Содержание

Работа для людей с шизофренией

До недавнего времени существовал стереотип о том, что человек с любым психическим заболеванием обречен быть изолированным от общества. Но результат эффективного лечения от специалистов клиники имени Корсакова показывает, что даже люди с шизофренией могут устроиться на работу и жить полной жизнью. К сожалению, необходимость самостоятельного заработка актуальна для многих больных психическими расстройствами. Уровень помощи государства не всегда позволяет приобретать нужные лекарства и обслуживать себя самостоятельно. 

При шизофрении можно работать, зарабатывая при этом небольшие деньги. В этой статье мы рассмотрим оптимальные и не рациональные виды деятельности.

Какие виды деятельности не подходят людям с психическими расстройствами

Некоторые профессии не подходят для людей, страдающих расстройствами нервной системы. Например, нарушение биоритмов при выполнении рабочих обязанностей способно вызвать осложнения. Это касается тех профессий, где основное рабочее время приходится на ночь, когда организм должен спать и отдыхать.

Стресс и другие эмоциональные нагрузки противопоказаны людям, страдающих шизофренией. Поэтому необходимо избегать любых конфликтов и стрессовых ситуаций. Это касается и случаев, когда больному нужно концентрировать свое внимание. Профессии водителя любого вида транспорта, машиниста или оператора не подходят для людей со сбоями в работе нервной системы. 

Во многих техниках безопасности указан запрет на доступ людям с шизофренией к оружию любого типа (к холодному, пневматическому, газовому и огнестрельному). Поэтому это ограничивает круг профессий, доступных пациентам психиатрической клиники.

Какие профессии допустимы при наличии диагноза шизофрения

Для работы людям с некоторыми отклонениями в работе психики подойдут спокойные профессии, без физической и эмоциональной нагрузки. Например, работа библиотекарем, уборщиком, мастером по уходу за придомовой территорией, ремонтником, художником или мастером изготовления поделок. Обслуживающие специальности в этом случае должны предполагать незначительный контакт человека с людьми, способными вызвать раздражительные эмоции.  

Какие трудности возникают при поиске работы

Большая проблема – это негативное стереотипное восприятие человека с наличием справки о шизофрении. Следует сразу искать работу, к которой допускаются люди с инвалидностью. Обычно в интернете на сайтах трудоустройства такие вакансии отмечены специальным знаком. А на бирже труда необходимо запросить на выбор объявления, в которых работодатель допускает привлечение людей с теми или иными отклонениями. 

Важно понять, что шизофрения в легкой форме, при которой не происходит ограждение человека от общества, допускает работу с людьми. Люди с таким диагнозом могут свободно общаться с окружающими, слушать и слышать их, выполнять свои обязанности. Если проблема в психике сопровождается нестандартным поведением, то стоит выбрать профессию с отдалением от общества. Например, уборщика или смотрителя территории. Несмотря на низкий статус такой должности, человек с инвалидностью может получать стабильную заработную плату.  

Есть много примеров, когда больные шизофренией становились известными и богатыми людьми, которых уважали и почитали. Самым ярким примером является художник Винсент Ван Гог, а также математик Джон Форбс Нэш, удостоенный Нобелевской премии.

Главное своевременно начинать лечение и стремиться к работе, которая будет приносить пользу и материальное обеспечение. 

«Найти работу непросто». Как живет талантливый минчанин с записью в карточке «шизофрения»

У минчанина Андрея Вадецкого есть диагноз — «шизофрения». Галлюцинаций он не видит, ведет полноценный образ жизни: работает дизайнером, учит иностранные языки и мечтает повидать другие страны. А в свободное время посещает «Открытый дом» Красного Креста, чтобы набраться уверенности и идти дальше. Он рассказал нам, как, несмотря на запись в медкарте, сумел не опустить руки и не заточил себя в четырех стенах.

«У меня нет голосов в голове»

С Андреем мы встречаемся в «Открытом доме» ― центре Белорусского Общества Красного Креста, который был создан в рамках проекта «Поддержка людей с психическими заболеваниями». Сюда приходят люди со схожими проблемами ― пообщаться, получить поддержку и консультацию, провести время за интересными занятиями.

Андрей сразу говорит, что запретных тем для него нет, готов обсуждать что угодно.

― В этом моя «фишка», ― добавляет он.

Ему 27 лет. Живет с отцом, работает.

― После школы была неудачная попытка поступить в университет на факультет географии и биологии. Такой выбор связан с тем, что родители ― биологи по образованию. Отец до пенсии работал судмедэкспертом. Мама ― микробиологом, ― рассказывает Андрей. ― Все закончилось неудачей, потому что там не было заочного обучения и я узнал, что у меня нетрудовая вторая группа инвалидности. Это сильно уронило мою самооценку, и я очень долго по этому поводу психовал. После того в моей жизни случился большой застой, я не развивался в социальном плане, сидел дома, много времени проводил за компьютером. Иногда выходил погулять в центр города. Довольно однообразное время было, похожее на день сурка. Надолго завис на уровне 18 лет, и вот только недавно это закончилось, когда получил трудовую рекомендацию. Это способствовало некоторому просветлению и прогрессу. В каком-то смысле застой продолжается до сих пор, но не в той мере, как раньше.

Вторую группу инвалидности Андрею дали по причине психического заболевания. Нынешний медицинский диагноз ― F20, или шизофрения. По словам Андрея, в шизофреники его «переквалифицировали» из аутистов.

― Мама говорила, что у меня аутизм, но никаких документальных подтверждений этому я не видел. Сейчас стоит диагноз «параноидная шизофрения». Есть такое мнение, что в государстве не должно быть взрослых аутистов, поэтому, видимо, мне и сменили диагноз. На самом деле у меня нет галлюцинаций, голосов в голове, других проявлений шизофрении. Есть трудности в социальной адаптации. Плюс естественная заторможенность и проблемы с моторикой. Но это больше похоже на аутизм, чем на шизофрению, ― рассуждает молодой человек.

Мама Андрея умерла от лимфомы в 2005 году, когда мальчику было 13 лет.

― Поначалу принял этот факт легко: что может испытывать 13-летний подросток, да еще не очень социально развитый? А потом боль стала сильнее, я тяжело переживал. Сейчас снова утихла.

У Андрея есть сестра, которая старше него на 16 лет. В три годика Андрей стал дядей ― тогда у его сестры родился первый ребенок. Теперь племянников пятеро, самому старшему 24 года, самому младшему ― семь. С ними Андрей поддерживает отношения.

― Почему у нас с сестрой такая разница? Родители долго не заводили второго ребенка из-за резус-конфликта. А потом родился вот такой особенный товарищ. В садике мне говорили, что я псих, что ко мне вызовут бригаду. За то, что хулиганисто себя вел по отношению к другим детям. Постоянно жаловался на них, донимал воспитательницу. Хотя, по моим ощущениям, мое детство было практически нормальным.

Проблемы посерьезнее начались в школе, когда Андрей часто прогуливал уроки, ссорился с одноклассниками, был необучаемым. Во втором классе мальчика отправили на домашнее обучение. Учителя приходили на дом вплоть до 11-го класса. В одиннадцать-двенадцать лет он начал замечать, что с ним что-то не то:

― Родители меня часто лупили. Влетало, например, за то, что не хотел учить уроки. Последний раз мама лупила меня за месяц до смерти. За то, что я говорил какую-то ерунду, свою фирменную шутку про насилие. Она хотела, чтобы я вел себя нормально. Только к 4−5 классу удалось переделать меня из двоечника в того, кто учится нормально. После смерти мамы воспитывал меня папа. Я часто был предоставлен сам себе, с 9 лет привык находиться один дома. В школе друзей практически не было, сначала дружили, но потом я отстранился от тусовки. Домашнее обучение стало ударом по моей социальной адаптации, это пробел, который, наверное, никогда не будет восполнен. Мне хотелось интегрироваться в общество, быть как все нормальные люди. Во мне до сих пор много зависти, желчи, осталась неуверенность в себе. Надеюсь, что это удастся побороть.

Андрей с отцом живут в небольшой квартире в Заводском районе Минска.

― Отношения с ним довольно неплохие, мужская солидарность: мы ведь оба холостяки. Летом, правда, отец перебирается на дачу. Я его регулярно навещаю, помогаю по хозяйству. На даче у нас растут помидоры, картошка, малина, клубника, земляника, кабачки, тыквы, огурцы, кориандр, базилик. Мне нравится. Особенно весело испачкаться в пыли, а потом приехать домой и все с себя смыть. Это почти так же приятно, как мыть очень грязную посуду, ― рассказывает молодой человек. ― Там живет моя красавица кошка Стрелка. Когда холодно, она в городе с нами. Знаете, один раз она спасла мне жизнь. Я как-то на ночь поставил кипятиться яблочный сок: выпаривал оттуда спирт. Плиту не выключил на ночь. В четыре утра кошка стала громко мяукать возле моей двери, я проснулся, услышал запах горелых леденцов. Быстро выключил плиту.

«Работодатели отказывают по смешным причинам»

В «Открытый дом» Андрей попал по стечению обстоятельств. Получив отказ в одной компании, куда не брали на работу инвалидов II группы, он решил поехать на ярмарку вакансий. Было это в 2018 году. На ярмарке встретил психолога, которая посоветовала поехать в «Открытый дом».

― Честно скажу: мне здесь не сразу понравилось, — признается Андрей. — Но вскоре я стал понимать, что сюда ходят интересные люди, бывают интересные мероприятия: походы по выставкам, музеям, тренинги, визиты иностранных делегаций, настольные игры. Я проводил здесь очень много времени. Сейчас меньше, так как появилась работа.

С конца мая Андрей работает дизайнером на предприятии «Арт-идея», которое занимается трудовой адаптацией инвалидов. Сфера деятельности ― оперативная полиграфия. Дизайн ему близок: до этого он занимался фотошопом, делал на компьютере коллажи, демотиваторы, фотожабы. Дважды заканчивал курсы по фотографии.

― С некоторыми оговорками это можно назвать работой мечты. Если бы еще зарплата была выше, я мог бы говорить, что счастлив. Мой основной источник дохода ― пенсия по инвалидности.

Про свой диагноз «параноидная шизофрения» Андрей узнал именно тогда, когда устраивался на предприятие: случайно прочел документ.

― Подумал, что неудобно с этой штукой. Начал искать в себе признаки шизофреника. Нашел только сбивчивое нелогичное поведение, перепады настроения. А так нет у меня «шизы» особой. Мне часто говорят, что мои странности свойственны и обычным людям. Мне судить трудно, я не был в шкуре нормального человека, но не думаю, что есть большая разница. Мне, кстати, предлагали пиариться в инстаграме как шизофренику ― повышать осведомленность общества о том, что людей с таким диагнозом не надо бояться.

Я сомневался в справедливости диагноза и решил такую кампанию не проводить. Если бы я на это пошел, я бы или себя опозорил такой идентификацией, или шизофреников, ― смеется Андрей.

Тем не менее отношение общества к людям с психическими расстройствами
остается настороженным, считает он.

― Работодатели, как только видят мои бумаги, спрашивают, чего от меня можно ожидать. Я честно отвечаю, что могу «подтормаживать». Но если чем-то загорюсь, то «тупить» и «тормозить» не буду. Некоторые сразу говорят, что инвалидов не берут. Не разобравшись, что руки и ноги у меня есть, фактически все нормально. Самая распространенная причина отказа ― то, что в ИПР, индивидуальной программе реабилитации, указано, что я могу работать семь часов в день, а не восемь.

«Буду копить на «шенген»

Андрей немного знает английский, китайский и азербайджанский. Иностранные языки учит самостоятельно.

― Зачем мне китайский? Для бытового пользования. На случай, если в повседневной жизни придется общаться с китайцами. Пока это, конечно, гипотетически, но я все чаще вижу их на улицах Минска. Не буду же я с ними по-русски, ― пожимает он плечами.

В свободное время молодой человек гуляет по городу, делает уборку, слушает музыку, рисует картины в стиле фовизма. А еще очень любит ходить по магазинам.

― За продуктами, чтобы самостоятельно готовить. Иногда покупаю вредный фастфуд ― сухарики и чипсы. Поход за одеждой считаю роскошью, чем-то невероятным с моей-то пенсией. Мне такое надолго запоминается. В книжные хожу, словно в музеи. Если бы хватало денег, покупал бы много книг по роду деятельности ― фотографии, дизайну. А еще ― книги на иностранных языках, больше насел бы на китайский, английский, ― делится он.

В ближайших планах Андрея ― получить шенгенскую визу и начать путешествовать. А еще ― сделать перестановку дома, избавиться от нынешнего бардака, старых вещей, от мебели, чтобы в квартире была пустота.

― Хочу сделать кухню самым чистым помещением в квартире. Я неплохо готовлю. Люблю, например, макароны с сыром, орегано и базиликом, который у меня круглогодично растет на подоконнике. Но готовлю только себе ― я вегетарианец, а отец нет, ― рассказывает он. ― В конце следующего года планирую съездить в Литву и потом начать путешествовать. Думаю, что можно в третий раз съездить в Турцию, я туда уже дважды летал с отцом. Еще в Азербайджан. Отец, кстати, уроженец Баку. Но вообще планы выстраивать трудно, потому что иногда случается такое невероятное, чего не предполагал. Например, слышал на работе, что у нас могут отправить на стажировку в Германию для изучения опыта местных организаций. Это было бы для меня приятным шоком ― внезапно оказаться в Европе. Я бы очень хотел выбраться из обычной обстановки.

Для людей с психическими расстройствами и их семей в Минске работает центр Красного Креста «Открытый дом». Через проект прошли 140 человек с шизофреническим или биполярным расстройством психики. Из них больше 80 человек добились устойчивой ремиссии. В центре никого не называют пациентами — только гостями. Нет и врачей-психиатров — вместо них психологи. Работает «Открытый дом» по будним дням с 10 до 19 часов в Минске по улице Красной, 3.

10 лет в IT с диагнозом шизофрения, советы по выживанию / Хабр

Мой диагноз параноидная шизофрения. Заболел я через год после окончания университета. Вот уже 10 лет я работаю в IT, сейчас моя должность — старший инженер-программист. Хочу рассказать, с какими проблемами может столкнуться человек с серьезным психическим заболеванием при построении карьеры.

Это практическая статья. В ней я почти не буду касаться моих симптомов и описывать свой опыт. Таких статей и без меня не мало, и на хабре они тоже есть. Есть целое издательство, которое специализируется на книгах о шизофреническом опыте.

Демография


Шизофрения есть у 1 из 100. Средний IQ шизофреника 90, тогда как у нормального человека он равен 100. Это говорит о том, что людей достаточно умных для инженерной работы среди шизофреников меньше. Такие люди, как Джон Нэш или Бобби Фишер (хотя это спорный вопрос, была ли шизофрения) особенно редки. Всего лишь в 25-30% случаев шизофрения не сказывается на умственных способностях. В основном они попадают под удар. Да и далеко не каждый выберет ремесло программиста своей профессией.

Программистов и шизофреников мало. На всем реддите, после долгих поисков, я насчитал человек 15. На всем Хабре наберется человек 5. В общем, не пугайтесь, вряд ли я работаю в вашей компании. Вряд ли вы вообще встретите настоящих шизофреников на рынке труда квалифицированных программистов (кроме, конечно, тех случаев, когда диагноз однозначно можно поставить по резюме).

Нас очень мало, но мы есть. И шизофрения вовсе не повод отказываться от жизни, садиться на инвалидность и сидеть в четырех стенах.

Говорить ли о диагнозе


Конечно не говорить, никогда, никому и не при каких обстоятельствах. Я работаю в enterprise-разработке, на иностранного заказчика. Здесь люди боятся к митингу с заказчиком подпускать джуниоров, «а вдруг он чего ляпнет». А тут такой риск. Если всплывет, то возможно и уволят, бизнес есть бизнес. Ну или не уволят, если вам повезло и вы работаете в современной прогрессивной компании. Но, например, не повысят в должности. Или не повысят зарплату.

Нам, вообще говоря, не очень-то и рады. По опросу, 38% жителей России с удовольствием куда-нибудь меня сошлют и изолируют. Куда угодно, лишь бы с глаз долой. В IT, правда, публика куда более прогрессивная, чем в среднем по стране.

Не так давно скончавшийся Фредерик Фриз, PhD по психологии с шизофренией, советовал так:

«открыто говорить о своем диагнозе можно либо если у вас tenure, как у Эллин Сакс, либо если вы собираетесь на пенсию»
Я бы добавил, что если атмосфера более или менее благоприятная, и вы женщина, то возможно к вам отнесутся просто как к человеку с хроническим заболеванием. Мужчине я бы не советовал рисковать.

Подбор препаратов и побочные эффекты


Свой третий десяток я провел ревностно ненавидя психиатров, отказываясь от препаратов, зачитываясь антипсихиатрией и историями о мафии Big Pharma. Результат — три психотических эпизода, две госпитализации. Каждый раз я так или иначе был вынужден менять работу, друзьям во время эпизодов я рассылал странные зашифрованные сообщения. Много людей перестало со мной разговаривать после этого. Ничего хорошего. Лекарства надо пить.

На ум сразу приходит Терри Дэвис. Безусловно, умный и талантливый человек, который отказался от лекарств и в результате всю жизнь потратил на занятия сомнительного характера. Чтобы он мог сделать, пей он лекарства? Вряд ли бы он стал знаменитым, но был бы жив до сих пор и где-нибудь работал программистом. Другой пример, конечно, Джон Нэш, никогда не пивший лекарств. Шизофрения у него отступила, так часто бывает с возрастом. Но не стоит забывать что перед этим Джон Нэш 20 лет разговаривал с инопланетянами. И лишь чудом не оказался на улице. Мало кто может позволить себе такую роскошь.

На четвертом десятке хочется спокойствия и стабильной жизни. Главными побочными эффектами антипсихотических препаратов второго поколения были гормональные нарушения, проблемы с сердечно-сосудистой системой, излишняя седация и набор веса. На рынке уже есть препараты, не давящие на сердце, не вызывающие сильного набора веса и гормональных нарушений. Правда, увы, не всем они подойдут. Попробовать стоит.

Но есть и другие побочки. Например, лекарство, которое я принимаю, уничтожило мои озарения, «a-ha moments». Я по-прежнему понимаю разные вещи, но понимание проходит тихо и мирно, без озарений. По ним я скучаю. В общем, лекарства обязательно сделают жизнь менее интересной, яркой и насыщенной. Но куда более предсказуемой и стабильной, в общем сносной.

Выбираем психиатра


Для подбора препарата и выписки рецептов понадобится психиатр. Скорее всего не один. Навязанный государством психиатр по своему качеству примерно соответствует государственному адвокату. Вот что мне довелось слышать от государственных психиатров:
«Работать вам тяжело? Вот и выбирайте, или лекарства, или работа»
«Вес набираете? Так это же хорошо!»
«Зачем тебе эти новые антипсихотики? Бери галоперидол! Они все одинаковые, только деньги вытягивают из вас» (Галоперидол — старый препарат с очень плохими побочными эффектами: двоится в глазах, спазмы мышц, долговременное применение ведет к неизлечимым неврологическим последствиям. В 2013 году вышла статья о том, что этот препарат нейротоксический)
Участковые психиатры, конечно, делают свое дело. Они помогают больным получать какие-то лекарства. Они помогают оформить инвалидность. Они следят, чтобы их подопечные не оказались на улице. Но если хочется чего-то большего, то стоит обратиться к частному специалисту.

Но и частный специалист в лучшем случае будут лечить, исходя из статистики и средних. Без проб и ошибок не обойдется. В случае похуже попадется врач, падкий на рекламу, но опять же назначит новые модные препараты — не так уж плохо, препараты и правда все лучше и лучше. В худшем случае будут лечить, исходя из «опыта». Как показывает практика, наличие опыта явление скорее негативное.

Например, врач отказывалась сменить препарат, потому что у нее была пациентка, у которой на препарате случилось обострение. Моих аргументов было много. шизофрения протекает у всех по-разному. В мире полно людей именно на этом препарате без обострений. Обострения иногда бывают и на более сильных препаратах. Не факт, что эта пациентка правильно и вовремя препарат применяла. Все они разбивались об стену.

Когда вы нанимаете психиатра, он должен действовать в ваших интересах. Ваши интересы — это не только снизить риск заболевания, но и минимизировать побочные эффекты, и вернуться к полноценной трудовой деятельности. Если нанятый доктор не действует в ваших интересах, с ним надо без всякого сожаления расставаться.

Обострения и больницы


Обострения случаются. Препарат ревностно принимается изо дня в день, и все равно обострение. Самая часто применяемая техника при обострениях — поднять дозу лекарств и понаблюдать. Возможно это придется проделать самому. Возможно с врачом, которому доверяете. Ну а если подъем дозы не помог, то обострение надо купировать более серьезными медикаментами. На рынке есть препараты пролонгированного действия, применение позволяет купировать самые тяжелые приступы. Главное — вовремя среагировать.

Обострение чревато попаданием в больницу. Все этого боятся. В психиатрическую больницу попадают надолго, минимум три недели. Больница напоминает тюрьму. Что касаемо персонала: санитаров, медсестер и врачей — это, конечно, не монстры и не садисты. Но это озлобленные люди. Уставшие, выгоревшие, циничные и безразличные. Которым очень мало платят за очень стрессовую работу. Страшно еще и то, что за больничный лист со штампом заведения, в легкую могут уволить с работы. Тут надо выкручиваться. Возможно больничный не стоит брать оттуда вообще, а искать где-то на стороне.

Иногда обострение первым замечает сам больной. Иногда близкие люди. Поэтому хорошо жить с кем-то. В одном исследовании именно этот факт повышает риск восстановления. Ничего плохого не вижу, в том, чтобы съехаться с родителями на некоторое время. Это уменьшит вероятность успешной личной жизни, но положа руку на сердце, успешная личная жизнь с таким диагнозом не особо светит. У женщин все, правда, получше. На ту же роль, конечно, пойдет и супруг/супруга. Или терапевт. В общем, кто-то должен быть.

Обострения — скользкая тема. Лучше, конечно, не допускать. Без таблеток вероятность обострения около 80% в год. В любом случае, надо быть готовым паковать чемоданы и искать новую работу. Возможно что и в другом городе.

Психотерапия


Еще несколько лет назад когнитивно-поведенческую терапию считали стандартом лечения. В рекомендациях писали что лекарства обязательны, но без психотерапии вдобавок прям никуда. Сейчас настроения изменились и на психотерапию посматривают косо. Я ходил на когнитивно-поведенческую терапию. Толку было мало. Не могу сказать, что прям «выкачивали деньги», там сидел человек, который меня слушал и что-то предлагал. Но не получилось в общем, не сошлись мы с терапевтом характерами.

Тем не менее, я считаю психотерапию полезной. Как только кризис миновал, остается огромное количество страхов. А как я дальше буду жить? А справлюсь ли я? А вдруг еще обострение? А вот у меня дыра образовалась в резюме, что я скажу на собеседовании? За этими страхами стоят реальные проблемы. Их можно проработать с терапевтом, только не надо искать причины в детских травмах, или применять технологии НЛП, нужен просто грамотный эмоционально невовлеченный собеседник. Перед походом к терапевту, нужно сначала четко сформулировать все свои проблемы. Время там ресурс дорогой. Выбирать надо психотерапевта поумнее, не стоит ориентироваться на конкретные школы и методики, но конечно психоаналитик и НЛПист тут вряд ли подойдут.

Психотерапия часто преподносится как волшебное место, где творятся чудеса. Скорее это необязательная добавка, для повышения качества жизни. Ходить стоит, когда состояние стабилизировалось и имеются деньги, которых не так уж и жалко.

Сигареты


Еще один сложный вопрос. 80-90% шизофреников курят. Аллен Карр в своей книге утверждает, что сигареты создают тревогу и мешают концентрации. Исследования, я говорю здесь лишь об исследованиях проведенных на шизофрениках, показывают, что сигареты позволяют справиться с тревогой, и улучшают концентрацию внимания. Сигареты помогают при шизофрении.

С другой стороны, вред от курения всем хорошо известен. По возможности, если позволяют финансы стоит отказаться от сигарет и перейти на другие методы получение никотина, будь то пластырь, жвачка или вейп. Совсем от него отказываться — ну, не знаю.

Избегание


В психологии почему-то принято считать избегание плохой, гадкой стратегией адаптации. Наверное, когда избегание достигает размеров агорафобии, это что-то плохое. Я, например, очень легко перевозбуждаюсь и болезненно реагирую на стрессы. Не вижу ничего плохого в том, чтобы пойти на поводу у избегания.

Например, в магазины хожу только в темное время суток. Есть огромный список людей, с которыми я предпочитаю не пересекаться. Один мой знакомый шизофреник, выключает цвет на компьютере, и работает за черно-белым экраном, избегая лишней стимуляции.

Большую часть вечеров я занимаюсь изучением технологий. Отчасти из-за моих страхов потерять работу и остаться не удел. Но во многом по тому, что я не знаю чем занять вечера. Так я избегаю полноценной насыщенной жизни.

Я стараюсь всеми способами отнекиваться от командировок, я испытываю сильную тревогу при путешествиях. Но в итоге я чувствую себя хорошо, и у меня нет желания как-то меняться в этих сферах жизни.

Быть плохим программистом


Шизофрения заставляет умерить свои амбиции. Если раньше я гнался за деньгами и интересными проектами, то сейчас я выбираю тихий и спокойный корпоративный долгострой. В этом учишься находить свои прелести. Видишь как система развивается на протяжении лет, к чему привело то или иное дизайн-решение. Имеешь возможность взять на себе большой кусок функционала и постепенно выращивать его и развивать. В общем, программирование переходит из режима убивания драконов во что-то садово-огородное.

У меня очень уязвимый и ранимый характер. Любое столкновение интересов вызывает тревогу. В основном на проекте я «Yes man», я могу собраться с духом и возразить, но я легко сдаюсь и принимаю точку зрения начальства. В общем, не боец. До своей болезни я презрительно относился к таким людям.

На код ревью мне очень тяжело отказать человеку, я скорее буду аккуратно выспрашивать — а точно ли ты этого хотел, а может ты имел ввиду другое. Мне больно, когда я нажимаю на кнопку «Needs work». Я понимаю, что вряд ли человек смертельно обидится и будет мстить. Но я все равно буду нервничать.

Я не уверен в себе. Я постоянно советуюсь или со stack overflow, или с командой. Я боюсь затянуть сроки и возмутить начальство. Это нередко причина овертайма. Вот это «а вдруг скажут?» Овертаймить по вечерам и в выходные я соглашаюсь легко. Работа меня успокаивает. Я отвлекаюсь от своих грустных мыслей и проблем.

Тяжелее всего мне перед релизами, когда что-то сломалось и надо поправить. Когда несколько человек постоянно пишут в чат и ждут от меня действий. Я быстро перегружаюсь и сильно нервничаю. Отбегаю от компьютера, курю пока не успокоюсь, возвращаюсь обратно.

В моей работе много fear-driven development'а. Быть терпимым для людей стало куда важнее чем быть правильным и правым. Я делаю все совсем не так, как советуют бывалые профессионалы.

Я плохой программист, я долго к этому привыкал. И все-таки собственное спокойствие и комфорт в конце-концов побеждают желание быть крутым парнем и все делать правильно.

Быть грустным


Шизофрения — это не только собственная трагедия. Волей-неволей окунаешься в целое море чужого горя. Боли совершенно бессмысленной, случайной, и совсем не заслуженной. Грусть и даже порою суицидальные мысли — это нормально. К этому тоже надо спокойно относится.

Ресурсы


Список книг, которые помогли мне восстановиться:
  1. Elyn Saks. The Center cannot hold
  2. Milt Greek. Schizophrenia: A Blueprint for recovery
  3. Kurt Snyder. Me, myself and them
  4. Ann Olson. Illuminating Schizophrenia

Автор благодарит сообщество /r/schizophrenia за теплоту и поддержку, которые он получил в самые трудные минуты.

С вниманием к близким: что нужно знать о шизофрении | Статьи

Около 1,5 млн человек в России живет с шизофренией — хроническим и инвалидизирующим психическим заболеванием, для которого характерны нарушения мышления и восприятия. Однако тема психических расстройств остается окруженной самыми разными предрассудками, из-за чего люди с этими расстройствами зачастую до последнего не хотят обращаться за помощью к специалистам. Подробности — в материале «Известий».

В окружении каждого пятого

По данным ВОЗ на 2018 год во всем мире шизофренией страдают около 21 млн человек, 12 млн из которых мужчины и 9 млн — женщины. Согласно опросу ВЦИОМа и фармацевтической компании «Гедеон Рихтер», каждый пятый житель России имеет в своем окружении людей с таким расстройством. Большинство россиян относятся к пациентам с шизофренией с сочувствием (38%) и жалостью (34%), одновременно с этим каждый четвертый респондент признался, что испытывает страх перед такими больными. Возраст пациентов с шизофренией, как правило, варьируется от 15 до 80 лет. Заболевания же может возникать в результате взаимодействия генов и ряда факторов среды.

Фото: Depositphotos

В этом году «Гедеон Рихтер» в рамках проектов по социальной ответственности выступила спонсором создания фильма на YouTube канале «Секреты», основная цель которого — взглянуть на мир глазами человека с ментальным расстройством, встать на его место, понять проблему изнутри. Фильм будет показан уже в этом октябре. Теме толерантности общества к диагнозу шизофрения также была посвящена встреча с продюсером и режиссером этого фильма Чингизом Мусиным и , к.м.н., доцентом, заведующим кафедрой психиатрии, психотерапии и психосоматической патологии ФНМО Медицинского института РУДН Владимиром Медведевым.

Обратиться как можно раньше

По словам Владимира Медведева, цифры заболеваемости шизофренией ежегодно варьируются от 0,5% до 1,5% населения. «Считается, что 1% — это средняя цифра, причем приблизительно эта цифра одинакова во всем мире. И более того, она стабильна на протяжении последних 30 лет. Другое дело, что население растет и в абсолютных значениях количество больных шизофренией увеличивается», — подчеркивает Владимир. И чем раньше пациент обратится к специалисту, тем больше вероятности, что он будет лечиться амбулаторно и ему будут назначены малые дозы препаратов.

Фото: Depositphotos

Современными исследованиями было установлено, что первые очевидные для окружающих симптомы шизофрении в среднем проявляются где-то в районе 15–18 лет. Первое обращение к специалисту с возможной постановкой этого диагноза происходит около 25–35 лет. То есть теряется от 10 до 15 лет. Те химические и патофизиологические процессы, которые происходят в головном мозге у пациента, продолжаются почти 10–15 лет, и потом требуются большие усилия для того, чтобы химически вернуть работу мозга к прежнему уровню и ресоциализировать такого пациента. Одно дело убрать симптоматику — это в общем достаточно быстро сегодня делается, а другое дело — снова научить его жить как раньше, вспомнить, каким он был до болезни.

Фото: Кирилл Киреев​

В целом необходимо следить за своими близкими и в случае выявления каких-то симптомов нужно убедить такого человека обратиться к специалистам, подчеркивает Владимир Медведев.

Множество симптомов

Что касается симптомов, во-первых, это расстройство мышления: есть специфические и неспецифические, характерные для шизофрении. Мышление становится аморфным, паралогичным, то есть человек с трудом отвечает на вопросы, у него «утекают» мысли в сторону, он забывает, о чем его спросили, делает одно утверждение, противоречащее другим, — указывает специалист. — Пациенты часто жалуются на состояние пустоты в голове или, наоборот, на наплывы мыслей в голове.

Фото: Depositphotos

Для постановки диагноза обязательно наличие таких продуктивных симптомов, как голоса, бред, галлюцинации, причем необязательно слуховые — они могут быть и визуальные, обонятельные, тактильные. «При этом это должны быть так называемые псевдогаллюцинации. Отличие от истинных в том, что псевдогаллюцинации человек испытывает и чувствует у себя в голове, а истинные галлюцинации он всегда привязывает к окружающей обстановке, то есть мышь бежит, и вот она под столом — это истинная галлюцинация, а вот, например, когда человек говорит о том, что голос родственника что-то говорит в его голове — это псевдогаллюцинация, она не привязана к окружающей обстановке», — объясняет специалист.

Также необходимо наличие негативных расстройств. Для них характерна утрата психических функций, то есть человек перестает быть таким, каким он был раньше. И третий важный момент — это длительность этой симптоматики, указывает Медведев. Для постановки диагноза «шизофрения» продуктивные симптомы должны длиться не менее месяца, а негативные расстройства — на протяжении года.

Развенчивая мифы

Одна из проблем стигматизации людей, страдающих от шизофрении, — это предрассудки, окружающие это заболевание. То, что пациенты, приходящие в диспансер, сразу ставятся на учет и после этого они не могут вступать в брак, уезжать за границу и т.д., — это миф, подчеркивают специалисты. Сегодня диспансерное наблюдение касается пациентов в двух аспектах: либо когда они опасны для окружающих (при наличии ситуаций, когда они проявляли агрессию и поэтому требуется активное наблюдение за ними), либо когда пациент нуждается в защите от общества (когда изменение в результате болезни таковы, что человек не может приспособиться и подвергается насмешкам со стороны людей, которые не понимают, поэтому его нужно защищать).

Фото: Depositphotos

Также распространен миф о том, что специалисты доводят пациентов до состояния овоща и человек таким и остается. В данном случае этот миф имеет под собой основание, потому что 60–70 лет назад, когда появилась психофармакология, действительно были препараты, основной задачей которых была седация, то есть снятие агрессивности, гиперактивности, возбуждения у пациентов, — объясняет Владимир Медведев. — Сегодня современные препараты делают то же самое, но без такой седации, сводят к минимуму побочные эффекты, могут купировать негативные симптомы, а позитивные, наоборот, активируют, уменьшают болевые расстройства, проявления ангедонии (болезненной безрадостности, отсутствие чувства удовольствия).

как живут и что чувствуют больные шизофренией

Количество больных шизофренией не превышает 1% жителей. Последние исследования говорят, что за развитие болезни отвечает генетика, однако пока не удалось вычленить ген, отвечающий за ее появление. Обычно шизофрения ведет к распаду процессов мышления и эмоциональных реакций. Большинство больных имеют инвалидность. Журналист cherinfo встретился с пациентами, страдающими шизофренией, и их родными и попытался узнать, что переживают больные, почему они ведут себя странно и как на это реагируют «нормальные» люди.

Имена героев изменены.

Истоки шизофрении

Шизофрения проявляет себя ярко, ее симптомы видны даже не медикам. Как правило, у заболевших появляются слуховые галлюцинации, человек разговаривает как бы сам с собой, будто не слышит окружающих, а прислушивается к другим голосам.

Сергей, 45 лет. Диагноз: шизофрения

В юности я получил по голове в драке, было сотрясение, после этого появились страх и волнение. Но к врачу я не пошел. Потом вернулся из армии, начал выпивать, тут и проявились симптомы шизофрении. Бывало, мысли бегут одна за другой, а бывало, что их нет вообще. Появилась паранойя, казалось, что меня преследуют. Сначала я отрицал болезнь, особенно в нетрезвом состоянии. Мне казалось, что я справлюсь, поэтому и лекарства, которые выписал врач, часто не принимал. Семь лет назад я бросил пить, начал лечиться. Иначе года бы, наверное, не прожил.

Пётр, 25 лет. Диагноз: шизотипическое расстройство

До того как попал в психиатрическую больницу, даже не думал, что у меня психическое расстройство. Это был 2013 год, мне было 20 лет. Странности начали происходить, когда учился в выпускном классе. После 10 класса лето провел в Волоколамске: играл в футбол, занимался спортом. Я был невероятно сильным, чувствовал вкус жизни, интеллектуальную силу, власть над телом. Когда вернулся в Череповец, настроение стало спадать, хуже стало. Показалось, что я даю себе недостаточную нагрузку, начал бегать. Наступил октябрь, а я бегал в футболке и шортах, потому что мне казалось, что нужно работать еще интенсивнее. После одной из пробежек стало совсем плохо, но решил, что нагрузки нужно усилить, начал принимать ледяной душ. Сознание спутывалось все сильнее, начала болеть голова. За неделю боль выросла до ощущения, что в затылок мне воткнули топор. Это чувство сохранялось постоянно, с утра и до вечера. Стало сложно реагировать на речь людей, я перестал чувствовать диалоги. Но к врачу не пошел: казалось, Бог дал испытание, которое я должен пройти в одиночку. Однажды мне показалось, что если дойду до Москвы, то все станет как раньше, я исцелюсь. Пошел пешком по замерзшему Рыбинскому водохранилищу. Дошел до Городища, вышел на лед, дошел до острова, где решил заночевать. Только там я понял, что мама будет беспокоиться, и решил вернуться. Чуть не утонул по пути, но к двум часам ночи добрался до дома. Это одна из первых странностей.

Основной причиной болезни называют генетическую предрасположенность. Если один из родителей болел шизофренией, вероятность рождения в семье ребенка с таким же диагнозом составляет 25%.

«Поступает больной, а с ним приходят родители и спрашивают, откуда это, ведь они и все родственники здоровы. Начинаешь копать, и выясняется, что прадедушка отличался странным поведением: ходил в одежде из бересты и жил один в лесу. То есть ген проявился через несколько поколений в ребенке. Однако носительство гена не означает, что человек заболеет шизофренией. Все зависит от выраженности: если она не сильная, то, может, человек просто замкнутый; немного сильнее — шизоидное расстройство; выражена во всю мощь — шизофрения. При этом носитель гена уязвим, заболевание может развиться из-за стресса, вызванного, к примеру, службой в армии, смертью близких, потреблением алкоголя и наркотиков», — поясняет главный врач областного психоневрологического диспансера № 1 Виталий Воронов.

Голос в голове

Классический симптом шизофрении — голос в голове. Внутренний голос есть у всех, и это нормально — так рассуждает человек. Но у шизофреника голос носит чужеродный характер, больной не может его контролировать. Обычно голос в голове комментирует, дает советы. Самыми страшными врачи называют императивные, приказывающие голоса. Под их воздействием пациент может совершать неправильные поступки, преступления или суицид.

Еще один симптом — яркий параноидный или фантастический бред.

Пётр, 25 лет. Диагноз: шизотипическое расстройство

Я живу на грани. Мне тяжело, когда вокруг люди, кажется, что кто-то читает мои мысли. Из-за этого я не езжу в автобусах. К примеру, я читаю Сартра (я называю это «бред книги»), мне интересно, мне кажется, что экзистенциализм — это круто, и книга мне нравится. А потом вкрадывается чувство: вдруг на 10-й и 15-й страницах что-то изменили. Чья-то злая воля (сатанисты, масоны или еще кто) специально там что-то изменила, и это загипнотизирует меня, повлияет на меня, изменит всю мою жизнь. И я начинаю зацикливаться. Сейчас я понимаю, что это бред, я могу включить критику, но в тот момент этот бред начинает пожирать меня. В этот момент происходит разделение: с одной стороны я хочу знания, просвещения, хочу стремиться к великим экзистенциалистам-философам, но бред препятствует этому, внутри начинается борьба. Я читаю, но сам уже не полностью в книге. Пытаюсь понять, что читаю, усвоить это, но получается далеко не всегда.

Бред больные переносят по-разному. Пётр рассказал про метод «уступания». Он научился говорить навязчивым мыслям и чувствам: «Хорошо, пусть будет так».

Помогает не всегда, — продолжает Пётр. — Но я знаю, что с бредом не нужно бороться, пытаться логически победить его — это невозможно. Только измотаешься. Казалось бы, не могу читать книги, ну и ладно, что поделаешь. Неприятно, но в ближайшую неделю можно заняться чем-то другим — уверен, есть куча людей, которые вообще книг не читают. Но бред начинает навязываться и после чтения — появляется мысль, что я вынужден жертвовать чтением, чтобы избежать бреда, а значит, я ему сдаюсь, и он существует на самом деле. А если кто-то поменял книгу, то он мог поменять что-то и в музыке, и в видео на ютубе. Из-за этой последовательности рождается «Бред реальности», в котором все, что ни происходит, делается специально. Это страшно! Эти состояния фоном преследуют меня постоянно. Не было такого, чтобы я почувствовал однозначность происходящего, всегда есть напряжение. Бывает легче, когда применяешь практики.

Как узнать шизофрению

Чаще всего больные испытывают слуховые галлюцинации, ведут разговоры без собеседника. В такие моменты человек выглядит напряженным. По словам родственников, больной будто не слышит их, прислушивается к другим голосам. Он может высказывать яркие идеи и мысли, но они не соответствуют реальности.

Сергей, 45 лет. Диагноз: шизофрения.

Я существую в двух разных мирах, и когда нереальный мир наступает, я начинаю бороться. Вначале увеличиваю дозу таблеток. Я метеозависимый, так что за два-три дня до смены погоды появляется беспокойство. Это может произойти в любое время года, но чаще осенью и весной. Поток мыслей до поры не мешает, я справляюсь с ними, но это утомляет. Стараюсь отвлечься, переключить внимание на реальные предметы вокруг: двери, стулья, шкафчики. В такие моменты не будешь что-то смотреть или слушать музыку — остаешься наедине с собой. Если пытаться не думать об этом, будет еще хуже. Так что я перебираю мысли, и это помогает.

Пётр, 25 лет. Диагноз: шизотипическое расстройство

Когда поступил в МФТИ, с мышлением и коммуникацией у меня было плохо, но в лучшем техническом вузе страны экзамены сдавал без проблем. Я был как робот, который может решать сложные задачи, но не способен на общение, не может почувствовать собеседника. Пытался применять дыхательные практики, боролся с собой, но после двух сессий решил, что ничего не знаю, и мне нужно снова на первый курс. Уехал в Петербург в политех. Там ко мне вернулось ощущение ясности. Головная боль утихла, а жизнь приобрела краски. Добился этого медитацией: я смотрел на боль изнутри, и она растворялась, мне становилось очень хорошо, тело охватывала эйфория. Я научился вызывать это ощущение в любой момент: на улице, в университете, в общежитии. Однажды я лежал в этой эйфории, засыпал, когда в три часа ночи меня разбудил сосед очень громким смехом. Я почувствовал сильный гнев, но оставил реакцию в себе. Потом произошло еще несколько похожих ситуаций, и меня просто разорвало! Лютый гнев перевесил ощущение эйфории, которую я теперь не мог вернуть никакой медитацией. Я три дня не мог спать, не мог расслабиться, начались навязчивые мысли, идеи, которые усугублялись практически каждый день в течение полугода. Эти мысли начали чувствоваться физически, они били по телу ударами, отдавались в руки, в ноги. Теперь я знаю, что это сенестопатия, телесная псевдогаллюцинация. Это похоже на сильную эмоцию, которая у обычного человека может оставить ощущение в груди. Здесь же они отдавались в конечностях, в спине и оставляли долгие следы. Я был весь в этих ощущениях. Однажды я прочитал, что инфразвук, который находится за пределами слышимости, вреден для здоровья. Меня зациклило: я начал хуже спать из-за соседского ноутбука, который «угрожал» кулерами. Начал странно себя вести, выключал ноутбук соседа, когда тот выходил из комнаты. Затем это перенеслось на все электроприборы, включенные в розетку. Психоз проявился, когда я начал испытывать сильные панические атаки. Однажды в магазине я почувствовал, что сейчас умру. Ноги окаменели, я с трудом дошел до кассы, потом до общежития, где залез под одеяло и подумал, что это конец. Два раза вызывал скорую. В первый раз мне посоветовали мне обратиться к психиатру, а во второй просто обматерили.

Неизлечимая болезнь

Больные шизофренией нуждаются в пожизненной поддерживающей терапии. Однако очень часто пациент не признает болезнь, поэтому процент пациентов, которые считают себя психически нездоровыми, очень мал.

«За ними сложно наблюдать, сложно объяснить, что необходим прием лекарств, чтобы не наступило обострение. Союз врача и пациента во время лечения — это комплаенс. Если он сформирован — все хорошо: пациент признал болезнь, он знает признаки обострения, когда ему необходимо обратиться за помощью к психиатру», — продолжает Виталий Воронов.

Отсутствие у больного осознания, что он болен, называется анозогнозией. Иногда врачам приходится сталкиваться с отрицанием болезни не только со стороны больного, но и его близких. Такое часто встречается даже среди образованных людей.

Сергей, 45 лет. Диагноз: шизофрения

Я принимаю по шесть таблеток ежедневно: три нейролептика, утром, днем и вечером, еще две — чтобы снять побочные эффекты. Их мне придется принимать пожизненно. Два раза в год уколы. Раз или два в год ложусь в диспансер, но точного расписания нет. Когда появляются угнетающие мысли (к примеру, что я могу разбить окно или прыгнуть в лестничный пролет), пропадает сон, я понимаю, что нужно увеличить дозировку лекарства, а делать это лучше под присмотром врача.

Чаще всего психические расстройства выявляются после экстренной госпитализации. В Череповце есть специализированная бригада скорой помощи № 17, которая состоит из врачей-психиатров. Если они диагностируют психическую патологию, больного забирают в диспансер. В менее тяжелых состояниях больные могут обратиться к участковому.

Все сотрудники психоневрологического диспансера, включая дворников и уборщиц, не имеют права выносить информацию о пациентах за стены больницы.

В психоневрологическом диспансере оказываются три вида помощи: стационарная, когда пациент ложится для курса лечения, дневной стационар, когда пациент посещает диспансер ежедневно, но ночует дома, и амбулаторное лечение. Больные в диспансере нуждаются в постоянном наблюдении психиатра, медикаментозной терапии и отслеживании состояния. Для пациентов, склонных к правонарушениям или совершавших их в прошлом, применяется «активное динамическое наблюдение». Такие люди (в Череповце их не больше сотни) обязаны являться в диспансер ежемесячно.

4−6 случаев на 1000 человек — такова вероятность заболевания шизофренией в России.

Для лечения неврозов используется множество физиотерапевтических методов, среди которых электростимуляция головного мозга, светолечение, электросон и массаж. В особо серьезных случаях, когда другие способы не помогают, используется электросудорожная терапия: через мозг пропускается электроток, вызывающий «перезагрузку».

«То, что мы привыкли видеть в фильмах про психбольницы, признано негуманным. Сейчас электросудорожная терапия применяется только в исключительных случаях, когда врачи не могут помочь пациенту медикаментозно. Как правило, это шизофрения со стойкими симптомами, тяжелая депрессия с суицидальными тенденциями, когда человек постоянно находится на грани самоубийства. Как правило, воспоминания о процедуре стираются, но бывали случаи, когда больные жаловались на болезненность. Сейчас мы готовимся к тому, чтобы запустить эту процедуру у нас в диспансере. Процедура будет проводиться под кратковременным наркозом, куплено анестезиологическое оборудование. Нам осталось только получить лицензию, — делится планами Виталий Воронов. — Эта процедура для очень тяжелых форм заболевания, но если бы они не встречались, мы бы и не задумывались о таком лечении. Есть больные, которые не реагируют на лекарства, они вынуждены пребывать в галлюцинациях, в бреду или сильном возбуждении месяцами. Это опасно для жизни пациента и окружающих».

Работа для психически нездоровых

С шизофренией сложно устроиться на работу, поэтому чаще всего оформляется инвалидность. Получить данные о трудоустройстве инвалидов с психическими заболеваниями в Череповце невозможно: в отделении занятости такую статистику не ведут.

Сергей, 45 лет. Диагноз: шизофрения

У меня вторая группа инвалидности. Когда вернулся из армии, полтора года работал на заводе в мебельном цехе, но из-за сокращений ушел. Пошел на стройку плотником, но долго не проработал. Бывает, мысли бегут, ночь из-за этого не поспишь, а утром просто не в состоянии выйти на работу. На каждом из новых мест не задерживался дольше чем на три месяца. Потом в больницу, а оттуда приходить на старое место уже неудобно. Работал, сколько сил хватало: у частников, с отцом. Сейчас без работы мне тяжело — пенсия всего девять тысяч. Но на две недели никто не возьмет и денег не заплатит.

Пётр, 25 лет. Диагноз: шизотипическое расстройство

Я работаю через Интернет: нет восьмичасового рабочего дня, нет незнакомых людей, не нужно им что-то объяснять или стоять на кассе. Я даже могу писать людям в Интернете, и это намного проще, чем разговаривать с ними вживую. Я пишу стихи и хотел бы выступить где-нибудь с ними, но пока это невозможно. Стихи дают мне смысл жизни, это помогает мне. Думаю, это хорошее занятие для моего здоровья, ведь если есть хоть какой-то смысл существования, это придает сил для борьбы.

Как отличить психическую болезнь от особенностей темперамента?

Для каждого характерны свои особенности характера и темперамента. Проявляться они могут в виде акцентуации характера, а могут и в рамках расстройства личности — если выходят за рамки нормы настолько, что нарушают адаптацию в обществе. Так, интроверты могут вынашивать переживания в себе, быть необщительными, но в коллективе удерживаются. Если же мир человека ограничен четырьмя стенами, а общается он только с родственниками и родителями — это уже шизоидное расстройство.

«Невротическими расстройствами страдают практически все, — констатирует Виталий Воронов. — Самое легкое — неврастения, когда нервная система и психика истощены чрезмерными нагрузками: стресс, переживания, проблемы на работе. Это актуально: из-за оптимизаций и сокращений один человек часто работает за пятерых, возникает постоянное чувство усталости, головные боли, раздражительность, перепады настроения, проблемы со сном. Это кратковременное расстройство. Лечится полноценным отдыхом, поэтому многие не обращаются к врачу. Из-за этого выявляемость психических расстройств невысока».

Семен Мануйлов

о заразности, наследственности, опасности и плохом социальном поведении, мнение экспертов и рекомендации

Шизофрения – очень тяжелое заболевание, поэтому многие специалисты углубленно изучают вопрос о том, передается ли шизофрения по наследству. Она представляет собой выраженное психическое изменение, которое постепенно вызывает полную деградацию личности человека. Болезнь сопровождается целым набором признаков и симптомов, по которым врач может установить диагноз.

Вероятность передачи шизофрении по наследству очень высока. Многие люди уверены в том, что она приближается практически к ста процентам. Страдают заболеванием, как женщины, так и мужчины. Причем патология не всегда четко отражается на ближайших родственниках. Иногда ее развернутая форма встречается у внуков, племянников или двоюродных братьев.

Факторы риска

Очень важно точно знать, как именно передается шизофрения от поколения к поколению. В действительности, генетический фактор играет достаточно большую роль в передаче этой болезни.

Распределяется такая опасность с определенной частотой.

  • Если расстройство проявилось у одного малыша из двойни, то существует около пятидесяти процентов вероятности, что второй ребенок также будет страдать ею.
  • Чуть меньший риск составляет то обстоятельство, если болезнь диагностирована у деда, бабки, только у мамы или только у отца.
  • Лишь один из восемнадцати человек страдает от заболевания, если патология проявилась у дальнего родственника.
  • Один человек из пятидесяти способен унаследовать ее, если пациентами психиатрической больницы стали дядя или тетя, а также кузены, двоюродные дедушки или бабушки.

Можно с полной уверенностью сказать, что страдать подобным типом психического заболевания будет тот человек, у которого диагностировалась патология, как по линии родителей, так и у старшего поколения родственников.

Вероятность развития заболевания приближается к пятидесяти процентам, если им страдали мать или отец, а также сразу оба родителя. То есть, передача болезни происходит аутосомно.

Если же шизофреником был только лишь один член семьи, все равно, фактор риска наследования гена остается достаточно высоким. Сколько процентов он составит, трудно даже предположить. Однако, для того, чтобы с уверенностью судить о таком обстоятельстве, необходимо пройти хромосомный анализ.

Влияние мужской линии

Важно понимать, передается ли шизофрения чаще всего по наследству от отца, так как мужчины нередко бывают подвержены подобной болезни.

Это случается из-за того, что:

  • представители сильного пола заболевают психической патологией уже в детстве или в юношестве;
  • болезнь у них быстро прогрессирует;
  • она отражается на их семейных отношениях;
  • толчком к ее развитию может стать не слишком значительный и даже приобретенный фактор;
  • представители сильного пола чаще испытывают нервно-психические перегрузки и т. д.

Тем не менее, опытные психиатры четко установили, что наследование психического заболевания от отца случается гораздо реже. Предрассудок о мужской шизофрении бытует в связи с тем, что у представителей сильного пола болезнь протекает в более выраженной форме.

Основные симптомы у мужчин более развернуты и ярки. У них случаются галлюцинации, они слышат голоса, видят отсутствующих людей. Шизофреники часто бывают очень манерны, склонны к резонерству или подвержены определенным маниакальным идеям.

Некоторые из больных полностью теряют связь с внешним миром, перестают следить за собой, нередко страдают от депрессивных проявлений. Иногда суицидальные наклонности доходят до того, что человек стремится совершить самоубийство. Если оно ему не удается, тогда чаще всего он немедленно становится пациентом психиатрического отделения.

Мужчины очень часто бывают агрессивны, постоянно алкоголизируются, принимают наркотики, проявляют асоциальное поведение.

Шизофреники-мужчины просто бросаются в глаза, в отличие от заболевших женщин, недуг которых часто заметен только членам их семей.

Кроме того, представители сильного пола гораздо хуже переносят сильное нервное и психическое перенапряжение, не обращаются вовремя за медицинской или психиатрической помощью, а также часто впоследствии оказываются в местах лишения свободы.

Влияние линии матери и бабушки

Не менее важно определенно выявить точную вероятность передачи шизофрении по наследственности по женской линии.

Именно в этом случае риск заболевания повышается во много раз. Вероятность получить болезнь от матери сыном или дочкой возрастает не менее чем пятикратно. Такой показатель намного превышает уровень риска случаев, когда патология диагностирована у отца детей.

С полной уверенностью давать какие-либо определенные прогнозы достаточно сложно, так как общий механизм развития шизофрении до сих пор окончательно не изучен. Тем не менее, ученые склоняются к тому, что хромосомная аномалия играет огромную роль в возникновении болезни.

От матери к детям способна переходить не только такая патология, но и многие другие психические заболевания. Возможен даже вариант, что сама женщина ими не страдала, но является носительницей хромосомной мутации, которая и вызвала у детей развитие болезни.

Тяжелая беременность, отягощенная токсикозом, также способна стать фактором риска.

Инфекционные или респираторные заболевания, повлиявшие на плод во время вынашивания, также дают толчок к возникновению различных заболеваний.

Именно с подобными влияниями связано то, что люди, у которых впоследствии была диагностирована эта тяжелая психическая патология, отмечают свой день рождения в самый пик весеннего или зимнего заражения вирусными инфекциями.

Усугубляют развитие наследственности шизофрении у детей:

  • очень тяжелые психические условия раннего развития дочери или сына, пораженного болезнью;
  • отсутствие полноценной заботы о ребенке;
  • выраженные изменения обмена веществ у малыша;
  • органическое поражение головного мозга;
  • биохимическая патология и пр.

Поэтому становится понятно, что для того, чтобы заболевание получилось передать в развернутой форме, требуется сочетание самых различных важных факторов, а не только одного наследственного.

То, страдали ли болезнью родители с мужской или женской стороны, имеет очень большое значение, но не решающее.

Очень часто женщина бывает поражена шизофренией в вялотекущей форме, которая остается незамеченной ни членами ее семьи, ни медицинскими работниками, ни психиатром.

Нередко особый мутировавший ген, который ей довелось наследовать от родственников, бывает рецессивным, не имея особого шанса проявить себя во всей полноте.

Вероятность возникновения заболевания, связанная с хромосомным фактором

Однозначного ответа на вопрос о передаче шизофрении от родственника к родственнику не существует.

Генетическое нарушение или наследственная предрасположенность являются выраженными факторами риска, но вовсе не приговором. Поэтому людям, у которых фиксируется это неблагополучие, стоит с раннего детства наблюдаться у психолога или психиатра, а также избегать провоцирующих факторов развития болезни.

Даже тогда, когда шизофренией поражены оба родителя ребенка, то возможность развития у него такой патологии все равно обычно не превышает пятидесятипроцентной вероятности.

Поэтому, пока не будут получены полностью подкрепленные практическими и экспериментальными данными доказательства, можно лишь строить предположения о том, является ли шизофрения наследственным заболеванием или нет.

При довольно точных статистических данных о том, что болезнь передается по хромосомной линии, все же очень сложно вычислить степень ее вероятности.

Многие видные ученые в подобной области занимались соответствующими исследованиями, но окончательных данных пока нет. Объясняется это тем, что не существует возможности полноценно изучить психическое состояние и признаки наличия шизофрении у всех родственников больного, его отсутствующих прадедушек и прабабушек или выявить условия становления и развития пораженного патологией подростка.

Иногда заболевание способно передаться от родителей к детям, но в такой маловыраженной форме, что говорить о том, что у человека наблюдается шизофрения, бывает очень сложно.

В тех случаях, когда родители или дети находятся в очень благополучной среде и не страдают никакими сопутствующими заболеваниями, иногда болезнь проявляется в виде некоторых странностей поведения или даже практически скрытого носительства.

Обстоятельства проявления патологии в развернутом виде

Для того чтобы шизофрения выразила себя в генерализованной форме, необходимо сочетание таких факторов, как:

  • биохимического;
  • социального;
  • нервного;
  • психологического;
  • хромосомной мутации;
  • наличия доминантного гена;
  • конституционной особенности пациента и т.п.

Поэтому делать окончательный вывод о том, какова вероятность передачи шизофрении по наследству, нужно только с большой осторожностью. Тем не менее, сбрасывать со счетов подобный фактор, разумеется, недопустимо.

Практикующие психиатры давно заметили связь между заболевшим отцом или даже дядей и наличием патологии у сына или племянника.

Более того, встречаются случаи, когда сразу оба близнеца оказались поражены таким психическим заболеванием.

Следует признать, что шизофрения передается по хромосомной линии. Такое заключение не вызывает ни малейшего сомнения. Генетиками и психиатрами доказано даже то, что женская наследственность является определяющей. Тем не менее, для того, чтобы столь тяжелая и неизлечимая болезнь полностью вступила в свои права, требуется сочетание очень многих причин и факторов.

Источник: https://vsepromozg.ru/teoriya/shizofreniya-po-nasledstvu

6 пугающих мифов и настоящих фактов о шизофрении

Фактрум разоблачает шесть самых популярных заблуждений.

Миф 1: Люди с шизофренией страдают от раздвоения личности

Само слово «шизофрения» означает «расщепленный разум», а не личность. «Расщепление» касается чувств и мыслей людей, страдающих от этого нарушения. Они могут чувствовать оторванность от реальности, включающую иногда галлюцинации и бред. Психическое нарушение, разделяющее личность человека на несколько называется «диссоциативным расстройством личности».

Миф 2: Люди с шизофренией опасны

«Из всех мифов об этом заболевании, этот самый несправедливый, — считает профессор психиатрии Эндрю Саваго. — Именно это заблуждение удерживает многих людей от обращения за помощью.

В действительности, люди с шизофренией куда чаще становятся жертвами насилия, чем его инициаторами».

Даже при отсутствии лечения, люди с шизофренией скорее уходят в себя, чем выплескивают гнев на окружающих.

Миф 3: Люди с шизофренией не способны жить полной жизнью

«Конечно, в некоторых случаях шизофрения лишает больных способности вести полноценную жизнь.

И в то же время, у меня есть пациенты, которые счастливы в браке, воспитывают детей и добиваются успехов в карьере», говорит профессор Саваго.

Шизофрения не поддается лечению, но корректировка состояния, включающая медикаментозные и терапевтические методы, помогает людям вести продуктивную и насыщенную жизнь.

Миф 4: Если в вашей семье кто-то страдал от шизофрении, она передастся вам

Действительно, шизофрения может встречаться среди родственников, но ее появление обуславливается не только генами. «Даже если у вас есть однояйцовый близнец, страдающий от шизофрении, ваш риск развития этого нарушения составляет только 50%, — считает профессор Саваго.

— Для развития шизофрении нужно сочетание двух факторов: наследственности и инициирующего триггера, например, сильный стресс или эмоциональная травма».

Согласно Национальному институту психиатрии, если ваш брат/сестра, отец или мать страдают от шизофрении, ваш риск развития этого заболевания составляет лишь 10%.

Миф 5: Люди с шизофренией постоянно видят «нечто»

Галлюцинации — часть расщепленного восприятия реальности, которые могут наблюдать люди с шизофренией. У них также могут появиться ложные убеждения, называемые в психиатрии «бредом», но все эти особенности нарушения не происходят 24 часа в сутки.

Профессор Саваго уточняет, что галлюцинации свойственны людям, не получающим профессиональную помощь при шизофрении, и что эти галлюцинации чаще касаются слуха, чем зрения. «Зрительные галлюцинации встречаются значительно реже, — добавляет он. — Галлюцинации прекрасно поддаются корректировке.

Они прекращаются через 7–10 дней с начала лечения».

Миф 6: Люди с шизофренией проводят свою жизнь в специальных учреждениях

«Так было лишь до того, как были найдены эффективные методы корректировки. Теперь лечение проводится амбулаторно, и меньше людей нуждается в длительном лечении в стенах психиатрических учреждений.

Шизофрения не обязательно прогрессирует — мы способны удерживать многих пациентов в состоянии ремиссии при условии, что они ответственно следуют плану лечения и приема медикаментов», поясняет профессор Саваго.

Источник: https://www.factroom.ru/obshchestvo/6-myths-about-schizophrenia

Мифы и правда о шизофрении

Сайт предоставляет справочную информацию. Адекватная диагностика и лечение болезни возможны под наблюдением добросовестного врача. У любых препаратов есть противопоказания. Необходима консультация специалиста, а также подробное изучение инструкции! Такое сложное и тяжелое заболевание, как шизофрения, до сих пор вызывает множество вопросов у врачей-психиатров, не говоря уже о людях, не имеющих ничего общего с медициной, а потому слепо доверяющих информации, которую черпают из художественных фильмов и научно-популярных программ (в лучшем случае).

Ниже мы развенчаем те ложные стереотипы, которые сложились у людей о шизофрении. При шизофрении происходит расщепление психических процессов, утрата цельности, а также функциональной связи между мышлением, эмоциями и поведением.

При этом изменение личности влечет за собой утрату связи с реальностью, а при отсутствии лечения и деградацию личности. Кроме того, при шизофрении возможны нарушения схемы своего тела, проявляющиеся ощущением у больного отсутствия либо изменения органов.   Если же говорить об истинном раздвоении личности, то при данном нарушении психики в одном человеке могут уживаться два и более «я», которые чаще всего резко отличаются друг от друга.

При этом больной не в состоянии контролировать мысли и чувства субличности.    В некоторых случаях раздвоение личности может выступать в качестве одного из многочисленных симптомов шизофрении. Люди, страдающие шизофренией, могут вести себя достаточно непредсказуемо, однако вспышки агрессии и насилия у них бывают крайне редко при негативной симптоматике в период кататонического возбуждения либо при галлюцинаторно-параноидных переживаниях императивного (приказного) или же угрожающего характера. Напротив, больные с таким диагнозом чаще всего ведут себя отчужденно, тихо и максимально незаметно.

К совершению насильственных действий больного шизофренией могут подтолкнуть следующие факторы: тяжелая депрессия, бред преследования, воздействия, приказные слуховые галлюцинации, употребление алкоголя и наркотиков. Но согласитесь, что и вполне здоровые в психическом плане люди под воздействием алкоголя или психотропных веществ не только теряют человеческое обличье, но и представляют серьезную угрозу для окружающих.

Согласно статистике, лишь 5% преступлений насильственного характера совершаются людьми с расстройствами психики, причем на больных шизофренией приходится лишь один процент из пяти. Только лишь ошибки, допущенные при воспитании, не могут привести к развитию шизофрении у ребенка (даже том в случае, когда мать либо отец имеют данное психическое расстройство). Но если есть генетическая предрасположенность к шизофрении или ребенок относится к шизоидному типу личности, то семейные ссоры и скандалы могут стать причиной дебюта данного заболевания.   Если шизофрения диагностирована у ребенка, то неблагоприятная семейная обстановка может спровоцировать очередной приступ болезни.

К сведению! Люди, относящиеся к шизоидному типу личности, полностью либо частично оторваны от реалий окружающего их мира, они замкнуты и не способны внешне проявлять эмоции и чувства, для них не существует условностей и запретов, законов и традиций.

Часто таких людей называют странными или чудаковатыми, при этом в социальном плане они адаптированы.

Но самое главное – у людей с шизоидным типом личности отсутствует развитие и утяжеление позитивной и негативной психопатологической симптоматики, то есть нет шизофрении как расстройства.

Многолетние наблюдения за семьями, члены которых страдали шизофренией, позволяют говорить о том, что наследственный фактор в развитии данного расстройства исключать нельзя. Есть сведения о том, что если шизофрения была диагностирована у тети (дяди), двоюродного брата либо сестры, то риск развития данного расстройства у потомства составляет около 2%. Если шизофренией болел один из родителей или же кто-то из бабушек (дедушек), то эта цифра увеличивается до 5%. В том случае, если шизофренией страдал не только один из родителей, а еще бабушка либо дедушка, то риск передачи расстройства по наследству составляет около 12%. Если шизофренией больны оба родителя, то риск развития у детей составляет порядка 46%.

Несмотря на приведенные выше показатели, следует помнить, что одна лишь генетическая предрасположенность не влияет на развитие шизофрении, поскольку существуют многие другие факторы, оказывающие негативное действие на психическое состояние человека.

Важно! Даже при достаточно высоком риске, связанном с генетической предрасположенностью шизофрении, не стоит исключать вероятность рождения абсолютно здорового потомства.

Наркотические вещества сами по себе не провоцируют развитие шизофрении. Но если человек уже болен либо у него есть генетическая предрасположенность к шизофрении, то наркотики могут стать провокатором данного психического заболевания.

Наиболее опасны в этом плане марихуана, амфетамины, ЛСД и другие стимуляторы, обладающие психоделическими свойствами. Диагноз «шизофрения» не равносилен диагнозу «слабоумие» в том случае, если своевременно выявить расстройство и начать адекватное его лечение. В свою очередь, отказ от лечения может привести к необратимым изменениям мозговой деятельности, к расстройству интеллекта и мышления.

Художники Сальвадор Дали и Ван Гог, танцор Вацлав Нижинский, математик Джон Нэш – список талантливых людей, больных шизофренией, можно продолжать. Кому-то эта болезнь помогала создавать уникальнейшие произведения искусства, а кому-то отравляла жизнь.

Интересно то, что учеными был выявлен ген, который связывает психические расстройства с творческим потенциалом, и даже с интеллектом. Но это вовсе не означает, что все, кто болеет шизофренией – гениальны. К счастью, наука в целом, и психиатрия в частности, не стоят на месте. А потому на смену варварским методам лечения шизофрении пришли гуманные методики, позволяющие в большинстве случаев жить в семьях и реализовывать себя в социуме.

В стенах психиатрических клиник помогают снять острые состояния при шизофрении, после чего больной проходит курс реабилитации дома под контролем родственников, социальных работников, психологов, психиатров.   Но все же люди, столкнувшиеся с этим психическим заболеванием, должны понимать, что без приема медикаментов не удастся добиться длительной ремиссии шизофрении. Несомненно, шизофрения – это диагноз, который существенно усложняет реализацию в профессиональной сфере. Но это вовсе не повод, чтобы опускать руки, а уж тем более жалеть себя. Мало того, именно работа помогает больным шизофренией социально адаптироваться и поверить в себя после обострения заболевания.

Но все-таки есть определенные сферы деятельности, которые при шизофрении необходимо исключить:

  • работу в ночное время суток, дабы не нарушать циклические биоритмы,
  • труд, связанный с постоянными стрессовыми ситуациями,
  • контакт с оружием,
  • виды деятельности, где нужна повышенная внимательность и концентрация внимания,
  • сферы деятельности, связанные с движущимися механизмами.

К сожалению, современная медицина не располагает инструментарием для полного излечения шизофрении. Поэтому не стоит тратить драгоценное время на поиски чудо-средства у очередного шарлатана-целителя, обещающего избавить от этого недуга за 5 – 10 сеансов.

Помните о том, что лишь прием лекарственных препаратов, которые подбираются в индивидуальном порядке, поможет сократить число, продолжительность и интенсивность приступов при шизофрении. При данном заболевании не обойтись и без квалифицированной помощи психотерапевта, тогда как поддержка родных и близких станет стимулом для достижения новых целей и преодоления своих страхов и сомнений.

Источник: https://www.polismed.com/articles-mify-i-pravda-o-shizofrenii.html

10 мифов о шизофрении

Такое психическое расстройство как шизофрения по сей день до конца не изучено, а поэтому обрастает слухами и мифами, развенчать которые мы и попробуем в данной статье.

Миф 1. Шизофрения – это раздвоение личности

При шизофрении наблюдается расщепление психических процессов. Мысли, эмоции и поведение больного нелогичны: утрата близкого человека может вызвать у него приступ смеха, тогда как на радостное событие он реагирует плачем.

Такой человек погружен в свой внутренний мир, который далек от современных реалий: его не интересуют ни семья, ни работа, ни внешний вид.

Он может любить и ненавидеть одновременно, его жизнь изо дня в день отравляют навязчивые голоса, которые могут исходить изнутри самого больного, так и извне (из радиоприемника, нерабочего телефона, трубы отопления и пр.). При этом голоса или образы давят на больного, приказывают совершать те или иные поступки.

И это лишь поверхность айсберга под названием «шизофрения». В ряде случаев больному кажется, что воздух густой и непрозрачный, а потому надышаться им просто невозможно.

Даже собственное тело воспринимается как нечто изувеченное, а иногда и враждебное: физически здоровый больной шизофренией утверждает, что у него отсутствует тот или иной орган (рука, нога, печень), он убежден в том, что гниет изнутри.

Мало того, он может быть уверен в том, что спецслужбы или инопланетные существа внедрили в его тело передатчик, чтобы управлять его мыслями и действиями. При этом ни родственники, ни врачи, ни результаты рентгеновского обследования не могут его в этом переубедить.

Если больной шизофренией отказывается от лечения, то итог зачастую плачевен: одиночество, потеря семьи, работы и цели в жизни, отсутствие средств к существованию, слабоумие и полная деградация личности.

При раздвоении личности в одном человеке сосуществуют несколько «Я» (или «эго-состояний»), которые сменяют друг друга. Они могут иметь разный пол и возраст, интеллект и морально-нравственные принципы.

При смене эго-состояний зачастую наблюдается потеря памяти, то есть больной может не помнить, что делала одна из его субличностей.

Проще говоря, человек, страдающий раздвоением личности, живет в параллельных реальностях, общается с абсолютно разными людьми, ведет себя диаметрально противоположно.

Вывод: под раздвоением личности при шизофрении имеется в виду расщепление единых психических процессов, тогда как при истинном раздвоении личности формируются самостоятельные интегрированные эго-состояния. При этом при шизофрении не исключен вариант развития раздвоения личности.

Миф 2. Шизофрения – опасное для окружающих заболевание

Поведение больных шизофренией может быть неадекватным и непредсказуемым, но агрессию и насилие по отношению к окружающим они проявляют крайне редко. Зачастую люди с таким диагнозом стремятся к уединению и самоизоляции, им свойственна отчужденность.

Источник: https://www.infoniac.ru/news/10-mifov-o-shizofrenii.html

Шизофрения наследственное заболевание ✧ Генетический анализ?

Шизофрения наследственное заболевание или приобретенное? Что влияет на возникновение? Можно ли заранее говорить, будет или нет шизофрения? Есть ли анализы на шизофрению? На этот вопрос пытаются ответить многие исследователи.

В самом начале мы хотим отметить, что шизофрения лечится. Это не приговор на всю жизнь. Наши пациенты, прошедшие лечение, с успехом заканчивают обучение в ВУЗах, работают в престижных организациях, занимают хорошие должности. Наиболее высокие результаты можно получить на ранних стадиях формирования. Хуже обстоит с тем, когда лечение было не верным или его пытался проводить какой-либо психолог или малограмотный психотерапевт. В этом случае можно ожидать различные осложнения.

Передача психической болезни по наследству – вопрос далеко не праздный. Что делать если среди родственников или в родне второй половинки – есть больные шизофренией? Встаёт естественный вопрос, что шизофрения наследственное заболевание или нет?

Было время, когда шли разговоры о том, что ученые нашли 72 гена шизофрении. С тех пор прошло уже несколько лет и данные исследования не подтвердились. До сих пор во всем мире ученые пытаются найти причину шизофрении в наследственности. Однако, пока этого ни кому не удалось.

Шизофрения наследственное заболевание?

Все разговоры о том, что можно по специальным анализам крови или генетическим анализам установить шизофрению и на этом основании проводить лечение, не более чем просто разговоры. Они не основываются на официально подтвержденных фактах. Однако, многие сегодняшние врачеватели пытаются продавать воздух, в виде генетических или иных анализов на шизофрению.

Хотя, одна из известных теорий формирования шизофрении опирается на генетическое происхождение. Не мало докторов шизофрению относят к генетически обусловленным заболеваниям. Однако, структурных изменений в определенных генах, так и не удалось выявить.

Выделен набор дефектных генов, которые могут нарушить работу мозга, но говорить о том, что это ведет к развитию шизофрении нельзя. Конкретные факты этого не подтверждают. Не возможно, проведя генетическое обследование, сказать заболеет человек шизофренией или нет.

Если следовать теории о происхождении шизофрении как наследственное заболевание, то из этой теории выпадает огромное количество заболевших впервые. Те, которые не имеют в своем генеалогическом древе родителей или прародителей имевших это заболевание.

Не смотря на отсутствие научно доказанных статистических данных и отсутствие прямой связи наследственности шизофрении в формировании заболевания прослеживается определенная связь со старшим поколением.

Установлено, что у 30% больных шизофренией ближайшие родственники, папа, мама, бабушка, дедушка или у более старшего поколения прямого родства имелись факты проявления психических расстройств.

У оставшейся части больных не было выявлено наследственной предрасположенности.

Поэтому, на основании статистических данных говорить о вероятности того, что шизофрения наследственное заболевание можно лишь в 30% случаев заболевания.

Теория возникновения шизофрении

Так как происхождение болезни неизвестно, ученые-медики выделяют несколько гипотез возникновения шизофрении:

  • Генетическая – у близнецовых детей, а так же в семьях, где родители страдают шизофренией наблюдается наиболее частое проявление болезни.
  • Дофаминовая — психическая деятельность человека зависит от выработки и взаимодействия основных медиаторов, серотонина, дофамина и мелатонина. Происходит повышенная стимуляция дофаминовых рецепторов в лимбической области головного мозга. Однако это вызывает проявление продуктивной симптоматики, в виде бреда и галлюцинаций, и никак не влияет на развитие негативной – апато-абулического синдрома: снижение воли и эмоций.
  • Конституциональная – совокупность психофизиологических особенностей человека: мужчины- гинекоморфы и женщины пикнического типа чаще всего встречаются среди больных шизофренией. Считается, что пациенты с морфологической дисплазией хуже поддаются лечению.
  • Инфекционная теория происхождения шизофрении в настоящее время представляет больше исторический интерес, чем имеет под собой какие-либо основания. Ранее считалось, что стафилококк, стрептококк, туберкулезная и кишечная палочки, а так же хронические вирусные болезни снижают иммунитет человека, что, якобы, является одним из факторов развития шизофрении.
  • Нейрогенетическая — рассогласование между работой правого и левого полушарий из-за дефекта мозолистого тела, а так же нарушение лобно-мозжечковых связей приводит к развитию продуктивных проявлений болезни.
  • Психоаналитическая — объясняет появление шизофрении в семьях с холодной и жестокой матерью, деспотичным отцом, отсутствием теплых отношений среди членов семьи, либо их проявлением противоположных эмоций на одно и тоже поведение ребенка.
  • Экологическая – мутагенное влияние неблагоприятных экологических факторов и нехватка витаминов в период развития плода.
  • Эволюционная — увеличение интеллекта людей и повышение технократического развития в обществе. Природа пытается улучшить работу головного мозга, но происходит сбой.

На сегодняшний день причина заболевания шизофренией полностью не установлена.

Как ставится диагноз шизофрения

Диагностика шизофрении основывается на:

  • тщательнейшем анализе симптоматики;
  • анализе индивидуального формирования нервной системы;
  • данных о ближайших родственниках;
  • заключении патопсихической диагностики;
  • наблюдении реакции нервной системы на диагностические препараты.

Это основные диагностические мероприятия по установлению диагноза. Имеются так же и иные, дополнительные индивидуальные факторы, которые могут косвенно указывать на возможность наличия болезни и могут помочь врачу.

Хотелось бы особо отметить, что окончательный диагноз шизофрения не устанавливается на первом посещении врача. Даже если человек экстренно госпитализирован в остром психотическом состоянии (психозе), о шизофрении говорить рано.

Для установления этого диагноза требуется время для наблюдения за пациентом, за реакцией на диагностические действия врача и препараты.

Если человек в данный момент находится в психозе, то прежде чем установить диагноз, врачи обязаны сначала купировать острое состояние и только после этого можно проводить полноценную диагностику.

Это связано с тем, что шизофренический психоз часто схож по симптоматике с некоторыми острыми состояниями при неврологических и инфекционных заболеваний. Кроме этого, один врач не должен устанавливать диагноз. Это должно происходить на врачебном консилиуме. Как правило при постановке диагноза должно учитываться мнение невролога и терапевта.

Шизофрения как наследственное заболевание

Помните! Диагноз при любых психических расстройств не устанавливается на основании каких-либо лабораторных или аппаратных методов исследования! Эти исследования не дают ни каких прямых доказательств указывающих на наличие того или иного психического заболевания.

Аппаратные (ЭЭГ, МРТ, РЭГ и др.) или лабораторные (анализ крови и иных биологических сред) исследования могут лишь исключить возможность неврологических или иных соматических заболеваний. На практике грамотный врач очень редко использует их, а если использует, то очень избирательно. Шизофрения как наследственное заболевание данными средствами не определяется.

Для получения максимального эффекта устранения заболевания необходимо:

  • не бояться, а вовремя обратиться к квалифицированному специалисту, только к врачу психиатру;
  • качественная, полноценная диагностика, без шаманства;
  • правильная комплексная терапия;
  • выполнение пациентом всех рекомендаций лечащего врача.

В этом случае заболевание не сможет взять вверх и будет остановлено вне зависимости от её происхождения. Это доказывает наша многолетняя практика и фундаментальная наука.

Вероятность наследственности шизофрении

  • болен один из родителей – риск формирования заболевания около 20%,
  • болен родственник 2-ой линии, бабушка или дедушка – риск

Шизофрения

Шизофрения - это хроническое и тяжелое психическое расстройство, которое препятствует способности человека ясно мыслить, управлять эмоциями, принимать решения и относиться к другим. Людям с шизофренией может казаться, что они потеряли связь с реальностью. Хотя шизофрения встречается не так часто, как другие психические расстройства, симптомы могут приводить к потере трудоспособности.

ADA не содержит списка медицинских состояний, которые считаются инвалидностью. Вместо этого в ADA есть общее определение инвалидности, которому должен соответствовать каждый человек.Человек имеет инвалидность, если он / она имеет физическое или умственное нарушение, которое существенно ограничивает один или несколько основных видов жизнедеятельности, наличие записи о таком нарушении или считается имеющим нарушение. Для получения дополнительной информации о том, как определить, есть ли у человека инвалидность в соответствии с ADA, см. Как определить, есть ли у человека инвалидность в соответствии с Законом о поправках к Закону об американцах с ограниченными возможностями (ADAAA) .

У людей с шизофренией могут развиться некоторые из ограничений, описанных ниже, но они редко развиваются полностью.Кроме того, степень ограничения зависит от человека. Имейте в виду, что не всем людям с шизофренией потребуется приспособление для выполнения своей работы, а многим другим может потребоваться лишь небольшое приспособление. Ниже приводится лишь несколько примеров доступных возможностей. Могут существовать и другие многочисленные варианты размещения.

Бен - рисовальщик, страдающий шизофренией, который, как правило, очень хорошо выполняет свои рабочие задачи, но испытывает трудности в общении с другими людьми.

У него есть эпизоды, в которых он говорил сам с собой, хотя другие могли его слышать, о вещах, которые часто не были основаны на реальности. Хотя это часто заставляло коллег чувствовать себя некомфортно, он не представлял угрозы и не считался опасным. По просьбе Бена работодатель предоставил ему полу-частное рабочее место, где он будет меньше контактировать со своими коллегами, но при этом останется частью отдела.

Лару, которому недавно поставили диагноз шизофрения, работал помощником по административным вопросам у занятого декана колледжа.

Со временем стало очевидно, что с ним что-то происходит. Он начал изолироваться от других сотрудников своего отдела, и его производительность со временем ухудшалась.Затем его работодатель начал замечать, что его внешностью пренебрегли: Лару перестал бриться, мыться и носить чистую одежду. Как только Лару начал говорить странные вещи в течение рабочего дня, его начальник отвел его в сторону на частную консультацию, чтобы выяснить, что случилось. Лару не почувствовал, что что-то не так, даже после того, как услышал об этом. Его работодатель попросил его сходить к врачу за информацией, которая поможет им лучше понять, что происходит, и как они могут помочь ему на рабочем месте.

Ширли, канцелярская служанка, больная шизофренией, сидела посреди довольно большого офиса, была в постоянном смятении, потому что считала, что ее коллеги замышляют заговор за ее спиной.

Хотя работодатель не смог найти никаких доказательств в поддержку этого утверждения, для Ширли оно было вполне реальным. Ей было трудно выполнять функции центрального офиса. Работодатель не мог получить медицинскую информацию, потому что Ширли не считала, что у нее инвалидность или заболевание, а также не считала, что у нее есть какие-либо проблемы.Работодатель переместил Ширли в такое место на внешнем периметре большого круглого офиса, где она могла стоять спиной к стене и смотреть на других сотрудников. Это очень помогло Ширли завершить ее работу.

Марио, больной шизофренией, должен был приступить к работе на час позже, чем большинство его коллег, и у него всегда было подозрительное ощущение, что они говорили о нем за час до его прибытия.

Наблюдатель подтвердил, что это не так, но Марио все еще чувствовал себя неловко и смущенно. Супервайзер спросил Марио, какое решение / график лучше для него. Он чувствовал, что работа в то же время, что и большинство сотрудников, поможет ему быть там в начале дня и гарантировать, что за его спиной не будет разговоров. Работодатель изменил график Марио на пробной основе в течение двух недель, чтобы посмотреть, как он подойдет им обоим. После двухнедельного испытательного периода Марио стал гораздо более счастливым и продуктивным работником, поэтому работодатель разрешил ему работать по более раннему графику и в более долгосрочные сроки.

Ким, у которой была диагностирована шизофрения, не могла выполнять свою работу, потому что чувствовала, что все в ее новом отделении хотят ее получить.

Она даже не заходила в ту часть офиса, где она делала свои документы - основная важная функция ее должности из-за присутствия ее коллег. Ее только что перевели на ее нынешнюю должность из той, где обнаружились те же проблемы. Работодатель не смог найти доказательств того, что были проблемы с коллегами в любом из отделов, поэтому он начал рассматривать проблемы с Ким как с производительностью: она отказывалась работать.

Шизофрения - Жизнь с - NHS

Большинство людей с шизофренией выздоравливают, хотя у многих из них периодически возвращаются симптомы (рецидивы).

Поддержка и лечение могут помочь вам управлять своим состоянием и тем влиянием, которое оно оказывает на вашу жизнь.

Забота о собственном здоровье также может облегчить лечение вашего состояния и помочь уменьшить беспокойство, депрессию и усталость. Это может помочь вам улучшить качество жизни, стать более активными и независимыми.

Самообслуживание включает:

  • поддержание хорошего физического и психического здоровья
  • предотвращение болезней и несчастных случаев
  • эффективно борется с небольшими недугами и длительными заболеваниями

В рамках программы ухода вы будете регулярно контактировать со своей медицинской бригадой.

Наличие хороших отношений с командой означает, что вы можете легко обсудить свои симптомы или проблемы. Чем больше они знают, тем больше могут вам помочь.

Обнаружение признаков обострения шизофрении

Умение распознавать признаки того, что вы плохо себя чувствуете, может помочь вам справиться с болезнью. Признаки могут включать потерю аппетита, чувство беспокойства или стресса или нарушение сна.

Вы также можете заметить развитие некоторых более легких симптомов, например:

  • чувство подозрения или страха
  • беспокоиться о мотивах людей
  • время от времени слышать тихие голоса
  • затрудняюсь сконцентрироваться

Вы также можете попросить кого-нибудь, кому вы доверяете, сказать вам, заметят ли они, что ваше поведение меняется.

Распознавание первых признаков острого приступа шизофрении может быть полезным, так как его можно предотвратить с помощью антипсихотических препаратов и дополнительной поддержки.

Если у вас есть еще один острый эпизод шизофрении, необходимо следовать вашему письменному плану лечения, особенно любому предварительному заявлению или кризисному плану.

Ваш план медицинского обслуживания будет включать в себя вероятные признаки развивающегося рецидива и шаги, которые необходимо предпринять, включая номера телефонов для экстренной помощи.

Прочтите о лечении шизофрении для получения информации о предварительных заявлениях.

Принимаю лекарство

Важно принимать лекарство в соответствии с предписаниями, даже если вы почувствуете себя лучше. Непрерывный прием лекарств может помочь предотвратить рецидивы.

Если у вас есть вопросы или опасения по поводу принимаемых вами лекарств или любых побочных эффектов, поговорите со своим терапевтом или координатором по медицинскому обслуживанию.

Также может быть полезно прочитать информационный буклет, который прилагается к лекарству, о возможных взаимодействиях с другими лекарствами или добавками.

Стоит проконсультироваться со своим лечащим врачом, планируете ли вы принимать какие-либо безрецептурные средства, такие как обезболивающие или какие-либо пищевые добавки, поскольку они могут иногда мешать вашему лечению.

Здоровый образ жизни

Сохраняйте здоровье

Помимо наблюдения за вашим психическим здоровьем, ваша медицинская бригада и терапевт должны следить за вашим физическим здоровьем.

Здоровый образ жизни, включая сбалансированную диету с большим количеством фруктов и овощей и регулярные физические упражнения, полезен для вас и может снизить риск развития сердечно-сосудистых заболеваний или диабета.Вам также следует избегать чрезмерного стресса и иметь регулярный режим сна.

Вы должны проходить осмотр у терапевта не реже одного раза в год, чтобы контролировать риск развития сердечно-сосудистых заболеваний или диабета. Это будет включать запись вашего веса, проверку артериального давления и соответствующие анализы крови.

Бросить курить

Уровень курения среди людей с шизофренией в 3 раза выше, чем среди населения в целом. Если вы курите, вы подвержены более высокому риску развития рака, сердечных заболеваний и инсульта.

Отказ от курения имеет очевидные преимущества для физического здоровья, но также было показано, что он улучшает психическое здоровье людей, больных шизофренией.

Узнайте, как отказ от курения может улучшить ваше психическое здоровье.

Исследования показали, что у вас в 4 раза больше шансов бросить курить, если вы воспользуетесь поддержкой NHS, а также откажетесь от лекарств, таких как пластыри, жевательная резинка или ингаляторы.

Спросите об этом своего терапевта или посетите веб-сайт NHS Smokefree, чтобы узнать больше.

Если вы принимаете антипсихотические препараты и хотите бросить курить, очень важно поговорить со своим терапевтом или психиатром, прежде чем бросить.

Возможно, потребуется контролировать дозировку отпускаемых по рецепту лекарств, а количество, которое вы должны принимать, можно уменьшить.

Отказ от наркотиков и алкоголя

Хотя алкоголь и наркотики могут временно облегчить симптомы, в долгосрочной перспективе они могут усугубить симптомы.

Алкоголь может вызывать депрессию и психоз, а запрещенные наркотики могут усугубить вашу шизофрению. Наркотики и алкоголь также могут плохо реагировать с нейролептиками.

Если в настоящее время вы употребляете наркотики или алкоголь и не можете отказаться от этого, обратитесь за помощью к своему координатору по уходу или терапевту.

Дополнительная информация

Кто может мне помочь?

В процессе лечения шизофрении вам будет оказано множество различных услуг. К некоторым можно обратиться по направлению терапевта, к другим - через местные органы власти.

Эти услуги могут включать:

  • общинные психиатрические бригады (CMHT) - они предоставляют основную часть местных специализированных психиатрических услуг и предлагают оценку, лечение и социальную помощь людям, живущим с шизофренией и другими психическими заболеваниями
  • обученная поддержка сверстников - это включает в себя поддержку кого-то, кто сам болел шизофренией и сейчас находится в стабильном состоянии, и может быть доступен через ваш CMHT
  • бригады раннего вмешательства - они обеспечивают раннее выявление и лечение людей с первыми симптомами психоза; Ваш терапевт может направить вас напрямую к бригаде раннего вмешательства
  • кризисные службы - бригады специалистов по психическому здоровью, которые помогают в кризисных ситуациях, которые возникают вне обычных рабочих часов, и позволяют лечить людей в случае острого приступа болезни дома, а не в больнице
  • дневные стационары неотложной помощи - альтернатива стационарному лечению в больнице, куда вы можете приходить каждый день или по мере необходимости
  • группы поддержки и поддержки - обеспечивают интенсивное лечение и реабилитацию в общине для людей с серьезными проблемами психического здоровья и предоставляют быструю помощь в кризисной ситуации; сотрудники часто навещают людей дома, выступают в качестве адвокатов, поддерживают связь с другими службами (например, вашим терапевтом или социальными службами), а также могут помочь с практическими проблемами (например, помощь в поиске жилья и работы) и повседневными задачами (такими как покупки и приготовление пищи )
  • защитники - обученные и опытные работники, которые помогают людям сообщать о своих потребностях или желаниях, получать беспристрастную информацию и представлять свои взгляды другим людям; они могут базироваться в вашей больнице или группах поддержки психического здоровья, или вы можете найти независимого адвоката, который будет действовать от вашего имени
Дополнительная информация

Работа и финансовая поддержка

Избегайте чрезмерного стресса, в том числе стресса, связанного с работой. Если вы работаете, возможно, вы сможете работать более короткий или более гибкий график.

В соответствии с Законом о равенстве 2010 года все работодатели должны делать разумные корректировки для людей с ограниченными возможностями, включая людей с диагнозом шизофрения или другие психические заболевания.

Несколько организаций предоставляют поддержку, обучение и консультации для людей с шизофренией, которые хотят продолжать работать.

Ваша бригада психиатрической помощи по месту жительства - хорошее первое контактное лицо, чтобы узнать, какие услуги и поддержка доступны для вас.

Благотворительные организации в области психического здоровья, такие как Mind или Rethink Mental Illness, также являются отличным источником информации об обучении и трудоустройстве.

Если вы не можете работать из-за своего психического заболевания, вы имеете право на финансовую поддержку, например, на пособие по нетрудоспособности.

Дополнительная информация

Говорите с другими

Многие люди считают полезным встречаться с другими людьми с таким же опытом для взаимной поддержки и обмена идеями. Это также важное напоминание о том, что вы не одиноки.

Благотворительные организации и группы поддержки позволяют отдельным лицам и семьям обмениваться опытом и стратегиями выживания, проводить кампании за лучшие услуги и оказывать поддержку.

Полезные благотворительные организации, группы поддержки и ассоциации включают:

Есть и другие места, где предлагают поддержку людям с шизофренией и другими психическими заболеваниями.

Дневные центры

Даже если у вас нет работы или вы не можете работать, все равно важно выходить и заниматься повседневными делами и структурировать свою неделю.

Многие люди регулярно обращаются в дневной стационар, дневной центр или общественный центр психического здоровья. Они предлагают ряд занятий, которые позволят вам снова стать активным и провести некоторое время в компании других людей.

Рабочие проекты

Они предоставляют обучение, чтобы помочь вам развить свои рабочие навыки и помочь вам вернуться в работу. У них часто есть контакты с местными работодателями.

Поддерживаемое жилье

Это может быть койка или квартира, где есть кто-то, кто обучен поддерживать вас и помогать решать повседневные проблемы.

Поддержка партнеров

Вам может быть предложена возможность регулярно встречаться с обученным работником службы поддержки сверстников, который сам вылечился от психоза или шизофрении.

Дополнительная информация

Чем могут помочь семья, друзья и партнеры?

Друзья, родственники и партнеры играют жизненно важную роль в том, чтобы помочь людям с шизофренией выздороветь и снизить вероятность рецидива.

Не обвиняйте человека, больного шизофренией, и не говорите ему «взять себя в руки», и не обвиняйте других людей.При общении с другом или любимым человеком с психическим заболеванием важно сохранять позитивный настрой и поддерживать его.

Помимо поддержки человека, больного шизофренией, вы можете получить поддержку, чтобы справиться со своими собственными чувствами. Несколько добровольных организаций предоставляют помощь и поддержку лицам, осуществляющим уход.

Друзья и семья должны попытаться понять, что такое шизофрения, как она влияет на людей и как они могут помочь. Вы можете оказать эмоциональную и практическую поддержку и побудить людей получить соответствующую поддержку и лечение.

В рамках лечения вам могут предложить семейную терапию. Это может предоставить информацию и поддержку человеку с шизофренией и его семье.

Друзья и семья могут сыграть важную роль, наблюдая за психическим состоянием человека, отслеживая любые признаки рецидива и побуждая его принимать лекарства и посещать медицинские приемы.

Если вы ближайший родственник человека, больного шизофренией, у вас есть определенные права, которые можно использовать для защиты интересов пациента.

Сюда входит обращение к местным органам социальных служб с просьбой обратиться к утвержденному специалисту в области психического здоровья с просьбой решить, следует ли помещать больного шизофренией в больницу.

Дополнительная информация

Депрессия и самоубийство

Многие люди с шизофренией испытывают периоды депрессии. Не игнорируйте эти симптомы. Если депрессию не лечить, она может усугубиться и привести к суицидальным мыслям.

Исследования показали, что люди с шизофренией имеют повышенный риск суицида.

Если в течение последнего месяца вы чувствовали себя особенно подавленными и больше не получали удовольствия от того, что вам нравилось раньше, возможно, вы впали в депрессию. Обратитесь к своему терапевту за советом и лечением.

Немедленно сообщайте о любых суицидальных мыслях своему терапевту или координатору по уходу.

Предупреждающие знаки самоубийства

Предупреждающие признаки того, что люди с депрессией и шизофренией могут подумывать о самоубийстве, включают:

  • окончательные приготовления - например, раздача вещей, составление завещания или прощание с друзьями
  • говорит о смерти или самоубийстве - это может быть прямое утверждение, такое как «Я бы хотел умереть», или косвенные фразы, такие как «Я думаю, что мертвые люди должны быть счастливее, чем мы» или «Не были бы хорошо бы заснуть и никогда не просыпаться? "
  • членовредительство - например, порезание рук или ног или обжигание сигаретами
  • внезапный подъем настроения - это может означать, что человек решил попытаться покончить с собой (самоубийство) и чувствует себя лучше из-за своего решения

Помощь другу или родственнику, склонному к суициду

Если вы видите любой из этих предупреждающих знаков:

  • получить профессиональную помощь для человека, например, от группы разрешения кризисных ситуаций или дежурного психиатра в местном отделении скорой помощи
  • дайте им понять, что они не одни, и вы заботитесь о них
  • предложить вашу поддержку в поиске других решений своих проблем

Если вы чувствуете, что существует непосредственная опасность того, что человек попытается покончить с собой (самоубийство), оставайтесь с ним или попросите кого-нибудь остаться с ним. Уберите все доступные средства самоубийства, такие как острые предметы и лекарства.

Дополнительная информация

Последняя проверка страницы: 11 ноября 2019 г.
Срок следующего рассмотрения: 11 ноября 2022 г.

Шизофрения и рабочее место - Центр шизофрении

Из примерно 2 миллионов американцев, больных шизофренией, по оценкам, только от 10 до 27 процентов работают. Но опрос 2008 года среди людей, живущих с шизофренией, показал, что 76 процентов респондентов заявили, что, по их мнению, работа улучшит их жизнь.Этим людям стоят серьезные препятствия.

Шизофрения и работа: возможно ли это?

Сможет ли человек с шизофренией работать, зависит от тяжести заболевания и характера симптомов. Исследования показали, что положительные симптомы, такие как галлюцинации и бред, являются меньшим препятствием для приема на работу, чем отрицательные симптомы и когнитивные нарушения. Отрицательные симптомы - это отсутствие или снижение уровня психических процессов, которые должны происходить нормально, таких как способность строить планы, получать удовольствие от приятных занятий и социально взаимодействовать с другими людьми. Когнитивный дефицит - это проблемы с планированием и организацией, запоминанием вещей и вниманием.

Фрэнк Бэрон, который живет с шизофренией, не вернулся к постоянной работе после того, как ему поставили диагноз, хотя он активен. «В моем случае лекарства останавливают бред, но не справляются с когнитивным дефицитом», - говорит он. Барон говорит, что когнитивные проблемы мешают ему работать: «Раньше я был инженером-строителем, но теперь у меня нет концентрации». Барон входит в состав Наблюдательного совета при Комиссии по психическому здоровью округа Лос-Анджелес и выступает с публичными выступлениями по вопросам психических заболеваний.

Шизофрения и работа: какая работа лучше?

Шизофрения не предрасполагает людей к определенному виду работы. Правильная работа для человека, больного шизофренией, зависит от тяжести заболевания, а также от навыков и интересов человека. Несколько человек, страдающих шизофренией, добились больших успехов в профессиональном плане: Фред Фрезе получил докторскую степень по психологии после диагноза шизофрении, а Элин Сакс получила степень юриста после своего диагноза и является профессором права в Университете Южной Калифорнии.

Но Барон отмечает: «Как говорят по телевидению,« результаты нетипичны ». «Большинство людей с шизофренией работают на должностях начального уровня и неполный рабочий день, и только около 30 процентов работающих людей с психическими расстройствами, такими как шизофрения, получили повышение с должностей начального уровня.

Шизофрения и работа: льготы для здоровья

Медицинское страхование и другие льготы - важный вопрос, который люди с шизофренией должны учитывать при выборе работы и даже при решении, сколько часов им работать.Хотя увеличение дохода кажется привлекательным, реальность для людей с шизофренией немного сложнее. Должности начального уровня, которые чаще всего занимают люди с шизофренией, редко включают льготы.

Людям, которые полагаются на Medicaid, возможно, придется ограничить оплачиваемое рабочее время, чтобы не ставить под угрозу свое здоровье. Консультант по льготам может помочь разобраться в правилах, касающихся льгот Medicaid и Social Security, и помочь людям принять правильное решение о том, сколько часов они могут работать.

Шизофрения и работа: другие проблемы и решения

Человек с шизофренией сталкивается с несколькими проблемами при поиске работы. Может быть трудно объяснить потенциальному работодателю пробелы в резюме без раскрытия статуса вашего психического заболевания, и дискриминация в отношении людей с психическим заболеванием все еще существует.

На индивидуальном уровне, Барон говорит, что программы поддерживаемого трудоустройства помогают некоторым людям в их поисках значимой работы. Поддерживаемые программы трудоустройства помогают людям с психическими расстройствами подготовиться, найти и сохранить конкурентоспособную работу.

Это особенно важно, потому что шизофрения имеет тенденцию появляться в молодом возрасте, когда люди начинают работать; Люди с шизофренией могут не иметь большого опыта работы или поиска работы до постановки диагноза. Поддерживаемые программы трудоустройства помогают в поиске работы и обучении перед приемом на работу, а также продолжают предоставлять услуги, помогающие людям с шизофренией добиться успеха в своей работе.

Диагностика и анализы шизофрении | Кливлендская клиника

Как диагностируется шизофрения?

Если симптомы присутствуют, ваш врач проведет полную историю болезни и проведет физическое обследование.Хотя лабораторных тестов для диагностики шизофрении не существует, врач может использовать различные диагностические тесты, такие как МРТ или КТ или анализы крови, чтобы исключить физическое заболевание как причину ваших симптомов.

Если врач не находит физических причин для появления симптомов, он или она может направить человека к психиатру или психологу, медицинским работникам, которые специально обучены диагностировать и лечить психические заболевания. Психиатры и психологи используют специально разработанные инструменты интервью и оценки, чтобы оценить человека на предмет шизофрении.Врач или терапевт основывает свой диагноз на том, что человек сообщает о симптомах, а также на своих наблюдениях за его отношением и поведением.

Затем врач или терапевт определяет, указывают ли симптомы пациента на конкретное расстройство, как указано в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5), которое публикуется Американской психиатрической ассоциацией и является стандартным справочником для признанных психических расстройств. болезни. Согласно DSM-5, диагноз шизофрении ставится, если у человека есть два или более основных симптома, одним из которых должны быть галлюцинации, бред или неорганизованная речь в течение как минимум одного месяца.Другие основные симптомы - грубая дезорганизация и снижение эмоционального выражения. Другие критерии DSM-5 для диагностики шизофрении включают:

  • Уровень работы, межличностных отношений или самопомощи значительно ниже того, который был до появления симптомов.
  • Признаки беспокойства, длящиеся не менее 6 месяцев.
  • Шизоаффективное расстройство и депрессивное или биполярное расстройство с психотическими симптомами исключены.
  • Нарушение не вызвано злоупотреблением психоактивными веществами или другим заболеванием.
Предыдущий: Обзор Далее: Управление и лечение

Последний раз проверял медицинский работник Cleveland Clinic 02.