Ltd., Токио, Япония

Норико Кодзимахара

Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Наохито Ямагути

Департамент общественного здравоохранения , Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Департамент общественного здравоохранения Токийского женского медицинского университета, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Департамент общественного здравоохранения, Медицинский университет Докке, Точиги, Япония

Отдел исследований выживших после рака, Национальный онкологический центр, Токио, Япония

Департамент безопасности и здравоохранения, Tokyo Gas Co.Ltd., Токио, Япония

Автор, ответственный за переписку.

Поступило 19 марта 2015 г .; Принято 10 августа 2015 г.

Открытый доступ Эта статья распространяется в соответствии с условиями Международной лицензии Creative Commons Attribution 4.0 (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии вы должным образом указываете первоначального автора (авторов) и источник, предоставляете ссылку на лицензию Creative Commons и указываете, были ли внесены изменения.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Цель

Все больше сотрудников сталкиваются с диагнозом рака в трудоспособном возрасте, однако никаких крупномасштабных японских исследований, посвященных отпуску по болезни из-за рака, не проводилось. Мы прояснили различия в совокупных показателях частичного и полного возвращения к работе (RTW) между разными типами рака среди японских выживших после рака.

Методы

Данные о японских служащих, которые пережили эпизод отпуска по болезни из-за клинически подтвержденного рака, диагностированного в период с 1 января 2000 года по 31 декабря 2011 года, были получены из реестра гигиены труда.В этом исследовании были использованы результаты субъектов в течение 365-дневного периода после их первого дня отпуска по болезни. Мы исследовали совокупные частичные / полные и полные уровни RTW, используя анализ выживаемости с конкурирующими рисками и предикторы времени до RTW с помощью модели регрессии пропорциональных рисков Fine-Gray.

Результаты

Одна тысяча двести семьдесят восемь субъектов (1033 мужчины и 245 женщин) испытали свой первый эпизод отпуска по болезни из-за рака в течение 12-летнего периода наблюдения.47,1% испытуемых вернулись к работе полный рабочий день в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия в отпуске по болезни, а 62,3% – к 12 месяцам. Кумулятивная скорость RTW значительно варьировалась в зависимости от типа рака. Наблюдались значительные различия в диапазоне кумулятивных показателей полного RTW между двумя категориями (группы с более низким уровнем полного RTW (группы с раком легких, печени, поджелудочной железы, пищевода и крови) по сравнению с группами с более высоким уровнем RTW. группы полной скорости RTW («желудочный», «кишечный», «грудной», «женский генитальный», «мужской генитальный», «мочевой»): 6.От 3 до 14,3% против 11,4 до 28,3% через 60 дней, от 10,6 до 22,4% против 27,0 до 50,0% через 120 дней, от 21,3 до 34,7% против 38,5 до 65,4% через 180 дней, от 34,3 до 42,9% против 66,0 до 79,5% через 365 дней). Кроме того, пожилой возраст может быть связан с более длительным временем до полного RTW.

Выводы

Более половины субъектов вернулись к работе на полный рабочий день в течение 365-дневного периода после их начального дня отпуска по болезни, при этом совокупные показатели RTW варьируются в зависимости от типа рака. Старшим сотрудникам может потребоваться больше времени для полного RTW.

Последствия для выживших после рака

Для компаний (особенно малых и средних) очень важно создать и улучшить свою систему поддержки RTW для выживших после рака, зная, что среднее время до RTW ожидается не менее несколько месяцев.

Ключевые слова: Выжившие после рака, отпуск по болезни, совокупный коэффициент возврата к работе (RTW), система частичного RTW, лонгитюдное исследование

Введение

Рак по-прежнему является одной из ведущих причин заболеваемости и смертности во всем мире [1–3] .Общественное здравоохранение и медицина рака значительно улучшились за последние годы [1, 2]. Достижения в области ранней диагностики и эффективного междисциплинарного лечения снизили влияние рака на жизнь выживших после рака [4], а 5-летняя выживаемость при многих видах рака неуклонно увеличивалась в большинстве развитых стран [5–7]. Ожидается, что по мере старения населения и увеличения продолжительности жизни после рака распространенность выживших после рака в большинстве стран еще больше возрастет [8, 9].Соответственно, предыдущие японские исследования показали, что многие больные раком живут дольше, чем в предыдущие десятилетия [10, 11].

Заболеваемость раком выше у пожилых людей [1]. Однако на самом деле, согласно данным японского надзора за раком, около 30% всех диагностированных онкологических больных (805 236 пациентов) принадлежали к группе трудоспособного возраста от 20 до 64 лет (244 976 пациентов) в 2010 г. [12]. Поскольку в будущем возраст выхода на пенсию, вероятно, будет повышен, предполагается, что у большего числа сотрудников трудоспособного возраста будет диагностирован рак, как в западных странах [1, 13, 14].По прогнозам, с увеличением числа диагнозов рака у работающего населения возвращение к работе (RTW) выживших после рака станет все более актуальной ситуацией для отдельного человека, работодателей и общества [15].

В исследованиях гигиены труда показатели RTW среди выживших после рака заметно различаются в литературе, несмотря на сопоставимые исследуемые группы [13, 16–18]. По данным систематического обзора 64 исследований, 63,5% выживших после рака вернулись к работе после постановки диагноза [1]. RTW онкологических больных можно рассматривать как доказательство полного выздоровления, что означает, что трудоспособность людей восстановилась до уровня, позволяющего вернуться к работе.Ситуация в целом более сложная, что влияет на профессиональную реабилитацию и процесс RTW [16, 19]. Если работодатели разрешают корректировку требований к работе, используя службы гигиены труда, частичное RTW и т. Д., RTW может улучшить качество жизни выживших после рака, обеспечивая социальную реинтеграцию и повышая самооценку [20, 21].

Чтобы поддержать эффективную профессиональную реабилитацию выживших после рака, предыдущие исследования были больше сосредоточены на корректировках работы, предусмотренных после RTW [21].Однако меньше внимания уделяется предикторам продолжительности отсутствия по болезни из-за рака [9]. Насколько нам известно, в Японии не проводилось крупномасштабного исследования, посвященного результатам, связанным с работой, после первого эпизода отсутствия по болезни из-за рака, стратифицированного по локализации рака [22].

Целью этого исследования было прояснить различия в кумулятивных частичных / полных и полных RTW между разными очагами рака среди японских выживших после рака в течение 365-дневного периода после первого дня отсутствия по болезни из-за рака, а также изучить важность частичного RTW в RTW среди японских выживших после рака.За счет определения кумулятивных показателей RTW с разбивкой по сайту, это исследование может помочь компаниям создать и улучшить свою систему поддержки RTW для выживших после рака.

Методы

Это было продольное исследование течения отсутствия по болезни среди сотрудников, которые проходили профессиональную реабилитацию после диагноза рака. В это исследование были включены сотрудники, которые испытывали эпизод отсутствия по болезни из-за клинически подтвержденного рака, диагностированного в период с 1 января 2000 года по 31 декабря 2011 года.В течение этого 12-летнего периода у 1278 сотрудников был диагностирован рак, и 365-дневный период после их первого дня отсутствия по болезни из-за рака был исследован для каждого субъекта.

Зарегистрированные данные об отсутствии по болезни были получены из частного центра профессиональной гигиены, в состав которого входят около 30 профессиональных врачей (OP) и 75 медицинских сестер. Центр гигиены труда заключил контракты с OP примерно с 35 крупными японскими компаниями из различных отраслей (телекоммуникации, логистика, энергетика, строительство и т. Д.)), чтобы предоставлять своим сотрудникам услуги по охране труда. Общее количество сотрудников, работающих в этих компаниях на постоянной основе с 2000 по 2011 год, составляло около 68 000 человек.

Система страхования по болезни

В Японии нет закона о страховании нетрудоспособных сотрудников по болезни. Однако Закон о трудовом договоре гласит: «Увольнение, если оно не имеет объективно разумных оснований и не считается приемлемым с точки зрения общества, рассматривается как злоупотребление правом и считается недействительным» [3].Насколько нам известно, почти все крупные японские компании имеют собственную систему страхования от болезней для сотрудников, которые не могут работать из-за рака, депрессии, инсульта и т. Д. Эти системы страхования по болезни предназначены только для работающих лиц, и нет ограничений по возрасту, пока сотрудники работают. Срок отсутствия по болезни зависит от компании. В японской системе отсутствия по болезни неполный рабочий день в сочетании с неполной занятостью не так распространен. Дело в том, что многие малые и средние предприятия в Японии не имеют такой устоявшейся системы страхования от болезней.Мы предполагаем, что у переживших рак, которые работают на малых и средних предприятиях, нет другого выбора, кроме как уволиться из-за экономического положения их компаний, среди других факторов.

С другой стороны, крупные компании, которые мы исследовали в этом исследовании, имели ту же хорошо отлаженную систему страхования по болезни, связанную с их контрактом OP. Система регистрации отсутствия по болезни и RTW в службе гигиены труда в нашем исследовании была следующей: после постановки диагноза рака, чтобы подтвердить эпизод отсутствия по болезни, сотрудник должен был предоставить справку от врача о том, что сотрудник не мог работать из-за рак.В целом, лечение рака более негативно влияет на работоспособность человека, чем сам рак. ОП подтвердила медицинскую действительность выданной врачебной справки, и справка была отправлена ​​в отдел кадров, в котором были зарегистрированы только данные штатных работников. Причина отсутствия по болезни была зафиксирована ОП в соответствии с 10-й Международной классификацией болезней Всемирной организации здравоохранения (МКБ-10). В соответствии с Законом о трудовых стандартах Японии работникам, отсутствующим по болезни, разрешалось примерно две трети их обычной заработной платы.В системе страхования на случай болезни нет ограничений по возрасту. Срок отсутствия по болезни из-за рака определен контрактом OP в размере 3 лет. В случае RTW сотрудники должны были предоставить справку врача о том, что они годны для возвращения к работе, а также принять участие в собеседовании с соответствующими OP их компании для дальнейшего подтверждения того, что RTW является приемлемым с медицинской точки зрения. ОП далее определили, может ли рассматриваемый сотрудник вернуться к работе полный рабочий день (полный RTW) или неполный рабочий день (частичный RTW, обычно от 4 до 6 часов в день), и выдать сертификат RTW OP компании

Как показано в таблице , результат после отсутствия по болезни был проанализирован по онкологическим сайтам, в которых участвовало более 50 человек.Из них наиболее распространенными были рак желудка (МКБ-10: C16, n = 282), за ним следовали рак легких (C33-C34, n = 162) и рак кишечника (C17 -C21, n = 146), включая рак тонкой кишки ( n = 7), рак толстой кишки ( n = 70) и рак прямой кишки или анального канала ( n = 69). Четвертым по распространенности был рак «печени и поджелудочной железы» (C22-C25, n = 98), который включал гепатоцеллюлярную карциному ( n = 38), холангиокарциному ( n = 9), рак желчного пузыря ( n = 4) и рак поджелудочной железы ( n = 47).На пятом месте по распространенности был рак груди (C50, n = 97), в котором участвовали только женщины. На шестом месте по распространенности оказались злокачественные новообразования «крови» (C81-C96, n = 95), включая лейкоз ( n = 32), злокачественную лимфому ( n = 46), множественную миелому ( n = 8). ) и другие родственные виды рака ( n = 9). Седьмое место по распространенности занимал рак «мужских половых органов» (C60-63, n = 78), в том числе рак простаты ( n = 63) и рак яичек или полового члена ( n = 15).На восьмом месте по распространенности оказались «рак пищевода» (C15, n = 67) и рак «женских половых органов» (C51-C58, n = 67), в том числе рак матки ( n = 47). ) и рак яичников ( n = 20). На десятом месте по распространенности был рак мочевого пузыря (C64-C68, n = 53), который включал почечно-клеточную карциному и карциному мочеточника ( n = 30), а также рак мочевого пузыря ( n = 23). «Другой» рак ( n = 133) включал рак мозга (C71, n = 20), рак ротовой полости (C00-C09, n = 20), рак глотки (C10-C14, n ). = 27), рак щитовидной железы (C73, N = 19) и другие ( n = 47).

Таблица 1

Основные характеристики выживших после рака в этом исследовании

9
Место рака Число Мужчины Женщины Средний возраст на момент постановки диагноза
282 262 20 52,9
Пищеводный 67 64 3 54,7
Рак тонкой кишки 7 7 0 52,4
Рак толстой кишки 70 64 рак анального канала 69 69 0 51,8
Легкое 162 143 19 54,1
.1 9030 9032 20
Hepreatic 7 54.4
Гепатоцеллярная карцинома 38 36 2 52,6
Холангиокарцинома 9 4 4 0 57,8
Рак поджелудочной железы 47 44 3 54,9
Женские гениталии 67 0 67 46,4
Рак матки 47 0
47 20 0 20 43,8
Мужские половые органы 78 78 0 53,0
55.7
Яичко, рак полового члена 15 15 0 41,5
Мочевой 53 52 Почечный карцинома, рак мочеточника 30 29 1 52,8
Рак мочевого пузыря 23 23 0 53.6
Кровь 95 86 9 49,0
Лейкемия 32 29 3 Malign 41 5 49,2
Множественная миелома 8 8 0 54,0
9035 .0
Прочее 133 117 16 50,7
Рак головного мозга 20 18 2 19 1 50,7
Рак фаринго-гортани 27 27 0 54,4
47.9
Другие виды рака 47 44 3 49,9
Всего 1278 1033 2435
результаты в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни были получены из регистра и использованы в данном исследовании. 365-дневный период был выбран произвольно для удобства использования другими японскими компаниями при создании системы поддержки RTW для выживших после рака.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками был проведен, чтобы проиллюстрировать совокупные показатели RTW с использованием EZR [23]. Мы использовали регрессию пропорциональных рисков Fine-Gray для конкурирующих событий, чтобы проанализировать, были ли возраст, пол и места рака статистически связаны с частичным / полным RTW и полным RTW.

Мы разделили испытуемых на 5 категорий: «умер», «уволился», «инвалид», «полный RTW» и «частично RTW». «Инвалиды» ​​были определены как субъекты, которые отсутствовали из-за болезни к концу 365-дневного периода.«Умер» и «Ушел в отставку» были обозначены как факторы конкурирующих рисков для RTW.

В регрессии пропорциональных рисков Fine-Gray соотношение рисков более 1 означало более короткое время до события, такое как полное RTW, и меньшую продолжительность отсутствия по болезни до события по сравнению с эталоном. Коэффициент опасности менее 1 означал, что до события осталось больше времени. Субъекты были стратифицированы по возрасту на четыре группы по квартилям, в результате чего были выделены следующие возрастные группы: 48 лет или моложе (эталон), 49–52 года, 53–56 лет и 57 лет и старше.

Это исследование было одобрено Комитетом по медицинской этике Токийского женского медицинского университета (номер 3244).

Результаты

В настоящем исследовании 1278 субъектов испытали свой первый эпизод отсутствия по болезни из-за рака, сертифицированный их врачами, что означает, что у этих людей ранее не было эпизода отсутствия по болезни из-за рака. Как показано в таблице, характеристики испытуемых были следующими: 1033 (80,8%) из 1278 испытуемых были мужчинами и 245 (19.2%) составляли женщины. Средний возраст в первый день отсутствия по болезни составил 51,9 года.

Количество участников мероприятия, а также тех, кто прошел цензуру до проведения мероприятия, приведены в таблице. По прошествии 365-дневного периода, следующего за начальным днем ​​отсутствия по болезни, 35 субъектов уволились с работы, 132 человека умерли, а 74 сотрудника были классифицированы как «инвалиды», а именно, будучи неспособными вернуться на работу в течение 365 дней. дневной период. Приблизительно 31 из 98 субъектов в группе рака «печени, поджелудочной железы» умерли в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни.Выжившие после рака в группе рака «женских половых органов» не умерли в течение 365-дневного периода. Отставка происходила часто среди субъектов в группе «рака пищевода», при этом девять субъектов увольнялись с работы в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия. Не было отказов от пациентов из групп рака «желудка», «женских половых органов» или «мочевыводящих путей». Распространенность субъектов с «инвалидностью» была самой высокой в ​​группе злокачественных новообразований «кровь», в которой 19 субъектов отсутствовали по болезни более 365 дней.В группах рака «желудка» и «пищевода» была самая низкая распространенность «инвалидов» после 365-дневного периода. Среднее время полного RTW среди всех выживших после рака составило 201 день. В группах злокачественных новообразований «пищевода», «легких», «печени, поджелудочной железы» и «крови» отсутствовали значения, касающиеся среднего времени до полного RTW, поскольку кумулятивные показатели полного RTW не достигли 50%. Примерно в 3,5 раза больше испытуемых вернулись к работе частично по сравнению с тем, кто был полностью занят. При стратификации по месту рака соотношение частичного и полного RTW варьировалось от 1.От 6 (другие) до 8,4 (рак пищевода). Как показано в таблице, средняя продолжительность отсутствия по болезни до частичного или полного RTW составляла 80 дней. Средняя продолжительность до полного RTW составила 201 день (около 6,5 месяцев).

Таблица 2

Результаты профессионального реестра в течение 365 дней после первого дня отсутствия по болезни, стратифицированные по месту рака

172 9902 время частичное или 9080 полный RTW для каждого очага рака. В результате анализа выживаемости с конкурирующими рисками общие кумулятивные показатели RTW после первого дня отсутствия по болезни через 60, 120, 180 и 365 дней составили 41,0, 64,1, 71.6 и 80,9% соответственно.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками за время до частичного или полного RTW (месяцы). Крестики представляют собой цензуру из-за потери контроля

На рисунке показана продолжительность времени до полного RTW. В результате анализа выживаемости с учетом конкурирующих рисков совокупные показатели полного RTW через 60, 120, 180 и 365 дней составили 16,7, 34,9, 47,1 и 62,3% соответственно. Десять различных групп локализации рака были приблизительно разделены на две категории: группы с более низкой совокупной полной скоростью RTW, состоящие из групп рака «легкого», «печени, поджелудочной железы», «пищевода» и «крови», и группы с раком более высокая частота («желудочный», «кишечный», «грудной», «женский половой орган», «мужской половой орган», «мочевой»).Наблюдались значительные различия в диапазоне кумулятивных полных ставок RTW между двумя категориями (группы с более низкой полной скоростью RTW по сравнению с группами с более высокой полной скоростью RTW: от 6,3 до 14,3% по сравнению с 11,4 до 28,3% за 60 дней, от 10,6 до 22,4% против 27,0 до 50,0% через 120 дней, от 21,3 до 34,7% против 38,5 до 65,4% через 180 дней, от 34,3 до 42,9% против 66,0 до 79,5% через 365 дней). Группа с наименьшей совокупной частотой RTW (как общая, так и полная частота RTW) была группой злокачественных новообразований «крови», чья совокупная общая частота RTW через 60, 120, 180 и 365 дней составила 12.6, 27,4, 35,9 и 65,8%, и чьи совокупные полные показатели RTW составили 6,3, 10,6, 21,3 и 42,9% соответственно.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками за время до полного RTW (месяцы). Кресты представляют собой цензуру из-за потери для последующего наблюдения

Как показано в таблице, что касается участков рака, сотрудники с раком пищевода, легких, печени, поджелудочной железы и крови имели более длительный период времени. к частичной / полной RTW, чем у больных раком желудка.

Таблица 3

Модель регрессии Fine-Gray для времени до частичного / полного RTW в течение 365 дней

Место рака Номер Среднее время до частичного / полного RTW (дни) Среднее время до полная RTW (дни) 1.Умер, N 2. Подал в отставку, N 3. Отключено, N 4. RTW, N Полный RTW, N Частичное RTW, N Частичное RTW / полное RTW (соотношение)
Желудочный 282 62 124 16 0 3 263 9030 Пищеводный 67 123 7 9 2 47 5 42 8.4
Кишечный 146 66,5 136,5 16 3 4 123 31 92 3,0 22 7 11 122 31 91 2,9
Печеночный, панкреатический 98 194 13 41 3.2
Грудь 97 91 209 1 2 6 87 15 72 4.8 0 0 5 62 11 51 4,6
Мужской генитальный 78 60,5 24,5 1 16 52 3.3
Моча 53 52 127 7 0 1 45 15 30 2,0
12 1 19 62 14 48 3,4
Другое 133 91 195 3 19 60 1.6
Итого 1278 80 201 132 35 74 1031 229 802 3.5
0,79–0,79
Однопараметрический анализ Многопараметрический анализ
Переменные Переменные % ДИ) P Значение HR (95% ДИ) P Значение
Возраст (лет)
<48 (исх.) 1 1
49.96 (0,79–1,18) 0,68 0,96 (0,78–1,18) 0,68
53–56 0,99 (0,85–1,15) 0,92 1,0326 1,0326 0,8326 0,77
> 57 0,86 (0,73–1,02) 0,09 0,90 (0,75–1,07) 0,24
Пол
1
Женщины 0.90 (0,78–1,03) 0,11 0,85 (0,67–1,09) 0,21
Раковые участки Желудочный (ссылка) 1 1 0,54 (0,40–0,72) <0,01 0,53 (0,40–0,72) <0,01
Кишечник 0,94 (0,75–1,16) 0,55 0.53
Легкое 0,68 (0,55–0,84) <0,01 0,68 (0,55–0,84) <0,01
0,40–0,40 0,40–0,25 <0,01 0,40 (0,30–0,55) <0,01
Грудь 0,82 (0,67–1,00) 0,06 0,70 (0,52–0,95) 0,0 Женские половые органы 0.89 (0,70–1,13) 0,34 0,76 (0,55–1,06) 0,10
Мужские половые органы 1,03 (0,78–1,36) 0,83 1,0321
Моча 1,05 (0,73–1,52) 0,78 1,06 (0,74–1,53) 0,75
Кровь 0,40325 0,40 (0,32–0.51) <0,01

Как показано в таблице, регрессионный анализ Fine-Gray показал, что субъекты женского пола статистически не связаны с более длительным временем до полного RTW (отношение рисков женщин для времени до полного RTW было 1,07, 95 % доверительный интервал 0,78–1,46) по сравнению с мужчинами. Согласно многомерному анализу, включающему все переменные, испытуемые в возрастных группах> 57 лет имели больше времени для полного RTW, чем в возрастной группе <48 лет (контрольная) (отношение рисков для RTW было 0.78, 95% доверительный интервал 0,64–0,97). Кроме того, пациенты с раком «пищевода», «легких», «печени, поджелудочной железы» и «крови» имели больше времени для полного RTW, чем пациенты с раком «желудка».

Таблица 4

Модель регрессии Fine-Gray для времени до полного RTW в течение 365 дней

9030I
Однопараметрический анализ Многопараметрический анализ
Переменные Категории P Значение HR (95% ДИ) P Значение
Возраст (лет)
<48 (исх.) 1 1
49.84 (0,67–1,05) 0,13 0,89 (0,70–1,12) 0,31
53–56 0,80 (0,67–0,95) 0,01 0,87 (0,7323–0,7323–0,7323 0,14
> 57 0,71 (0,58–0,86) <0,01 0,78 (0,64–0,97) 0,02
Пол
Мужчины (
) 1
Женщины 0.88 (0,75–1,03) 0,12 1,07 (0,78–1,46) 0,69
Раковые очаги Желудочный (исх.) 1 1 0,35 (0,24–0,53) <0,01 0,36 (0,24–0,54) <0,01
Кишечный 0,99–1,24) 0,18 0.86
Легкое 0,33 (0,24–0,45) <0,01 0,29 (0,21–0,39) <0,01
печени, поджелудочной железы <0,01 0,39 (0,27–0,56) <0,01
Грудь 0,86 (0,69–1,08) 0,19 0,86 (0,60–1,24) 0,4 Женские половые органы 0.99 (0,76–1,30) 0,96 0,99 (0,67–1,46) 0,95
Мужские гениталии 1,18 (0,90–1,55) 0,24 1,1,5325 0,24 1,1,58 (0,89) 0,89 (0,89)
Моча 0,90 (0,61–1,34) 0,61 0,90 (0,61–1,33) 0,61
0,38 0,37 (0,27–0.51) <0,01

Обсуждение

Растущее число сотрудников, у которых диагностирован рак, увеличило потребность в улучшенных системах поддержки RTW для выживших после рака, особенно в области гигиены труда. Насколько нам известно, это было первое крупномасштабное исследование в Японии, в котором с использованием анализа выживаемости были выявлены факторы, влияющие на совокупные показатели RTW среди выживших после рака.

Мы обнаружили, что 71,6% субъектов вернулись к работе (неполный или полный рабочий день) в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия по болезни, и 80.9% к 12 мес. Это согласуется с выводами других западных исследований, согласно которым многие выжившие после рака возвращаются к работе после отсутствия по болезни, а их трудоспособность со временем улучшается [24–27]. Для полного RTW 47,1% субъектов вернулись к работе полный рабочий день в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия по болезни, а 62,3% – к 12 месяцам в настоящем исследовании, тогда как в предыдущем исследовании сообщалось о 60–89% [27]. . Это несоответствие может быть вызвано различиями в популяции, дизайне и методологии исследования [17, 28, 29].

Кроме того, в результате нашего исследования, учитывающего конкурирующие риски, только 4,1% субъектов уволились со своего места работы в течение 1 года после первого дня отсутствия по болезни из-за рака, в то время как примерно 8% выживших после рака уволились в течение 2 лет. в исследовании Нидерландов [17].

Совокупная скорость RTW по локализации рака

Совокупная скорость RTW значительно варьировала в зависимости от локализации рака, в соответствии с предыдущими отчетами [17, 24, 28, 30]. Предыдущие исследования показали, что рак легких и злокачественные новообразования крови имели более низкую общую скорость RTW, чем другие очаги рака [17, 31].Различия, наблюдаемые в показателях RTW между предыдущими исследованиями, можно объяснить различиями в системах здравоохранения компаний и акцентом конкретной страны на профилактическую помощь [32].

Наше исследование показало, что группа злокачественных новообразований «кровь» имела более низкий совокупный показатель RTW. В других исследованиях ранее было заявлено, что злокачественные новообразования крови были наиболее сложными формами рака для выживших после рака [19, 33]. В аспекте клинической онкологии химиотерапия показана всем пациентам со злокачественными новообразованиями крови в соответствии с Японскими клиническими рекомендациями по кроветворным опухолям [34].Химиотерапия при злокачественных новообразованиях крови, таких как острый миелоидный лейкоз и болезнь Ходжкина, довольно эффективна, тогда как эффективность может быть значительно ниже при других типах рака [35]. Однако сообщалось, что пациенты со злокачественными новообразованиями крови могут более серьезно пострадать от побочных эффектов химиотерапии [35]. Одно исследование показало, что химиотерапия, которая обычно продолжается в течение нескольких месяцев, снижает качество жизни онкологических больных, что приводит к таким симптомам, как общее недомогание, дистресс, психические расстройства [36, 37].Профилактика депрессии может быть одним из наиболее важных факторов, влияющих на RTW. Сообщалось, что депрессия оказывает негативное и долгосрочное воздействие на выживших после рака, снижая общее качество жизни, ухудшая соблюдение режима химиотерапии и увеличивая продолжительность госпитализации [38, 39]. Хотя снижение кумулятивной скорости RTW может быть связано с включением пациентов с худшим прогнозом, сама химиотерапия может быть одним из заслуживающих внимания факторов, влияющих на продолжительность отсутствия по болезни [17, 25, 26, 40].

Время от первого дня отсутствия по болезни до RTW

Настоящее исследование показало, что место рака сильно связано со временем до RTW, что согласуется с предыдущими исследованиями [41, 42], с кумулятивной скоростью RTW «пищевода», « группы рака легких, печени, поджелудочной железы и крови ниже, чем в других группах.

Среднее время до частичного или полного RTW для каждой группы локализации рака, кроме групп рака «пищевода» и «крови», составляло приблизительно 3 месяца.Используя опрос пациентов, проведенный в 2008 году Министерством здравоохранения, труда и социального обеспечения, средняя продолжительность госпитализации сравнивалась со средним временем до частичного или полного RTW для пациентов каждой группы локализации рака; рак желудка 27 дней (продолжительность госпитализации) против 62 дней (продолжительность отсутствия по болезни), рак пищевода 24 дня против 123, рак легких 26 дней против 96,5 дня и рак груди 16 против 91 дня [43]. Эти различия могут быть связаны с амбулаторным лечением (химиотерапия, лучевая терапия и т. Д.).), психические расстройства или другие факторы.

Уровень RTW снижался со временем после первого дня отсутствия по болезни; Показатель RTW был самым высоким в первом квартале года, за ним последовал второй квартал, тенденция в соответствии с предыдущими исследованиями [9, 17, 28, 31]. Это может быть связано с формой распределения отсутствующих по болезни, которая, как сообщается, сильно смещена вправо [29]. Хотя Christensen et al. сообщили, что показатели RTW снижаются с увеличением продолжительности отсутствия по болезни, профессиональная реабилитация на ранних стадиях отсутствия по болезни может оставаться важной [44].

В настоящем исследовании регрессионная модель Fine-Gray для всего населения продемонстрировала, что субъекты в возрастных группах> 57 лет имели более длительную продолжительность отсутствия по болезни до полного RTW по сравнению с возрастной группой <48 лет. В некоторых предыдущих исследованиях сообщалось, что пожилым людям, пережившим рак, требуется больше времени для RTW, тогда как другие исследования не смогли показать значительную корреляцию между возрастом и временем для RTW [19, 41]. Roelen et al. зарегистрированный возраст коррелировал с полным RTW у выживших после рака гениталий, но не для других видов рака [17].

Настоящее исследование показало, что не было значительной связи между временем до полного RTW и полом, в отличие от предыдущих исследований, в которых говорилось, что «женский» был отрицательно связан с RTW [1, 15, 41]. Во французском исследовании процесса RTW в течение 2 лет после постановки диагноза рака авторы предположили, что разница, наблюдаемая между мужчинами и женщинами, могла быть связана с повышенным стимулом для мужчин к RTW из-за экономической ответственности за свои семьи [9]. Голландское исследование продемонстрировало, что пол был связан со временем до полного RTW только у пациентов с диагнозом злокачественного новообразования крови, при этом у женщин требовалось больше времени для полного RTW по сравнению с мужчинами [17].

Частичное RTW и полное RTW

В дополнение к предыдущему обсуждению, были и другие большие различия между настоящим японским исследованием и предыдущими западными [24, 28, 45]. Настоящее исследование показало, что многие испытуемые вернулись к работе неполный рабочий день; напротив, многие из участников ранее опубликованных исследований вернулись к работе на полную ставку [24, 31, 39, 41]. Сравнение настоящих результатов с предыдущими исследованиями может быть затруднено с использованием значений, включающих как частичный, так и полный RTW.

Разница в накопленных скоростях RTW между рис. и продемонстрировать, что «частичная система RTW» для выживших после рака, по-видимому, заметно улучшила совокупные показатели RTW, за исключением группы злокачественных опухолей «крови». Таким образом, создание частичной системы RTW в компаниях (особенно малых и средних) может улучшить совокупные ставки RTW.

Отношение частичного RTW к полному RTW среди групп локализации рака было самым высоким в группе рака «пищевода», что, возможно, могло быть связано с ограничением диеты после хирургического вмешательства на пищеводе, что привело к снижению физической силы и предотвращению полного рабочего дня. Работа.Однако решение о частичном или полном RTW не было основано на объективных стандартах; скорее, это было полностью основано на субъективном суждении ОП. В целом, RTW для выживших после рака довольно сложен и зависит от множества медицинских и немедицинских факторов [41]. В предыдущих отчетах указывалось, что факторы, влияющие на RTW, включают социально-демографические факторы (возраст, пол), переменные, специфичные для заболевания (место проведения, стадия, лечение, сопутствующие заболевания), и элементы социально-окружающей среды [45, 46]. Что касается переменных, связанных с конкретным заболеванием, разные уровни тяжести симптомов связаны с различными моделями нетрудоспособности [16].В настоящем исследовании предполагалось, что OP понимают информацию о конкретном заболевании каждого субъекта для их RTW, и решение о частичном RTW может быть связано с результатами ухудшенного прогноза, такими как наличие метастазов [47].

Кроме того, мы использовали регрессионный анализ Fine-Gray, чтобы исследовать предикторы времени до полного RTW, но только изучение полного RTW недооценивает долю людей, которые возвращаются на рынок труда. Эти результаты показывают, что это особенно верно для очагов рака с высоким соотношением частичного / полного RTW (например,g., рак желудка и пищевода).

Сильные стороны и ограничения

Одной из сильных сторон настоящего исследования было включение большой группы субъектов; Около 1300 японских служащих, которые испытывали период отсутствия по болезни из-за рака, были включены в исследование, первое крупномасштабное японское RTW-исследование выживших после рака. Кроме того, процент последующего наблюдения был очень высоким (почти 100%), потому что регистр отсутствия по болезни велся компанией, при этом ОП постоянно регистрировали все случаи рака, возникающие у сотрудников, и удостоверяли отсутствия по болезни.С этой системой было меньше выбора субъектов и потерь из-за предубеждений при последующем наблюдении, которые, возможно, могли повлиять на другие исследования. Кроме того, мы использовали объективную оценку отсутствия по болезни; Настоящее исследование основано на данных клинически подтвержденного отсутствия по болезни с использованием справок врачей. Использование клинически поставленных диагнозов рака у субъектов по МКБ-10 позволило повысить достоверность и надежность, чем категоризация по другим заболеваниям, таким как психические заболевания. Еще одной сильной стороной нашего исследования было то, что мы использовали систему частичного RTW, исследуя «соотношение частичного / полного RTW, оцениваемое по OP в RTW» и «совокупную частичную / полную скорость RTW».”

При интерпретации результатов настоящего исследования следует отметить несколько ограничений. Во-первых, медицинская информация субъектов не была доступна для использования в настоящем исследовании, такая как стадия рака, патологическая степень злокачественности и тип лечения (хирургия, химиотерапия, лучевая терапия). Во-вторых, мы не могли отрицать наличие сопутствующих заболеваний у субъектов из-за регистрации только одного диагноза на эпизод отсутствия по болезни в ОП. Субъекты могли иметь другие расстройства во время отсутствия по болезни, такие как депрессия или кишечная непроходимость после операции на подвздошной кости, или другие симптомы, такие как депрессивное настроение, беспокойство или нарушения сна, часто обнаруживаемые у выживших после рака.Знание сопутствующих заболеваний необходимо из-за их влияния на время до RTW [24]. В-третьих, не проводилось различий между субъектами, у которых, возможно, были предыдущие эпизоды рака до работы в рассматриваемой компании, или субъектами, у которых после периода исследования возник рецидив или другие типы рака. В-четвертых, поскольку большинство испытуемых были мужчинами, необходимо соблюдать осторожность при обобщении результатов по всей рабочей силе на основе настоящих результатов. В-пятых, очень важно отметить, что начальная дата отсутствия по болезни могла значительно отличаться от даты постановки диагноза или даты начала болезни.В-шестых, может показаться подозрительным предположение о пропорциональной опасности в соответствии с визуальным осмотром выходных данных. Однако модель логистической регрессии, как и модель пропорциональной регрессии риска Файн-Грея, показала, что «57 лет и старше (справка: 48 лет или моложе)», «рак пищевода (справка: рак желудка)», «рак легких. , »« Рак печени, поджелудочной железы »и« злокачественные новообразования крови »имели более низкую вероятность полного RTW. В-седьмых, могут быть введены различные формы когортных предубеждений.Это связано с тем, что в анализ включены все люди, независимо от года их отсутствия по болезни. Поскольку с годами, очевидно, произошли изменения в лечении рака, политике RTW и других факторах, это может (при наличии систематических различий) стать проблемой.

Будущие исследования

Требуется дальнейшее уточнение предикторов отсутствия по болезни из-за рака, чтобы лучше поддержать разработку стратегии RTW для выживших после рака. Следующие предикторы времени до RTW требуют дальнейшего изучения: факторы, связанные с расстройством (диагноз, стадия рака, содержание лечения) и факторы окружающей среды (потребность в работе, супервизорная поддержка и поддержка коллег).Периодическое отсутствие болезни после RTW среди выживших после рака также должно быть исследовано для третичной профилактики, в частности, периодическое отсутствие болезни из-за психических расстройств (таких как депрессия, тревожные расстройства) после RTW. Исследования проблем психического здоровья могут иметь важное значение для улучшения качества жизни выживших после рака.

Заключение

Более половины всех выживших после рака вернулись к работе в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни.Совокупная скорость RTW зависела от типа рака. Старшим сотрудникам может потребоваться больше времени для полного RTW. Специалисты по гигиене труда могут лучше поддержать выживших после рака в RTW, зная, что совокупные показатели RTW зависят от типа рака. Для выживших после рака компаниям (особенно малым и средним) очень важно создать и улучшить свои системы поддержки RTW (например, частичную систему RTW), зная, что среднее время до RTW ожидается на уровне минимум несколько месяцев.

Благодарности

Мы очень благодарны доктору Косуке Киёхара (Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет) и доктору Ацуши Гото (Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет) за статистический анализ этого исследования. .

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Список литературы

1. Mehnert A. Трудоустройство и связанные с работой вопросы у выживших после рака. Crit Rev Oncol / Hematol.2011. 77 (2): 109–130. DOI: 10.1016 / j.critrevonc.2010.01.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Verdecchia A, Francisci S, Brenner H, Gatta G, Micheli A, Mangone L и др. Выживаемость рака в Европе в последнее время: анализ данных EUROCARE-4 за период 2000–2002 годов. Ланцет Онкол. 2007. 8 (9): 784–796. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (07) 70246-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

3. Министерство здравоохранения L, Социальное обеспечение, Япония: Закон о трудовых договорах. Министерство здравоохранения, труда и социального обеспечения, Япония, 2007 г.

4. Фейерштейн М., Тодд Б.Л., Московиц М.К., Брунс Г.Л., Столер М.Р., Нассиф Т. и др.Работа с пережившими рак: модель для практики и исследований. J Cancer Surviv: Res Pract. 2010. 4 (4): 415–437. DOI: 10.1007 / s11764-010-0154-6. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Аллемани С., Вейр Х.К., Каррейра Х., Хэрвуд Р., Спика Д., Ван Х.С., Бэннон Ф., Ан Дж. В., Джонсон С.Дж., Бонавентура А и др.: Глобальный надзор за выживаемостью от рака, 1995–2009 годы: анализ индивидуальных данных для 25 676 887 человек. пациентов из 279 популяционных регистров в 67 странах (КОНКОРД-2). Lancet 2014. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 6.Verbeek J, Spelten E, Kammeijer M, Sprangers M. Возвращение к работе выживших после рака: проспективное когортное исследование качества реабилитации врачами-профессиональными врачами. Occup Environ Med. 2003. 60 (5): 352–357. DOI: 10.1136 / oem.60.5.352. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Francisci S, Capocaccia R, Grande E, Santaquilani M, Simonetti A, Allemani C и др. Лечение рака: европейская перспектива. Eur J Cancer. 2009. 45 (6): 1067–1079. DOI: 10.1016 / j.ejca.2008.11.034. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8.Азиз НМ. Исследование выживаемости рака: уровень знаний, проблемы и возможности. Acta Oncol. 2007. 46 (4): 417–432. DOI: 10.1080 / 02841860701367878. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Марино П., Луис Сагаон Т., Летиция М., Ле-Анн-Гаэль С.С.. Половые различия в процессе возвращения к работе выживших после рака через 2 года после постановки диагноза: результаты большой французской выборки населения. J Clin Oncol: Off J Am Soc Clin Oncol. 2013. 31 (10): 1277–1284. DOI: 10.1200 / JCO.2011.38.5401. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10.Ито Й, Мияширо И., Ито Х, Хосоно С., Чихара Д., Наката-Ямада К. и др. Долгосрочная выживаемость и условная выживаемость онкологических больных в Японии с использованием данных популяционного онкологического регистра. Cancer Sci. 2014. 105 (11): 1480–1486. DOI: 10.1111 / cas.12525. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Такахаши М., Кай И., Муто Т. Расхождения между общественным мнением и эпидемиологическими фактами относительно прогноза и заболеваемости раком в Японии: интернет-опрос. Jpn J Clin Oncol. 2012; 42 (10): 919–926.DOI: 10,1093 / jjco / hys125. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Мацуда А., Мацуда Т., Сибата А., Катанода К., Собуэ Т., Нишимото Х. Исследования по надзору за раком в Японии G: Заболеваемость и заболеваемость раком в Японии в 2008 г .: исследование 25 популяционных регистров рака для мониторинга заболеваемости раком в Япония (MCIJ) проект. Jpn J Clin Oncol. 2014. 44 (4): 388–396. DOI: 10,1093 / jjco / hyu003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Tamminga SJ, de Boer AG, Verbeek JH, Frings-Dresen MH. Вмешательства по возвращению к работе, интегрированные в онкологическую помощь: систематический обзор.Occup Environ Med. 2010. 67 (9): 639–648. DOI: 10.1136 / oem.2009.050070. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

14. Министерство здравоохранения Л., Социальное обеспечение, Япония: «Gankanja keikensya no syurousien no arikata ni kansuru kentoukai houkokusyo» (на японском языке). 2014.

15. Амир З., Моран Т., Уолш Л., Идденден Р., Люкер К. Возвращение к оплачиваемой работе после рака: опыт Великобритании. J Cancer Surviv: Res Pract. 2007. 1 (2): 129–136. DOI: 10.1007 / s11764-007-0021-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Ролен CA, Koopmans PC, Anema JR, van der Beek AJ.Рецидивы отсутствия по болезни, подтвержденного медицинским свидетельством, в соответствии с диагнозом: исследование журнала регистрации отсутствия по болезни. J Occup Rehabil. 2010. 20 (1): 113–121. DOI: 10.1007 / s10926-009-9226-8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Roelen CA, Koopmans PC, Groothoff JW, van der Klink JJ, Bultmann U. Отсутствие болезни и полное возвращение к работе после рака: двухлетнее наблюдение данных регистров для различных участков рака. Психоонкология. 2011. 20 (9): 1001–1006. [PubMed] [Google Scholar] 18. Гордон Л.Г., Бисли В.Л., Линч Б.М., Михала Г., МакГрат К., Грейвс Н. и др.Возвращение к работе австралийских рабочих среднего возраста с диагнозом колоректальный рак: согласованное когортное исследование. BMC Public Health. 2014; 14: 963. DOI: 10.1186 / 1471-2458-14-963. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Spelten ER, Verbeek JH, Uitterhoeve AL, Ansink AC, van der Lelie J, de Reijke TM и др. Рак, утомляемость и возвращение пациентов к работе – проспективное когортное исследование. Eur J Cancer. 2003. 39 (11): 1562–1567. DOI: 10.1016 / S0959-8049 (03) 00364-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20.Сайто Н., Такахаши М., Сайренчи Т., Муто Т. Влияние рака груди на занятость среди японских женщин. J Оккупировать здоровье. 2014. 56 (1): 49–55. DOI: 10.1539 / joh.13-0140-OA. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Торп С., Нильсен Р.А., Гудбергссон С.Б., Даль А.А. Регулировка рабочего места и трудоспособность среди работающих, переживших рак. Support Care Cancer: Off J Multinatl Assoc Support Care Cancer. 2012. 20 (9): 2149–2156. DOI: 10.1007 / s00520-011-1325-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Spelten ER, Sprangers MA, Verbeek JH.Факторы, влияющие на возвращение к работе выживших после рака: обзор литературы. Психоонкология. 2002. 11 (2): 124–131. DOI: 10.1002 / pon.585. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Канда Ю. Исследование свободно доступного простого в использовании программного обеспечения «EZR» для медицинской статистики. Пересадка костного мозга. 2013. 48 (3): 452–458. DOI: 10.1038 / bmt.2012.244. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Купер А.Ф., Хэнкинс М., Риксон Л., Итон Е., Грюнфельд Е.А. Различные связанные с работой, клинические и психологические факторы предопределяют возвращение к работе после лечения четырех различных типов рака.Психоонкология. 2013. 22 (3): 659–667. DOI: 10.1002 / pon.3049. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Шовалл К., Аттнер Б., Энглунд М., Литман Т., Норин Д., Гуннарс Б. и др. Отсутствие болезни среди онкологических больных на преддиагностической и постдиагностической фазах пяти распространенных форм рака. Support Care Cancer: Off J Multinatl Assoc Support Care Cancer. 2012. 20 (4): 741–747. DOI: 10.1007 / s00520-011-1142-8. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Шорт П.Ф., Васи Дж. Дж., Тунджели К. Пути трудоустройства в большой когорте взрослых людей, переживших рак.Рак. 2005. 103 (6): 1292–1301. DOI: 10.1002 / cncr.20912. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Карлсен К., Харлинг Х., Педерсен Дж., Кристенсен К. Б., Ослер М.: Переход между работой, отсутствием по болезни и пенсией в когорте датских выживших после колоректального рака. BMJ open 2013, 3 (2). [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 28. Мюррей К., Лам К.Б., Маклафлин, округ Колумбия, Садхра СС. Предсказатели возвращения на работу выживших после рака в королевских военно-воздушных силах. J Occup Rehabil. 2015; 25 (1): 153–159. DOI: 10.1007 / s10926-014-9516-7.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Хенсинг Г. Шведский совет по оценке технологий в здравоохранении (SBU). Глава 4. Методологические аспекты исследования отсутствия по болезни. Scandinav J Public Health Suppl. 2004. 63: 44–48. DOI: 10.1080 / 14034
0021844. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Bottcher HM, Steimann M, Rotsch M, Zurborn KH, Koch U, Bergelt C. Профессиональный стресс и его связь с ранним выходом на пенсию и субъективной потребностью в профессиональной реабилитации больных раком. Психоонкология.2013. 22 (8): 1807–1814. DOI: 10.1002 / pon.3224. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Roelen CA, Koopmans PC, Schellart AJ, van der Beek AJ. Возобновление работы после рака: проспективное исследование данных профессионального реестра. J Occup Rehabil. 2011. 21 (3): 431–440. DOI: 10.1007 / s10926-010-9274-0. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Сампере М., Гимено Д., Серра С., Плана М., Мартинес Дж. М., Делклос Г.Л. и др. Организационная поддержка возвращения к работе и продолжительность отпуска по болезни: когорта испанских рабочих с длительным отпуском по болезни, не связанным с работой.J Occupation Environm Med / Am College Occupation Environ Med. 2011. 53 (6): 674–679. DOI: 10.1097 / JOM.0b013e31821f2ad4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Horsboel TA, Nielsen CV, Andersen NT, Nielsen B, de Thurah A. Риск получения пенсии по инвалидности для пациентов с диагнозом гематологических злокачественных новообразований: когортное исследование на основе регистров. Acta Oncol. 2014. 53 (6): 724–734. DOI: 10.3109 / 0284186X.2013.875625. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

34. Клинические рекомендации по гематологическим злокачественным новообразованиям, 2013 г. (на японском языке).

35. Глава Харрисона по внутренней медицине, 15-е издание, том 1.

36. Бауэр Дж. Э., Ганц П. А., Десмонд К. А., Бернардс С., Роуленд Дж. Х., Мейеровиц Б. Е. и др. Усталость у выживших после карциномы молочной железы в долгосрочной перспективе: продольное исследование. Рак. 2006; 106 (4): 751–758. DOI: 10.1002 / cncr.21671. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Henselmans I, Helgeson VS, Seltman H, de Vries J, Sanderman R, Ranchor AV. Выявление и прогнозирование траекторий дистресса в первый год после постановки диагноза рака груди.Психология здоровья: Off J Div Health Psychol, Am Psychol Assoc. 2010. 29 (2): 160–168. DOI: 10.1037 / a0017806. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Ниссим Р., Гаглиезе Л., Родин Г. Желание поспешной смерти у людей с запущенным раком: продольное качественное исследование. Soc Sci Med. 2009. 69 (2): 165–171. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2009.04.021. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. ван Муйен П., Дуйтс С.Ф., ван дер Бик А.Дж., Анема-младший. Факторы прогноза нетрудоспособности у выживших после онкологических заболеваний.J, выживший после рака: Res Pract. 2013. 7 (4): 582–591. DOI: 10.1007 / s11764-013-0297-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Mehnert A, Koch U. Предикторы трудоустройства среди выживших после медицинской реабилитации – перспективное исследование. Скандинавская работа J, Здоровье окружающей среды. 2013. 39 (1): 76–87. DOI: 10.5271 / sjweh.3291. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. van Muijen P, Weevers NL, Snels IA, Duijts SF, Bruinvels DJ, Schellart AJ, et al. Предикторы возвращения к работе и занятости у лиц, переживших рак: систематический обзор.Europ J Cancer Care. 2013. 22 (2): 144–160. DOI: 10.1111 / ecc.12033. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Таскила Т, Линдбом МЛ. Факторы, влияющие на занятость и трудоспособность лиц, переживших рак. Acta Oncol. 2007. 46 (4): 446–451. DOI: 10.1080 / 02841860701355048. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

43. Министерство здравоохранения L, Социальное обеспечение, Япония: опрос пациентов, 2008 г. (на японском языке). 2008.

44. Кристенсен КБ, Андерсен П.К., Смит-Хансен Л., Нильсен М.Л., Кристенсен Т.С. Анализ отсутствия по болезни с помощью статистических моделей данных о выживаемости.Скандинавская работа J, Здоровье окружающей среды. 2007. 33 (3): 233–239. DOI: 10.5271 / sjweh.1132. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Нильссон М., Олссон М., Веннман-Ларсен А., Петерссон Л. М., Александерсон К. Возвращение к работе после рака груди: опыт женщин при контактах с различными заинтересованными сторонами. Europ J Oncol Nurs: Off J Europ Oncol Nursing Soc. 2011. 15 (3): 267–274. DOI: 10.1016 / j.ejon.2011.03.005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Охгури Т., Нараи Р., Фунахаши А., Нишюра С., Ямасита Т., Ярита К. и др.Ограничения на работу и посещаемость после того, как сотрудники, больные раком, вернулись на работу в единственную производственную компанию в Японии. J Оккупировать здоровье. 2009. 51 (3): 267–272. DOI: 10.1539 / joh.O8013. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

365-дневное когортное исследование выживших после рака в Японии

J Cancer Surviv. 2016; 10: 320–329.

, , , , , и

Мотоки Эндо

Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Токио, Япония, 162-ку -8666

Ясуо Харуяма

Департамент общественного здравоохранения, Медицинский университет Докке, Токиги, Япония

Мияко Такахаси

Отдел исследований выживших после рака, Национальный онкологический центр, Токио

, Япония,

Департамент безопасности и здравоохранения, Tokyo Gas Co.Ltd., Токио, Япония

Норико Кодзимахара

Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Наохито Ямагути

Департамент общественного здравоохранения , Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Департамент общественного здравоохранения Токийского женского медицинского университета, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Департамент общественного здравоохранения, Медицинский университет Докке, Точиги, Япония

Отдел исследований выживших после рака, Национальный онкологический центр, Токио, Япония

Департамент безопасности и здравоохранения, Tokyo Gas Co.Ltd., Токио, Япония

Автор, ответственный за переписку.

Поступило 19 марта 2015 г .; Принято 10 августа 2015 г.

Открытый доступ Эта статья распространяется в соответствии с условиями Международной лицензии Creative Commons Attribution 4.0 (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии вы должным образом указываете первоначального автора (авторов) и источник, предоставляете ссылку на лицензию Creative Commons и указываете, были ли внесены изменения.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Цель

Все больше сотрудников сталкиваются с диагнозом рака в трудоспособном возрасте, однако никаких крупномасштабных японских исследований, посвященных отпуску по болезни из-за рака, не проводилось. Мы прояснили различия в совокупных показателях частичного и полного возвращения к работе (RTW) между разными типами рака среди японских выживших после рака.

Методы

Данные о японских служащих, которые пережили эпизод отпуска по болезни из-за клинически подтвержденного рака, диагностированного в период с 1 января 2000 года по 31 декабря 2011 года, были получены из реестра гигиены труда.В этом исследовании были использованы результаты субъектов в течение 365-дневного периода после их первого дня отпуска по болезни. Мы исследовали совокупные частичные / полные и полные уровни RTW, используя анализ выживаемости с конкурирующими рисками и предикторы времени до RTW с помощью модели регрессии пропорциональных рисков Fine-Gray.

Результаты

Одна тысяча двести семьдесят восемь субъектов (1033 мужчины и 245 женщин) испытали свой первый эпизод отпуска по болезни из-за рака в течение 12-летнего периода наблюдения.47,1% испытуемых вернулись к работе полный рабочий день в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия в отпуске по болезни, а 62,3% – к 12 месяцам. Кумулятивная скорость RTW значительно варьировалась в зависимости от типа рака. Наблюдались значительные различия в диапазоне кумулятивных показателей полного RTW между двумя категориями (группы с более низким уровнем полного RTW (группы с раком легких, печени, поджелудочной железы, пищевода и крови) по сравнению с группами с более высоким уровнем RTW. группы полной скорости RTW («желудочный», «кишечный», «грудной», «женский генитальный», «мужской генитальный», «мочевой»): 6.От 3 до 14,3% против 11,4 до 28,3% через 60 дней, от 10,6 до 22,4% против 27,0 до 50,0% через 120 дней, от 21,3 до 34,7% против 38,5 до 65,4% через 180 дней, от 34,3 до 42,9% против 66,0 до 79,5% через 365 дней). Кроме того, пожилой возраст может быть связан с более длительным временем до полного RTW.

Выводы

Более половины субъектов вернулись к работе на полный рабочий день в течение 365-дневного периода после их начального дня отпуска по болезни, при этом совокупные показатели RTW варьируются в зависимости от типа рака. Старшим сотрудникам может потребоваться больше времени для полного RTW.

Последствия для выживших после рака

Для компаний (особенно малых и средних) очень важно создать и улучшить свою систему поддержки RTW для выживших после рака, зная, что среднее время до RTW ожидается не менее несколько месяцев.

Ключевые слова: Выжившие после рака, отпуск по болезни, совокупный коэффициент возврата к работе (RTW), система частичного RTW, лонгитюдное исследование

Введение

Рак по-прежнему является одной из ведущих причин заболеваемости и смертности во всем мире [1–3] .Общественное здравоохранение и медицина рака значительно улучшились за последние годы [1, 2]. Достижения в области ранней диагностики и эффективного междисциплинарного лечения снизили влияние рака на жизнь выживших после рака [4], а 5-летняя выживаемость при многих видах рака неуклонно увеличивалась в большинстве развитых стран [5–7]. Ожидается, что по мере старения населения и увеличения продолжительности жизни после рака распространенность выживших после рака в большинстве стран еще больше возрастет [8, 9].Соответственно, предыдущие японские исследования показали, что многие больные раком живут дольше, чем в предыдущие десятилетия [10, 11].

Заболеваемость раком выше у пожилых людей [1]. Однако на самом деле, согласно данным японского надзора за раком, около 30% всех диагностированных онкологических больных (805 236 пациентов) принадлежали к группе трудоспособного возраста от 20 до 64 лет (244 976 пациентов) в 2010 г. [12]. Поскольку в будущем возраст выхода на пенсию, вероятно, будет повышен, предполагается, что у большего числа сотрудников трудоспособного возраста будет диагностирован рак, как в западных странах [1, 13, 14].По прогнозам, с увеличением числа диагнозов рака у работающего населения возвращение к работе (RTW) выживших после рака станет все более актуальной ситуацией для отдельного человека, работодателей и общества [15].

В исследованиях гигиены труда показатели RTW среди выживших после рака заметно различаются в литературе, несмотря на сопоставимые исследуемые группы [13, 16–18]. По данным систематического обзора 64 исследований, 63,5% выживших после рака вернулись к работе после постановки диагноза [1]. RTW онкологических больных можно рассматривать как доказательство полного выздоровления, что означает, что трудоспособность людей восстановилась до уровня, позволяющего вернуться к работе.Ситуация в целом более сложная, что влияет на профессиональную реабилитацию и процесс RTW [16, 19]. Если работодатели разрешают корректировку требований к работе, используя службы гигиены труда, частичное RTW и т. Д., RTW может улучшить качество жизни выживших после рака, обеспечивая социальную реинтеграцию и повышая самооценку [20, 21].

Чтобы поддержать эффективную профессиональную реабилитацию выживших после рака, предыдущие исследования были больше сосредоточены на корректировках работы, предусмотренных после RTW [21].Однако меньше внимания уделяется предикторам продолжительности отсутствия по болезни из-за рака [9]. Насколько нам известно, в Японии не проводилось крупномасштабного исследования, посвященного результатам, связанным с работой, после первого эпизода отсутствия по болезни из-за рака, стратифицированного по локализации рака [22].

Целью этого исследования было прояснить различия в кумулятивных частичных / полных и полных RTW между разными очагами рака среди японских выживших после рака в течение 365-дневного периода после первого дня отсутствия по болезни из-за рака, а также изучить важность частичного RTW в RTW среди японских выживших после рака.За счет определения кумулятивных показателей RTW с разбивкой по сайту, это исследование может помочь компаниям создать и улучшить свою систему поддержки RTW для выживших после рака.

Методы

Это было продольное исследование течения отсутствия по болезни среди сотрудников, которые проходили профессиональную реабилитацию после диагноза рака. В это исследование были включены сотрудники, которые испытывали эпизод отсутствия по болезни из-за клинически подтвержденного рака, диагностированного в период с 1 января 2000 года по 31 декабря 2011 года.В течение этого 12-летнего периода у 1278 сотрудников был диагностирован рак, и 365-дневный период после их первого дня отсутствия по болезни из-за рака был исследован для каждого субъекта.

Зарегистрированные данные об отсутствии по болезни были получены из частного центра профессиональной гигиены, в состав которого входят около 30 профессиональных врачей (OP) и 75 медицинских сестер. Центр гигиены труда заключил контракты с OP примерно с 35 крупными японскими компаниями из различных отраслей (телекоммуникации, логистика, энергетика, строительство и т. Д.)), чтобы предоставлять своим сотрудникам услуги по охране труда. Общее количество сотрудников, работающих в этих компаниях на постоянной основе с 2000 по 2011 год, составляло около 68 000 человек.

Система страхования по болезни

В Японии нет закона о страховании нетрудоспособных сотрудников по болезни. Однако Закон о трудовом договоре гласит: «Увольнение, если оно не имеет объективно разумных оснований и не считается приемлемым с точки зрения общества, рассматривается как злоупотребление правом и считается недействительным» [3].Насколько нам известно, почти все крупные японские компании имеют собственную систему страхования от болезней для сотрудников, которые не могут работать из-за рака, депрессии, инсульта и т. Д. Эти системы страхования по болезни предназначены только для работающих лиц, и нет ограничений по возрасту, пока сотрудники работают. Срок отсутствия по болезни зависит от компании. В японской системе отсутствия по болезни неполный рабочий день в сочетании с неполной занятостью не так распространен. Дело в том, что многие малые и средние предприятия в Японии не имеют такой устоявшейся системы страхования от болезней.Мы предполагаем, что у переживших рак, которые работают на малых и средних предприятиях, нет другого выбора, кроме как уволиться из-за экономического положения их компаний, среди других факторов.

С другой стороны, крупные компании, которые мы исследовали в этом исследовании, имели ту же хорошо отлаженную систему страхования по болезни, связанную с их контрактом OP. Система регистрации отсутствия по болезни и RTW в службе гигиены труда в нашем исследовании была следующей: после постановки диагноза рака, чтобы подтвердить эпизод отсутствия по болезни, сотрудник должен был предоставить справку от врача о том, что сотрудник не мог работать из-за рак.В целом, лечение рака более негативно влияет на работоспособность человека, чем сам рак. ОП подтвердила медицинскую действительность выданной врачебной справки, и справка была отправлена ​​в отдел кадров, в котором были зарегистрированы только данные штатных работников. Причина отсутствия по болезни была зафиксирована ОП в соответствии с 10-й Международной классификацией болезней Всемирной организации здравоохранения (МКБ-10). В соответствии с Законом о трудовых стандартах Японии работникам, отсутствующим по болезни, разрешалось примерно две трети их обычной заработной платы.В системе страхования на случай болезни нет ограничений по возрасту. Срок отсутствия по болезни из-за рака определен контрактом OP в размере 3 лет. В случае RTW сотрудники должны были предоставить справку врача о том, что они годны для возвращения к работе, а также принять участие в собеседовании с соответствующими OP их компании для дальнейшего подтверждения того, что RTW является приемлемым с медицинской точки зрения. ОП далее определили, может ли рассматриваемый сотрудник вернуться к работе полный рабочий день (полный RTW) или неполный рабочий день (частичный RTW, обычно от 4 до 6 часов в день), и выдать сертификат RTW OP компании

Как показано в таблице , результат после отсутствия по болезни был проанализирован по онкологическим сайтам, в которых участвовало более 50 человек.Из них наиболее распространенными были рак желудка (МКБ-10: C16, n = 282), за ним следовали рак легких (C33-C34, n = 162) и рак кишечника (C17 -C21, n = 146), включая рак тонкой кишки ( n = 7), рак толстой кишки ( n = 70) и рак прямой кишки или анального канала ( n = 69). Четвертым по распространенности был рак «печени и поджелудочной железы» (C22-C25, n = 98), который включал гепатоцеллюлярную карциному ( n = 38), холангиокарциному ( n = 9), рак желчного пузыря ( n = 4) и рак поджелудочной железы ( n = 47).На пятом месте по распространенности был рак груди (C50, n = 97), в котором участвовали только женщины. На шестом месте по распространенности оказались злокачественные новообразования «крови» (C81-C96, n = 95), включая лейкоз ( n = 32), злокачественную лимфому ( n = 46), множественную миелому ( n = 8). ) и другие родственные виды рака ( n = 9). Седьмое место по распространенности занимал рак «мужских половых органов» (C60-63, n = 78), в том числе рак простаты ( n = 63) и рак яичек или полового члена ( n = 15).На восьмом месте по распространенности оказались «рак пищевода» (C15, n = 67) и рак «женских половых органов» (C51-C58, n = 67), в том числе рак матки ( n = 47). ) и рак яичников ( n = 20). На десятом месте по распространенности был рак мочевого пузыря (C64-C68, n = 53), который включал почечно-клеточную карциному и карциному мочеточника ( n = 30), а также рак мочевого пузыря ( n = 23). «Другой» рак ( n = 133) включал рак мозга (C71, n = 20), рак ротовой полости (C00-C09, n = 20), рак глотки (C10-C14, n ). = 27), рак щитовидной железы (C73, N = 19) и другие ( n = 47).

Таблица 1

Основные характеристики выживших после рака в этом исследовании

9
Место рака Число Мужчины Женщины Средний возраст на момент постановки диагноза
282 262 20 52,9
Пищеводный 67 64 3 54,7
Рак тонкой кишки 7 7 0 52,4
Рак толстой кишки 70 64 рак анального канала 69 69 0 51,8
Легкое 162 143 19 54,1
.1 9030 9032 20
Hepreatic 7 54.4
Гепатоцеллярная карцинома 38 36 2 52,6
Холангиокарцинома 9 4 4 0 57,8
Рак поджелудочной железы 47 44 3 54,9
Женские гениталии 67 0 67 46,4
Рак матки 47 0
47 20 0 20 43,8
Мужские половые органы 78 78 0 53,0
55.7
Яичко, рак полового члена 15 15 0 41,5
Мочевой 53 52 Почечный карцинома, рак мочеточника 30 29 1 52,8
Рак мочевого пузыря 23 23 0 53.6
Кровь 95 86 9 49,0
Лейкемия 32 29 3 Malign 41 5 49,2
Множественная миелома 8 8 0 54,0
9035 .0
Прочее 133 117 16 50,7
Рак головного мозга 20 18 2 19 1 50,7
Рак фаринго-гортани 27 27 0 54,4
47.9
Другие виды рака 47 44 3 49,9
Всего 1278 1033 2435
результаты в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни были получены из регистра и использованы в данном исследовании. 365-дневный период был выбран произвольно для удобства использования другими японскими компаниями при создании системы поддержки RTW для выживших после рака.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками был проведен, чтобы проиллюстрировать совокупные показатели RTW с использованием EZR [23]. Мы использовали регрессию пропорциональных рисков Fine-Gray для конкурирующих событий, чтобы проанализировать, были ли возраст, пол и места рака статистически связаны с частичным / полным RTW и полным RTW.

Мы разделили испытуемых на 5 категорий: «умер», «уволился», «инвалид», «полный RTW» и «частично RTW». «Инвалиды» ​​были определены как субъекты, которые отсутствовали из-за болезни к концу 365-дневного периода.«Умер» и «Ушел в отставку» были обозначены как факторы конкурирующих рисков для RTW.

В регрессии пропорциональных рисков Fine-Gray соотношение рисков более 1 означало более короткое время до события, такое как полное RTW, и меньшую продолжительность отсутствия по болезни до события по сравнению с эталоном. Коэффициент опасности менее 1 означал, что до события осталось больше времени. Субъекты были стратифицированы по возрасту на четыре группы по квартилям, в результате чего были выделены следующие возрастные группы: 48 лет или моложе (эталон), 49–52 года, 53–56 лет и 57 лет и старше.

Это исследование было одобрено Комитетом по медицинской этике Токийского женского медицинского университета (номер 3244).

Результаты

В настоящем исследовании 1278 субъектов испытали свой первый эпизод отсутствия по болезни из-за рака, сертифицированный их врачами, что означает, что у этих людей ранее не было эпизода отсутствия по болезни из-за рака. Как показано в таблице, характеристики испытуемых были следующими: 1033 (80,8%) из 1278 испытуемых были мужчинами и 245 (19.2%) составляли женщины. Средний возраст в первый день отсутствия по болезни составил 51,9 года.

Количество участников мероприятия, а также тех, кто прошел цензуру до проведения мероприятия, приведены в таблице. По прошествии 365-дневного периода, следующего за начальным днем ​​отсутствия по болезни, 35 субъектов уволились с работы, 132 человека умерли, а 74 сотрудника были классифицированы как «инвалиды», а именно, будучи неспособными вернуться на работу в течение 365 дней. дневной период. Приблизительно 31 из 98 субъектов в группе рака «печени, поджелудочной железы» умерли в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни.Выжившие после рака в группе рака «женских половых органов» не умерли в течение 365-дневного периода. Отставка происходила часто среди субъектов в группе «рака пищевода», при этом девять субъектов увольнялись с работы в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия. Не было отказов от пациентов из групп рака «желудка», «женских половых органов» или «мочевыводящих путей». Распространенность субъектов с «инвалидностью» была самой высокой в ​​группе злокачественных новообразований «кровь», в которой 19 субъектов отсутствовали по болезни более 365 дней.В группах рака «желудка» и «пищевода» была самая низкая распространенность «инвалидов» после 365-дневного периода. Среднее время полного RTW среди всех выживших после рака составило 201 день. В группах злокачественных новообразований «пищевода», «легких», «печени, поджелудочной железы» и «крови» отсутствовали значения, касающиеся среднего времени до полного RTW, поскольку кумулятивные показатели полного RTW не достигли 50%. Примерно в 3,5 раза больше испытуемых вернулись к работе частично по сравнению с тем, кто был полностью занят. При стратификации по месту рака соотношение частичного и полного RTW варьировалось от 1.От 6 (другие) до 8,4 (рак пищевода). Как показано в таблице, средняя продолжительность отсутствия по болезни до частичного или полного RTW составляла 80 дней. Средняя продолжительность до полного RTW составила 201 день (около 6,5 месяцев).

Таблица 2

Результаты профессионального реестра в течение 365 дней после первого дня отсутствия по болезни, стратифицированные по месту рака

172 9902 время частичное или 9080 полный RTW для каждого очага рака. В результате анализа выживаемости с конкурирующими рисками общие кумулятивные показатели RTW после первого дня отсутствия по болезни через 60, 120, 180 и 365 дней составили 41,0, 64,1, 71.6 и 80,9% соответственно.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками за время до частичного или полного RTW (месяцы). Крестики представляют собой цензуру из-за потери контроля

На рисунке показана продолжительность времени до полного RTW. В результате анализа выживаемости с учетом конкурирующих рисков совокупные показатели полного RTW через 60, 120, 180 и 365 дней составили 16,7, 34,9, 47,1 и 62,3% соответственно. Десять различных групп локализации рака были приблизительно разделены на две категории: группы с более низкой совокупной полной скоростью RTW, состоящие из групп рака «легкого», «печени, поджелудочной железы», «пищевода» и «крови», и группы с раком более высокая частота («желудочный», «кишечный», «грудной», «женский половой орган», «мужской половой орган», «мочевой»).Наблюдались значительные различия в диапазоне кумулятивных полных ставок RTW между двумя категориями (группы с более низкой полной скоростью RTW по сравнению с группами с более высокой полной скоростью RTW: от 6,3 до 14,3% по сравнению с 11,4 до 28,3% за 60 дней, от 10,6 до 22,4% против 27,0 до 50,0% через 120 дней, от 21,3 до 34,7% против 38,5 до 65,4% через 180 дней, от 34,3 до 42,9% против 66,0 до 79,5% через 365 дней). Группа с наименьшей совокупной частотой RTW (как общая, так и полная частота RTW) была группой злокачественных новообразований «крови», чья совокупная общая частота RTW через 60, 120, 180 и 365 дней составила 12.6, 27,4, 35,9 и 65,8%, и чьи совокупные полные показатели RTW составили 6,3, 10,6, 21,3 и 42,9% соответственно.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками за время до полного RTW (месяцы). Кресты представляют собой цензуру из-за потери для последующего наблюдения

Как показано в таблице, что касается участков рака, сотрудники с раком пищевода, легких, печени, поджелудочной железы и крови имели более длительный период времени. к частичной / полной RTW, чем у больных раком желудка.

Таблица 3

Модель регрессии Fine-Gray для времени до частичного / полного RTW в течение 365 дней

Место рака Номер Среднее время до частичного / полного RTW (дни) Среднее время до полная RTW (дни) 1.Умер, N 2. Подал в отставку, N 3. Отключено, N 4. RTW, N Полный RTW, N Частичное RTW, N Частичное RTW / полное RTW (соотношение)
Желудочный 282 62 124 16 0 3 263 9030 Пищеводный 67 123 7 9 2 47 5 42 8.4
Кишечный 146 66,5 136,5 16 3 4 123 31 92 3,0 22 7 11 122 31 91 2,9
Печеночный, панкреатический 98 194 13 41 3.2
Грудь 97 91 209 1 2 6 87 15 72 4.8 0 0 5 62 11 51 4,6
Мужской генитальный 78 60,5 24,5 1 16 52 3.3
Моча 53 52 127 7 0 1 45 15 30 2,0
12 1 19 62 14 48 3,4
Другое 133 91 195 3 19 60 1.6
Итого 1278 80 201 132 35 74 1031 229 802 3.5
0,79–0,79
Однопараметрический анализ Многопараметрический анализ
Переменные Переменные % ДИ) P Значение HR (95% ДИ) P Значение
Возраст (лет)
<48 (исх.) 1 1
49.96 (0,79–1,18) 0,68 0,96 (0,78–1,18) 0,68
53–56 0,99 (0,85–1,15) 0,92 1,0326 1,0326 0,8326 0,77
> 57 0,86 (0,73–1,02) 0,09 0,90 (0,75–1,07) 0,24
Пол
1
Женщины 0.90 (0,78–1,03) 0,11 0,85 (0,67–1,09) 0,21
Раковые участки Желудочный (ссылка) 1 1 0,54 (0,40–0,72) <0,01 0,53 (0,40–0,72) <0,01
Кишечник 0,94 (0,75–1,16) 0,55 0.53
Легкое 0,68 (0,55–0,84) <0,01 0,68 (0,55–0,84) <0,01
0,40–0,40 0,40–0,25 <0,01 0,40 (0,30–0,55) <0,01
Грудь 0,82 (0,67–1,00) 0,06 0,70 (0,52–0,95) 0,0 Женские половые органы 0.89 (0,70–1,13) 0,34 0,76 (0,55–1,06) 0,10
Мужские половые органы 1,03 (0,78–1,36) 0,83 1,0321
Моча 1,05 (0,73–1,52) 0,78 1,06 (0,74–1,53) 0,75
Кровь 0,40325 0,40 (0,32–0.51) <0,01

Как показано в таблице, регрессионный анализ Fine-Gray показал, что субъекты женского пола статистически не связаны с более длительным временем до полного RTW (отношение рисков женщин для времени до полного RTW было 1,07, 95 % доверительный интервал 0,78–1,46) по сравнению с мужчинами. Согласно многомерному анализу, включающему все переменные, испытуемые в возрастных группах> 57 лет имели больше времени для полного RTW, чем в возрастной группе <48 лет (контрольная) (отношение рисков для RTW было 0.78, 95% доверительный интервал 0,64–0,97). Кроме того, пациенты с раком «пищевода», «легких», «печени, поджелудочной железы» и «крови» имели больше времени для полного RTW, чем пациенты с раком «желудка».

Таблица 4

Модель регрессии Fine-Gray для времени до полного RTW в течение 365 дней

9030I
Однопараметрический анализ Многопараметрический анализ
Переменные Категории P Значение HR (95% ДИ) P Значение
Возраст (лет)
<48 (исх.) 1 1
49.84 (0,67–1,05) 0,13 0,89 (0,70–1,12) 0,31
53–56 0,80 (0,67–0,95) 0,01 0,87 (0,7323–0,7323–0,7323 0,14
> 57 0,71 (0,58–0,86) <0,01 0,78 (0,64–0,97) 0,02
Пол
Мужчины (
) 1
Женщины 0.88 (0,75–1,03) 0,12 1,07 (0,78–1,46) 0,69
Раковые очаги Желудочный (исх.) 1 1 0,35 (0,24–0,53) <0,01 0,36 (0,24–0,54) <0,01
Кишечный 0,99–1,24) 0,18 0.86
Легкое 0,33 (0,24–0,45) <0,01 0,29 (0,21–0,39) <0,01
печени, поджелудочной железы <0,01 0,39 (0,27–0,56) <0,01
Грудь 0,86 (0,69–1,08) 0,19 0,86 (0,60–1,24) 0,4 Женские половые органы 0.99 (0,76–1,30) 0,96 0,99 (0,67–1,46) 0,95
Мужские гениталии 1,18 (0,90–1,55) 0,24 1,1,5325 0,24 1,1,58 (0,89) 0,89 (0,89)
Моча 0,90 (0,61–1,34) 0,61 0,90 (0,61–1,33) 0,61
0,38 0,37 (0,27–0.51) <0,01

Обсуждение

Растущее число сотрудников, у которых диагностирован рак, увеличило потребность в улучшенных системах поддержки RTW для выживших после рака, особенно в области гигиены труда. Насколько нам известно, это было первое крупномасштабное исследование в Японии, в котором с использованием анализа выживаемости были выявлены факторы, влияющие на совокупные показатели RTW среди выживших после рака.

Мы обнаружили, что 71,6% субъектов вернулись к работе (неполный или полный рабочий день) в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия по болезни, и 80.9% к 12 мес. Это согласуется с выводами других западных исследований, согласно которым многие выжившие после рака возвращаются к работе после отсутствия по болезни, а их трудоспособность со временем улучшается [24–27]. Для полного RTW 47,1% субъектов вернулись к работе полный рабочий день в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия по болезни, а 62,3% – к 12 месяцам в настоящем исследовании, тогда как в предыдущем исследовании сообщалось о 60–89% [27]. . Это несоответствие может быть вызвано различиями в популяции, дизайне и методологии исследования [17, 28, 29].

Кроме того, в результате нашего исследования, учитывающего конкурирующие риски, только 4,1% субъектов уволились со своего места работы в течение 1 года после первого дня отсутствия по болезни из-за рака, в то время как примерно 8% выживших после рака уволились в течение 2 лет. в исследовании Нидерландов [17].

Совокупная скорость RTW по локализации рака

Совокупная скорость RTW значительно варьировала в зависимости от локализации рака, в соответствии с предыдущими отчетами [17, 24, 28, 30]. Предыдущие исследования показали, что рак легких и злокачественные новообразования крови имели более низкую общую скорость RTW, чем другие очаги рака [17, 31].Различия, наблюдаемые в показателях RTW между предыдущими исследованиями, можно объяснить различиями в системах здравоохранения компаний и акцентом конкретной страны на профилактическую помощь [32].

Наше исследование показало, что группа злокачественных новообразований «кровь» имела более низкий совокупный показатель RTW. В других исследованиях ранее было заявлено, что злокачественные новообразования крови были наиболее сложными формами рака для выживших после рака [19, 33]. В аспекте клинической онкологии химиотерапия показана всем пациентам со злокачественными новообразованиями крови в соответствии с Японскими клиническими рекомендациями по кроветворным опухолям [34].Химиотерапия при злокачественных новообразованиях крови, таких как острый миелоидный лейкоз и болезнь Ходжкина, довольно эффективна, тогда как эффективность может быть значительно ниже при других типах рака [35]. Однако сообщалось, что пациенты со злокачественными новообразованиями крови могут более серьезно пострадать от побочных эффектов химиотерапии [35]. Одно исследование показало, что химиотерапия, которая обычно продолжается в течение нескольких месяцев, снижает качество жизни онкологических больных, что приводит к таким симптомам, как общее недомогание, дистресс, психические расстройства [36, 37].Профилактика депрессии может быть одним из наиболее важных факторов, влияющих на RTW. Сообщалось, что депрессия оказывает негативное и долгосрочное воздействие на выживших после рака, снижая общее качество жизни, ухудшая соблюдение режима химиотерапии и увеличивая продолжительность госпитализации [38, 39]. Хотя снижение кумулятивной скорости RTW может быть связано с включением пациентов с худшим прогнозом, сама химиотерапия может быть одним из заслуживающих внимания факторов, влияющих на продолжительность отсутствия по болезни [17, 25, 26, 40].

Время от первого дня отсутствия по болезни до RTW

Настоящее исследование показало, что место рака сильно связано со временем до RTW, что согласуется с предыдущими исследованиями [41, 42], с кумулятивной скоростью RTW «пищевода», « группы рака легких, печени, поджелудочной железы и крови ниже, чем в других группах.

Среднее время до частичного или полного RTW для каждой группы локализации рака, кроме групп рака «пищевода» и «крови», составляло приблизительно 3 месяца.Используя опрос пациентов, проведенный в 2008 году Министерством здравоохранения, труда и социального обеспечения, средняя продолжительность госпитализации сравнивалась со средним временем до частичного или полного RTW для пациентов каждой группы локализации рака; рак желудка 27 дней (продолжительность госпитализации) против 62 дней (продолжительность отсутствия по болезни), рак пищевода 24 дня против 123, рак легких 26 дней против 96,5 дня и рак груди 16 против 91 дня [43]. Эти различия могут быть связаны с амбулаторным лечением (химиотерапия, лучевая терапия и т. Д.).), психические расстройства или другие факторы.

Уровень RTW снижался со временем после первого дня отсутствия по болезни; Показатель RTW был самым высоким в первом квартале года, за ним последовал второй квартал, тенденция в соответствии с предыдущими исследованиями [9, 17, 28, 31]. Это может быть связано с формой распределения отсутствующих по болезни, которая, как сообщается, сильно смещена вправо [29]. Хотя Christensen et al. сообщили, что показатели RTW снижаются с увеличением продолжительности отсутствия по болезни, профессиональная реабилитация на ранних стадиях отсутствия по болезни может оставаться важной [44].

В настоящем исследовании регрессионная модель Fine-Gray для всего населения продемонстрировала, что субъекты в возрастных группах> 57 лет имели более длительную продолжительность отсутствия по болезни до полного RTW по сравнению с возрастной группой <48 лет. В некоторых предыдущих исследованиях сообщалось, что пожилым людям, пережившим рак, требуется больше времени для RTW, тогда как другие исследования не смогли показать значительную корреляцию между возрастом и временем для RTW [19, 41]. Roelen et al. зарегистрированный возраст коррелировал с полным RTW у выживших после рака гениталий, но не для других видов рака [17].

Настоящее исследование показало, что не было значительной связи между временем до полного RTW и полом, в отличие от предыдущих исследований, в которых говорилось, что «женский» был отрицательно связан с RTW [1, 15, 41]. Во французском исследовании процесса RTW в течение 2 лет после постановки диагноза рака авторы предположили, что разница, наблюдаемая между мужчинами и женщинами, могла быть связана с повышенным стимулом для мужчин к RTW из-за экономической ответственности за свои семьи [9]. Голландское исследование продемонстрировало, что пол был связан со временем до полного RTW только у пациентов с диагнозом злокачественного новообразования крови, при этом у женщин требовалось больше времени для полного RTW по сравнению с мужчинами [17].

Частичное RTW и полное RTW

В дополнение к предыдущему обсуждению, были и другие большие различия между настоящим японским исследованием и предыдущими западными [24, 28, 45]. Настоящее исследование показало, что многие испытуемые вернулись к работе неполный рабочий день; напротив, многие из участников ранее опубликованных исследований вернулись к работе на полную ставку [24, 31, 39, 41]. Сравнение настоящих результатов с предыдущими исследованиями может быть затруднено с использованием значений, включающих как частичный, так и полный RTW.

Разница в накопленных скоростях RTW между рис. и продемонстрировать, что «частичная система RTW» для выживших после рака, по-видимому, заметно улучшила совокупные показатели RTW, за исключением группы злокачественных опухолей «крови». Таким образом, создание частичной системы RTW в компаниях (особенно малых и средних) может улучшить совокупные ставки RTW.

Отношение частичного RTW к полному RTW среди групп локализации рака было самым высоким в группе рака «пищевода», что, возможно, могло быть связано с ограничением диеты после хирургического вмешательства на пищеводе, что привело к снижению физической силы и предотвращению полного рабочего дня. Работа.Однако решение о частичном или полном RTW не было основано на объективных стандартах; скорее, это было полностью основано на субъективном суждении ОП. В целом, RTW для выживших после рака довольно сложен и зависит от множества медицинских и немедицинских факторов [41]. В предыдущих отчетах указывалось, что факторы, влияющие на RTW, включают социально-демографические факторы (возраст, пол), переменные, специфичные для заболевания (место проведения, стадия, лечение, сопутствующие заболевания), и элементы социально-окружающей среды [45, 46]. Что касается переменных, связанных с конкретным заболеванием, разные уровни тяжести симптомов связаны с различными моделями нетрудоспособности [16].В настоящем исследовании предполагалось, что OP понимают информацию о конкретном заболевании каждого субъекта для их RTW, и решение о частичном RTW может быть связано с результатами ухудшенного прогноза, такими как наличие метастазов [47].

Кроме того, мы использовали регрессионный анализ Fine-Gray, чтобы исследовать предикторы времени до полного RTW, но только изучение полного RTW недооценивает долю людей, которые возвращаются на рынок труда. Эти результаты показывают, что это особенно верно для очагов рака с высоким соотношением частичного / полного RTW (например,g., рак желудка и пищевода).

Сильные стороны и ограничения

Одной из сильных сторон настоящего исследования было включение большой группы субъектов; Около 1300 японских служащих, которые испытывали период отсутствия по болезни из-за рака, были включены в исследование, первое крупномасштабное японское RTW-исследование выживших после рака. Кроме того, процент последующего наблюдения был очень высоким (почти 100%), потому что регистр отсутствия по болезни велся компанией, при этом ОП постоянно регистрировали все случаи рака, возникающие у сотрудников, и удостоверяли отсутствия по болезни.С этой системой было меньше выбора субъектов и потерь из-за предубеждений при последующем наблюдении, которые, возможно, могли повлиять на другие исследования. Кроме того, мы использовали объективную оценку отсутствия по болезни; Настоящее исследование основано на данных клинически подтвержденного отсутствия по болезни с использованием справок врачей. Использование клинически поставленных диагнозов рака у субъектов по МКБ-10 позволило повысить достоверность и надежность, чем категоризация по другим заболеваниям, таким как психические заболевания. Еще одной сильной стороной нашего исследования было то, что мы использовали систему частичного RTW, исследуя «соотношение частичного / полного RTW, оцениваемое по OP в RTW» и «совокупную частичную / полную скорость RTW».”

При интерпретации результатов настоящего исследования следует отметить несколько ограничений. Во-первых, медицинская информация субъектов не была доступна для использования в настоящем исследовании, такая как стадия рака, патологическая степень злокачественности и тип лечения (хирургия, химиотерапия, лучевая терапия). Во-вторых, мы не могли отрицать наличие сопутствующих заболеваний у субъектов из-за регистрации только одного диагноза на эпизод отсутствия по болезни в ОП. Субъекты могли иметь другие расстройства во время отсутствия по болезни, такие как депрессия или кишечная непроходимость после операции на подвздошной кости, или другие симптомы, такие как депрессивное настроение, беспокойство или нарушения сна, часто обнаруживаемые у выживших после рака.Знание сопутствующих заболеваний необходимо из-за их влияния на время до RTW [24]. В-третьих, не проводилось различий между субъектами, у которых, возможно, были предыдущие эпизоды рака до работы в рассматриваемой компании, или субъектами, у которых после периода исследования возник рецидив или другие типы рака. В-четвертых, поскольку большинство испытуемых были мужчинами, необходимо соблюдать осторожность при обобщении результатов по всей рабочей силе на основе настоящих результатов. В-пятых, очень важно отметить, что начальная дата отсутствия по болезни могла значительно отличаться от даты постановки диагноза или даты начала болезни.В-шестых, может показаться подозрительным предположение о пропорциональной опасности в соответствии с визуальным осмотром выходных данных. Однако модель логистической регрессии, как и модель пропорциональной регрессии риска Файн-Грея, показала, что «57 лет и старше (справка: 48 лет или моложе)», «рак пищевода (справка: рак желудка)», «рак легких. , »« Рак печени, поджелудочной железы »и« злокачественные новообразования крови »имели более низкую вероятность полного RTW. В-седьмых, могут быть введены различные формы когортных предубеждений.Это связано с тем, что в анализ включены все люди, независимо от года их отсутствия по болезни. Поскольку с годами, очевидно, произошли изменения в лечении рака, политике RTW и других факторах, это может (при наличии систематических различий) стать проблемой.

Будущие исследования

Требуется дальнейшее уточнение предикторов отсутствия по болезни из-за рака, чтобы лучше поддержать разработку стратегии RTW для выживших после рака. Следующие предикторы времени до RTW требуют дальнейшего изучения: факторы, связанные с расстройством (диагноз, стадия рака, содержание лечения) и факторы окружающей среды (потребность в работе, супервизорная поддержка и поддержка коллег).Периодическое отсутствие болезни после RTW среди выживших после рака также должно быть исследовано для третичной профилактики, в частности, периодическое отсутствие болезни из-за психических расстройств (таких как депрессия, тревожные расстройства) после RTW. Исследования проблем психического здоровья могут иметь важное значение для улучшения качества жизни выживших после рака.

Заключение

Более половины всех выживших после рака вернулись к работе в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни.Совокупная скорость RTW зависела от типа рака. Старшим сотрудникам может потребоваться больше времени для полного RTW. Специалисты по гигиене труда могут лучше поддержать выживших после рака в RTW, зная, что совокупные показатели RTW зависят от типа рака. Для выживших после рака компаниям (особенно малым и средним) очень важно создать и улучшить свои системы поддержки RTW (например, частичную систему RTW), зная, что среднее время до RTW ожидается на уровне минимум несколько месяцев.

Благодарности

Мы очень благодарны доктору Косуке Киёхара (Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет) и доктору Ацуши Гото (Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет) за статистический анализ этого исследования. .

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Список литературы

1. Mehnert A. Трудоустройство и связанные с работой вопросы у выживших после рака. Crit Rev Oncol / Hematol.2011. 77 (2): 109–130. DOI: 10.1016 / j.critrevonc.2010.01.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Verdecchia A, Francisci S, Brenner H, Gatta G, Micheli A, Mangone L и др. Выживаемость рака в Европе в последнее время: анализ данных EUROCARE-4 за период 2000–2002 годов. Ланцет Онкол. 2007. 8 (9): 784–796. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (07) 70246-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

3. Министерство здравоохранения L, Социальное обеспечение, Япония: Закон о трудовых договорах. Министерство здравоохранения, труда и социального обеспечения, Япония, 2007 г.

4. Фейерштейн М., Тодд Б.Л., Московиц М.К., Брунс Г.Л., Столер М.Р., Нассиф Т. и др.Работа с пережившими рак: модель для практики и исследований. J Cancer Surviv: Res Pract. 2010. 4 (4): 415–437. DOI: 10.1007 / s11764-010-0154-6. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Аллемани С., Вейр Х.К., Каррейра Х., Хэрвуд Р., Спика Д., Ван Х.С., Бэннон Ф., Ан Дж. В., Джонсон С.Дж., Бонавентура А и др.: Глобальный надзор за выживаемостью от рака, 1995–2009 годы: анализ индивидуальных данных для 25 676 887 человек. пациентов из 279 популяционных регистров в 67 странах (КОНКОРД-2). Lancet 2014. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 6.Verbeek J, Spelten E, Kammeijer M, Sprangers M. Возвращение к работе выживших после рака: проспективное когортное исследование качества реабилитации врачами-профессиональными врачами. Occup Environ Med. 2003. 60 (5): 352–357. DOI: 10.1136 / oem.60.5.352. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Francisci S, Capocaccia R, Grande E, Santaquilani M, Simonetti A, Allemani C и др. Лечение рака: европейская перспектива. Eur J Cancer. 2009. 45 (6): 1067–1079. DOI: 10.1016 / j.ejca.2008.11.034. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8.Азиз НМ. Исследование выживаемости рака: уровень знаний, проблемы и возможности. Acta Oncol. 2007. 46 (4): 417–432. DOI: 10.1080 / 02841860701367878. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Марино П., Луис Сагаон Т., Летиция М., Ле-Анн-Гаэль С.С.. Половые различия в процессе возвращения к работе выживших после рака через 2 года после постановки диагноза: результаты большой французской выборки населения. J Clin Oncol: Off J Am Soc Clin Oncol. 2013. 31 (10): 1277–1284. DOI: 10.1200 / JCO.2011.38.5401. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10.Ито Й, Мияширо И., Ито Х, Хосоно С., Чихара Д., Наката-Ямада К. и др. Долгосрочная выживаемость и условная выживаемость онкологических больных в Японии с использованием данных популяционного онкологического регистра. Cancer Sci. 2014. 105 (11): 1480–1486. DOI: 10.1111 / cas.12525. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Такахаши М., Кай И., Муто Т. Расхождения между общественным мнением и эпидемиологическими фактами относительно прогноза и заболеваемости раком в Японии: интернет-опрос. Jpn J Clin Oncol. 2012; 42 (10): 919–926.DOI: 10,1093 / jjco / hys125. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Мацуда А., Мацуда Т., Сибата А., Катанода К., Собуэ Т., Нишимото Х. Исследования по надзору за раком в Японии G: Заболеваемость и заболеваемость раком в Японии в 2008 г .: исследование 25 популяционных регистров рака для мониторинга заболеваемости раком в Япония (MCIJ) проект. Jpn J Clin Oncol. 2014. 44 (4): 388–396. DOI: 10,1093 / jjco / hyu003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Tamminga SJ, de Boer AG, Verbeek JH, Frings-Dresen MH. Вмешательства по возвращению к работе, интегрированные в онкологическую помощь: систематический обзор.Occup Environ Med. 2010. 67 (9): 639–648. DOI: 10.1136 / oem.2009.050070. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

14. Министерство здравоохранения Л., Социальное обеспечение, Япония: «Gankanja keikensya no syurousien no arikata ni kansuru kentoukai houkokusyo» (на японском языке). 2014.

15. Амир З., Моран Т., Уолш Л., Идденден Р., Люкер К. Возвращение к оплачиваемой работе после рака: опыт Великобритании. J Cancer Surviv: Res Pract. 2007. 1 (2): 129–136. DOI: 10.1007 / s11764-007-0021-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Ролен CA, Koopmans PC, Anema JR, van der Beek AJ.Рецидивы отсутствия по болезни, подтвержденного медицинским свидетельством, в соответствии с диагнозом: исследование журнала регистрации отсутствия по болезни. J Occup Rehabil. 2010. 20 (1): 113–121. DOI: 10.1007 / s10926-009-9226-8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Roelen CA, Koopmans PC, Groothoff JW, van der Klink JJ, Bultmann U. Отсутствие болезни и полное возвращение к работе после рака: двухлетнее наблюдение данных регистров для различных участков рака. Психоонкология. 2011. 20 (9): 1001–1006. [PubMed] [Google Scholar] 18. Гордон Л.Г., Бисли В.Л., Линч Б.М., Михала Г., МакГрат К., Грейвс Н. и др.Возвращение к работе австралийских рабочих среднего возраста с диагнозом колоректальный рак: согласованное когортное исследование. BMC Public Health. 2014; 14: 963. DOI: 10.1186 / 1471-2458-14-963. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Spelten ER, Verbeek JH, Uitterhoeve AL, Ansink AC, van der Lelie J, de Reijke TM и др. Рак, утомляемость и возвращение пациентов к работе – проспективное когортное исследование. Eur J Cancer. 2003. 39 (11): 1562–1567. DOI: 10.1016 / S0959-8049 (03) 00364-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20.Сайто Н., Такахаши М., Сайренчи Т., Муто Т. Влияние рака груди на занятость среди японских женщин. J Оккупировать здоровье. 2014. 56 (1): 49–55. DOI: 10.1539 / joh.13-0140-OA. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Торп С., Нильсен Р.А., Гудбергссон С.Б., Даль А.А. Регулировка рабочего места и трудоспособность среди работающих, переживших рак. Support Care Cancer: Off J Multinatl Assoc Support Care Cancer. 2012. 20 (9): 2149–2156. DOI: 10.1007 / s00520-011-1325-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Spelten ER, Sprangers MA, Verbeek JH.Факторы, влияющие на возвращение к работе выживших после рака: обзор литературы. Психоонкология. 2002. 11 (2): 124–131. DOI: 10.1002 / pon.585. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Канда Ю. Исследование свободно доступного простого в использовании программного обеспечения «EZR» для медицинской статистики. Пересадка костного мозга. 2013. 48 (3): 452–458. DOI: 10.1038 / bmt.2012.244. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Купер А.Ф., Хэнкинс М., Риксон Л., Итон Е., Грюнфельд Е.А. Различные связанные с работой, клинические и психологические факторы предопределяют возвращение к работе после лечения четырех различных типов рака.Психоонкология. 2013. 22 (3): 659–667. DOI: 10.1002 / pon.3049. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Шовалл К., Аттнер Б., Энглунд М., Литман Т., Норин Д., Гуннарс Б. и др. Отсутствие болезни среди онкологических больных на преддиагностической и постдиагностической фазах пяти распространенных форм рака. Support Care Cancer: Off J Multinatl Assoc Support Care Cancer. 2012. 20 (4): 741–747. DOI: 10.1007 / s00520-011-1142-8. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Шорт П.Ф., Васи Дж. Дж., Тунджели К. Пути трудоустройства в большой когорте взрослых людей, переживших рак.Рак. 2005. 103 (6): 1292–1301. DOI: 10.1002 / cncr.20912. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Карлсен К., Харлинг Х., Педерсен Дж., Кристенсен К. Б., Ослер М.: Переход между работой, отсутствием по болезни и пенсией в когорте датских выживших после колоректального рака. BMJ open 2013, 3 (2). [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 28. Мюррей К., Лам К.Б., Маклафлин, округ Колумбия, Садхра СС. Предсказатели возвращения на работу выживших после рака в королевских военно-воздушных силах. J Occup Rehabil. 2015; 25 (1): 153–159. DOI: 10.1007 / s10926-014-9516-7.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Хенсинг Г. Шведский совет по оценке технологий в здравоохранении (SBU). Глава 4. Методологические аспекты исследования отсутствия по болезни. Scandinav J Public Health Suppl. 2004. 63: 44–48. DOI: 10.1080 / 14034
0021844. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Bottcher HM, Steimann M, Rotsch M, Zurborn KH, Koch U, Bergelt C. Профессиональный стресс и его связь с ранним выходом на пенсию и субъективной потребностью в профессиональной реабилитации больных раком. Психоонкология.2013. 22 (8): 1807–1814. DOI: 10.1002 / pon.3224. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Roelen CA, Koopmans PC, Schellart AJ, van der Beek AJ. Возобновление работы после рака: проспективное исследование данных профессионального реестра. J Occup Rehabil. 2011. 21 (3): 431–440. DOI: 10.1007 / s10926-010-9274-0. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Сампере М., Гимено Д., Серра С., Плана М., Мартинес Дж. М., Делклос Г.Л. и др. Организационная поддержка возвращения к работе и продолжительность отпуска по болезни: когорта испанских рабочих с длительным отпуском по болезни, не связанным с работой.J Occupation Environm Med / Am College Occupation Environ Med. 2011. 53 (6): 674–679. DOI: 10.1097 / JOM.0b013e31821f2ad4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Horsboel TA, Nielsen CV, Andersen NT, Nielsen B, de Thurah A. Риск получения пенсии по инвалидности для пациентов с диагнозом гематологических злокачественных новообразований: когортное исследование на основе регистров. Acta Oncol. 2014. 53 (6): 724–734. DOI: 10.3109 / 0284186X.2013.875625. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

34. Клинические рекомендации по гематологическим злокачественным новообразованиям, 2013 г. (на японском языке).

35. Глава Харрисона по внутренней медицине, 15-е издание, том 1.

36. Бауэр Дж. Э., Ганц П. А., Десмонд К. А., Бернардс С., Роуленд Дж. Х., Мейеровиц Б. Е. и др. Усталость у выживших после карциномы молочной железы в долгосрочной перспективе: продольное исследование. Рак. 2006; 106 (4): 751–758. DOI: 10.1002 / cncr.21671. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Henselmans I, Helgeson VS, Seltman H, de Vries J, Sanderman R, Ranchor AV. Выявление и прогнозирование траекторий дистресса в первый год после постановки диагноза рака груди.Психология здоровья: Off J Div Health Psychol, Am Psychol Assoc. 2010. 29 (2): 160–168. DOI: 10.1037 / a0017806. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Ниссим Р., Гаглиезе Л., Родин Г. Желание поспешной смерти у людей с запущенным раком: продольное качественное исследование. Soc Sci Med. 2009. 69 (2): 165–171. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2009.04.021. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. ван Муйен П., Дуйтс С.Ф., ван дер Бик А.Дж., Анема-младший. Факторы прогноза нетрудоспособности у выживших после онкологических заболеваний.J, выживший после рака: Res Pract. 2013. 7 (4): 582–591. DOI: 10.1007 / s11764-013-0297-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Mehnert A, Koch U. Предикторы трудоустройства среди выживших после медицинской реабилитации – перспективное исследование. Скандинавская работа J, Здоровье окружающей среды. 2013. 39 (1): 76–87. DOI: 10.5271 / sjweh.3291. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. van Muijen P, Weevers NL, Snels IA, Duijts SF, Bruinvels DJ, Schellart AJ, et al. Предикторы возвращения к работе и занятости у лиц, переживших рак: систематический обзор.Europ J Cancer Care. 2013. 22 (2): 144–160. DOI: 10.1111 / ecc.12033. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Таскила Т, Линдбом МЛ. Факторы, влияющие на занятость и трудоспособность лиц, переживших рак. Acta Oncol. 2007. 46 (4): 446–451. DOI: 10.1080 / 02841860701355048. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

43. Министерство здравоохранения L, Социальное обеспечение, Япония: опрос пациентов, 2008 г. (на японском языке). 2008.

44. Кристенсен КБ, Андерсен П.К., Смит-Хансен Л., Нильсен М.Л., Кристенсен Т.С. Анализ отсутствия по болезни с помощью статистических моделей данных о выживаемости.Скандинавская работа J, Здоровье окружающей среды. 2007. 33 (3): 233–239. DOI: 10.5271 / sjweh.1132. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Нильссон М., Олссон М., Веннман-Ларсен А., Петерссон Л. М., Александерсон К. Возвращение к работе после рака груди: опыт женщин при контактах с различными заинтересованными сторонами. Europ J Oncol Nurs: Off J Europ Oncol Nursing Soc. 2011. 15 (3): 267–274. DOI: 10.1016 / j.ejon.2011.03.005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Охгури Т., Нараи Р., Фунахаши А., Нишюра С., Ямасита Т., Ярита К. и др.Ограничения на работу и посещаемость после того, как сотрудники, больные раком, вернулись на работу в единственную производственную компанию в Японии. J Оккупировать здоровье. 2009. 51 (3): 267–272. DOI: 10.1539 / joh.O8013. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

365-дневное когортное исследование выживших после рака в Японии

J Cancer Surviv. 2016; 10: 320–329.

, , , , , и

Мотоки Эндо

Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Токио, Япония, 162-ку -8666

Ясуо Харуяма

Департамент общественного здравоохранения, Медицинский университет Докке, Токиги, Япония

Мияко Такахаси

Отдел исследований выживших после рака, Национальный онкологический центр, Токио

, Япония,

Департамент безопасности и здравоохранения, Tokyo Gas Co.Ltd., Токио, Япония

Норико Кодзимахара

Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Наохито Ямагути

Департамент общественного здравоохранения , Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Департамент общественного здравоохранения Токийского женского медицинского университета, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Департамент общественного здравоохранения, Медицинский университет Докке, Точиги, Япония

Отдел исследований выживших после рака, Национальный онкологический центр, Токио, Япония

Департамент безопасности и здравоохранения, Tokyo Gas Co.Ltd., Токио, Япония

Автор, ответственный за переписку.

Поступило 19 марта 2015 г .; Принято 10 августа 2015 г.

Открытый доступ Эта статья распространяется в соответствии с условиями Международной лицензии Creative Commons Attribution 4.0 (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии вы должным образом указываете первоначального автора (авторов) и источник, предоставляете ссылку на лицензию Creative Commons и указываете, были ли внесены изменения.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Цель

Все больше сотрудников сталкиваются с диагнозом рака в трудоспособном возрасте, однако никаких крупномасштабных японских исследований, посвященных отпуску по болезни из-за рака, не проводилось. Мы прояснили различия в совокупных показателях частичного и полного возвращения к работе (RTW) между разными типами рака среди японских выживших после рака.

Методы

Данные о японских служащих, которые пережили эпизод отпуска по болезни из-за клинически подтвержденного рака, диагностированного в период с 1 января 2000 года по 31 декабря 2011 года, были получены из реестра гигиены труда.В этом исследовании были использованы результаты субъектов в течение 365-дневного периода после их первого дня отпуска по болезни. Мы исследовали совокупные частичные / полные и полные уровни RTW, используя анализ выживаемости с конкурирующими рисками и предикторы времени до RTW с помощью модели регрессии пропорциональных рисков Fine-Gray.

Результаты

Одна тысяча двести семьдесят восемь субъектов (1033 мужчины и 245 женщин) испытали свой первый эпизод отпуска по болезни из-за рака в течение 12-летнего периода наблюдения.47,1% испытуемых вернулись к работе полный рабочий день в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия в отпуске по болезни, а 62,3% – к 12 месяцам. Кумулятивная скорость RTW значительно варьировалась в зависимости от типа рака. Наблюдались значительные различия в диапазоне кумулятивных показателей полного RTW между двумя категориями (группы с более низким уровнем полного RTW (группы с раком легких, печени, поджелудочной железы, пищевода и крови) по сравнению с группами с более высоким уровнем RTW. группы полной скорости RTW («желудочный», «кишечный», «грудной», «женский генитальный», «мужской генитальный», «мочевой»): 6.От 3 до 14,3% против 11,4 до 28,3% через 60 дней, от 10,6 до 22,4% против 27,0 до 50,0% через 120 дней, от 21,3 до 34,7% против 38,5 до 65,4% через 180 дней, от 34,3 до 42,9% против 66,0 до 79,5% через 365 дней). Кроме того, пожилой возраст может быть связан с более длительным временем до полного RTW.

Выводы

Более половины субъектов вернулись к работе на полный рабочий день в течение 365-дневного периода после их начального дня отпуска по болезни, при этом совокупные показатели RTW варьируются в зависимости от типа рака. Старшим сотрудникам может потребоваться больше времени для полного RTW.

Последствия для выживших после рака

Для компаний (особенно малых и средних) очень важно создать и улучшить свою систему поддержки RTW для выживших после рака, зная, что среднее время до RTW ожидается не менее несколько месяцев.

Ключевые слова: Выжившие после рака, отпуск по болезни, совокупный коэффициент возврата к работе (RTW), система частичного RTW, лонгитюдное исследование

Введение

Рак по-прежнему является одной из ведущих причин заболеваемости и смертности во всем мире [1–3] .Общественное здравоохранение и медицина рака значительно улучшились за последние годы [1, 2]. Достижения в области ранней диагностики и эффективного междисциплинарного лечения снизили влияние рака на жизнь выживших после рака [4], а 5-летняя выживаемость при многих видах рака неуклонно увеличивалась в большинстве развитых стран [5–7]. Ожидается, что по мере старения населения и увеличения продолжительности жизни после рака распространенность выживших после рака в большинстве стран еще больше возрастет [8, 9].Соответственно, предыдущие японские исследования показали, что многие больные раком живут дольше, чем в предыдущие десятилетия [10, 11].

Заболеваемость раком выше у пожилых людей [1]. Однако на самом деле, согласно данным японского надзора за раком, около 30% всех диагностированных онкологических больных (805 236 пациентов) принадлежали к группе трудоспособного возраста от 20 до 64 лет (244 976 пациентов) в 2010 г. [12]. Поскольку в будущем возраст выхода на пенсию, вероятно, будет повышен, предполагается, что у большего числа сотрудников трудоспособного возраста будет диагностирован рак, как в западных странах [1, 13, 14].По прогнозам, с увеличением числа диагнозов рака у работающего населения возвращение к работе (RTW) выживших после рака станет все более актуальной ситуацией для отдельного человека, работодателей и общества [15].

В исследованиях гигиены труда показатели RTW среди выживших после рака заметно различаются в литературе, несмотря на сопоставимые исследуемые группы [13, 16–18]. По данным систематического обзора 64 исследований, 63,5% выживших после рака вернулись к работе после постановки диагноза [1]. RTW онкологических больных можно рассматривать как доказательство полного выздоровления, что означает, что трудоспособность людей восстановилась до уровня, позволяющего вернуться к работе.Ситуация в целом более сложная, что влияет на профессиональную реабилитацию и процесс RTW [16, 19]. Если работодатели разрешают корректировку требований к работе, используя службы гигиены труда, частичное RTW и т. Д., RTW может улучшить качество жизни выживших после рака, обеспечивая социальную реинтеграцию и повышая самооценку [20, 21].

Чтобы поддержать эффективную профессиональную реабилитацию выживших после рака, предыдущие исследования были больше сосредоточены на корректировках работы, предусмотренных после RTW [21].Однако меньше внимания уделяется предикторам продолжительности отсутствия по болезни из-за рака [9]. Насколько нам известно, в Японии не проводилось крупномасштабного исследования, посвященного результатам, связанным с работой, после первого эпизода отсутствия по болезни из-за рака, стратифицированного по локализации рака [22].

Целью этого исследования было прояснить различия в кумулятивных частичных / полных и полных RTW между разными очагами рака среди японских выживших после рака в течение 365-дневного периода после первого дня отсутствия по болезни из-за рака, а также изучить важность частичного RTW в RTW среди японских выживших после рака.За счет определения кумулятивных показателей RTW с разбивкой по сайту, это исследование может помочь компаниям создать и улучшить свою систему поддержки RTW для выживших после рака.

Методы

Это было продольное исследование течения отсутствия по болезни среди сотрудников, которые проходили профессиональную реабилитацию после диагноза рака. В это исследование были включены сотрудники, которые испытывали эпизод отсутствия по болезни из-за клинически подтвержденного рака, диагностированного в период с 1 января 2000 года по 31 декабря 2011 года.В течение этого 12-летнего периода у 1278 сотрудников был диагностирован рак, и 365-дневный период после их первого дня отсутствия по болезни из-за рака был исследован для каждого субъекта.

Зарегистрированные данные об отсутствии по болезни были получены из частного центра профессиональной гигиены, в состав которого входят около 30 профессиональных врачей (OP) и 75 медицинских сестер. Центр гигиены труда заключил контракты с OP примерно с 35 крупными японскими компаниями из различных отраслей (телекоммуникации, логистика, энергетика, строительство и т. Д.)), чтобы предоставлять своим сотрудникам услуги по охране труда. Общее количество сотрудников, работающих в этих компаниях на постоянной основе с 2000 по 2011 год, составляло около 68 000 человек.

Система страхования по болезни

В Японии нет закона о страховании нетрудоспособных сотрудников по болезни. Однако Закон о трудовом договоре гласит: «Увольнение, если оно не имеет объективно разумных оснований и не считается приемлемым с точки зрения общества, рассматривается как злоупотребление правом и считается недействительным» [3].Насколько нам известно, почти все крупные японские компании имеют собственную систему страхования от болезней для сотрудников, которые не могут работать из-за рака, депрессии, инсульта и т. Д. Эти системы страхования по болезни предназначены только для работающих лиц, и нет ограничений по возрасту, пока сотрудники работают. Срок отсутствия по болезни зависит от компании. В японской системе отсутствия по болезни неполный рабочий день в сочетании с неполной занятостью не так распространен. Дело в том, что многие малые и средние предприятия в Японии не имеют такой устоявшейся системы страхования от болезней.Мы предполагаем, что у переживших рак, которые работают на малых и средних предприятиях, нет другого выбора, кроме как уволиться из-за экономического положения их компаний, среди других факторов.

С другой стороны, крупные компании, которые мы исследовали в этом исследовании, имели ту же хорошо отлаженную систему страхования по болезни, связанную с их контрактом OP. Система регистрации отсутствия по болезни и RTW в службе гигиены труда в нашем исследовании была следующей: после постановки диагноза рака, чтобы подтвердить эпизод отсутствия по болезни, сотрудник должен был предоставить справку от врача о том, что сотрудник не мог работать из-за рак.В целом, лечение рака более негативно влияет на работоспособность человека, чем сам рак. ОП подтвердила медицинскую действительность выданной врачебной справки, и справка была отправлена ​​в отдел кадров, в котором были зарегистрированы только данные штатных работников. Причина отсутствия по болезни была зафиксирована ОП в соответствии с 10-й Международной классификацией болезней Всемирной организации здравоохранения (МКБ-10). В соответствии с Законом о трудовых стандартах Японии работникам, отсутствующим по болезни, разрешалось примерно две трети их обычной заработной платы.В системе страхования на случай болезни нет ограничений по возрасту. Срок отсутствия по болезни из-за рака определен контрактом OP в размере 3 лет. В случае RTW сотрудники должны были предоставить справку врача о том, что они годны для возвращения к работе, а также принять участие в собеседовании с соответствующими OP их компании для дальнейшего подтверждения того, что RTW является приемлемым с медицинской точки зрения. ОП далее определили, может ли рассматриваемый сотрудник вернуться к работе полный рабочий день (полный RTW) или неполный рабочий день (частичный RTW, обычно от 4 до 6 часов в день), и выдать сертификат RTW OP компании

Как показано в таблице , результат после отсутствия по болезни был проанализирован по онкологическим сайтам, в которых участвовало более 50 человек.Из них наиболее распространенными были рак желудка (МКБ-10: C16, n = 282), за ним следовали рак легких (C33-C34, n = 162) и рак кишечника (C17 -C21, n = 146), включая рак тонкой кишки ( n = 7), рак толстой кишки ( n = 70) и рак прямой кишки или анального канала ( n = 69). Четвертым по распространенности был рак «печени и поджелудочной железы» (C22-C25, n = 98), который включал гепатоцеллюлярную карциному ( n = 38), холангиокарциному ( n = 9), рак желчного пузыря ( n = 4) и рак поджелудочной железы ( n = 47).На пятом месте по распространенности был рак груди (C50, n = 97), в котором участвовали только женщины. На шестом месте по распространенности оказались злокачественные новообразования «крови» (C81-C96, n = 95), включая лейкоз ( n = 32), злокачественную лимфому ( n = 46), множественную миелому ( n = 8). ) и другие родственные виды рака ( n = 9). Седьмое место по распространенности занимал рак «мужских половых органов» (C60-63, n = 78), в том числе рак простаты ( n = 63) и рак яичек или полового члена ( n = 15).На восьмом месте по распространенности оказались «рак пищевода» (C15, n = 67) и рак «женских половых органов» (C51-C58, n = 67), в том числе рак матки ( n = 47). ) и рак яичников ( n = 20). На десятом месте по распространенности был рак мочевого пузыря (C64-C68, n = 53), который включал почечно-клеточную карциному и карциному мочеточника ( n = 30), а также рак мочевого пузыря ( n = 23). «Другой» рак ( n = 133) включал рак мозга (C71, n = 20), рак ротовой полости (C00-C09, n = 20), рак глотки (C10-C14, n ). = 27), рак щитовидной железы (C73, N = 19) и другие ( n = 47).

Таблица 1

Основные характеристики выживших после рака в этом исследовании

9
Место рака Число Мужчины Женщины Средний возраст на момент постановки диагноза
282 262 20 52,9
Пищеводный 67 64 3 54,7
Рак тонкой кишки 7 7 0 52,4
Рак толстой кишки 70 64 рак анального канала 69 69 0 51,8
Легкое 162 143 19 54,1
.1 9030 9032 20
Hepreatic 7 54.4
Гепатоцеллярная карцинома 38 36 2 52,6
Холангиокарцинома 9 4 4 0 57,8
Рак поджелудочной железы 47 44 3 54,9
Женские гениталии 67 0 67 46,4
Рак матки 47 0
47 20 0 20 43,8
Мужские половые органы 78 78 0 53,0
55.7
Яичко, рак полового члена 15 15 0 41,5
Мочевой 53 52 Почечный карцинома, рак мочеточника 30 29 1 52,8
Рак мочевого пузыря 23 23 0 53.6
Кровь 95 86 9 49,0
Лейкемия 32 29 3 Malign 41 5 49,2
Множественная миелома 8 8 0 54,0
9035 .0
Прочее 133 117 16 50,7
Рак головного мозга 20 18 2 19 1 50,7
Рак фаринго-гортани 27 27 0 54,4
47.9
Другие виды рака 47 44 3 49,9
Всего 1278 1033 2435
результаты в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни были получены из регистра и использованы в данном исследовании. 365-дневный период был выбран произвольно для удобства использования другими японскими компаниями при создании системы поддержки RTW для выживших после рака.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками был проведен, чтобы проиллюстрировать совокупные показатели RTW с использованием EZR [23]. Мы использовали регрессию пропорциональных рисков Fine-Gray для конкурирующих событий, чтобы проанализировать, были ли возраст, пол и места рака статистически связаны с частичным / полным RTW и полным RTW.

Мы разделили испытуемых на 5 категорий: «умер», «уволился», «инвалид», «полный RTW» и «частично RTW». «Инвалиды» ​​были определены как субъекты, которые отсутствовали из-за болезни к концу 365-дневного периода.«Умер» и «Ушел в отставку» были обозначены как факторы конкурирующих рисков для RTW.

В регрессии пропорциональных рисков Fine-Gray соотношение рисков более 1 означало более короткое время до события, такое как полное RTW, и меньшую продолжительность отсутствия по болезни до события по сравнению с эталоном. Коэффициент опасности менее 1 означал, что до события осталось больше времени. Субъекты были стратифицированы по возрасту на четыре группы по квартилям, в результате чего были выделены следующие возрастные группы: 48 лет или моложе (эталон), 49–52 года, 53–56 лет и 57 лет и старше.

Это исследование было одобрено Комитетом по медицинской этике Токийского женского медицинского университета (номер 3244).

Результаты

В настоящем исследовании 1278 субъектов испытали свой первый эпизод отсутствия по болезни из-за рака, сертифицированный их врачами, что означает, что у этих людей ранее не было эпизода отсутствия по болезни из-за рака. Как показано в таблице, характеристики испытуемых были следующими: 1033 (80,8%) из 1278 испытуемых были мужчинами и 245 (19.2%) составляли женщины. Средний возраст в первый день отсутствия по болезни составил 51,9 года.

Количество участников мероприятия, а также тех, кто прошел цензуру до проведения мероприятия, приведены в таблице. По прошествии 365-дневного периода, следующего за начальным днем ​​отсутствия по болезни, 35 субъектов уволились с работы, 132 человека умерли, а 74 сотрудника были классифицированы как «инвалиды», а именно, будучи неспособными вернуться на работу в течение 365 дней. дневной период. Приблизительно 31 из 98 субъектов в группе рака «печени, поджелудочной железы» умерли в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни.Выжившие после рака в группе рака «женских половых органов» не умерли в течение 365-дневного периода. Отставка происходила часто среди субъектов в группе «рака пищевода», при этом девять субъектов увольнялись с работы в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия. Не было отказов от пациентов из групп рака «желудка», «женских половых органов» или «мочевыводящих путей». Распространенность субъектов с «инвалидностью» была самой высокой в ​​группе злокачественных новообразований «кровь», в которой 19 субъектов отсутствовали по болезни более 365 дней.В группах рака «желудка» и «пищевода» была самая низкая распространенность «инвалидов» после 365-дневного периода. Среднее время полного RTW среди всех выживших после рака составило 201 день. В группах злокачественных новообразований «пищевода», «легких», «печени, поджелудочной железы» и «крови» отсутствовали значения, касающиеся среднего времени до полного RTW, поскольку кумулятивные показатели полного RTW не достигли 50%. Примерно в 3,5 раза больше испытуемых вернулись к работе частично по сравнению с тем, кто был полностью занят. При стратификации по месту рака соотношение частичного и полного RTW варьировалось от 1.От 6 (другие) до 8,4 (рак пищевода). Как показано в таблице, средняя продолжительность отсутствия по болезни до частичного или полного RTW составляла 80 дней. Средняя продолжительность до полного RTW составила 201 день (около 6,5 месяцев).

Таблица 2

Результаты профессионального реестра в течение 365 дней после первого дня отсутствия по болезни, стратифицированные по месту рака

172 9902 время частичное или 9080 полный RTW для каждого очага рака. В результате анализа выживаемости с конкурирующими рисками общие кумулятивные показатели RTW после первого дня отсутствия по болезни через 60, 120, 180 и 365 дней составили 41,0, 64,1, 71.6 и 80,9% соответственно.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками за время до частичного или полного RTW (месяцы). Крестики представляют собой цензуру из-за потери контроля

На рисунке показана продолжительность времени до полного RTW. В результате анализа выживаемости с учетом конкурирующих рисков совокупные показатели полного RTW через 60, 120, 180 и 365 дней составили 16,7, 34,9, 47,1 и 62,3% соответственно. Десять различных групп локализации рака были приблизительно разделены на две категории: группы с более низкой совокупной полной скоростью RTW, состоящие из групп рака «легкого», «печени, поджелудочной железы», «пищевода» и «крови», и группы с раком более высокая частота («желудочный», «кишечный», «грудной», «женский половой орган», «мужской половой орган», «мочевой»).Наблюдались значительные различия в диапазоне кумулятивных полных ставок RTW между двумя категориями (группы с более низкой полной скоростью RTW по сравнению с группами с более высокой полной скоростью RTW: от 6,3 до 14,3% по сравнению с 11,4 до 28,3% за 60 дней, от 10,6 до 22,4% против 27,0 до 50,0% через 120 дней, от 21,3 до 34,7% против 38,5 до 65,4% через 180 дней, от 34,3 до 42,9% против 66,0 до 79,5% через 365 дней). Группа с наименьшей совокупной частотой RTW (как общая, так и полная частота RTW) была группой злокачественных новообразований «крови», чья совокупная общая частота RTW через 60, 120, 180 и 365 дней составила 12.6, 27,4, 35,9 и 65,8%, и чьи совокупные полные показатели RTW составили 6,3, 10,6, 21,3 и 42,9% соответственно.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками за время до полного RTW (месяцы). Кресты представляют собой цензуру из-за потери для последующего наблюдения

Как показано в таблице, что касается участков рака, сотрудники с раком пищевода, легких, печени, поджелудочной железы и крови имели более длительный период времени. к частичной / полной RTW, чем у больных раком желудка.

Таблица 3

Модель регрессии Fine-Gray для времени до частичного / полного RTW в течение 365 дней

Место рака Номер Среднее время до частичного / полного RTW (дни) Среднее время до полная RTW (дни) 1.Умер, N 2. Подал в отставку, N 3. Отключено, N 4. RTW, N Полный RTW, N Частичное RTW, N Частичное RTW / полное RTW (соотношение)
Желудочный 282 62 124 16 0 3 263 9030 Пищеводный 67 123 7 9 2 47 5 42 8.4
Кишечный 146 66,5 136,5 16 3 4 123 31 92 3,0 22 7 11 122 31 91 2,9
Печеночный, панкреатический 98 194 13 41 3.2
Грудь 97 91 209 1 2 6 87 15 72 4.8 0 0 5 62 11 51 4,6
Мужской генитальный 78 60,5 24,5 1 16 52 3.3
Моча 53 52 127 7 0 1 45 15 30 2,0
12 1 19 62 14 48 3,4
Другое 133 91 195 3 19 60 1.6
Итого 1278 80 201 132 35 74 1031 229 802 3.5
0,79–0,79
Однопараметрический анализ Многопараметрический анализ
Переменные Переменные % ДИ) P Значение HR (95% ДИ) P Значение
Возраст (лет)
<48 (исх.) 1 1
49.96 (0,79–1,18) 0,68 0,96 (0,78–1,18) 0,68
53–56 0,99 (0,85–1,15) 0,92 1,0326 1,0326 0,8326 0,77
> 57 0,86 (0,73–1,02) 0,09 0,90 (0,75–1,07) 0,24
Пол
1
Женщины 0.90 (0,78–1,03) 0,11 0,85 (0,67–1,09) 0,21
Раковые участки Желудочный (ссылка) 1 1 0,54 (0,40–0,72) <0,01 0,53 (0,40–0,72) <0,01
Кишечник 0,94 (0,75–1,16) 0,55 0.53
Легкое 0,68 (0,55–0,84) <0,01 0,68 (0,55–0,84) <0,01
0,40–0,40 0,40–0,25 <0,01 0,40 (0,30–0,55) <0,01
Грудь 0,82 (0,67–1,00) 0,06 0,70 (0,52–0,95) 0,0 Женские половые органы 0.89 (0,70–1,13) 0,34 0,76 (0,55–1,06) 0,10
Мужские половые органы 1,03 (0,78–1,36) 0,83 1,0321
Моча 1,05 (0,73–1,52) 0,78 1,06 (0,74–1,53) 0,75
Кровь 0,40325 0,40 (0,32–0.51) <0,01

Как показано в таблице, регрессионный анализ Fine-Gray показал, что субъекты женского пола статистически не связаны с более длительным временем до полного RTW (отношение рисков женщин для времени до полного RTW было 1,07, 95 % доверительный интервал 0,78–1,46) по сравнению с мужчинами. Согласно многомерному анализу, включающему все переменные, испытуемые в возрастных группах> 57 лет имели больше времени для полного RTW, чем в возрастной группе <48 лет (контрольная) (отношение рисков для RTW было 0.78, 95% доверительный интервал 0,64–0,97). Кроме того, пациенты с раком «пищевода», «легких», «печени, поджелудочной железы» и «крови» имели больше времени для полного RTW, чем пациенты с раком «желудка».

Таблица 4

Модель регрессии Fine-Gray для времени до полного RTW в течение 365 дней

9030I
Однопараметрический анализ Многопараметрический анализ
Переменные Категории P Значение HR (95% ДИ) P Значение
Возраст (лет)
<48 (исх.) 1 1
49.84 (0,67–1,05) 0,13 0,89 (0,70–1,12) 0,31
53–56 0,80 (0,67–0,95) 0,01 0,87 (0,7323–0,7323–0,7323 0,14
> 57 0,71 (0,58–0,86) <0,01 0,78 (0,64–0,97) 0,02
Пол
Мужчины (
) 1
Женщины 0.88 (0,75–1,03) 0,12 1,07 (0,78–1,46) 0,69
Раковые очаги Желудочный (исх.) 1 1 0,35 (0,24–0,53) <0,01 0,36 (0,24–0,54) <0,01
Кишечный 0,99–1,24) 0,18 0.86
Легкое 0,33 (0,24–0,45) <0,01 0,29 (0,21–0,39) <0,01
печени, поджелудочной железы <0,01 0,39 (0,27–0,56) <0,01
Грудь 0,86 (0,69–1,08) 0,19 0,86 (0,60–1,24) 0,4 Женские половые органы 0.99 (0,76–1,30) 0,96 0,99 (0,67–1,46) 0,95
Мужские гениталии 1,18 (0,90–1,55) 0,24 1,1,5325 0,24 1,1,58 (0,89) 0,89 (0,89)
Моча 0,90 (0,61–1,34) 0,61 0,90 (0,61–1,33) 0,61
0,38 0,37 (0,27–0.51) <0,01

Обсуждение

Растущее число сотрудников, у которых диагностирован рак, увеличило потребность в улучшенных системах поддержки RTW для выживших после рака, особенно в области гигиены труда. Насколько нам известно, это было первое крупномасштабное исследование в Японии, в котором с использованием анализа выживаемости были выявлены факторы, влияющие на совокупные показатели RTW среди выживших после рака.

Мы обнаружили, что 71,6% субъектов вернулись к работе (неполный или полный рабочий день) в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия по болезни, и 80.9% к 12 мес. Это согласуется с выводами других западных исследований, согласно которым многие выжившие после рака возвращаются к работе после отсутствия по болезни, а их трудоспособность со временем улучшается [24–27]. Для полного RTW 47,1% субъектов вернулись к работе полный рабочий день в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия по болезни, а 62,3% – к 12 месяцам в настоящем исследовании, тогда как в предыдущем исследовании сообщалось о 60–89% [27]. . Это несоответствие может быть вызвано различиями в популяции, дизайне и методологии исследования [17, 28, 29].

Кроме того, в результате нашего исследования, учитывающего конкурирующие риски, только 4,1% субъектов уволились со своего места работы в течение 1 года после первого дня отсутствия по болезни из-за рака, в то время как примерно 8% выживших после рака уволились в течение 2 лет. в исследовании Нидерландов [17].

Совокупная скорость RTW по локализации рака

Совокупная скорость RTW значительно варьировала в зависимости от локализации рака, в соответствии с предыдущими отчетами [17, 24, 28, 30]. Предыдущие исследования показали, что рак легких и злокачественные новообразования крови имели более низкую общую скорость RTW, чем другие очаги рака [17, 31].Различия, наблюдаемые в показателях RTW между предыдущими исследованиями, можно объяснить различиями в системах здравоохранения компаний и акцентом конкретной страны на профилактическую помощь [32].

Наше исследование показало, что группа злокачественных новообразований «кровь» имела более низкий совокупный показатель RTW. В других исследованиях ранее было заявлено, что злокачественные новообразования крови были наиболее сложными формами рака для выживших после рака [19, 33]. В аспекте клинической онкологии химиотерапия показана всем пациентам со злокачественными новообразованиями крови в соответствии с Японскими клиническими рекомендациями по кроветворным опухолям [34].Химиотерапия при злокачественных новообразованиях крови, таких как острый миелоидный лейкоз и болезнь Ходжкина, довольно эффективна, тогда как эффективность может быть значительно ниже при других типах рака [35]. Однако сообщалось, что пациенты со злокачественными новообразованиями крови могут более серьезно пострадать от побочных эффектов химиотерапии [35]. Одно исследование показало, что химиотерапия, которая обычно продолжается в течение нескольких месяцев, снижает качество жизни онкологических больных, что приводит к таким симптомам, как общее недомогание, дистресс, психические расстройства [36, 37].Профилактика депрессии может быть одним из наиболее важных факторов, влияющих на RTW. Сообщалось, что депрессия оказывает негативное и долгосрочное воздействие на выживших после рака, снижая общее качество жизни, ухудшая соблюдение режима химиотерапии и увеличивая продолжительность госпитализации [38, 39]. Хотя снижение кумулятивной скорости RTW может быть связано с включением пациентов с худшим прогнозом, сама химиотерапия может быть одним из заслуживающих внимания факторов, влияющих на продолжительность отсутствия по болезни [17, 25, 26, 40].

Время от первого дня отсутствия по болезни до RTW

Настоящее исследование показало, что место рака сильно связано со временем до RTW, что согласуется с предыдущими исследованиями [41, 42], с кумулятивной скоростью RTW «пищевода», « группы рака легких, печени, поджелудочной железы и крови ниже, чем в других группах.

Среднее время до частичного или полного RTW для каждой группы локализации рака, кроме групп рака «пищевода» и «крови», составляло приблизительно 3 месяца.Используя опрос пациентов, проведенный в 2008 году Министерством здравоохранения, труда и социального обеспечения, средняя продолжительность госпитализации сравнивалась со средним временем до частичного или полного RTW для пациентов каждой группы локализации рака; рак желудка 27 дней (продолжительность госпитализации) против 62 дней (продолжительность отсутствия по болезни), рак пищевода 24 дня против 123, рак легких 26 дней против 96,5 дня и рак груди 16 против 91 дня [43]. Эти различия могут быть связаны с амбулаторным лечением (химиотерапия, лучевая терапия и т. Д.).), психические расстройства или другие факторы.

Уровень RTW снижался со временем после первого дня отсутствия по болезни; Показатель RTW был самым высоким в первом квартале года, за ним последовал второй квартал, тенденция в соответствии с предыдущими исследованиями [9, 17, 28, 31]. Это может быть связано с формой распределения отсутствующих по болезни, которая, как сообщается, сильно смещена вправо [29]. Хотя Christensen et al. сообщили, что показатели RTW снижаются с увеличением продолжительности отсутствия по болезни, профессиональная реабилитация на ранних стадиях отсутствия по болезни может оставаться важной [44].

В настоящем исследовании регрессионная модель Fine-Gray для всего населения продемонстрировала, что субъекты в возрастных группах> 57 лет имели более длительную продолжительность отсутствия по болезни до полного RTW по сравнению с возрастной группой <48 лет. В некоторых предыдущих исследованиях сообщалось, что пожилым людям, пережившим рак, требуется больше времени для RTW, тогда как другие исследования не смогли показать значительную корреляцию между возрастом и временем для RTW [19, 41]. Roelen et al. зарегистрированный возраст коррелировал с полным RTW у выживших после рака гениталий, но не для других видов рака [17].

Настоящее исследование показало, что не было значительной связи между временем до полного RTW и полом, в отличие от предыдущих исследований, в которых говорилось, что «женский» был отрицательно связан с RTW [1, 15, 41]. Во французском исследовании процесса RTW в течение 2 лет после постановки диагноза рака авторы предположили, что разница, наблюдаемая между мужчинами и женщинами, могла быть связана с повышенным стимулом для мужчин к RTW из-за экономической ответственности за свои семьи [9]. Голландское исследование продемонстрировало, что пол был связан со временем до полного RTW только у пациентов с диагнозом злокачественного новообразования крови, при этом у женщин требовалось больше времени для полного RTW по сравнению с мужчинами [17].

Частичное RTW и полное RTW

В дополнение к предыдущему обсуждению, были и другие большие различия между настоящим японским исследованием и предыдущими западными [24, 28, 45]. Настоящее исследование показало, что многие испытуемые вернулись к работе неполный рабочий день; напротив, многие из участников ранее опубликованных исследований вернулись к работе на полную ставку [24, 31, 39, 41]. Сравнение настоящих результатов с предыдущими исследованиями может быть затруднено с использованием значений, включающих как частичный, так и полный RTW.

Разница в накопленных скоростях RTW между рис. и продемонстрировать, что «частичная система RTW» для выживших после рака, по-видимому, заметно улучшила совокупные показатели RTW, за исключением группы злокачественных опухолей «крови». Таким образом, создание частичной системы RTW в компаниях (особенно малых и средних) может улучшить совокупные ставки RTW.

Отношение частичного RTW к полному RTW среди групп локализации рака было самым высоким в группе рака «пищевода», что, возможно, могло быть связано с ограничением диеты после хирургического вмешательства на пищеводе, что привело к снижению физической силы и предотвращению полного рабочего дня. Работа.Однако решение о частичном или полном RTW не было основано на объективных стандартах; скорее, это было полностью основано на субъективном суждении ОП. В целом, RTW для выживших после рака довольно сложен и зависит от множества медицинских и немедицинских факторов [41]. В предыдущих отчетах указывалось, что факторы, влияющие на RTW, включают социально-демографические факторы (возраст, пол), переменные, специфичные для заболевания (место проведения, стадия, лечение, сопутствующие заболевания), и элементы социально-окружающей среды [45, 46]. Что касается переменных, связанных с конкретным заболеванием, разные уровни тяжести симптомов связаны с различными моделями нетрудоспособности [16].В настоящем исследовании предполагалось, что OP понимают информацию о конкретном заболевании каждого субъекта для их RTW, и решение о частичном RTW может быть связано с результатами ухудшенного прогноза, такими как наличие метастазов [47].

Кроме того, мы использовали регрессионный анализ Fine-Gray, чтобы исследовать предикторы времени до полного RTW, но только изучение полного RTW недооценивает долю людей, которые возвращаются на рынок труда. Эти результаты показывают, что это особенно верно для очагов рака с высоким соотношением частичного / полного RTW (например,g., рак желудка и пищевода).

Сильные стороны и ограничения

Одной из сильных сторон настоящего исследования было включение большой группы субъектов; Около 1300 японских служащих, которые испытывали период отсутствия по болезни из-за рака, были включены в исследование, первое крупномасштабное японское RTW-исследование выживших после рака. Кроме того, процент последующего наблюдения был очень высоким (почти 100%), потому что регистр отсутствия по болезни велся компанией, при этом ОП постоянно регистрировали все случаи рака, возникающие у сотрудников, и удостоверяли отсутствия по болезни.С этой системой было меньше выбора субъектов и потерь из-за предубеждений при последующем наблюдении, которые, возможно, могли повлиять на другие исследования. Кроме того, мы использовали объективную оценку отсутствия по болезни; Настоящее исследование основано на данных клинически подтвержденного отсутствия по болезни с использованием справок врачей. Использование клинически поставленных диагнозов рака у субъектов по МКБ-10 позволило повысить достоверность и надежность, чем категоризация по другим заболеваниям, таким как психические заболевания. Еще одной сильной стороной нашего исследования было то, что мы использовали систему частичного RTW, исследуя «соотношение частичного / полного RTW, оцениваемое по OP в RTW» и «совокупную частичную / полную скорость RTW».”

При интерпретации результатов настоящего исследования следует отметить несколько ограничений. Во-первых, медицинская информация субъектов не была доступна для использования в настоящем исследовании, такая как стадия рака, патологическая степень злокачественности и тип лечения (хирургия, химиотерапия, лучевая терапия). Во-вторых, мы не могли отрицать наличие сопутствующих заболеваний у субъектов из-за регистрации только одного диагноза на эпизод отсутствия по болезни в ОП. Субъекты могли иметь другие расстройства во время отсутствия по болезни, такие как депрессия или кишечная непроходимость после операции на подвздошной кости, или другие симптомы, такие как депрессивное настроение, беспокойство или нарушения сна, часто обнаруживаемые у выживших после рака.Знание сопутствующих заболеваний необходимо из-за их влияния на время до RTW [24]. В-третьих, не проводилось различий между субъектами, у которых, возможно, были предыдущие эпизоды рака до работы в рассматриваемой компании, или субъектами, у которых после периода исследования возник рецидив или другие типы рака. В-четвертых, поскольку большинство испытуемых были мужчинами, необходимо соблюдать осторожность при обобщении результатов по всей рабочей силе на основе настоящих результатов. В-пятых, очень важно отметить, что начальная дата отсутствия по болезни могла значительно отличаться от даты постановки диагноза или даты начала болезни.В-шестых, может показаться подозрительным предположение о пропорциональной опасности в соответствии с визуальным осмотром выходных данных. Однако модель логистической регрессии, как и модель пропорциональной регрессии риска Файн-Грея, показала, что «57 лет и старше (справка: 48 лет или моложе)», «рак пищевода (справка: рак желудка)», «рак легких. , »« Рак печени, поджелудочной железы »и« злокачественные новообразования крови »имели более низкую вероятность полного RTW. В-седьмых, могут быть введены различные формы когортных предубеждений.Это связано с тем, что в анализ включены все люди, независимо от года их отсутствия по болезни. Поскольку с годами, очевидно, произошли изменения в лечении рака, политике RTW и других факторах, это может (при наличии систематических различий) стать проблемой.

Будущие исследования

Требуется дальнейшее уточнение предикторов отсутствия по болезни из-за рака, чтобы лучше поддержать разработку стратегии RTW для выживших после рака. Следующие предикторы времени до RTW требуют дальнейшего изучения: факторы, связанные с расстройством (диагноз, стадия рака, содержание лечения) и факторы окружающей среды (потребность в работе, супервизорная поддержка и поддержка коллег).Периодическое отсутствие болезни после RTW среди выживших после рака также должно быть исследовано для третичной профилактики, в частности, периодическое отсутствие болезни из-за психических расстройств (таких как депрессия, тревожные расстройства) после RTW. Исследования проблем психического здоровья могут иметь важное значение для улучшения качества жизни выживших после рака.

Заключение

Более половины всех выживших после рака вернулись к работе в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни.Совокупная скорость RTW зависела от типа рака. Старшим сотрудникам может потребоваться больше времени для полного RTW. Специалисты по гигиене труда могут лучше поддержать выживших после рака в RTW, зная, что совокупные показатели RTW зависят от типа рака. Для выживших после рака компаниям (особенно малым и средним) очень важно создать и улучшить свои системы поддержки RTW (например, частичную систему RTW), зная, что среднее время до RTW ожидается на уровне минимум несколько месяцев.

Благодарности

Мы очень благодарны доктору Косуке Киёхара (Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет) и доктору Ацуши Гото (Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет) за статистический анализ этого исследования. .

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Список литературы

1. Mehnert A. Трудоустройство и связанные с работой вопросы у выживших после рака. Crit Rev Oncol / Hematol.2011. 77 (2): 109–130. DOI: 10.1016 / j.critrevonc.2010.01.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Verdecchia A, Francisci S, Brenner H, Gatta G, Micheli A, Mangone L и др. Выживаемость рака в Европе в последнее время: анализ данных EUROCARE-4 за период 2000–2002 годов. Ланцет Онкол. 2007. 8 (9): 784–796. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (07) 70246-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

3. Министерство здравоохранения L, Социальное обеспечение, Япония: Закон о трудовых договорах. Министерство здравоохранения, труда и социального обеспечения, Япония, 2007 г.

4. Фейерштейн М., Тодд Б.Л., Московиц М.К., Брунс Г.Л., Столер М.Р., Нассиф Т. и др.Работа с пережившими рак: модель для практики и исследований. J Cancer Surviv: Res Pract. 2010. 4 (4): 415–437. DOI: 10.1007 / s11764-010-0154-6. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Аллемани С., Вейр Х.К., Каррейра Х., Хэрвуд Р., Спика Д., Ван Х.С., Бэннон Ф., Ан Дж. В., Джонсон С.Дж., Бонавентура А и др.: Глобальный надзор за выживаемостью от рака, 1995–2009 годы: анализ индивидуальных данных для 25 676 887 человек. пациентов из 279 популяционных регистров в 67 странах (КОНКОРД-2). Lancet 2014. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 6.Verbeek J, Spelten E, Kammeijer M, Sprangers M. Возвращение к работе выживших после рака: проспективное когортное исследование качества реабилитации врачами-профессиональными врачами. Occup Environ Med. 2003. 60 (5): 352–357. DOI: 10.1136 / oem.60.5.352. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Francisci S, Capocaccia R, Grande E, Santaquilani M, Simonetti A, Allemani C и др. Лечение рака: европейская перспектива. Eur J Cancer. 2009. 45 (6): 1067–1079. DOI: 10.1016 / j.ejca.2008.11.034. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8.Азиз НМ. Исследование выживаемости рака: уровень знаний, проблемы и возможности. Acta Oncol. 2007. 46 (4): 417–432. DOI: 10.1080 / 02841860701367878. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Марино П., Луис Сагаон Т., Летиция М., Ле-Анн-Гаэль С.С.. Половые различия в процессе возвращения к работе выживших после рака через 2 года после постановки диагноза: результаты большой французской выборки населения. J Clin Oncol: Off J Am Soc Clin Oncol. 2013. 31 (10): 1277–1284. DOI: 10.1200 / JCO.2011.38.5401. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10.Ито Й, Мияширо И., Ито Х, Хосоно С., Чихара Д., Наката-Ямада К. и др. Долгосрочная выживаемость и условная выживаемость онкологических больных в Японии с использованием данных популяционного онкологического регистра. Cancer Sci. 2014. 105 (11): 1480–1486. DOI: 10.1111 / cas.12525. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Такахаши М., Кай И., Муто Т. Расхождения между общественным мнением и эпидемиологическими фактами относительно прогноза и заболеваемости раком в Японии: интернет-опрос. Jpn J Clin Oncol. 2012; 42 (10): 919–926.DOI: 10,1093 / jjco / hys125. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Мацуда А., Мацуда Т., Сибата А., Катанода К., Собуэ Т., Нишимото Х. Исследования по надзору за раком в Японии G: Заболеваемость и заболеваемость раком в Японии в 2008 г .: исследование 25 популяционных регистров рака для мониторинга заболеваемости раком в Япония (MCIJ) проект. Jpn J Clin Oncol. 2014. 44 (4): 388–396. DOI: 10,1093 / jjco / hyu003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Tamminga SJ, de Boer AG, Verbeek JH, Frings-Dresen MH. Вмешательства по возвращению к работе, интегрированные в онкологическую помощь: систематический обзор.Occup Environ Med. 2010. 67 (9): 639–648. DOI: 10.1136 / oem.2009.050070. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

14. Министерство здравоохранения Л., Социальное обеспечение, Япония: «Gankanja keikensya no syurousien no arikata ni kansuru kentoukai houkokusyo» (на японском языке). 2014.

15. Амир З., Моран Т., Уолш Л., Идденден Р., Люкер К. Возвращение к оплачиваемой работе после рака: опыт Великобритании. J Cancer Surviv: Res Pract. 2007. 1 (2): 129–136. DOI: 10.1007 / s11764-007-0021-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Ролен CA, Koopmans PC, Anema JR, van der Beek AJ.Рецидивы отсутствия по болезни, подтвержденного медицинским свидетельством, в соответствии с диагнозом: исследование журнала регистрации отсутствия по болезни. J Occup Rehabil. 2010. 20 (1): 113–121. DOI: 10.1007 / s10926-009-9226-8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Roelen CA, Koopmans PC, Groothoff JW, van der Klink JJ, Bultmann U. Отсутствие болезни и полное возвращение к работе после рака: двухлетнее наблюдение данных регистров для различных участков рака. Психоонкология. 2011. 20 (9): 1001–1006. [PubMed] [Google Scholar] 18. Гордон Л.Г., Бисли В.Л., Линч Б.М., Михала Г., МакГрат К., Грейвс Н. и др.Возвращение к работе австралийских рабочих среднего возраста с диагнозом колоректальный рак: согласованное когортное исследование. BMC Public Health. 2014; 14: 963. DOI: 10.1186 / 1471-2458-14-963. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Spelten ER, Verbeek JH, Uitterhoeve AL, Ansink AC, van der Lelie J, de Reijke TM и др. Рак, утомляемость и возвращение пациентов к работе – проспективное когортное исследование. Eur J Cancer. 2003. 39 (11): 1562–1567. DOI: 10.1016 / S0959-8049 (03) 00364-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20.Сайто Н., Такахаши М., Сайренчи Т., Муто Т. Влияние рака груди на занятость среди японских женщин. J Оккупировать здоровье. 2014. 56 (1): 49–55. DOI: 10.1539 / joh.13-0140-OA. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Торп С., Нильсен Р.А., Гудбергссон С.Б., Даль А.А. Регулировка рабочего места и трудоспособность среди работающих, переживших рак. Support Care Cancer: Off J Multinatl Assoc Support Care Cancer. 2012. 20 (9): 2149–2156. DOI: 10.1007 / s00520-011-1325-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Spelten ER, Sprangers MA, Verbeek JH.Факторы, влияющие на возвращение к работе выживших после рака: обзор литературы. Психоонкология. 2002. 11 (2): 124–131. DOI: 10.1002 / pon.585. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Канда Ю. Исследование свободно доступного простого в использовании программного обеспечения «EZR» для медицинской статистики. Пересадка костного мозга. 2013. 48 (3): 452–458. DOI: 10.1038 / bmt.2012.244. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Купер А.Ф., Хэнкинс М., Риксон Л., Итон Е., Грюнфельд Е.А. Различные связанные с работой, клинические и психологические факторы предопределяют возвращение к работе после лечения четырех различных типов рака.Психоонкология. 2013. 22 (3): 659–667. DOI: 10.1002 / pon.3049. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Шовалл К., Аттнер Б., Энглунд М., Литман Т., Норин Д., Гуннарс Б. и др. Отсутствие болезни среди онкологических больных на преддиагностической и постдиагностической фазах пяти распространенных форм рака. Support Care Cancer: Off J Multinatl Assoc Support Care Cancer. 2012. 20 (4): 741–747. DOI: 10.1007 / s00520-011-1142-8. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Шорт П.Ф., Васи Дж. Дж., Тунджели К. Пути трудоустройства в большой когорте взрослых людей, переживших рак.Рак. 2005. 103 (6): 1292–1301. DOI: 10.1002 / cncr.20912. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Карлсен К., Харлинг Х., Педерсен Дж., Кристенсен К. Б., Ослер М.: Переход между работой, отсутствием по болезни и пенсией в когорте датских выживших после колоректального рака. BMJ open 2013, 3 (2). [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 28. Мюррей К., Лам К.Б., Маклафлин, округ Колумбия, Садхра СС. Предсказатели возвращения на работу выживших после рака в королевских военно-воздушных силах. J Occup Rehabil. 2015; 25 (1): 153–159. DOI: 10.1007 / s10926-014-9516-7.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Хенсинг Г. Шведский совет по оценке технологий в здравоохранении (SBU). Глава 4. Методологические аспекты исследования отсутствия по болезни. Scandinav J Public Health Suppl. 2004. 63: 44–48. DOI: 10.1080 / 14034
0021844. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Bottcher HM, Steimann M, Rotsch M, Zurborn KH, Koch U, Bergelt C. Профессиональный стресс и его связь с ранним выходом на пенсию и субъективной потребностью в профессиональной реабилитации больных раком. Психоонкология.2013. 22 (8): 1807–1814. DOI: 10.1002 / pon.3224. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Roelen CA, Koopmans PC, Schellart AJ, van der Beek AJ. Возобновление работы после рака: проспективное исследование данных профессионального реестра. J Occup Rehabil. 2011. 21 (3): 431–440. DOI: 10.1007 / s10926-010-9274-0. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Сампере М., Гимено Д., Серра С., Плана М., Мартинес Дж. М., Делклос Г.Л. и др. Организационная поддержка возвращения к работе и продолжительность отпуска по болезни: когорта испанских рабочих с длительным отпуском по болезни, не связанным с работой.J Occupation Environm Med / Am College Occupation Environ Med. 2011. 53 (6): 674–679. DOI: 10.1097 / JOM.0b013e31821f2ad4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Horsboel TA, Nielsen CV, Andersen NT, Nielsen B, de Thurah A. Риск получения пенсии по инвалидности для пациентов с диагнозом гематологических злокачественных новообразований: когортное исследование на основе регистров. Acta Oncol. 2014. 53 (6): 724–734. DOI: 10.3109 / 0284186X.2013.875625. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

34. Клинические рекомендации по гематологическим злокачественным новообразованиям, 2013 г. (на японском языке).

35. Глава Харрисона по внутренней медицине, 15-е издание, том 1.

36. Бауэр Дж. Э., Ганц П. А., Десмонд К. А., Бернардс С., Роуленд Дж. Х., Мейеровиц Б. Е. и др. Усталость у выживших после карциномы молочной железы в долгосрочной перспективе: продольное исследование. Рак. 2006; 106 (4): 751–758. DOI: 10.1002 / cncr.21671. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Henselmans I, Helgeson VS, Seltman H, de Vries J, Sanderman R, Ranchor AV. Выявление и прогнозирование траекторий дистресса в первый год после постановки диагноза рака груди.Психология здоровья: Off J Div Health Psychol, Am Psychol Assoc. 2010. 29 (2): 160–168. DOI: 10.1037 / a0017806. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Ниссим Р., Гаглиезе Л., Родин Г. Желание поспешной смерти у людей с запущенным раком: продольное качественное исследование. Soc Sci Med. 2009. 69 (2): 165–171. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2009.04.021. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. ван Муйен П., Дуйтс С.Ф., ван дер Бик А.Дж., Анема-младший. Факторы прогноза нетрудоспособности у выживших после онкологических заболеваний.J, выживший после рака: Res Pract. 2013. 7 (4): 582–591. DOI: 10.1007 / s11764-013-0297-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Mehnert A, Koch U. Предикторы трудоустройства среди выживших после медицинской реабилитации – перспективное исследование. Скандинавская работа J, Здоровье окружающей среды. 2013. 39 (1): 76–87. DOI: 10.5271 / sjweh.3291. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. van Muijen P, Weevers NL, Snels IA, Duijts SF, Bruinvels DJ, Schellart AJ, et al. Предикторы возвращения к работе и занятости у лиц, переживших рак: систематический обзор.Europ J Cancer Care. 2013. 22 (2): 144–160. DOI: 10.1111 / ecc.12033. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Таскила Т, Линдбом МЛ. Факторы, влияющие на занятость и трудоспособность лиц, переживших рак. Acta Oncol. 2007. 46 (4): 446–451. DOI: 10.1080 / 02841860701355048. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

43. Министерство здравоохранения L, Социальное обеспечение, Япония: опрос пациентов, 2008 г. (на японском языке). 2008.

44. Кристенсен КБ, Андерсен П.К., Смит-Хансен Л., Нильсен М.Л., Кристенсен Т.С. Анализ отсутствия по болезни с помощью статистических моделей данных о выживаемости.Скандинавская работа J, Здоровье окружающей среды. 2007. 33 (3): 233–239. DOI: 10.5271 / sjweh.1132. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Нильссон М., Олссон М., Веннман-Ларсен А., Петерссон Л. М., Александерсон К. Возвращение к работе после рака груди: опыт женщин при контактах с различными заинтересованными сторонами. Europ J Oncol Nurs: Off J Europ Oncol Nursing Soc. 2011. 15 (3): 267–274. DOI: 10.1016 / j.ejon.2011.03.005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Охгури Т., Нараи Р., Фунахаши А., Нишюра С., Ямасита Т., Ярита К. и др.Ограничения на работу и посещаемость после того, как сотрудники, больные раком, вернулись на работу в единственную производственную компанию в Японии. J Оккупировать здоровье. 2009. 51 (3): 267–272. DOI: 10.1539 / joh.O8013. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

365-дневное когортное исследование выживших после рака в Японии

J Cancer Surviv. 2016; 10: 320–329.

, , , , , и

Мотоки Эндо

Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Токио, Япония, 162-ку -8666

Ясуо Харуяма

Департамент общественного здравоохранения, Медицинский университет Докке, Токиги, Япония

Мияко Такахаси

Отдел исследований выживших после рака, Национальный онкологический центр, Токио

, Япония,

Департамент безопасности и здравоохранения, Tokyo Gas Co.Ltd., Токио, Япония

Норико Кодзимахара

Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Наохито Ямагути

Департамент общественного здравоохранения , Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Департамент общественного здравоохранения Токийского женского медицинского университета, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Департамент общественного здравоохранения, Медицинский университет Докке, Точиги, Япония

Отдел исследований выживших после рака, Национальный онкологический центр, Токио, Япония

Департамент безопасности и здравоохранения, Tokyo Gas Co.Ltd., Токио, Япония

Автор, ответственный за переписку.

Поступило 19 марта 2015 г .; Принято 10 августа 2015 г.

Открытый доступ Эта статья распространяется в соответствии с условиями Международной лицензии Creative Commons Attribution 4.0 (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии вы должным образом указываете первоначального автора (авторов) и источник, предоставляете ссылку на лицензию Creative Commons и указываете, были ли внесены изменения.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Цель

Все больше сотрудников сталкиваются с диагнозом рака в трудоспособном возрасте, однако никаких крупномасштабных японских исследований, посвященных отпуску по болезни из-за рака, не проводилось. Мы прояснили различия в совокупных показателях частичного и полного возвращения к работе (RTW) между разными типами рака среди японских выживших после рака.

Методы

Данные о японских служащих, которые пережили эпизод отпуска по болезни из-за клинически подтвержденного рака, диагностированного в период с 1 января 2000 года по 31 декабря 2011 года, были получены из реестра гигиены труда.В этом исследовании были использованы результаты субъектов в течение 365-дневного периода после их первого дня отпуска по болезни. Мы исследовали совокупные частичные / полные и полные уровни RTW, используя анализ выживаемости с конкурирующими рисками и предикторы времени до RTW с помощью модели регрессии пропорциональных рисков Fine-Gray.

Результаты

Одна тысяча двести семьдесят восемь субъектов (1033 мужчины и 245 женщин) испытали свой первый эпизод отпуска по болезни из-за рака в течение 12-летнего периода наблюдения.47,1% испытуемых вернулись к работе полный рабочий день в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия в отпуске по болезни, а 62,3% – к 12 месяцам. Кумулятивная скорость RTW значительно варьировалась в зависимости от типа рака. Наблюдались значительные различия в диапазоне кумулятивных показателей полного RTW между двумя категориями (группы с более низким уровнем полного RTW (группы с раком легких, печени, поджелудочной железы, пищевода и крови) по сравнению с группами с более высоким уровнем RTW. группы полной скорости RTW («желудочный», «кишечный», «грудной», «женский генитальный», «мужской генитальный», «мочевой»): 6.От 3 до 14,3% против 11,4 до 28,3% через 60 дней, от 10,6 до 22,4% против 27,0 до 50,0% через 120 дней, от 21,3 до 34,7% против 38,5 до 65,4% через 180 дней, от 34,3 до 42,9% против 66,0 до 79,5% через 365 дней). Кроме того, пожилой возраст может быть связан с более длительным временем до полного RTW.

Выводы

Более половины субъектов вернулись к работе на полный рабочий день в течение 365-дневного периода после их начального дня отпуска по болезни, при этом совокупные показатели RTW варьируются в зависимости от типа рака. Старшим сотрудникам может потребоваться больше времени для полного RTW.

Последствия для выживших после рака

Для компаний (особенно малых и средних) очень важно создать и улучшить свою систему поддержки RTW для выживших после рака, зная, что среднее время до RTW ожидается не менее несколько месяцев.

Ключевые слова: Выжившие после рака, отпуск по болезни, совокупный коэффициент возврата к работе (RTW), система частичного RTW, лонгитюдное исследование

Введение

Рак по-прежнему является одной из ведущих причин заболеваемости и смертности во всем мире [1–3] .Общественное здравоохранение и медицина рака значительно улучшились за последние годы [1, 2]. Достижения в области ранней диагностики и эффективного междисциплинарного лечения снизили влияние рака на жизнь выживших после рака [4], а 5-летняя выживаемость при многих видах рака неуклонно увеличивалась в большинстве развитых стран [5–7]. Ожидается, что по мере старения населения и увеличения продолжительности жизни после рака распространенность выживших после рака в большинстве стран еще больше возрастет [8, 9].Соответственно, предыдущие японские исследования показали, что многие больные раком живут дольше, чем в предыдущие десятилетия [10, 11].

Заболеваемость раком выше у пожилых людей [1]. Однако на самом деле, согласно данным японского надзора за раком, около 30% всех диагностированных онкологических больных (805 236 пациентов) принадлежали к группе трудоспособного возраста от 20 до 64 лет (244 976 пациентов) в 2010 г. [12]. Поскольку в будущем возраст выхода на пенсию, вероятно, будет повышен, предполагается, что у большего числа сотрудников трудоспособного возраста будет диагностирован рак, как в западных странах [1, 13, 14].По прогнозам, с увеличением числа диагнозов рака у работающего населения возвращение к работе (RTW) выживших после рака станет все более актуальной ситуацией для отдельного человека, работодателей и общества [15].

В исследованиях гигиены труда показатели RTW среди выживших после рака заметно различаются в литературе, несмотря на сопоставимые исследуемые группы [13, 16–18]. По данным систематического обзора 64 исследований, 63,5% выживших после рака вернулись к работе после постановки диагноза [1]. RTW онкологических больных можно рассматривать как доказательство полного выздоровления, что означает, что трудоспособность людей восстановилась до уровня, позволяющего вернуться к работе.Ситуация в целом более сложная, что влияет на профессиональную реабилитацию и процесс RTW [16, 19]. Если работодатели разрешают корректировку требований к работе, используя службы гигиены труда, частичное RTW и т. Д., RTW может улучшить качество жизни выживших после рака, обеспечивая социальную реинтеграцию и повышая самооценку [20, 21].

Чтобы поддержать эффективную профессиональную реабилитацию выживших после рака, предыдущие исследования были больше сосредоточены на корректировках работы, предусмотренных после RTW [21].Однако меньше внимания уделяется предикторам продолжительности отсутствия по болезни из-за рака [9]. Насколько нам известно, в Японии не проводилось крупномасштабного исследования, посвященного результатам, связанным с работой, после первого эпизода отсутствия по болезни из-за рака, стратифицированного по локализации рака [22].

Целью этого исследования было прояснить различия в кумулятивных частичных / полных и полных RTW между разными очагами рака среди японских выживших после рака в течение 365-дневного периода после первого дня отсутствия по болезни из-за рака, а также изучить важность частичного RTW в RTW среди японских выживших после рака.За счет определения кумулятивных показателей RTW с разбивкой по сайту, это исследование может помочь компаниям создать и улучшить свою систему поддержки RTW для выживших после рака.

Методы

Это было продольное исследование течения отсутствия по болезни среди сотрудников, которые проходили профессиональную реабилитацию после диагноза рака. В это исследование были включены сотрудники, которые испытывали эпизод отсутствия по болезни из-за клинически подтвержденного рака, диагностированного в период с 1 января 2000 года по 31 декабря 2011 года.В течение этого 12-летнего периода у 1278 сотрудников был диагностирован рак, и 365-дневный период после их первого дня отсутствия по болезни из-за рака был исследован для каждого субъекта.

Зарегистрированные данные об отсутствии по болезни были получены из частного центра профессиональной гигиены, в состав которого входят около 30 профессиональных врачей (OP) и 75 медицинских сестер. Центр гигиены труда заключил контракты с OP примерно с 35 крупными японскими компаниями из различных отраслей (телекоммуникации, логистика, энергетика, строительство и т. Д.)), чтобы предоставлять своим сотрудникам услуги по охране труда. Общее количество сотрудников, работающих в этих компаниях на постоянной основе с 2000 по 2011 год, составляло около 68 000 человек.

Система страхования по болезни

В Японии нет закона о страховании нетрудоспособных сотрудников по болезни. Однако Закон о трудовом договоре гласит: «Увольнение, если оно не имеет объективно разумных оснований и не считается приемлемым с точки зрения общества, рассматривается как злоупотребление правом и считается недействительным» [3].Насколько нам известно, почти все крупные японские компании имеют собственную систему страхования от болезней для сотрудников, которые не могут работать из-за рака, депрессии, инсульта и т. Д. Эти системы страхования по болезни предназначены только для работающих лиц, и нет ограничений по возрасту, пока сотрудники работают. Срок отсутствия по болезни зависит от компании. В японской системе отсутствия по болезни неполный рабочий день в сочетании с неполной занятостью не так распространен. Дело в том, что многие малые и средние предприятия в Японии не имеют такой устоявшейся системы страхования от болезней.Мы предполагаем, что у переживших рак, которые работают на малых и средних предприятиях, нет другого выбора, кроме как уволиться из-за экономического положения их компаний, среди других факторов.

С другой стороны, крупные компании, которые мы исследовали в этом исследовании, имели ту же хорошо отлаженную систему страхования по болезни, связанную с их контрактом OP. Система регистрации отсутствия по болезни и RTW в службе гигиены труда в нашем исследовании была следующей: после постановки диагноза рака, чтобы подтвердить эпизод отсутствия по болезни, сотрудник должен был предоставить справку от врача о том, что сотрудник не мог работать из-за рак.В целом, лечение рака более негативно влияет на работоспособность человека, чем сам рак. ОП подтвердила медицинскую действительность выданной врачебной справки, и справка была отправлена ​​в отдел кадров, в котором были зарегистрированы только данные штатных работников. Причина отсутствия по болезни была зафиксирована ОП в соответствии с 10-й Международной классификацией болезней Всемирной организации здравоохранения (МКБ-10). В соответствии с Законом о трудовых стандартах Японии работникам, отсутствующим по болезни, разрешалось примерно две трети их обычной заработной платы.В системе страхования на случай болезни нет ограничений по возрасту. Срок отсутствия по болезни из-за рака определен контрактом OP в размере 3 лет. В случае RTW сотрудники должны были предоставить справку врача о том, что они годны для возвращения к работе, а также принять участие в собеседовании с соответствующими OP их компании для дальнейшего подтверждения того, что RTW является приемлемым с медицинской точки зрения. ОП далее определили, может ли рассматриваемый сотрудник вернуться к работе полный рабочий день (полный RTW) или неполный рабочий день (частичный RTW, обычно от 4 до 6 часов в день), и выдать сертификат RTW OP компании

Как показано в таблице , результат после отсутствия по болезни был проанализирован по онкологическим сайтам, в которых участвовало более 50 человек.Из них наиболее распространенными были рак желудка (МКБ-10: C16, n = 282), за ним следовали рак легких (C33-C34, n = 162) и рак кишечника (C17 -C21, n = 146), включая рак тонкой кишки ( n = 7), рак толстой кишки ( n = 70) и рак прямой кишки или анального канала ( n = 69). Четвертым по распространенности был рак «печени и поджелудочной железы» (C22-C25, n = 98), который включал гепатоцеллюлярную карциному ( n = 38), холангиокарциному ( n = 9), рак желчного пузыря ( n = 4) и рак поджелудочной железы ( n = 47).На пятом месте по распространенности был рак груди (C50, n = 97), в котором участвовали только женщины. На шестом месте по распространенности оказались злокачественные новообразования «крови» (C81-C96, n = 95), включая лейкоз ( n = 32), злокачественную лимфому ( n = 46), множественную миелому ( n = 8). ) и другие родственные виды рака ( n = 9). Седьмое место по распространенности занимал рак «мужских половых органов» (C60-63, n = 78), в том числе рак простаты ( n = 63) и рак яичек или полового члена ( n = 15).На восьмом месте по распространенности оказались «рак пищевода» (C15, n = 67) и рак «женских половых органов» (C51-C58, n = 67), в том числе рак матки ( n = 47). ) и рак яичников ( n = 20). На десятом месте по распространенности был рак мочевого пузыря (C64-C68, n = 53), который включал почечно-клеточную карциному и карциному мочеточника ( n = 30), а также рак мочевого пузыря ( n = 23). «Другой» рак ( n = 133) включал рак мозга (C71, n = 20), рак ротовой полости (C00-C09, n = 20), рак глотки (C10-C14, n ). = 27), рак щитовидной железы (C73, N = 19) и другие ( n = 47).

Таблица 1

Основные характеристики выживших после рака в этом исследовании

9
Место рака Число Мужчины Женщины Средний возраст на момент постановки диагноза
282 262 20 52,9
Пищеводный 67 64 3 54,7
Рак тонкой кишки 7 7 0 52,4
Рак толстой кишки 70 64 рак анального канала 69 69 0 51,8
Легкое 162 143 19 54,1
.1 9030 9032 20
Hepreatic 7 54.4
Гепатоцеллярная карцинома 38 36 2 52,6
Холангиокарцинома 9 4 4 0 57,8
Рак поджелудочной железы 47 44 3 54,9
Женские гениталии 67 0 67 46,4
Рак матки 47 0
47 20 0 20 43,8
Мужские половые органы 78 78 0 53,0
55.7
Яичко, рак полового члена 15 15 0 41,5
Мочевой 53 52 Почечный карцинома, рак мочеточника 30 29 1 52,8
Рак мочевого пузыря 23 23 0 53.6
Кровь 95 86 9 49,0
Лейкемия 32 29 3 Malign 41 5 49,2
Множественная миелома 8 8 0 54,0
9035 .0
Прочее 133 117 16 50,7
Рак головного мозга 20 18 2 19 1 50,7
Рак фаринго-гортани 27 27 0 54,4
47.9
Другие виды рака 47 44 3 49,9
Всего 1278 1033 2435
результаты в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни были получены из регистра и использованы в данном исследовании. 365-дневный период был выбран произвольно для удобства использования другими японскими компаниями при создании системы поддержки RTW для выживших после рака.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками был проведен, чтобы проиллюстрировать совокупные показатели RTW с использованием EZR [23]. Мы использовали регрессию пропорциональных рисков Fine-Gray для конкурирующих событий, чтобы проанализировать, были ли возраст, пол и места рака статистически связаны с частичным / полным RTW и полным RTW.

Мы разделили испытуемых на 5 категорий: «умер», «уволился», «инвалид», «полный RTW» и «частично RTW». «Инвалиды» ​​были определены как субъекты, которые отсутствовали из-за болезни к концу 365-дневного периода.«Умер» и «Ушел в отставку» были обозначены как факторы конкурирующих рисков для RTW.

В регрессии пропорциональных рисков Fine-Gray соотношение рисков более 1 означало более короткое время до события, такое как полное RTW, и меньшую продолжительность отсутствия по болезни до события по сравнению с эталоном. Коэффициент опасности менее 1 означал, что до события осталось больше времени. Субъекты были стратифицированы по возрасту на четыре группы по квартилям, в результате чего были выделены следующие возрастные группы: 48 лет или моложе (эталон), 49–52 года, 53–56 лет и 57 лет и старше.

Это исследование было одобрено Комитетом по медицинской этике Токийского женского медицинского университета (номер 3244).

Результаты

В настоящем исследовании 1278 субъектов испытали свой первый эпизод отсутствия по болезни из-за рака, сертифицированный их врачами, что означает, что у этих людей ранее не было эпизода отсутствия по болезни из-за рака. Как показано в таблице, характеристики испытуемых были следующими: 1033 (80,8%) из 1278 испытуемых были мужчинами и 245 (19.2%) составляли женщины. Средний возраст в первый день отсутствия по болезни составил 51,9 года.

Количество участников мероприятия, а также тех, кто прошел цензуру до проведения мероприятия, приведены в таблице. По прошествии 365-дневного периода, следующего за начальным днем ​​отсутствия по болезни, 35 субъектов уволились с работы, 132 человека умерли, а 74 сотрудника были классифицированы как «инвалиды», а именно, будучи неспособными вернуться на работу в течение 365 дней. дневной период. Приблизительно 31 из 98 субъектов в группе рака «печени, поджелудочной железы» умерли в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни.Выжившие после рака в группе рака «женских половых органов» не умерли в течение 365-дневного периода. Отставка происходила часто среди субъектов в группе «рака пищевода», при этом девять субъектов увольнялись с работы в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия. Не было отказов от пациентов из групп рака «желудка», «женских половых органов» или «мочевыводящих путей». Распространенность субъектов с «инвалидностью» была самой высокой в ​​группе злокачественных новообразований «кровь», в которой 19 субъектов отсутствовали по болезни более 365 дней.В группах рака «желудка» и «пищевода» была самая низкая распространенность «инвалидов» после 365-дневного периода. Среднее время полного RTW среди всех выживших после рака составило 201 день. В группах злокачественных новообразований «пищевода», «легких», «печени, поджелудочной железы» и «крови» отсутствовали значения, касающиеся среднего времени до полного RTW, поскольку кумулятивные показатели полного RTW не достигли 50%. Примерно в 3,5 раза больше испытуемых вернулись к работе частично по сравнению с тем, кто был полностью занят. При стратификации по месту рака соотношение частичного и полного RTW варьировалось от 1.От 6 (другие) до 8,4 (рак пищевода). Как показано в таблице, средняя продолжительность отсутствия по болезни до частичного или полного RTW составляла 80 дней. Средняя продолжительность до полного RTW составила 201 день (около 6,5 месяцев).

Таблица 2

Результаты профессионального реестра в течение 365 дней после первого дня отсутствия по болезни, стратифицированные по месту рака

172 9902 время частичное или 9080 полный RTW для каждого очага рака. В результате анализа выживаемости с конкурирующими рисками общие кумулятивные показатели RTW после первого дня отсутствия по болезни через 60, 120, 180 и 365 дней составили 41,0, 64,1, 71.6 и 80,9% соответственно.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками за время до частичного или полного RTW (месяцы). Крестики представляют собой цензуру из-за потери контроля

На рисунке показана продолжительность времени до полного RTW. В результате анализа выживаемости с учетом конкурирующих рисков совокупные показатели полного RTW через 60, 120, 180 и 365 дней составили 16,7, 34,9, 47,1 и 62,3% соответственно. Десять различных групп локализации рака были приблизительно разделены на две категории: группы с более низкой совокупной полной скоростью RTW, состоящие из групп рака «легкого», «печени, поджелудочной железы», «пищевода» и «крови», и группы с раком более высокая частота («желудочный», «кишечный», «грудной», «женский половой орган», «мужской половой орган», «мочевой»).Наблюдались значительные различия в диапазоне кумулятивных полных ставок RTW между двумя категориями (группы с более низкой полной скоростью RTW по сравнению с группами с более высокой полной скоростью RTW: от 6,3 до 14,3% по сравнению с 11,4 до 28,3% за 60 дней, от 10,6 до 22,4% против 27,0 до 50,0% через 120 дней, от 21,3 до 34,7% против 38,5 до 65,4% через 180 дней, от 34,3 до 42,9% против 66,0 до 79,5% через 365 дней). Группа с наименьшей совокупной частотой RTW (как общая, так и полная частота RTW) была группой злокачественных новообразований «крови», чья совокупная общая частота RTW через 60, 120, 180 и 365 дней составила 12.6, 27,4, 35,9 и 65,8%, и чьи совокупные полные показатели RTW составили 6,3, 10,6, 21,3 и 42,9% соответственно.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками за время до полного RTW (месяцы). Кресты представляют собой цензуру из-за потери для последующего наблюдения

Как показано в таблице, что касается участков рака, сотрудники с раком пищевода, легких, печени, поджелудочной железы и крови имели более длительный период времени. к частичной / полной RTW, чем у больных раком желудка.

Таблица 3

Модель регрессии Fine-Gray для времени до частичного / полного RTW в течение 365 дней

Место рака Номер Среднее время до частичного / полного RTW (дни) Среднее время до полная RTW (дни) 1.Умер, N 2. Подал в отставку, N 3. Отключено, N 4. RTW, N Полный RTW, N Частичное RTW, N Частичное RTW / полное RTW (соотношение)
Желудочный 282 62 124 16 0 3 263 9030 Пищеводный 67 123 7 9 2 47 5 42 8.4
Кишечный 146 66,5 136,5 16 3 4 123 31 92 3,0 22 7 11 122 31 91 2,9
Печеночный, панкреатический 98 194 13 41 3.2
Грудь 97 91 209 1 2 6 87 15 72 4.8 0 0 5 62 11 51 4,6
Мужской генитальный 78 60,5 24,5 1 16 52 3.3
Моча 53 52 127 7 0 1 45 15 30 2,0
12 1 19 62 14 48 3,4
Другое 133 91 195 3 19 60 1.6
Итого 1278 80 201 132 35 74 1031 229 802 3.5
0,79–0,79
Однопараметрический анализ Многопараметрический анализ
Переменные Переменные % ДИ) P Значение HR (95% ДИ) P Значение
Возраст (лет)
<48 (исх.) 1 1
49.96 (0,79–1,18) 0,68 0,96 (0,78–1,18) 0,68
53–56 0,99 (0,85–1,15) 0,92 1,0326 1,0326 0,8326 0,77
> 57 0,86 (0,73–1,02) 0,09 0,90 (0,75–1,07) 0,24
Пол
1
Женщины 0.90 (0,78–1,03) 0,11 0,85 (0,67–1,09) 0,21
Раковые участки Желудочный (ссылка) 1 1 0,54 (0,40–0,72) <0,01 0,53 (0,40–0,72) <0,01
Кишечник 0,94 (0,75–1,16) 0,55 0.53
Легкое 0,68 (0,55–0,84) <0,01 0,68 (0,55–0,84) <0,01
0,40–0,40 0,40–0,25 <0,01 0,40 (0,30–0,55) <0,01
Грудь 0,82 (0,67–1,00) 0,06 0,70 (0,52–0,95) 0,0 Женские половые органы 0.89 (0,70–1,13) 0,34 0,76 (0,55–1,06) 0,10
Мужские половые органы 1,03 (0,78–1,36) 0,83 1,0321
Моча 1,05 (0,73–1,52) 0,78 1,06 (0,74–1,53) 0,75
Кровь 0,40325 0,40 (0,32–0.51) <0,01

Как показано в таблице, регрессионный анализ Fine-Gray показал, что субъекты женского пола статистически не связаны с более длительным временем до полного RTW (отношение рисков женщин для времени до полного RTW было 1,07, 95 % доверительный интервал 0,78–1,46) по сравнению с мужчинами. Согласно многомерному анализу, включающему все переменные, испытуемые в возрастных группах> 57 лет имели больше времени для полного RTW, чем в возрастной группе <48 лет (контрольная) (отношение рисков для RTW было 0.78, 95% доверительный интервал 0,64–0,97). Кроме того, пациенты с раком «пищевода», «легких», «печени, поджелудочной железы» и «крови» имели больше времени для полного RTW, чем пациенты с раком «желудка».

Таблица 4

Модель регрессии Fine-Gray для времени до полного RTW в течение 365 дней

9030I
Однопараметрический анализ Многопараметрический анализ
Переменные Категории P Значение HR (95% ДИ) P Значение
Возраст (лет)
<48 (исх.) 1 1
49.84 (0,67–1,05) 0,13 0,89 (0,70–1,12) 0,31
53–56 0,80 (0,67–0,95) 0,01 0,87 (0,7323–0,7323–0,7323 0,14
> 57 0,71 (0,58–0,86) <0,01 0,78 (0,64–0,97) 0,02
Пол
Мужчины (
) 1
Женщины 0.88 (0,75–1,03) 0,12 1,07 (0,78–1,46) 0,69
Раковые очаги Желудочный (исх.) 1 1 0,35 (0,24–0,53) <0,01 0,36 (0,24–0,54) <0,01
Кишечный 0,99–1,24) 0,18 0.86
Легкое 0,33 (0,24–0,45) <0,01 0,29 (0,21–0,39) <0,01
печени, поджелудочной железы <0,01 0,39 (0,27–0,56) <0,01
Грудь 0,86 (0,69–1,08) 0,19 0,86 (0,60–1,24) 0,4 Женские половые органы 0.99 (0,76–1,30) 0,96 0,99 (0,67–1,46) 0,95
Мужские гениталии 1,18 (0,90–1,55) 0,24 1,1,5325 0,24 1,1,58 (0,89) 0,89 (0,89)
Моча 0,90 (0,61–1,34) 0,61 0,90 (0,61–1,33) 0,61
0,38 0,37 (0,27–0.51) <0,01

Обсуждение

Растущее число сотрудников, у которых диагностирован рак, увеличило потребность в улучшенных системах поддержки RTW для выживших после рака, особенно в области гигиены труда. Насколько нам известно, это было первое крупномасштабное исследование в Японии, в котором с использованием анализа выживаемости были выявлены факторы, влияющие на совокупные показатели RTW среди выживших после рака.

Мы обнаружили, что 71,6% субъектов вернулись к работе (неполный или полный рабочий день) в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия по болезни, и 80.9% к 12 мес. Это согласуется с выводами других западных исследований, согласно которым многие выжившие после рака возвращаются к работе после отсутствия по болезни, а их трудоспособность со временем улучшается [24–27]. Для полного RTW 47,1% субъектов вернулись к работе полный рабочий день в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия по болезни, а 62,3% – к 12 месяцам в настоящем исследовании, тогда как в предыдущем исследовании сообщалось о 60–89% [27]. . Это несоответствие может быть вызвано различиями в популяции, дизайне и методологии исследования [17, 28, 29].

Кроме того, в результате нашего исследования, учитывающего конкурирующие риски, только 4,1% субъектов уволились со своего места работы в течение 1 года после первого дня отсутствия по болезни из-за рака, в то время как примерно 8% выживших после рака уволились в течение 2 лет. в исследовании Нидерландов [17].

Совокупная скорость RTW по локализации рака

Совокупная скорость RTW значительно варьировала в зависимости от локализации рака, в соответствии с предыдущими отчетами [17, 24, 28, 30]. Предыдущие исследования показали, что рак легких и злокачественные новообразования крови имели более низкую общую скорость RTW, чем другие очаги рака [17, 31].Различия, наблюдаемые в показателях RTW между предыдущими исследованиями, можно объяснить различиями в системах здравоохранения компаний и акцентом конкретной страны на профилактическую помощь [32].

Наше исследование показало, что группа злокачественных новообразований «кровь» имела более низкий совокупный показатель RTW. В других исследованиях ранее было заявлено, что злокачественные новообразования крови были наиболее сложными формами рака для выживших после рака [19, 33]. В аспекте клинической онкологии химиотерапия показана всем пациентам со злокачественными новообразованиями крови в соответствии с Японскими клиническими рекомендациями по кроветворным опухолям [34].Химиотерапия при злокачественных новообразованиях крови, таких как острый миелоидный лейкоз и болезнь Ходжкина, довольно эффективна, тогда как эффективность может быть значительно ниже при других типах рака [35]. Однако сообщалось, что пациенты со злокачественными новообразованиями крови могут более серьезно пострадать от побочных эффектов химиотерапии [35]. Одно исследование показало, что химиотерапия, которая обычно продолжается в течение нескольких месяцев, снижает качество жизни онкологических больных, что приводит к таким симптомам, как общее недомогание, дистресс, психические расстройства [36, 37].Профилактика депрессии может быть одним из наиболее важных факторов, влияющих на RTW. Сообщалось, что депрессия оказывает негативное и долгосрочное воздействие на выживших после рака, снижая общее качество жизни, ухудшая соблюдение режима химиотерапии и увеличивая продолжительность госпитализации [38, 39]. Хотя снижение кумулятивной скорости RTW может быть связано с включением пациентов с худшим прогнозом, сама химиотерапия может быть одним из заслуживающих внимания факторов, влияющих на продолжительность отсутствия по болезни [17, 25, 26, 40].

Время от первого дня отсутствия по болезни до RTW

Настоящее исследование показало, что место рака сильно связано со временем до RTW, что согласуется с предыдущими исследованиями [41, 42], с кумулятивной скоростью RTW «пищевода», « группы рака легких, печени, поджелудочной железы и крови ниже, чем в других группах.

Среднее время до частичного или полного RTW для каждой группы локализации рака, кроме групп рака «пищевода» и «крови», составляло приблизительно 3 месяца.Используя опрос пациентов, проведенный в 2008 году Министерством здравоохранения, труда и социального обеспечения, средняя продолжительность госпитализации сравнивалась со средним временем до частичного или полного RTW для пациентов каждой группы локализации рака; рак желудка 27 дней (продолжительность госпитализации) против 62 дней (продолжительность отсутствия по болезни), рак пищевода 24 дня против 123, рак легких 26 дней против 96,5 дня и рак груди 16 против 91 дня [43]. Эти различия могут быть связаны с амбулаторным лечением (химиотерапия, лучевая терапия и т. Д.).), психические расстройства или другие факторы.

Уровень RTW снижался со временем после первого дня отсутствия по болезни; Показатель RTW был самым высоким в первом квартале года, за ним последовал второй квартал, тенденция в соответствии с предыдущими исследованиями [9, 17, 28, 31]. Это может быть связано с формой распределения отсутствующих по болезни, которая, как сообщается, сильно смещена вправо [29]. Хотя Christensen et al. сообщили, что показатели RTW снижаются с увеличением продолжительности отсутствия по болезни, профессиональная реабилитация на ранних стадиях отсутствия по болезни может оставаться важной [44].

В настоящем исследовании регрессионная модель Fine-Gray для всего населения продемонстрировала, что субъекты в возрастных группах> 57 лет имели более длительную продолжительность отсутствия по болезни до полного RTW по сравнению с возрастной группой <48 лет. В некоторых предыдущих исследованиях сообщалось, что пожилым людям, пережившим рак, требуется больше времени для RTW, тогда как другие исследования не смогли показать значительную корреляцию между возрастом и временем для RTW [19, 41]. Roelen et al. зарегистрированный возраст коррелировал с полным RTW у выживших после рака гениталий, но не для других видов рака [17].

Настоящее исследование показало, что не было значительной связи между временем до полного RTW и полом, в отличие от предыдущих исследований, в которых говорилось, что «женский» был отрицательно связан с RTW [1, 15, 41]. Во французском исследовании процесса RTW в течение 2 лет после постановки диагноза рака авторы предположили, что разница, наблюдаемая между мужчинами и женщинами, могла быть связана с повышенным стимулом для мужчин к RTW из-за экономической ответственности за свои семьи [9]. Голландское исследование продемонстрировало, что пол был связан со временем до полного RTW только у пациентов с диагнозом злокачественного новообразования крови, при этом у женщин требовалось больше времени для полного RTW по сравнению с мужчинами [17].

Частичное RTW и полное RTW

В дополнение к предыдущему обсуждению, были и другие большие различия между настоящим японским исследованием и предыдущими западными [24, 28, 45]. Настоящее исследование показало, что многие испытуемые вернулись к работе неполный рабочий день; напротив, многие из участников ранее опубликованных исследований вернулись к работе на полную ставку [24, 31, 39, 41]. Сравнение настоящих результатов с предыдущими исследованиями может быть затруднено с использованием значений, включающих как частичный, так и полный RTW.

Разница в накопленных скоростях RTW между рис. и продемонстрировать, что «частичная система RTW» для выживших после рака, по-видимому, заметно улучшила совокупные показатели RTW, за исключением группы злокачественных опухолей «крови». Таким образом, создание частичной системы RTW в компаниях (особенно малых и средних) может улучшить совокупные ставки RTW.

Отношение частичного RTW к полному RTW среди групп локализации рака было самым высоким в группе рака «пищевода», что, возможно, могло быть связано с ограничением диеты после хирургического вмешательства на пищеводе, что привело к снижению физической силы и предотвращению полного рабочего дня. Работа.Однако решение о частичном или полном RTW не было основано на объективных стандартах; скорее, это было полностью основано на субъективном суждении ОП. В целом, RTW для выживших после рака довольно сложен и зависит от множества медицинских и немедицинских факторов [41]. В предыдущих отчетах указывалось, что факторы, влияющие на RTW, включают социально-демографические факторы (возраст, пол), переменные, специфичные для заболевания (место проведения, стадия, лечение, сопутствующие заболевания), и элементы социально-окружающей среды [45, 46]. Что касается переменных, связанных с конкретным заболеванием, разные уровни тяжести симптомов связаны с различными моделями нетрудоспособности [16].В настоящем исследовании предполагалось, что OP понимают информацию о конкретном заболевании каждого субъекта для их RTW, и решение о частичном RTW может быть связано с результатами ухудшенного прогноза, такими как наличие метастазов [47].

Кроме того, мы использовали регрессионный анализ Fine-Gray, чтобы исследовать предикторы времени до полного RTW, но только изучение полного RTW недооценивает долю людей, которые возвращаются на рынок труда. Эти результаты показывают, что это особенно верно для очагов рака с высоким соотношением частичного / полного RTW (например,g., рак желудка и пищевода).

Сильные стороны и ограничения

Одной из сильных сторон настоящего исследования было включение большой группы субъектов; Около 1300 японских служащих, которые испытывали период отсутствия по болезни из-за рака, были включены в исследование, первое крупномасштабное японское RTW-исследование выживших после рака. Кроме того, процент последующего наблюдения был очень высоким (почти 100%), потому что регистр отсутствия по болезни велся компанией, при этом ОП постоянно регистрировали все случаи рака, возникающие у сотрудников, и удостоверяли отсутствия по болезни.С этой системой было меньше выбора субъектов и потерь из-за предубеждений при последующем наблюдении, которые, возможно, могли повлиять на другие исследования. Кроме того, мы использовали объективную оценку отсутствия по болезни; Настоящее исследование основано на данных клинически подтвержденного отсутствия по болезни с использованием справок врачей. Использование клинически поставленных диагнозов рака у субъектов по МКБ-10 позволило повысить достоверность и надежность, чем категоризация по другим заболеваниям, таким как психические заболевания. Еще одной сильной стороной нашего исследования было то, что мы использовали систему частичного RTW, исследуя «соотношение частичного / полного RTW, оцениваемое по OP в RTW» и «совокупную частичную / полную скорость RTW».”

При интерпретации результатов настоящего исследования следует отметить несколько ограничений. Во-первых, медицинская информация субъектов не была доступна для использования в настоящем исследовании, такая как стадия рака, патологическая степень злокачественности и тип лечения (хирургия, химиотерапия, лучевая терапия). Во-вторых, мы не могли отрицать наличие сопутствующих заболеваний у субъектов из-за регистрации только одного диагноза на эпизод отсутствия по болезни в ОП. Субъекты могли иметь другие расстройства во время отсутствия по болезни, такие как депрессия или кишечная непроходимость после операции на подвздошной кости, или другие симптомы, такие как депрессивное настроение, беспокойство или нарушения сна, часто обнаруживаемые у выживших после рака.Знание сопутствующих заболеваний необходимо из-за их влияния на время до RTW [24]. В-третьих, не проводилось различий между субъектами, у которых, возможно, были предыдущие эпизоды рака до работы в рассматриваемой компании, или субъектами, у которых после периода исследования возник рецидив или другие типы рака. В-четвертых, поскольку большинство испытуемых были мужчинами, необходимо соблюдать осторожность при обобщении результатов по всей рабочей силе на основе настоящих результатов. В-пятых, очень важно отметить, что начальная дата отсутствия по болезни могла значительно отличаться от даты постановки диагноза или даты начала болезни.В-шестых, может показаться подозрительным предположение о пропорциональной опасности в соответствии с визуальным осмотром выходных данных. Однако модель логистической регрессии, как и модель пропорциональной регрессии риска Файн-Грея, показала, что «57 лет и старше (справка: 48 лет или моложе)», «рак пищевода (справка: рак желудка)», «рак легких. , »« Рак печени, поджелудочной железы »и« злокачественные новообразования крови »имели более низкую вероятность полного RTW. В-седьмых, могут быть введены различные формы когортных предубеждений.Это связано с тем, что в анализ включены все люди, независимо от года их отсутствия по болезни. Поскольку с годами, очевидно, произошли изменения в лечении рака, политике RTW и других факторах, это может (при наличии систематических различий) стать проблемой.

Будущие исследования

Требуется дальнейшее уточнение предикторов отсутствия по болезни из-за рака, чтобы лучше поддержать разработку стратегии RTW для выживших после рака. Следующие предикторы времени до RTW требуют дальнейшего изучения: факторы, связанные с расстройством (диагноз, стадия рака, содержание лечения) и факторы окружающей среды (потребность в работе, супервизорная поддержка и поддержка коллег).Периодическое отсутствие болезни после RTW среди выживших после рака также должно быть исследовано для третичной профилактики, в частности, периодическое отсутствие болезни из-за психических расстройств (таких как депрессия, тревожные расстройства) после RTW. Исследования проблем психического здоровья могут иметь важное значение для улучшения качества жизни выживших после рака.

Заключение

Более половины всех выживших после рака вернулись к работе в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни.Совокупная скорость RTW зависела от типа рака. Старшим сотрудникам может потребоваться больше времени для полного RTW. Специалисты по гигиене труда могут лучше поддержать выживших после рака в RTW, зная, что совокупные показатели RTW зависят от типа рака. Для выживших после рака компаниям (особенно малым и средним) очень важно создать и улучшить свои системы поддержки RTW (например, частичную систему RTW), зная, что среднее время до RTW ожидается на уровне минимум несколько месяцев.

Благодарности

Мы очень благодарны доктору Косуке Киёхара (Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет) и доктору Ацуши Гото (Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет) за статистический анализ этого исследования. .

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Список литературы

1. Mehnert A. Трудоустройство и связанные с работой вопросы у выживших после рака. Crit Rev Oncol / Hematol.2011. 77 (2): 109–130. DOI: 10.1016 / j.critrevonc.2010.01.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Verdecchia A, Francisci S, Brenner H, Gatta G, Micheli A, Mangone L и др. Выживаемость рака в Европе в последнее время: анализ данных EUROCARE-4 за период 2000–2002 годов. Ланцет Онкол. 2007. 8 (9): 784–796. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (07) 70246-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

3. Министерство здравоохранения L, Социальное обеспечение, Япония: Закон о трудовых договорах. Министерство здравоохранения, труда и социального обеспечения, Япония, 2007 г.

4. Фейерштейн М., Тодд Б.Л., Московиц М.К., Брунс Г.Л., Столер М.Р., Нассиф Т. и др.Работа с пережившими рак: модель для практики и исследований. J Cancer Surviv: Res Pract. 2010. 4 (4): 415–437. DOI: 10.1007 / s11764-010-0154-6. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Аллемани С., Вейр Х.К., Каррейра Х., Хэрвуд Р., Спика Д., Ван Х.С., Бэннон Ф., Ан Дж. В., Джонсон С.Дж., Бонавентура А и др.: Глобальный надзор за выживаемостью от рака, 1995–2009 годы: анализ индивидуальных данных для 25 676 887 человек. пациентов из 279 популяционных регистров в 67 странах (КОНКОРД-2). Lancet 2014. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 6.Verbeek J, Spelten E, Kammeijer M, Sprangers M. Возвращение к работе выживших после рака: проспективное когортное исследование качества реабилитации врачами-профессиональными врачами. Occup Environ Med. 2003. 60 (5): 352–357. DOI: 10.1136 / oem.60.5.352. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Francisci S, Capocaccia R, Grande E, Santaquilani M, Simonetti A, Allemani C и др. Лечение рака: европейская перспектива. Eur J Cancer. 2009. 45 (6): 1067–1079. DOI: 10.1016 / j.ejca.2008.11.034. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8.Азиз НМ. Исследование выживаемости рака: уровень знаний, проблемы и возможности. Acta Oncol. 2007. 46 (4): 417–432. DOI: 10.1080 / 02841860701367878. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Марино П., Луис Сагаон Т., Летиция М., Ле-Анн-Гаэль С.С.. Половые различия в процессе возвращения к работе выживших после рака через 2 года после постановки диагноза: результаты большой французской выборки населения. J Clin Oncol: Off J Am Soc Clin Oncol. 2013. 31 (10): 1277–1284. DOI: 10.1200 / JCO.2011.38.5401. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10.Ито Й, Мияширо И., Ито Х, Хосоно С., Чихара Д., Наката-Ямада К. и др. Долгосрочная выживаемость и условная выживаемость онкологических больных в Японии с использованием данных популяционного онкологического регистра. Cancer Sci. 2014. 105 (11): 1480–1486. DOI: 10.1111 / cas.12525. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Такахаши М., Кай И., Муто Т. Расхождения между общественным мнением и эпидемиологическими фактами относительно прогноза и заболеваемости раком в Японии: интернет-опрос. Jpn J Clin Oncol. 2012; 42 (10): 919–926.DOI: 10,1093 / jjco / hys125. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Мацуда А., Мацуда Т., Сибата А., Катанода К., Собуэ Т., Нишимото Х. Исследования по надзору за раком в Японии G: Заболеваемость и заболеваемость раком в Японии в 2008 г .: исследование 25 популяционных регистров рака для мониторинга заболеваемости раком в Япония (MCIJ) проект. Jpn J Clin Oncol. 2014. 44 (4): 388–396. DOI: 10,1093 / jjco / hyu003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Tamminga SJ, de Boer AG, Verbeek JH, Frings-Dresen MH. Вмешательства по возвращению к работе, интегрированные в онкологическую помощь: систематический обзор.Occup Environ Med. 2010. 67 (9): 639–648. DOI: 10.1136 / oem.2009.050070. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

14. Министерство здравоохранения Л., Социальное обеспечение, Япония: «Gankanja keikensya no syurousien no arikata ni kansuru kentoukai houkokusyo» (на японском языке). 2014.

15. Амир З., Моран Т., Уолш Л., Идденден Р., Люкер К. Возвращение к оплачиваемой работе после рака: опыт Великобритании. J Cancer Surviv: Res Pract. 2007. 1 (2): 129–136. DOI: 10.1007 / s11764-007-0021-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Ролен CA, Koopmans PC, Anema JR, van der Beek AJ.Рецидивы отсутствия по болезни, подтвержденного медицинским свидетельством, в соответствии с диагнозом: исследование журнала регистрации отсутствия по болезни. J Occup Rehabil. 2010. 20 (1): 113–121. DOI: 10.1007 / s10926-009-9226-8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Roelen CA, Koopmans PC, Groothoff JW, van der Klink JJ, Bultmann U. Отсутствие болезни и полное возвращение к работе после рака: двухлетнее наблюдение данных регистров для различных участков рака. Психоонкология. 2011. 20 (9): 1001–1006. [PubMed] [Google Scholar] 18. Гордон Л.Г., Бисли В.Л., Линч Б.М., Михала Г., МакГрат К., Грейвс Н. и др.Возвращение к работе австралийских рабочих среднего возраста с диагнозом колоректальный рак: согласованное когортное исследование. BMC Public Health. 2014; 14: 963. DOI: 10.1186 / 1471-2458-14-963. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Spelten ER, Verbeek JH, Uitterhoeve AL, Ansink AC, van der Lelie J, de Reijke TM и др. Рак, утомляемость и возвращение пациентов к работе – проспективное когортное исследование. Eur J Cancer. 2003. 39 (11): 1562–1567. DOI: 10.1016 / S0959-8049 (03) 00364-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20.Сайто Н., Такахаши М., Сайренчи Т., Муто Т. Влияние рака груди на занятость среди японских женщин. J Оккупировать здоровье. 2014. 56 (1): 49–55. DOI: 10.1539 / joh.13-0140-OA. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Торп С., Нильсен Р.А., Гудбергссон С.Б., Даль А.А. Регулировка рабочего места и трудоспособность среди работающих, переживших рак. Support Care Cancer: Off J Multinatl Assoc Support Care Cancer. 2012. 20 (9): 2149–2156. DOI: 10.1007 / s00520-011-1325-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Spelten ER, Sprangers MA, Verbeek JH.Факторы, влияющие на возвращение к работе выживших после рака: обзор литературы. Психоонкология. 2002. 11 (2): 124–131. DOI: 10.1002 / pon.585. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Канда Ю. Исследование свободно доступного простого в использовании программного обеспечения «EZR» для медицинской статистики. Пересадка костного мозга. 2013. 48 (3): 452–458. DOI: 10.1038 / bmt.2012.244. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Купер А.Ф., Хэнкинс М., Риксон Л., Итон Е., Грюнфельд Е.А. Различные связанные с работой, клинические и психологические факторы предопределяют возвращение к работе после лечения четырех различных типов рака.Психоонкология. 2013. 22 (3): 659–667. DOI: 10.1002 / pon.3049. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Шовалл К., Аттнер Б., Энглунд М., Литман Т., Норин Д., Гуннарс Б. и др. Отсутствие болезни среди онкологических больных на преддиагностической и постдиагностической фазах пяти распространенных форм рака. Support Care Cancer: Off J Multinatl Assoc Support Care Cancer. 2012. 20 (4): 741–747. DOI: 10.1007 / s00520-011-1142-8. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Шорт П.Ф., Васи Дж. Дж., Тунджели К. Пути трудоустройства в большой когорте взрослых людей, переживших рак.Рак. 2005. 103 (6): 1292–1301. DOI: 10.1002 / cncr.20912. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Карлсен К., Харлинг Х., Педерсен Дж., Кристенсен К. Б., Ослер М.: Переход между работой, отсутствием по болезни и пенсией в когорте датских выживших после колоректального рака. BMJ open 2013, 3 (2). [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 28. Мюррей К., Лам К.Б., Маклафлин, округ Колумбия, Садхра СС. Предсказатели возвращения на работу выживших после рака в королевских военно-воздушных силах. J Occup Rehabil. 2015; 25 (1): 153–159. DOI: 10.1007 / s10926-014-9516-7.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Хенсинг Г. Шведский совет по оценке технологий в здравоохранении (SBU). Глава 4. Методологические аспекты исследования отсутствия по болезни. Scandinav J Public Health Suppl. 2004. 63: 44–48. DOI: 10.1080 / 14034
0021844. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Bottcher HM, Steimann M, Rotsch M, Zurborn KH, Koch U, Bergelt C. Профессиональный стресс и его связь с ранним выходом на пенсию и субъективной потребностью в профессиональной реабилитации больных раком. Психоонкология.2013. 22 (8): 1807–1814. DOI: 10.1002 / pon.3224. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Roelen CA, Koopmans PC, Schellart AJ, van der Beek AJ. Возобновление работы после рака: проспективное исследование данных профессионального реестра. J Occup Rehabil. 2011. 21 (3): 431–440. DOI: 10.1007 / s10926-010-9274-0. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Сампере М., Гимено Д., Серра С., Плана М., Мартинес Дж. М., Делклос Г.Л. и др. Организационная поддержка возвращения к работе и продолжительность отпуска по болезни: когорта испанских рабочих с длительным отпуском по болезни, не связанным с работой.J Occupation Environm Med / Am College Occupation Environ Med. 2011. 53 (6): 674–679. DOI: 10.1097 / JOM.0b013e31821f2ad4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Horsboel TA, Nielsen CV, Andersen NT, Nielsen B, de Thurah A. Риск получения пенсии по инвалидности для пациентов с диагнозом гематологических злокачественных новообразований: когортное исследование на основе регистров. Acta Oncol. 2014. 53 (6): 724–734. DOI: 10.3109 / 0284186X.2013.875625. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

34. Клинические рекомендации по гематологическим злокачественным новообразованиям, 2013 г. (на японском языке).

35. Глава Харрисона по внутренней медицине, 15-е издание, том 1.

36. Бауэр Дж. Э., Ганц П. А., Десмонд К. А., Бернардс С., Роуленд Дж. Х., Мейеровиц Б. Е. и др. Усталость у выживших после карциномы молочной железы в долгосрочной перспективе: продольное исследование. Рак. 2006; 106 (4): 751–758. DOI: 10.1002 / cncr.21671. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Henselmans I, Helgeson VS, Seltman H, de Vries J, Sanderman R, Ranchor AV. Выявление и прогнозирование траекторий дистресса в первый год после постановки диагноза рака груди.Психология здоровья: Off J Div Health Psychol, Am Psychol Assoc. 2010. 29 (2): 160–168. DOI: 10.1037 / a0017806. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Ниссим Р., Гаглиезе Л., Родин Г. Желание поспешной смерти у людей с запущенным раком: продольное качественное исследование. Soc Sci Med. 2009. 69 (2): 165–171. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2009.04.021. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. ван Муйен П., Дуйтс С.Ф., ван дер Бик А.Дж., Анема-младший. Факторы прогноза нетрудоспособности у выживших после онкологических заболеваний.J, выживший после рака: Res Pract. 2013. 7 (4): 582–591. DOI: 10.1007 / s11764-013-0297-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Mehnert A, Koch U. Предикторы трудоустройства среди выживших после медицинской реабилитации – перспективное исследование. Скандинавская работа J, Здоровье окружающей среды. 2013. 39 (1): 76–87. DOI: 10.5271 / sjweh.3291. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. van Muijen P, Weevers NL, Snels IA, Duijts SF, Bruinvels DJ, Schellart AJ, et al. Предикторы возвращения к работе и занятости у лиц, переживших рак: систематический обзор.Europ J Cancer Care. 2013. 22 (2): 144–160. DOI: 10.1111 / ecc.12033. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Таскила Т, Линдбом МЛ. Факторы, влияющие на занятость и трудоспособность лиц, переживших рак. Acta Oncol. 2007. 46 (4): 446–451. DOI: 10.1080 / 02841860701355048. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

43. Министерство здравоохранения L, Социальное обеспечение, Япония: опрос пациентов, 2008 г. (на японском языке). 2008.

44. Кристенсен КБ, Андерсен П.К., Смит-Хансен Л., Нильсен М.Л., Кристенсен Т.С. Анализ отсутствия по болезни с помощью статистических моделей данных о выживаемости.Скандинавская работа J, Здоровье окружающей среды. 2007. 33 (3): 233–239. DOI: 10.5271 / sjweh.1132. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Нильссон М., Олссон М., Веннман-Ларсен А., Петерссон Л. М., Александерсон К. Возвращение к работе после рака груди: опыт женщин при контактах с различными заинтересованными сторонами. Europ J Oncol Nurs: Off J Europ Oncol Nursing Soc. 2011. 15 (3): 267–274. DOI: 10.1016 / j.ejon.2011.03.005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Охгури Т., Нараи Р., Фунахаши А., Нишюра С., Ямасита Т., Ярита К. и др.Ограничения на работу и посещаемость после того, как сотрудники, больные раком, вернулись на работу в единственную производственную компанию в Японии. J Оккупировать здоровье. 2009. 51 (3): 267–272. DOI: 10.1539 / joh.O8013. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

365-дневное когортное исследование выживших после рака в Японии

J Cancer Surviv. 2016; 10: 320–329.

, , , , , и

Мотоки Эндо

Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Токио, Япония, 162-ку -8666

Ясуо Харуяма

Департамент общественного здравоохранения, Медицинский университет Докке, Токиги, Япония

Мияко Такахаси

Отдел исследований выживших после рака, Национальный онкологический центр, Токио

, Япония,

Департамент безопасности и здравоохранения, Tokyo Gas Co.Ltd., Токио, Япония

Норико Кодзимахара

Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Наохито Ямагути

Департамент общественного здравоохранения , Токийский женский медицинский университет, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Департамент общественного здравоохранения Токийского женского медицинского университета, 8-1 Кавадачо, Синдзюку-ку, Токио Япония 162-8666

Департамент общественного здравоохранения, Медицинский университет Докке, Точиги, Япония

Отдел исследований выживших после рака, Национальный онкологический центр, Токио, Япония

Департамент безопасности и здравоохранения, Tokyo Gas Co.Ltd., Токио, Япония

Автор, ответственный за переписку.

Поступило 19 марта 2015 г .; Принято 10 августа 2015 г.

Открытый доступ Эта статья распространяется в соответствии с условиями Международной лицензии Creative Commons Attribution 4.0 (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии вы должным образом указываете первоначального автора (авторов) и источник, предоставляете ссылку на лицензию Creative Commons и указываете, были ли внесены изменения.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Цель

Все больше сотрудников сталкиваются с диагнозом рака в трудоспособном возрасте, однако никаких крупномасштабных японских исследований, посвященных отпуску по болезни из-за рака, не проводилось. Мы прояснили различия в совокупных показателях частичного и полного возвращения к работе (RTW) между разными типами рака среди японских выживших после рака.

Методы

Данные о японских служащих, которые пережили эпизод отпуска по болезни из-за клинически подтвержденного рака, диагностированного в период с 1 января 2000 года по 31 декабря 2011 года, были получены из реестра гигиены труда.В этом исследовании были использованы результаты субъектов в течение 365-дневного периода после их первого дня отпуска по болезни. Мы исследовали совокупные частичные / полные и полные уровни RTW, используя анализ выживаемости с конкурирующими рисками и предикторы времени до RTW с помощью модели регрессии пропорциональных рисков Fine-Gray.

Результаты

Одна тысяча двести семьдесят восемь субъектов (1033 мужчины и 245 женщин) испытали свой первый эпизод отпуска по болезни из-за рака в течение 12-летнего периода наблюдения.47,1% испытуемых вернулись к работе полный рабочий день в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия в отпуске по болезни, а 62,3% – к 12 месяцам. Кумулятивная скорость RTW значительно варьировалась в зависимости от типа рака. Наблюдались значительные различия в диапазоне кумулятивных показателей полного RTW между двумя категориями (группы с более низким уровнем полного RTW (группы с раком легких, печени, поджелудочной железы, пищевода и крови) по сравнению с группами с более высоким уровнем RTW. группы полной скорости RTW («желудочный», «кишечный», «грудной», «женский генитальный», «мужской генитальный», «мочевой»): 6.От 3 до 14,3% против 11,4 до 28,3% через 60 дней, от 10,6 до 22,4% против 27,0 до 50,0% через 120 дней, от 21,3 до 34,7% против 38,5 до 65,4% через 180 дней, от 34,3 до 42,9% против 66,0 до 79,5% через 365 дней). Кроме того, пожилой возраст может быть связан с более длительным временем до полного RTW.

Выводы

Более половины субъектов вернулись к работе на полный рабочий день в течение 365-дневного периода после их начального дня отпуска по болезни, при этом совокупные показатели RTW варьируются в зависимости от типа рака. Старшим сотрудникам может потребоваться больше времени для полного RTW.

Последствия для выживших после рака

Для компаний (особенно малых и средних) очень важно создать и улучшить свою систему поддержки RTW для выживших после рака, зная, что среднее время до RTW ожидается не менее несколько месяцев.

Ключевые слова: Выжившие после рака, отпуск по болезни, совокупный коэффициент возврата к работе (RTW), система частичного RTW, лонгитюдное исследование

Введение

Рак по-прежнему является одной из ведущих причин заболеваемости и смертности во всем мире [1–3] .Общественное здравоохранение и медицина рака значительно улучшились за последние годы [1, 2]. Достижения в области ранней диагностики и эффективного междисциплинарного лечения снизили влияние рака на жизнь выживших после рака [4], а 5-летняя выживаемость при многих видах рака неуклонно увеличивалась в большинстве развитых стран [5–7]. Ожидается, что по мере старения населения и увеличения продолжительности жизни после рака распространенность выживших после рака в большинстве стран еще больше возрастет [8, 9].Соответственно, предыдущие японские исследования показали, что многие больные раком живут дольше, чем в предыдущие десятилетия [10, 11].

Заболеваемость раком выше у пожилых людей [1]. Однако на самом деле, согласно данным японского надзора за раком, около 30% всех диагностированных онкологических больных (805 236 пациентов) принадлежали к группе трудоспособного возраста от 20 до 64 лет (244 976 пациентов) в 2010 г. [12]. Поскольку в будущем возраст выхода на пенсию, вероятно, будет повышен, предполагается, что у большего числа сотрудников трудоспособного возраста будет диагностирован рак, как в западных странах [1, 13, 14].По прогнозам, с увеличением числа диагнозов рака у работающего населения возвращение к работе (RTW) выживших после рака станет все более актуальной ситуацией для отдельного человека, работодателей и общества [15].

В исследованиях гигиены труда показатели RTW среди выживших после рака заметно различаются в литературе, несмотря на сопоставимые исследуемые группы [13, 16–18]. По данным систематического обзора 64 исследований, 63,5% выживших после рака вернулись к работе после постановки диагноза [1]. RTW онкологических больных можно рассматривать как доказательство полного выздоровления, что означает, что трудоспособность людей восстановилась до уровня, позволяющего вернуться к работе.Ситуация в целом более сложная, что влияет на профессиональную реабилитацию и процесс RTW [16, 19]. Если работодатели разрешают корректировку требований к работе, используя службы гигиены труда, частичное RTW и т. Д., RTW может улучшить качество жизни выживших после рака, обеспечивая социальную реинтеграцию и повышая самооценку [20, 21].

Чтобы поддержать эффективную профессиональную реабилитацию выживших после рака, предыдущие исследования были больше сосредоточены на корректировках работы, предусмотренных после RTW [21].Однако меньше внимания уделяется предикторам продолжительности отсутствия по болезни из-за рака [9]. Насколько нам известно, в Японии не проводилось крупномасштабного исследования, посвященного результатам, связанным с работой, после первого эпизода отсутствия по болезни из-за рака, стратифицированного по локализации рака [22].

Целью этого исследования было прояснить различия в кумулятивных частичных / полных и полных RTW между разными очагами рака среди японских выживших после рака в течение 365-дневного периода после первого дня отсутствия по болезни из-за рака, а также изучить важность частичного RTW в RTW среди японских выживших после рака.За счет определения кумулятивных показателей RTW с разбивкой по сайту, это исследование может помочь компаниям создать и улучшить свою систему поддержки RTW для выживших после рака.

Методы

Это было продольное исследование течения отсутствия по болезни среди сотрудников, которые проходили профессиональную реабилитацию после диагноза рака. В это исследование были включены сотрудники, которые испытывали эпизод отсутствия по болезни из-за клинически подтвержденного рака, диагностированного в период с 1 января 2000 года по 31 декабря 2011 года.В течение этого 12-летнего периода у 1278 сотрудников был диагностирован рак, и 365-дневный период после их первого дня отсутствия по болезни из-за рака был исследован для каждого субъекта.

Зарегистрированные данные об отсутствии по болезни были получены из частного центра профессиональной гигиены, в состав которого входят около 30 профессиональных врачей (OP) и 75 медицинских сестер. Центр гигиены труда заключил контракты с OP примерно с 35 крупными японскими компаниями из различных отраслей (телекоммуникации, логистика, энергетика, строительство и т. Д.)), чтобы предоставлять своим сотрудникам услуги по охране труда. Общее количество сотрудников, работающих в этих компаниях на постоянной основе с 2000 по 2011 год, составляло около 68 000 человек.

Система страхования по болезни

В Японии нет закона о страховании нетрудоспособных сотрудников по болезни. Однако Закон о трудовом договоре гласит: «Увольнение, если оно не имеет объективно разумных оснований и не считается приемлемым с точки зрения общества, рассматривается как злоупотребление правом и считается недействительным» [3].Насколько нам известно, почти все крупные японские компании имеют собственную систему страхования от болезней для сотрудников, которые не могут работать из-за рака, депрессии, инсульта и т. Д. Эти системы страхования по болезни предназначены только для работающих лиц, и нет ограничений по возрасту, пока сотрудники работают. Срок отсутствия по болезни зависит от компании. В японской системе отсутствия по болезни неполный рабочий день в сочетании с неполной занятостью не так распространен. Дело в том, что многие малые и средние предприятия в Японии не имеют такой устоявшейся системы страхования от болезней.Мы предполагаем, что у переживших рак, которые работают на малых и средних предприятиях, нет другого выбора, кроме как уволиться из-за экономического положения их компаний, среди других факторов.

С другой стороны, крупные компании, которые мы исследовали в этом исследовании, имели ту же хорошо отлаженную систему страхования по болезни, связанную с их контрактом OP. Система регистрации отсутствия по болезни и RTW в службе гигиены труда в нашем исследовании была следующей: после постановки диагноза рака, чтобы подтвердить эпизод отсутствия по болезни, сотрудник должен был предоставить справку от врача о том, что сотрудник не мог работать из-за рак.В целом, лечение рака более негативно влияет на работоспособность человека, чем сам рак. ОП подтвердила медицинскую действительность выданной врачебной справки, и справка была отправлена ​​в отдел кадров, в котором были зарегистрированы только данные штатных работников. Причина отсутствия по болезни была зафиксирована ОП в соответствии с 10-й Международной классификацией болезней Всемирной организации здравоохранения (МКБ-10). В соответствии с Законом о трудовых стандартах Японии работникам, отсутствующим по болезни, разрешалось примерно две трети их обычной заработной платы.В системе страхования на случай болезни нет ограничений по возрасту. Срок отсутствия по болезни из-за рака определен контрактом OP в размере 3 лет. В случае RTW сотрудники должны были предоставить справку врача о том, что они годны для возвращения к работе, а также принять участие в собеседовании с соответствующими OP их компании для дальнейшего подтверждения того, что RTW является приемлемым с медицинской точки зрения. ОП далее определили, может ли рассматриваемый сотрудник вернуться к работе полный рабочий день (полный RTW) или неполный рабочий день (частичный RTW, обычно от 4 до 6 часов в день), и выдать сертификат RTW OP компании

Как показано в таблице , результат после отсутствия по болезни был проанализирован по онкологическим сайтам, в которых участвовало более 50 человек.Из них наиболее распространенными были рак желудка (МКБ-10: C16, n = 282), за ним следовали рак легких (C33-C34, n = 162) и рак кишечника (C17 -C21, n = 146), включая рак тонкой кишки ( n = 7), рак толстой кишки ( n = 70) и рак прямой кишки или анального канала ( n = 69). Четвертым по распространенности был рак «печени и поджелудочной железы» (C22-C25, n = 98), который включал гепатоцеллюлярную карциному ( n = 38), холангиокарциному ( n = 9), рак желчного пузыря ( n = 4) и рак поджелудочной железы ( n = 47).На пятом месте по распространенности был рак груди (C50, n = 97), в котором участвовали только женщины. На шестом месте по распространенности оказались злокачественные новообразования «крови» (C81-C96, n = 95), включая лейкоз ( n = 32), злокачественную лимфому ( n = 46), множественную миелому ( n = 8). ) и другие родственные виды рака ( n = 9). Седьмое место по распространенности занимал рак «мужских половых органов» (C60-63, n = 78), в том числе рак простаты ( n = 63) и рак яичек или полового члена ( n = 15).На восьмом месте по распространенности оказались «рак пищевода» (C15, n = 67) и рак «женских половых органов» (C51-C58, n = 67), в том числе рак матки ( n = 47). ) и рак яичников ( n = 20). На десятом месте по распространенности был рак мочевого пузыря (C64-C68, n = 53), который включал почечно-клеточную карциному и карциному мочеточника ( n = 30), а также рак мочевого пузыря ( n = 23). «Другой» рак ( n = 133) включал рак мозга (C71, n = 20), рак ротовой полости (C00-C09, n = 20), рак глотки (C10-C14, n ). = 27), рак щитовидной железы (C73, N = 19) и другие ( n = 47).

Таблица 1

Основные характеристики выживших после рака в этом исследовании

9
Место рака Число Мужчины Женщины Средний возраст на момент постановки диагноза
282 262 20 52,9
Пищеводный 67 64 3 54,7
Рак тонкой кишки 7 7 0 52,4
Рак толстой кишки 70 64 рак анального канала 69 69 0 51,8
Легкое 162 143 19 54,1
.1 9030 9032 20
Hepreatic 7 54.4
Гепатоцеллярная карцинома 38 36 2 52,6
Холангиокарцинома 9 4 4 0 57,8
Рак поджелудочной железы 47 44 3 54,9
Женские гениталии 67 0 67 46,4
Рак матки 47 0
47 20 0 20 43,8
Мужские половые органы 78 78 0 53,0
55.7
Яичко, рак полового члена 15 15 0 41,5
Мочевой 53 52 Почечный карцинома, рак мочеточника 30 29 1 52,8
Рак мочевого пузыря 23 23 0 53.6
Кровь 95 86 9 49,0
Лейкемия 32 29 3 Malign 41 5 49,2
Множественная миелома 8 8 0 54,0
9035 .0
Прочее 133 117 16 50,7
Рак головного мозга 20 18 2 19 1 50,7
Рак фаринго-гортани 27 27 0 54,4
47.9
Другие виды рака 47 44 3 49,9
Всего 1278 1033 2435
результаты в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни были получены из регистра и использованы в данном исследовании. 365-дневный период был выбран произвольно для удобства использования другими японскими компаниями при создании системы поддержки RTW для выживших после рака.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками был проведен, чтобы проиллюстрировать совокупные показатели RTW с использованием EZR [23]. Мы использовали регрессию пропорциональных рисков Fine-Gray для конкурирующих событий, чтобы проанализировать, были ли возраст, пол и места рака статистически связаны с частичным / полным RTW и полным RTW.

Мы разделили испытуемых на 5 категорий: «умер», «уволился», «инвалид», «полный RTW» и «частично RTW». «Инвалиды» ​​были определены как субъекты, которые отсутствовали из-за болезни к концу 365-дневного периода.«Умер» и «Ушел в отставку» были обозначены как факторы конкурирующих рисков для RTW.

В регрессии пропорциональных рисков Fine-Gray соотношение рисков более 1 означало более короткое время до события, такое как полное RTW, и меньшую продолжительность отсутствия по болезни до события по сравнению с эталоном. Коэффициент опасности менее 1 означал, что до события осталось больше времени. Субъекты были стратифицированы по возрасту на четыре группы по квартилям, в результате чего были выделены следующие возрастные группы: 48 лет или моложе (эталон), 49–52 года, 53–56 лет и 57 лет и старше.

Это исследование было одобрено Комитетом по медицинской этике Токийского женского медицинского университета (номер 3244).

Результаты

В настоящем исследовании 1278 субъектов испытали свой первый эпизод отсутствия по болезни из-за рака, сертифицированный их врачами, что означает, что у этих людей ранее не было эпизода отсутствия по болезни из-за рака. Как показано в таблице, характеристики испытуемых были следующими: 1033 (80,8%) из 1278 испытуемых были мужчинами и 245 (19.2%) составляли женщины. Средний возраст в первый день отсутствия по болезни составил 51,9 года.

Количество участников мероприятия, а также тех, кто прошел цензуру до проведения мероприятия, приведены в таблице. По прошествии 365-дневного периода, следующего за начальным днем ​​отсутствия по болезни, 35 субъектов уволились с работы, 132 человека умерли, а 74 сотрудника были классифицированы как «инвалиды», а именно, будучи неспособными вернуться на работу в течение 365 дней. дневной период. Приблизительно 31 из 98 субъектов в группе рака «печени, поджелудочной железы» умерли в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни.Выжившие после рака в группе рака «женских половых органов» не умерли в течение 365-дневного периода. Отставка происходила часто среди субъектов в группе «рака пищевода», при этом девять субъектов увольнялись с работы в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия. Не было отказов от пациентов из групп рака «желудка», «женских половых органов» или «мочевыводящих путей». Распространенность субъектов с «инвалидностью» была самой высокой в ​​группе злокачественных новообразований «кровь», в которой 19 субъектов отсутствовали по болезни более 365 дней.В группах рака «желудка» и «пищевода» была самая низкая распространенность «инвалидов» после 365-дневного периода. Среднее время полного RTW среди всех выживших после рака составило 201 день. В группах злокачественных новообразований «пищевода», «легких», «печени, поджелудочной железы» и «крови» отсутствовали значения, касающиеся среднего времени до полного RTW, поскольку кумулятивные показатели полного RTW не достигли 50%. Примерно в 3,5 раза больше испытуемых вернулись к работе частично по сравнению с тем, кто был полностью занят. При стратификации по месту рака соотношение частичного и полного RTW варьировалось от 1.От 6 (другие) до 8,4 (рак пищевода). Как показано в таблице, средняя продолжительность отсутствия по болезни до частичного или полного RTW составляла 80 дней. Средняя продолжительность до полного RTW составила 201 день (около 6,5 месяцев).

Таблица 2

Результаты профессионального реестра в течение 365 дней после первого дня отсутствия по болезни, стратифицированные по месту рака

172 9902 время частичное или 9080 полный RTW для каждого очага рака. В результате анализа выживаемости с конкурирующими рисками общие кумулятивные показатели RTW после первого дня отсутствия по болезни через 60, 120, 180 и 365 дней составили 41,0, 64,1, 71.6 и 80,9% соответственно.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками за время до частичного или полного RTW (месяцы). Крестики представляют собой цензуру из-за потери контроля

На рисунке показана продолжительность времени до полного RTW. В результате анализа выживаемости с учетом конкурирующих рисков совокупные показатели полного RTW через 60, 120, 180 и 365 дней составили 16,7, 34,9, 47,1 и 62,3% соответственно. Десять различных групп локализации рака были приблизительно разделены на две категории: группы с более низкой совокупной полной скоростью RTW, состоящие из групп рака «легкого», «печени, поджелудочной железы», «пищевода» и «крови», и группы с раком более высокая частота («желудочный», «кишечный», «грудной», «женский половой орган», «мужской половой орган», «мочевой»).Наблюдались значительные различия в диапазоне кумулятивных полных ставок RTW между двумя категориями (группы с более низкой полной скоростью RTW по сравнению с группами с более высокой полной скоростью RTW: от 6,3 до 14,3% по сравнению с 11,4 до 28,3% за 60 дней, от 10,6 до 22,4% против 27,0 до 50,0% через 120 дней, от 21,3 до 34,7% против 38,5 до 65,4% через 180 дней, от 34,3 до 42,9% против 66,0 до 79,5% через 365 дней). Группа с наименьшей совокупной частотой RTW (как общая, так и полная частота RTW) была группой злокачественных новообразований «крови», чья совокупная общая частота RTW через 60, 120, 180 и 365 дней составила 12.6, 27,4, 35,9 и 65,8%, и чьи совокупные полные показатели RTW составили 6,3, 10,6, 21,3 и 42,9% соответственно.

Анализ выживаемости с конкурирующими рисками за время до полного RTW (месяцы). Кресты представляют собой цензуру из-за потери для последующего наблюдения

Как показано в таблице, что касается участков рака, сотрудники с раком пищевода, легких, печени, поджелудочной железы и крови имели более длительный период времени. к частичной / полной RTW, чем у больных раком желудка.

Таблица 3

Модель регрессии Fine-Gray для времени до частичного / полного RTW в течение 365 дней

Место рака Номер Среднее время до частичного / полного RTW (дни) Среднее время до полная RTW (дни) 1.Умер, N 2. Подал в отставку, N 3. Отключено, N 4. RTW, N Полный RTW, N Частичное RTW, N Частичное RTW / полное RTW (соотношение)
Желудочный 282 62 124 16 0 3 263 9030 Пищеводный 67 123 7 9 2 47 5 42 8.4
Кишечный 146 66,5 136,5 16 3 4 123 31 92 3,0 22 7 11 122 31 91 2,9
Печеночный, панкреатический 98 194 13 41 3.2
Грудь 97 91 209 1 2 6 87 15 72 4.8 0 0 5 62 11 51 4,6
Мужской генитальный 78 60,5 24,5 1 16 52 3.3
Моча 53 52 127 7 0 1 45 15 30 2,0
12 1 19 62 14 48 3,4
Другое 133 91 195 3 19 60 1.6
Итого 1278 80 201 132 35 74 1031 229 802 3.5
0,79–0,79
Однопараметрический анализ Многопараметрический анализ
Переменные Переменные % ДИ) P Значение HR (95% ДИ) P Значение
Возраст (лет)
<48 (исх.) 1 1
49.96 (0,79–1,18) 0,68 0,96 (0,78–1,18) 0,68
53–56 0,99 (0,85–1,15) 0,92 1,0326 1,0326 0,8326 0,77
> 57 0,86 (0,73–1,02) 0,09 0,90 (0,75–1,07) 0,24
Пол
1
Женщины 0.90 (0,78–1,03) 0,11 0,85 (0,67–1,09) 0,21
Раковые участки Желудочный (ссылка) 1 1 0,54 (0,40–0,72) <0,01 0,53 (0,40–0,72) <0,01
Кишечник 0,94 (0,75–1,16) 0,55 0.53
Легкое 0,68 (0,55–0,84) <0,01 0,68 (0,55–0,84) <0,01
0,40–0,40 0,40–0,25 <0,01 0,40 (0,30–0,55) <0,01
Грудь 0,82 (0,67–1,00) 0,06 0,70 (0,52–0,95) 0,0 Женские половые органы 0.89 (0,70–1,13) 0,34 0,76 (0,55–1,06) 0,10
Мужские половые органы 1,03 (0,78–1,36) 0,83 1,0321
Моча 1,05 (0,73–1,52) 0,78 1,06 (0,74–1,53) 0,75
Кровь 0,40325 0,40 (0,32–0.51) <0,01

Как показано в таблице, регрессионный анализ Fine-Gray показал, что субъекты женского пола статистически не связаны с более длительным временем до полного RTW (отношение рисков женщин для времени до полного RTW было 1,07, 95 % доверительный интервал 0,78–1,46) по сравнению с мужчинами. Согласно многомерному анализу, включающему все переменные, испытуемые в возрастных группах> 57 лет имели больше времени для полного RTW, чем в возрастной группе <48 лет (контрольная) (отношение рисков для RTW было 0.78, 95% доверительный интервал 0,64–0,97). Кроме того, пациенты с раком «пищевода», «легких», «печени, поджелудочной железы» и «крови» имели больше времени для полного RTW, чем пациенты с раком «желудка».

Таблица 4

Модель регрессии Fine-Gray для времени до полного RTW в течение 365 дней

9030I
Однопараметрический анализ Многопараметрический анализ
Переменные Категории P Значение HR (95% ДИ) P Значение
Возраст (лет)
<48 (исх.) 1 1
49.84 (0,67–1,05) 0,13 0,89 (0,70–1,12) 0,31
53–56 0,80 (0,67–0,95) 0,01 0,87 (0,7323–0,7323–0,7323 0,14
> 57 0,71 (0,58–0,86) <0,01 0,78 (0,64–0,97) 0,02
Пол
Мужчины (
) 1
Женщины 0.88 (0,75–1,03) 0,12 1,07 (0,78–1,46) 0,69
Раковые очаги Желудочный (исх.) 1 1 0,35 (0,24–0,53) <0,01 0,36 (0,24–0,54) <0,01
Кишечный 0,99–1,24) 0,18 0.86
Легкое 0,33 (0,24–0,45) <0,01 0,29 (0,21–0,39) <0,01
печени, поджелудочной железы <0,01 0,39 (0,27–0,56) <0,01
Грудь 0,86 (0,69–1,08) 0,19 0,86 (0,60–1,24) 0,4 Женские половые органы 0.99 (0,76–1,30) 0,96 0,99 (0,67–1,46) 0,95
Мужские гениталии 1,18 (0,90–1,55) 0,24 1,1,5325 0,24 1,1,58 (0,89) 0,89 (0,89)
Моча 0,90 (0,61–1,34) 0,61 0,90 (0,61–1,33) 0,61
0,38 0,37 (0,27–0.51) <0,01

Обсуждение

Растущее число сотрудников, у которых диагностирован рак, увеличило потребность в улучшенных системах поддержки RTW для выживших после рака, особенно в области гигиены труда. Насколько нам известно, это было первое крупномасштабное исследование в Японии, в котором с использованием анализа выживаемости были выявлены факторы, влияющие на совокупные показатели RTW среди выживших после рака.

Мы обнаружили, что 71,6% субъектов вернулись к работе (неполный или полный рабочий день) в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия по болезни, и 80.9% к 12 мес. Это согласуется с выводами других западных исследований, согласно которым многие выжившие после рака возвращаются к работе после отсутствия по болезни, а их трудоспособность со временем улучшается [24–27]. Для полного RTW 47,1% субъектов вернулись к работе полный рабочий день в течение 6 месяцев с момента их первого дня отсутствия по болезни, а 62,3% – к 12 месяцам в настоящем исследовании, тогда как в предыдущем исследовании сообщалось о 60–89% [27]. . Это несоответствие может быть вызвано различиями в популяции, дизайне и методологии исследования [17, 28, 29].

Кроме того, в результате нашего исследования, учитывающего конкурирующие риски, только 4,1% субъектов уволились со своего места работы в течение 1 года после первого дня отсутствия по болезни из-за рака, в то время как примерно 8% выживших после рака уволились в течение 2 лет. в исследовании Нидерландов [17].

Совокупная скорость RTW по локализации рака

Совокупная скорость RTW значительно варьировала в зависимости от локализации рака, в соответствии с предыдущими отчетами [17, 24, 28, 30]. Предыдущие исследования показали, что рак легких и злокачественные новообразования крови имели более низкую общую скорость RTW, чем другие очаги рака [17, 31].Различия, наблюдаемые в показателях RTW между предыдущими исследованиями, можно объяснить различиями в системах здравоохранения компаний и акцентом конкретной страны на профилактическую помощь [32].

Наше исследование показало, что группа злокачественных новообразований «кровь» имела более низкий совокупный показатель RTW. В других исследованиях ранее было заявлено, что злокачественные новообразования крови были наиболее сложными формами рака для выживших после рака [19, 33]. В аспекте клинической онкологии химиотерапия показана всем пациентам со злокачественными новообразованиями крови в соответствии с Японскими клиническими рекомендациями по кроветворным опухолям [34].Химиотерапия при злокачественных новообразованиях крови, таких как острый миелоидный лейкоз и болезнь Ходжкина, довольно эффективна, тогда как эффективность может быть значительно ниже при других типах рака [35]. Однако сообщалось, что пациенты со злокачественными новообразованиями крови могут более серьезно пострадать от побочных эффектов химиотерапии [35]. Одно исследование показало, что химиотерапия, которая обычно продолжается в течение нескольких месяцев, снижает качество жизни онкологических больных, что приводит к таким симптомам, как общее недомогание, дистресс, психические расстройства [36, 37].Профилактика депрессии может быть одним из наиболее важных факторов, влияющих на RTW. Сообщалось, что депрессия оказывает негативное и долгосрочное воздействие на выживших после рака, снижая общее качество жизни, ухудшая соблюдение режима химиотерапии и увеличивая продолжительность госпитализации [38, 39]. Хотя снижение кумулятивной скорости RTW может быть связано с включением пациентов с худшим прогнозом, сама химиотерапия может быть одним из заслуживающих внимания факторов, влияющих на продолжительность отсутствия по болезни [17, 25, 26, 40].

Время от первого дня отсутствия по болезни до RTW

Настоящее исследование показало, что место рака сильно связано со временем до RTW, что согласуется с предыдущими исследованиями [41, 42], с кумулятивной скоростью RTW «пищевода», « группы рака легких, печени, поджелудочной железы и крови ниже, чем в других группах.

Среднее время до частичного или полного RTW для каждой группы локализации рака, кроме групп рака «пищевода» и «крови», составляло приблизительно 3 месяца.Используя опрос пациентов, проведенный в 2008 году Министерством здравоохранения, труда и социального обеспечения, средняя продолжительность госпитализации сравнивалась со средним временем до частичного или полного RTW для пациентов каждой группы локализации рака; рак желудка 27 дней (продолжительность госпитализации) против 62 дней (продолжительность отсутствия по болезни), рак пищевода 24 дня против 123, рак легких 26 дней против 96,5 дня и рак груди 16 против 91 дня [43]. Эти различия могут быть связаны с амбулаторным лечением (химиотерапия, лучевая терапия и т. Д.).), психические расстройства или другие факторы.

Уровень RTW снижался со временем после первого дня отсутствия по болезни; Показатель RTW был самым высоким в первом квартале года, за ним последовал второй квартал, тенденция в соответствии с предыдущими исследованиями [9, 17, 28, 31]. Это может быть связано с формой распределения отсутствующих по болезни, которая, как сообщается, сильно смещена вправо [29]. Хотя Christensen et al. сообщили, что показатели RTW снижаются с увеличением продолжительности отсутствия по болезни, профессиональная реабилитация на ранних стадиях отсутствия по болезни может оставаться важной [44].

В настоящем исследовании регрессионная модель Fine-Gray для всего населения продемонстрировала, что субъекты в возрастных группах> 57 лет имели более длительную продолжительность отсутствия по болезни до полного RTW по сравнению с возрастной группой <48 лет. В некоторых предыдущих исследованиях сообщалось, что пожилым людям, пережившим рак, требуется больше времени для RTW, тогда как другие исследования не смогли показать значительную корреляцию между возрастом и временем для RTW [19, 41]. Roelen et al. зарегистрированный возраст коррелировал с полным RTW у выживших после рака гениталий, но не для других видов рака [17].

Настоящее исследование показало, что не было значительной связи между временем до полного RTW и полом, в отличие от предыдущих исследований, в которых говорилось, что «женский» был отрицательно связан с RTW [1, 15, 41]. Во французском исследовании процесса RTW в течение 2 лет после постановки диагноза рака авторы предположили, что разница, наблюдаемая между мужчинами и женщинами, могла быть связана с повышенным стимулом для мужчин к RTW из-за экономической ответственности за свои семьи [9]. Голландское исследование продемонстрировало, что пол был связан со временем до полного RTW только у пациентов с диагнозом злокачественного новообразования крови, при этом у женщин требовалось больше времени для полного RTW по сравнению с мужчинами [17].

Частичное RTW и полное RTW

В дополнение к предыдущему обсуждению, были и другие большие различия между настоящим японским исследованием и предыдущими западными [24, 28, 45]. Настоящее исследование показало, что многие испытуемые вернулись к работе неполный рабочий день; напротив, многие из участников ранее опубликованных исследований вернулись к работе на полную ставку [24, 31, 39, 41]. Сравнение настоящих результатов с предыдущими исследованиями может быть затруднено с использованием значений, включающих как частичный, так и полный RTW.

Разница в накопленных скоростях RTW между рис. и продемонстрировать, что «частичная система RTW» для выживших после рака, по-видимому, заметно улучшила совокупные показатели RTW, за исключением группы злокачественных опухолей «крови». Таким образом, создание частичной системы RTW в компаниях (особенно малых и средних) может улучшить совокупные ставки RTW.

Отношение частичного RTW к полному RTW среди групп локализации рака было самым высоким в группе рака «пищевода», что, возможно, могло быть связано с ограничением диеты после хирургического вмешательства на пищеводе, что привело к снижению физической силы и предотвращению полного рабочего дня. Работа.Однако решение о частичном или полном RTW не было основано на объективных стандартах; скорее, это было полностью основано на субъективном суждении ОП. В целом, RTW для выживших после рака довольно сложен и зависит от множества медицинских и немедицинских факторов [41]. В предыдущих отчетах указывалось, что факторы, влияющие на RTW, включают социально-демографические факторы (возраст, пол), переменные, специфичные для заболевания (место проведения, стадия, лечение, сопутствующие заболевания), и элементы социально-окружающей среды [45, 46]. Что касается переменных, связанных с конкретным заболеванием, разные уровни тяжести симптомов связаны с различными моделями нетрудоспособности [16].В настоящем исследовании предполагалось, что OP понимают информацию о конкретном заболевании каждого субъекта для их RTW, и решение о частичном RTW может быть связано с результатами ухудшенного прогноза, такими как наличие метастазов [47].

Кроме того, мы использовали регрессионный анализ Fine-Gray, чтобы исследовать предикторы времени до полного RTW, но только изучение полного RTW недооценивает долю людей, которые возвращаются на рынок труда. Эти результаты показывают, что это особенно верно для очагов рака с высоким соотношением частичного / полного RTW (например,g., рак желудка и пищевода).

Сильные стороны и ограничения

Одной из сильных сторон настоящего исследования было включение большой группы субъектов; Около 1300 японских служащих, которые испытывали период отсутствия по болезни из-за рака, были включены в исследование, первое крупномасштабное японское RTW-исследование выживших после рака. Кроме того, процент последующего наблюдения был очень высоким (почти 100%), потому что регистр отсутствия по болезни велся компанией, при этом ОП постоянно регистрировали все случаи рака, возникающие у сотрудников, и удостоверяли отсутствия по болезни.С этой системой было меньше выбора субъектов и потерь из-за предубеждений при последующем наблюдении, которые, возможно, могли повлиять на другие исследования. Кроме того, мы использовали объективную оценку отсутствия по болезни; Настоящее исследование основано на данных клинически подтвержденного отсутствия по болезни с использованием справок врачей. Использование клинически поставленных диагнозов рака у субъектов по МКБ-10 позволило повысить достоверность и надежность, чем категоризация по другим заболеваниям, таким как психические заболевания. Еще одной сильной стороной нашего исследования было то, что мы использовали систему частичного RTW, исследуя «соотношение частичного / полного RTW, оцениваемое по OP в RTW» и «совокупную частичную / полную скорость RTW».”

При интерпретации результатов настоящего исследования следует отметить несколько ограничений. Во-первых, медицинская информация субъектов не была доступна для использования в настоящем исследовании, такая как стадия рака, патологическая степень злокачественности и тип лечения (хирургия, химиотерапия, лучевая терапия). Во-вторых, мы не могли отрицать наличие сопутствующих заболеваний у субъектов из-за регистрации только одного диагноза на эпизод отсутствия по болезни в ОП. Субъекты могли иметь другие расстройства во время отсутствия по болезни, такие как депрессия или кишечная непроходимость после операции на подвздошной кости, или другие симптомы, такие как депрессивное настроение, беспокойство или нарушения сна, часто обнаруживаемые у выживших после рака.Знание сопутствующих заболеваний необходимо из-за их влияния на время до RTW [24]. В-третьих, не проводилось различий между субъектами, у которых, возможно, были предыдущие эпизоды рака до работы в рассматриваемой компании, или субъектами, у которых после периода исследования возник рецидив или другие типы рака. В-четвертых, поскольку большинство испытуемых были мужчинами, необходимо соблюдать осторожность при обобщении результатов по всей рабочей силе на основе настоящих результатов. В-пятых, очень важно отметить, что начальная дата отсутствия по болезни могла значительно отличаться от даты постановки диагноза или даты начала болезни.В-шестых, может показаться подозрительным предположение о пропорциональной опасности в соответствии с визуальным осмотром выходных данных. Однако модель логистической регрессии, как и модель пропорциональной регрессии риска Файн-Грея, показала, что «57 лет и старше (справка: 48 лет или моложе)», «рак пищевода (справка: рак желудка)», «рак легких. , »« Рак печени, поджелудочной железы »и« злокачественные новообразования крови »имели более низкую вероятность полного RTW. В-седьмых, могут быть введены различные формы когортных предубеждений.Это связано с тем, что в анализ включены все люди, независимо от года их отсутствия по болезни. Поскольку с годами, очевидно, произошли изменения в лечении рака, политике RTW и других факторах, это может (при наличии систематических различий) стать проблемой.

Будущие исследования

Требуется дальнейшее уточнение предикторов отсутствия по болезни из-за рака, чтобы лучше поддержать разработку стратегии RTW для выживших после рака. Следующие предикторы времени до RTW требуют дальнейшего изучения: факторы, связанные с расстройством (диагноз, стадия рака, содержание лечения) и факторы окружающей среды (потребность в работе, супервизорная поддержка и поддержка коллег).Периодическое отсутствие болезни после RTW среди выживших после рака также должно быть исследовано для третичной профилактики, в частности, периодическое отсутствие болезни из-за психических расстройств (таких как депрессия, тревожные расстройства) после RTW. Исследования проблем психического здоровья могут иметь важное значение для улучшения качества жизни выживших после рака.

Заключение

Более половины всех выживших после рака вернулись к работе в течение 365-дневного периода после их первого дня отсутствия по болезни.Совокупная скорость RTW зависела от типа рака. Старшим сотрудникам может потребоваться больше времени для полного RTW. Специалисты по гигиене труда могут лучше поддержать выживших после рака в RTW, зная, что совокупные показатели RTW зависят от типа рака. Для выживших после рака компаниям (особенно малым и средним) очень важно создать и улучшить свои системы поддержки RTW (например, частичную систему RTW), зная, что среднее время до RTW ожидается на уровне минимум несколько месяцев.

Благодарности

Мы очень благодарны доктору Косуке Киёхара (Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет) и доктору Ацуши Гото (Департамент общественного здравоохранения, Токийский женский медицинский университет) за статистический анализ этого исследования. .

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Список литературы

1. Mehnert A. Трудоустройство и связанные с работой вопросы у выживших после рака. Crit Rev Oncol / Hematol.2011. 77 (2): 109–130. DOI: 10.1016 / j.critrevonc.2010.01.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Verdecchia A, Francisci S, Brenner H, Gatta G, Micheli A, Mangone L и др. Выживаемость рака в Европе в последнее время: анализ данных EUROCARE-4 за период 2000–2002 годов. Ланцет Онкол. 2007. 8 (9): 784–796. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (07) 70246-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

3. Министерство здравоохранения L, Социальное обеспечение, Япония: Закон о трудовых договорах. Министерство здравоохранения, труда и социального обеспечения, Япония, 2007 г.

4. Фейерштейн М., Тодд Б.Л., Московиц М.К., Брунс Г.Л., Столер М.Р., Нассиф Т. и др.Работа с пережившими рак: модель для практики и исследований. J Cancer Surviv: Res Pract. 2010. 4 (4): 415–437. DOI: 10.1007 / s11764-010-0154-6. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Аллемани С., Вейр Х.К., Каррейра Х., Хэрвуд Р., Спика Д., Ван Х.С., Бэннон Ф., Ан Дж. В., Джонсон С.Дж., Бонавентура А и др.: Глобальный надзор за выживаемостью от рака, 1995–2009 годы: анализ индивидуальных данных для 25 676 887 человек. пациентов из 279 популяционных регистров в 67 странах (КОНКОРД-2). Lancet 2014. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 6.Verbeek J, Spelten E, Kammeijer M, Sprangers M. Возвращение к работе выживших после рака: проспективное когортное исследование качества реабилитации врачами-профессиональными врачами. Occup Environ Med. 2003. 60 (5): 352–357. DOI: 10.1136 / oem.60.5.352. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Francisci S, Capocaccia R, Grande E, Santaquilani M, Simonetti A, Allemani C и др. Лечение рака: европейская перспектива. Eur J Cancer. 2009. 45 (6): 1067–1079. DOI: 10.1016 / j.ejca.2008.11.034. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8.Азиз НМ. Исследование выживаемости рака: уровень знаний, проблемы и возможности. Acta Oncol. 2007. 46 (4): 417–432. DOI: 10.1080 / 02841860701367878. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Марино П., Луис Сагаон Т., Летиция М., Ле-Анн-Гаэль С.С.. Половые различия в процессе возвращения к работе выживших после рака через 2 года после постановки диагноза: результаты большой французской выборки населения. J Clin Oncol: Off J Am Soc Clin Oncol. 2013. 31 (10): 1277–1284. DOI: 10.1200 / JCO.2011.38.5401. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10.Ито Й, Мияширо И., Ито Х, Хосоно С., Чихара Д., Наката-Ямада К. и др. Долгосрочная выживаемость и условная выживаемость онкологических больных в Японии с использованием данных популяционного онкологического регистра. Cancer Sci. 2014. 105 (11): 1480–1486. DOI: 10.1111 / cas.12525. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Такахаши М., Кай И., Муто Т. Расхождения между общественным мнением и эпидемиологическими фактами относительно прогноза и заболеваемости раком в Японии: интернет-опрос. Jpn J Clin Oncol. 2012; 42 (10): 919–926.DOI: 10,1093 / jjco / hys125. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Мацуда А., Мацуда Т., Сибата А., Катанода К., Собуэ Т., Нишимото Х. Исследования по надзору за раком в Японии G: Заболеваемость и заболеваемость раком в Японии в 2008 г .: исследование 25 популяционных регистров рака для мониторинга заболеваемости раком в Япония (MCIJ) проект. Jpn J Clin Oncol. 2014. 44 (4): 388–396. DOI: 10,1093 / jjco / hyu003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Tamminga SJ, de Boer AG, Verbeek JH, Frings-Dresen MH. Вмешательства по возвращению к работе, интегрированные в онкологическую помощь: систематический обзор.Occup Environ Med. 2010. 67 (9): 639–648. DOI: 10.1136 / oem.2009.050070. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

14. Министерство здравоохранения Л., Социальное обеспечение, Япония: «Gankanja keikensya no syurousien no arikata ni kansuru kentoukai houkokusyo» (на японском языке). 2014.

15. Амир З., Моран Т., Уолш Л., Идденден Р., Люкер К. Возвращение к оплачиваемой работе после рака: опыт Великобритании. J Cancer Surviv: Res Pract. 2007. 1 (2): 129–136. DOI: 10.1007 / s11764-007-0021-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Ролен CA, Koopmans PC, Anema JR, van der Beek AJ.Рецидивы отсутствия по болезни, подтвержденного медицинским свидетельством, в соответствии с диагнозом: исследование журнала регистрации отсутствия по болезни. J Occup Rehabil. 2010. 20 (1): 113–121. DOI: 10.1007 / s10926-009-9226-8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Roelen CA, Koopmans PC, Groothoff JW, van der Klink JJ, Bultmann U. Отсутствие болезни и полное возвращение к работе после рака: двухлетнее наблюдение данных регистров для различных участков рака. Психоонкология. 2011. 20 (9): 1001–1006. [PubMed] [Google Scholar] 18. Гордон Л.Г., Бисли В.Л., Линч Б.М., Михала Г., МакГрат К., Грейвс Н. и др.Возвращение к работе австралийских рабочих среднего возраста с диагнозом колоректальный рак: согласованное когортное исследование. BMC Public Health. 2014; 14: 963. DOI: 10.1186 / 1471-2458-14-963. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Spelten ER, Verbeek JH, Uitterhoeve AL, Ansink AC, van der Lelie J, de Reijke TM и др. Рак, утомляемость и возвращение пациентов к работе – проспективное когортное исследование. Eur J Cancer. 2003. 39 (11): 1562–1567. DOI: 10.1016 / S0959-8049 (03) 00364-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20.Сайто Н., Такахаши М., Сайренчи Т., Муто Т. Влияние рака груди на занятость среди японских женщин. J Оккупировать здоровье. 2014. 56 (1): 49–55. DOI: 10.1539 / joh.13-0140-OA. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Торп С., Нильсен Р.А., Гудбергссон С.Б., Даль А.А. Регулировка рабочего места и трудоспособность среди работающих, переживших рак. Support Care Cancer: Off J Multinatl Assoc Support Care Cancer. 2012. 20 (9): 2149–2156. DOI: 10.1007 / s00520-011-1325-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Spelten ER, Sprangers MA, Verbeek JH.Факторы, влияющие на возвращение к работе выживших после рака: обзор литературы. Психоонкология. 2002. 11 (2): 124–131. DOI: 10.1002 / pon.585. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Канда Ю. Исследование свободно доступного простого в использовании программного обеспечения «EZR» для медицинской статистики. Пересадка костного мозга. 2013. 48 (3): 452–458. DOI: 10.1038 / bmt.2012.244. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Купер А.Ф., Хэнкинс М., Риксон Л., Итон Е., Грюнфельд Е.А. Различные связанные с работой, клинические и психологические факторы предопределяют возвращение к работе после лечения четырех различных типов рака.Психоонкология. 2013. 22 (3): 659–667. DOI: 10.1002 / pon.3049. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Шовалл К., Аттнер Б., Энглунд М., Литман Т., Норин Д., Гуннарс Б. и др. Отсутствие болезни среди онкологических больных на преддиагностической и постдиагностической фазах пяти распространенных форм рака. Support Care Cancer: Off J Multinatl Assoc Support Care Cancer. 2012. 20 (4): 741–747. DOI: 10.1007 / s00520-011-1142-8. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Шорт П.Ф., Васи Дж. Дж., Тунджели К. Пути трудоустройства в большой когорте взрослых людей, переживших рак.Рак. 2005. 103 (6): 1292–1301. DOI: 10.1002 / cncr.20912. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Карлсен К., Харлинг Х., Педерсен Дж., Кристенсен К. Б., Ослер М.: Переход между работой, отсутствием по болезни и пенсией в когорте датских выживших после колоректального рака. BMJ open 2013, 3 (2). [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 28. Мюррей К., Лам К.Б., Маклафлин, округ Колумбия, Садхра СС. Предсказатели возвращения на работу выживших после рака в королевских военно-воздушных силах. J Occup Rehabil. 2015; 25 (1): 153–159. DOI: 10.1007 / s10926-014-9516-7.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Хенсинг Г. Шведский совет по оценке технологий в здравоохранении (SBU). Глава 4. Методологические аспекты исследования отсутствия по болезни. Scandinav J Public Health Suppl. 2004. 63: 44–48. DOI: 10.1080 / 14034
0021844. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Bottcher HM, Steimann M, Rotsch M, Zurborn KH, Koch U, Bergelt C. Профессиональный стресс и его связь с ранним выходом на пенсию и субъективной потребностью в профессиональной реабилитации больных раком. Психоонкология.2013. 22 (8): 1807–1814. DOI: 10.1002 / pon.3224. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Roelen CA, Koopmans PC, Schellart AJ, van der Beek AJ. Возобновление работы после рака: проспективное исследование данных профессионального реестра. J Occup Rehabil. 2011. 21 (3): 431–440. DOI: 10.1007 / s10926-010-9274-0. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Сампере М., Гимено Д., Серра С., Плана М., Мартинес Дж. М., Делклос Г.Л. и др. Организационная поддержка возвращения к работе и продолжительность отпуска по болезни: когорта испанских рабочих с длительным отпуском по болезни, не связанным с работой.J Occupation Environm Med / Am College Occupation Environ Med. 2011. 53 (6): 674–679. DOI: 10.1097 / JOM.0b013e31821f2ad4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Horsboel TA, Nielsen CV, Andersen NT, Nielsen B, de Thurah A. Риск получения пенсии по инвалидности для пациентов с диагнозом гематологических злокачественных новообразований: когортное исследование на основе регистров. Acta Oncol. 2014. 53 (6): 724–734. DOI: 10.3109 / 0284186X.2013.875625. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

34. Клинические рекомендации по гематологическим злокачественным новообразованиям, 2013 г. (на японском языке).

35. Глава Харрисона по внутренней медицине, 15-е издание, том 1.

36. Бауэр Дж. Э., Ганц П. А., Десмонд К. А., Бернардс С., Роуленд Дж. Х., Мейеровиц Б. Е. и др. Усталость у выживших после карциномы молочной железы в долгосрочной перспективе: продольное исследование. Рак. 2006; 106 (4): 751–758. DOI: 10.1002 / cncr.21671. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Henselmans I, Helgeson VS, Seltman H, de Vries J, Sanderman R, Ranchor AV. Выявление и прогнозирование траекторий дистресса в первый год после постановки диагноза рака груди.Психология здоровья: Off J Div Health Psychol, Am Psychol Assoc. 2010. 29 (2): 160–168. DOI: 10.1037 / a0017806. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Ниссим Р., Гаглиезе Л., Родин Г. Желание поспешной смерти у людей с запущенным раком: продольное качественное исследование. Soc Sci Med. 2009. 69 (2): 165–171. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2009.04.021. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. ван Муйен П., Дуйтс С.Ф., ван дер Бик А.Дж., Анема-младший. Факторы прогноза нетрудоспособности у выживших после онкологических заболеваний.J, выживший после рака: Res Pract. 2013. 7 (4): 582–591. DOI: 10.1007 / s11764-013-0297-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Mehnert A, Koch U. Предикторы трудоустройства среди выживших после медицинской реабилитации – перспективное исследование. Скандинавская работа J, Здоровье окружающей среды. 2013. 39 (1): 76–87. DOI: 10.5271 / sjweh.3291. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. van Muijen P, Weevers NL, Snels IA, Duijts SF, Bruinvels DJ, Schellart AJ, et al. Предикторы возвращения к работе и занятости у лиц, переживших рак: систематический обзор.Europ J Cancer Care. 2013. 22 (2): 144–160. DOI: 10.1111 / ecc.12033. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Таскила Т, Линдбом МЛ. Факторы, влияющие на занятость и трудоспособность лиц, переживших рак. Acta Oncol. 2007. 46 (4): 446–451. DOI: 10.1080 / 02841860701355048. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

43. Министерство здравоохранения L, Социальное обеспечение, Япония: опрос пациентов, 2008 г. (на японском языке). 2008.

44. Кристенсен КБ, Андерсен П.К., Смит-Хансен Л., Нильсен М.Л., Кристенсен Т.С. Анализ отсутствия по болезни с помощью статистических моделей данных о выживаемости.Скандинавская работа J, Здоровье окружающей среды. 2007. 33 (3): 233–239. DOI: 10.5271 / sjweh.1132. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Нильссон М., Олссон М., Веннман-Ларсен А., Петерссон Л. М., Александерсон К. Возвращение к работе после рака груди: опыт женщин при контактах с различными заинтересованными сторонами. Europ J Oncol Nurs: Off J Europ Oncol Nursing Soc. 2011. 15 (3): 267–274. DOI: 10.1016 / j.ejon.2011.03.005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Охгури Т., Нараи Р., Фунахаши А., Нишюра С., Ямасита Т., Ярита К. и др.Ограничения на работу и посещаемость после того, как сотрудники, больные раком, вернулись на работу в единственную производственную компанию в Японии. J Оккупировать здоровье. 2009. 51 (3): 267–272. DOI: 10.1539 / joh.O8013. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Отгул: как работают вместе законы »Рак сортировки

17 мая Отгул: как законы работают вместе

Отправлено в 08:09 в Отделение трудоустройства в отделении рака

O ften то, как федеральные законы, законы штата и политика работодателя работают вместе, подобны соединению кусочков головоломки.За исключением того, что головоломка каждого будет выглядеть немного по-разному, в зависимости от того, какие законы применяются к вам, в каком штате вы живете и какие льготы предлагает ваш работодатель.

Когда вы думаете о том, чтобы взять отпуск на работу, у вас может быть несколько вариантов или частей головоломки, доступных вам. На самом деле, многие пациенты спрашивают нас: «Могу ли я использовать свое больничное время, затем время отпуска, а затем мое FMLA, и затем у меня также есть политика краткосрочной нетрудоспособности на работе. Могу ли я растянуть их все, чтобы покрыть все время отсутствия на работе из-за лечения рака? » И ответ в зависимости от обстоятельств.

Во-первых, FMLA может работать с вариантами оплачиваемого отпуска и страхованием по инвалидности.

Закон о семейных и медицинских отпусках (FMLA): FMLA – это федеральный закон, который предоставляет работникам, имеющим на это право, до 12 недель неоплачиваемого, но защищенного отпуска в год. Для получения дополнительной информации о FMLA прочтите Краткое руководство по FMLA по лечению рака.

Оплачиваемый отпуск (PTO): Ваш работодатель может предоставить вам дни отпуска, больничные или, возможно, просто общий банк часов PTO, который вы можете использовать для отпуска или отпуска по болезни.Если вы не знакомы с тем, что предлагает ваш работодатель, обратитесь к представителю отдела кадров или просмотрите руководство для сотрудников.

Страхование по инвалидности: Если вам нужно взять отпуск из-за состояния здоровья или вы определили, что не можете работать вообще, следующее, что вам нужно понять, это то, как вы можете заменить потерянное заработная плата. Вот где в игру вступает страхование по инвалидности. Пособия по страхованию нетрудоспособности могут быть приобретены непосредственно в частной страховой компании или могут быть предложены работодателем, правительствами некоторых штатов или федеральным правительством.Получите дополнительную индивидуальную информацию о страховании по инвалидности на http://cancerfinances.org или ознакомьтесь с Кратким руководством по страхованию по инвалидности от Triage Cancer

Определение того, есть ли у вас какие-либо или все эти варианты, доступные вам, является первым шагом в процесс. Следующий шаг – выяснить, как они могут работать вместе.

Пример № 1: У Джейн 3 недели отпуска, 3 недели больничного, ее работодатель покрывается законом FMLA, а ее работодатель предлагает полис краткосрочного страхования по инвалидности на срок до 12 месяцев.Джейн думает, что ей нужно будет остаться без работы в течение 12 недель. Какие у Джейн варианты?

Как показано на рисунке выше, Джейн может использовать все свои льготы вместе, одновременно. Фактически, ее работодатель может потребовать от нее заменить неоплачиваемый отпуск по FMLA любым имеющимся у нее оплачиваемым отпуском (например, ее часами по болезни). Но, если ее работодатель не требует от нее этого, а она все еще хочет этого, работодатель должен разрешить ей:

  1. Взять себе 12-недельный отпуск по закону FMLA, который обеспечивает ей защиту работы и поддерживает ее здоровье. страхование
  2. В течение первых 3 недель, когда она не работает, ей оплачиваются дни отпуска
  3. В течение следующих 3 недель, когда она находится в отпуске, она оплачивается по больничному
  4. И в течение последних 6 недель она ей выплачивается часть заработной платы в соответствии с политикой по краткосрочной нетрудоспособности.

Совместное использование этих льгот позволяет Джейн поддерживать свой доход, а также защищает свою работу и доступ к страхованию здоровья.

Если Джейн предпочитает растягивать время по болезни или отпуску, а затем использовать свое ЗОСПСО и пособие по краткосрочной нетрудоспособности, она может это сделать, но только если ее работодатель разрешит ей это. Однако Джейн следует знать, что простое времяпрепровождение по болезни или отпуске или получение пособия по краткосрочной нетрудоспособности не защищает ее работу. В этой ситуации именно FMLA обеспечивает защиту рабочих мест.

Во-вторых, FMLA и ADA могут работать вместе, чтобы предоставить вам время, когда вы не можете не работать по причине вашего состояния здоровья.

Американцы с ограниченными возможностями (ADA): ADA – это федеральный закон, который обеспечивает правомочным сотрудникам с ограниченными возможностями защиту от дискриминации на рабочем месте, а также доступ к разумным приспособлениям. Разумные приспособления могут быть любыми: от изменения расписания, рабочей среды, использования технологий, работы на дому и т. Д.Работодатели обязаны принимать на работу лиц, имеющих на это право. Для получения дополнительной информации о ADA прочтите Краткое руководство по ADA по раку триггера. Дополнительную информацию о разумных приспособлениях можно найти в Кратком руководстве по разумным приспособлениям для больных раком. Обратите внимание, что ADA применяется только к частным работодателям с 15 и более сотрудниками, а также к государственным или местным органам власти. Если вы работаете на более мелкого работодателя, на вас может распространяться закон о справедливом найме в вашем штате.

Если вы использовали свой 12-недельный отпуск по FMLA в течение 12-месячного периода, вы можете иметь право на дополнительный отпуск в качестве разумного приспособления в соответствии с ADA.Однако судебные дела предполагают, что дополнительный отпуск в качестве разумного приспособления будет считаться разумным только в том случае, если запрос на дополнительный отпуск направлен на определенный период времени. Как долго будет считаться разумным, будет зависеть от ваших должностных обязанностей и вашего места работы.

Пример № 2: У Марка 3 недели отпуска, 3 недели отпуска по болезни, его работодатель покрывается законом FMLA, а его работодатель предлагает полис краткосрочного страхования по инвалидности на срок до 12 месяцев.Марк думает, что ему нужно будет остаться без работы на 15 недель. Какие есть варианты у Марка?

Как показано на рисунке выше, Марк может использовать все свои преимущества вместе, одновременно. Если он хочет, его работодатель должен разрешить ему:

  1. Взять себе 12-недельный отпуск по закону FMLA, который обеспечивает ему защиту работы и поддерживает его медицинское страхование. ADA. который обеспечивает ему защиту работы.
  2. В течение первых 3 недель, когда он находится в отпуске, ему выплачиваются выходные дни
  3. В течение следующих 3 недель, когда он находится в отпуске, он получает оплату по больничному листу
  4. И за последние 9 недель ему выплачивается часть его зарплаты в соответствии с его полисом по краткосрочной нетрудоспособности.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.