Содержание

Что такое технический перерыв по трудовому кодексу?

Большинство граждан имеют право на технический перерыв во время работы. Однако далеко не все знают, что говорит о таких перерывах законодательство. В этой статье будет рассказано о том, что регламентирует в технических паузах Трудовой Кодекс РФ.

Технический перерыв: общая характеристика

Небольшой отдых во время работы полагается гражданам по закону. Время или тип отдыха может выбираться в зависимости от технологии производства. Именно поэтому технический перерыв всегда устанавливается самим работодателем. Стоит, однако, помнить, что время отдыха должно соответствовать нормам Трудового кодекса РФ. В противном же случае на работодателя может быть возложена ответственность за последствия.

Трудящееся лицо может осуществлять работы разного типа сложности и длительности. В зависимости от типа труда как раз устанавливается и перерыв. Законодательство регламентирует некоторые основные типы отдыха на рабочем месте. Сюда относятся:

  • перерывы на проветривание помещений, в котором могли скопиться вредные вещества;
  • перерывы на уборку помещений;
  • перерывы на обновление информативной базы и т.д.

Довольно важный момент, который стоило бы отметить, - это включение перерывов в продолжительность трудового дня. Работодатель нарушает закон, рассматривая полагаемое законом время на отдых как дополнительные часы к работе.

Основные виды перерывов

Российский Трудовой кодекс делит технический перерыв на несколько основных типов. Так, стоит выделить следующие основные группы:

  • специальные и общие перерывы;
  • рекомендуемые и обязательные;
  • включаемые и не включаемые в оплату труда.

Трудовой кодекс рассматривает общие перерывы как минуты (часы) отдыха для личной надобности. Это, как правило, перерывы на обед, а на некоторых предприятиях - и на сон. Специальный технический перерыв устанавливается в зависимости от типа той или иной трудовой деятельности (например, металлургам необходимо время на проветривание цеха). Обязательные перерывы устанавливаются работодателем, и избежать их не получится. Рекомендуемое же время отдыха необходимо согласовывать.

С включаемыми или не включаемыми в оплату труда перерывами все и так понятно. Стоит разве что отметить необходимость включаемых в оплату перерывов практически на любом гражданском предприятии.

Работа с компьютером

Значительное увеличение офисных работников сильно отражается на законодательстве. Так, далеко не каждый работодатель сможет грамотно установить длительность и тип технического перерыва для трудящихся с компьютером.

Стоит, однако, выделить положение СанПина от 2003 года, в котором довольно четко устанавливается порядок организации трудовой деятельности с компьютерной техникой. Так, один из пунктов представленного документа регламентирует необходимость перерыва длительностью от 50 до 140 минут. При этом работник не может сидеть у компьютера более двух часов подряд.

Для чего нужны такие технические перерывы на работе? В первую очередь для здоровья граждан. Ведь даже самая современная и безопасная техника оказывает значительное давление на глаза, вызывает усталость, напряжение и раздражительность.

Отдых и питание

Любой технический перерыв предполагает удовлетворение личных нужд работников. Как правило, это обед. Трудовой кодекс прописывает, что время на обеденный перерыв должно составлять не менее получаса и не более двух часов. При этом конкретное время устанавливается только внутренним трудовым распорядком.

Существует, тем не менее, ряд определенных предприятий, где предоставление перерыва на обед не представляется возможным. В этом случае руководство должно давать трудящимся лицам время на прием пищи в рабочие часы. Стоит также отметить существование оплачиваемых и неоплачиваемых обеденных перерывов. Неоплачиваемые могут использоваться не только для приема пищи, но и для любых личных нужд. С оплачиваемыми часами все несколько иначе. В пример можно привести педагогов, обязанных обедать только вместе с детьми (по сути, прямо в рабочее время: параллельно учителя осуществляют контроль над учащимися).

Личные надобности

Как уже было сказано выше, к общим перерывам относятся время, предназначенное для разного рода личных потребностей. Это, как правило, обеденные часы, посещение общественной уборной, перекуры, психологическая разгрузка и т.д. Необходимы такие перерывы для снижения уровня утомляемости. Как известно, утомление оказывает крайне негативное влияние на трудящихся. Значительно понижается работоспособность, многие сотрудники становятся раздражительными, вследствие чего сходит на нет коллективизм.

Перерывы на личные надобности составляют, как правило, десять или двадцать минут. Однако их продолжительность варьируется только исходя из условий трудовой деятельности. Стоит также отметить наличие в некоторых компаниях специальных помещений, где сотрудники могут расслабиться и отдохнуть. Нелишним будет вспомнить и азиатский пример: так, в Японии руководители многих компаний уверены в плодотворном влиянии сна на работоспособность человека. Именно поэтому некоторые японские работники используют технические перерывы на производстве для сна.

Специальные перерывы

Выше было подробно рассказано о времени для отдыха общего типа. А что представляют собой специализированные перерывы? Как известно, это время на некое обновление рабочего процесса: проветривание цехов, уборка территории, внесение изменений в базы данных и т.д. Естественно, специальный технический (или технологический) перерыв устанавливается далеко не везде. Этого требуют только те предприятия, где является необходимым отдых для техники, а не для человека. А чем в это время может заниматься работник? Поскольку технологический перерыв является оплачиваемым, то трудящимся, как правило, разрешено делать все то, что не запрещено уставом: перекусить, покурить, сходить в магазин и т.д.

При этом зачастую отдых необходим самому человеку. Речь идет о предприятиях с вредными условиями труда: это, например, табачное, металлургическое, крахмальное или любое другое опасное для здоровья производство.

Сколько времени дается на такой технический перерыв? 15 минут - минимальный предел, а один час - максимальный.

Температурные условия

Ненормальные температурные условия - это, по сути, один из подвидов специальных перерывов. Так, трудящиеся на многих предприятиях могут попросту терять силы при слишком жарких или же, наоборот, слишком холодных условиях работы. Естественно, таким работникам необходим качественный отдых. Об этом говорит и статья 109 Трудового Кодекса РФ, посвященная как раз температурным условиям, не соответствующим норме.

Установить оптимальную длительность отдыха должна группа специалистов. Работодатель обязан принять к сведению всю необходимую информацию по отдыху. После этого он приступает к обустройству специальных площадок или помещений, где работники могли бы восстановить силы. Необходимо упомянуть и наличие специального оборудования, которое помогло бы сотрудникам согреться или же, наоборот, отдохнуть от жары.

Неравномерная нагрузка

Зачастую трудовая деятельность многих работников может делиться на определенные части, причем не равные по степени нагрузки. Естественно, подобного рода рабочая деятельность предполагает и определенную продолжительность технического перерыва. Что в данном случае говорит законодательство?

Если рабочий процесс делится на части, то между этапами трудовой деятельности должны быть установлены соответствующие перерывы. При этом каждый перерыв должен составлять как минимум десять минут, максимум - два часа. Рабочие же часы не должны превышать временную норму рабочего дня. Стоит также отметить, что рассматриваемые перерывы не считаются оплачиваемыми, а потому не входят в часы работы.

Несмотря на то что дробиться рабочий день может совершенно по-разному, все-таки остается крайне важным принцип соответствия нормам. К примеру, трудовые нагрузки водителей маршрутных автобусов должны разделяться на две части. При этом каждая из частей не должна превышать четыре часа. Технический перерыв по трудовому кодексуустанавливается длительностью в два часа (сюда не входит обед и перерыв по техническим причинам).

Длительность перерыва

О длительности перерывов уже было рассказано достаточно. Так, слишком короткий, не соответствующий нормам отдых, приводит к наложению на работодателя ответственности. Однако есть и другие проблемы. Одна из них - слишком длинный перерыв.

Длительный перерыв зачастую бывает еще хуже и неудобнее, чем слишком короткий. Ведь он значительно затягивает рабочий процесс, усугубляя положение как работников, так и работодателей. При этом выделяются две ситуации: первая - затягивание перерывов самими сотрудниками. Подобные выходки можно рассматривать как банальное опоздание, соответственно, они влекут за собой наложение на работника определенных санкций. Вторая ситуация - график, не соответствующий нормам. Работодатель устанавливает слишком долгие перерывы, в результате чего рабочий процесс становится все менее эффективным. В этом случае существуют два решения: либо прямой диалог с руководством, либо решение дела через суд (при явных несоответствиях перерывов нормам).

Источник

Технический перерыв \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Технический перерыв (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика
: Технический перерыв Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Интересная цитата из решения ФАС: Заказчик, уполномоченный орган обязаны размещать информацию о закупке на официальном сайте РФ в сети Интернет без каких-либо ограничений, связанных с ее ознакомлениемСогласно подпунктам "а", "л", "м" пункта 14 Правил технологические (технические и программные) средства официального сайта должны обеспечивать круглосуточную непрерывную, за исключением перерывов на регламентные и технологические работы, доступность информации и документов, размещенных на официальном сайте, для получения, ознакомления и использования пользователями официального сайта, а также для автоматической обработки иными информационными системами в соответствии с требованиями по обеспечению устойчивости функционирования информационных систем общего пользования, предусмотренными постановлением Правительства Российской Федерации от 18. 05.2009 N 424 "Об особенностях подключения федеральных государственных информационных систем к информационно-телекоммуникационным сетям"; возможность поиска пользователями официального сайта текстовой информации и документов, размещенных на официальном сайте, по их реквизитам, наименованию, по фрагментам текста, за исключением возможности поиска текстовой информации в документах, сформированных в виде электронного образа документа, а также возможность получения запрашиваемых информации и документов; возможность поиска и получения информации и документов, размещенных на официальном сайте, средствами автоматизированного сбора данных в сети "Интернет", в том числе поисковыми системами.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:

Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 291.6 "Рассмотрение кассационных жалобы, представления в Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации" АПК РФ"Поскольку суд округа отменил свое постановление от 22. 10.2019, вынесенное из-за технической ошибки в информации, размещенной на официальном сайте арбитражных судов (www.arbitr.ru) о времени проведения судебного заседания в суде кассационной инстанции после объявленного перерыва, в отсутствие представителей подателей жалоб - общества "БлицПроект" и Администрации, и назначил судебное заседание по рассмотрению кассационных указанных лиц на решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда, где по правилам статьи 41 АПК РФ Лукичев Ф.А. не лишен возможности приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, по смыслу статей 291.6 и 291.11 АПК РФ не имеется оснований для передачи жалобы Лукичева Ф.А. на рассмотрение в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Технический перерыв

Нормативные акты: Технический перерыв

Кому положен технический перерыв на работе?

Учитывая, что вопрос не содержит конкретики, ответим в общем.

Режим рабочего времени может быть установлен коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, или соглашением работника и работодателя.

Указанными документами, в частности, определяется как время начала и окончания работы, перерывы для приема пищи, так и время технических перерывов.

Необходимость организации технических перерывов обусловлена характером работы

Необходимость технического перерыва в работе связана, прежде всего, с особыми условиями труда. Например, работа с персональной электронно-вычислительной машиной (ПЭВМ или попросту "на компьютере") при набирании текста требует концентрации, сосредоточения, внимания работника, кроме того, происходит воздействие на органы зрения. Такая работа не может продолжаться весь рабочий день непрерывно ввиду воздействия разного рода нагрузок на организм человека.

В связи с этим, например, в Санитарным правилах и нормах 2.2.2/2.4.1340-03. 2.2.2., утвержденных Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 03. 06.2003г. указано, что в случаях, когда характер работы связан с постоянным набором текстов или вводом данных с напряжением внимания и сосредоточенности, при исключении возможности периодического переключения на другие виды трудовой деятельности, не связанные с ПЭВМ, рекомендуется организация перерывов на 10 - 15 мин. через каждые 45 - 60 мин. работы.

Правила содержат и иные обязательные требования, за невыполнение которых работодатели могут быть привлечены к административной ответственности за нарушение трудового законодательства.

Технические перерывы Приказом Минэкономразвития России от 18.05.2012 N 292 установлены, к примеру, для сотрудников органа кадастрового учета, в должностные обязанности которых входит ведение приема заявителей, осуществление консультирования. Указано, правда, что технический перерыв в работе окон (кабинетов) приема и выдачи документов не должен превышать 15 минут.

Технические перерывы установлены и для операторов почтовой связи, потому как их работа также требует определенного напряжения внимания и сосредоточенности.

Определенные условия труда, включая технические перерывы, таким образом, могут содержаться не только в договоре или соглашении с работником, но и в ведомственных актах.

Режим труда на отдельных видах производств, в части указания на обязательные или рекомендуемые перерывы в работе, может также определяться в правилах, утвержденных постановлениями Госстроя РФ, постановлениями Минтруда РФ.

См. также другие статьи и судебную практику в рубрике "Трудовые споры"

Александр Отрохов, Правовой центр "Логос" (г. Омск), 20.04.2013г.

Нужны ли технологические перерывы? - Дорпрофжел на ВСЖД филиале ОАО «РЖД»

ОТВЕТЬТЕ НА ТРИ ВОПРОСА:  https://goo.gl/forms/UuxgAsSz09crh5BU2

Тру­до­вое за­ко­но­да­тель­ство тре­бу­ет предо­став­лять ра­бот­ни­кам спе­ци­аль­ные пе­ре­ры­вы, обу­слов­лен­ные тех­но­ло­ги­ей про­из­вод­ства. Тех­ни­че­ский пе­ре­рыв уста­нав­ли­ва­ет­ся ра­бо­то­да­те­лем, од­на­ко су­ще­ству­ют ре­гу­ли­ру­ю­щие пра­ви­ла для та­ко­го пе­ре­ры­ва. Рас­смот­рим их.

 Технический или технологический перерыв

В со­от­вет­ствии со ста­тьей 107 Тру­до­во­го ко­дек­са РФ одним из видов вре­ме­ни от­ды­ха при­зна­ют­ся пе­ре­ры­вы в про­цес­се ра­бо­че­го дня.

Как сле­ду­ет из ста­тьи 109 Тру­до­во­го ко­дек­са РФ, от­дель­ные виды работ под­ра­зу­ме­ва­ют необ­хо­ди­мость предо­став­ле­ния со­труд­ни­кам воз­мож­но­сти от­дох­нуть в те­че­ние ра­бо­че­го дня. Это обу­слов­ле­но спе­ци­фи­кой тех­но­ло­гии, про­из­вод­ства и усло­вий ра­бо­ты. Кон­крет­ный пе­ре­чень таких работ и по­ря­док предо­став­ле­ния со­от­вет­ству­ю­щих пе­ре­ры­вов за­креп­ля­ют­ся в пра­ви­лах внут­рен­не­го рас­по­ряд­ка.

Та­ки­ми пе­ре­ры­ва­ми, к при­ме­ру, могут быть:

  • тех­но­ло­ги­че­ский пе­ре­рыв на про­вет­ри­ва­ние по­ме­ще­ния ввиду кон­цен­тра­ции в воз­ду­хе вред­ных ве­ществ;
  • пе­ре­рыв на убор­ку по­ме­ще­ния по при­чине ре­гу­ляр­но­го за­гряз­не­ния от­хо­да­ми, об­ра­зу­ю­щи­ми­ся в про­цес­се про­из­вод­ства или пе­ре­ра­бот­ки;
  • пе­ре­рыв на об­нов­ле­ние ин­фор­ма­ции из внеш­них ис­точ­ни­ков, по­лу­ча­е­мой в ре­жи­ме «он­лайн», и т. п.

По мне­нию Ро­стру­да, тех­но­ло­ги­че­ские пе­ре­ры­вы в ра­бо­чее время к этому (ра­бо­че­му) вре­ме­ни и от­но­сят­ся (Пись­мо Ро­стру­да от 11 ап­ре­ля 2012 года N ПГ/2181-6-1). Дру­ги­ми сло­ва­ми, такие пе­ре­ры­вы не уве­ли­чи­ва­ют про­дол­жи­тель­ность ра­бо­че­го дня, а вклю­ча­ют­ся в него.

 Перерыв при работе за компьютером

Одним из видов работ, в от­но­ше­нии ко­то­рых Тру­до­вым ко­дек­сом преду­смот­ре­на чет­кая ре­гла­мен­та­ция предо­став­ле­ния тех­но­ло­ги­че­ско­го пе­ре­ры­ва, яв­ля­ет­ся ра­бо­та за ком­пью­те­ром.

По­ря­док ор­га­ни­за­ции ра­бо­ты для лиц, труд ко­то­рых свя­зан с ком­пью­тер­ной тех­ни­кой, ре­гу­ли­ру­ют, в част­но­сти, Сан­ПиН 2.2.2/2.4.1340-03 (утвер­жде­ны 30 мая 2003 года).

В за­ви­си­мо­сти от вида работ и сте­пе­ни на­груз­ки При­ло­же­ние 7 к Сан­ПиН 2.2.2/2.4.1340-03 уста­нав­ли­ва­ет, что время от­ды­ха при рас­смат­ри­ва­е­мом виде работ долж­но со­став­лять в те­че­ние ра­бо­че­го дня от пя­ти­де­ся­ти до ста со­ро­ка минут.

В Ти­по­вой ин­струк­ции ТОИ Р-45-084-01 (утвер­жде­на 2 фев­ра­ля 2001 года, далее — Ин­струк­ция) со­дер­жит­ся более де­таль­ная ре­гла­мен­та­ция рас­смат­ри­ва­е­мо­го во­про­са.

Со­глас­но Ин­струк­ции дли­тель­ность ра­бо­ты с ком­пью­те­ром без спе­ци­аль­но­го пе­ре­ры­ва не может быть более двух часов.

Целью предо­став­ле­ния та­ко­го пе­ре­ры­ва яв­ля­ет­ся умень­ше­ние на­пря­же­ния, уста­ло­сти глаз и т.д.

Технологические перерывы при 12-часовом рабочем дне

Со­глас­но Ме­то­ди­че­ским ре­ко­мен­да­ци­ям МР 2.​2.​9.​2311-07. 2.2.9 (утвер­жден­ным Глав­сан­вра­чом 18 де­каб­ря 2007 года) при ра­бо­те в днев­ную две­на­дца­ти­ча­со­вую смену со сред­ней на­пря­жен­но­стью труда ре­ко­мен­ду­ет­ся предо­став­лять два обе­ден­ных пе­ре­ры­ва, че­ты­ре до­пол­ни­тель­ных пе­ре­ры­ва по 10 минут, а также время для крат­ко­вре­мен­но­го сна дли­тель­но­стью 45-60 минут после пер­во­го обе­ден­но­го пе­ре­ры­ва.

Дан­ная мера на­прав­ле­на, в т. ч., на про­фи­лак­ти­ку стрес­со­во­го со­сто­я­ния со­труд­ни­ков и, как след­ствие, на улуч­ше­ние усло­вий труда и со­сто­я­ния здо­ро­вья ра­бот­ни­ков.

В то же время об­ра­ща­ем вни­ма­ние на то, что дан­ный до­ку­мент носит ре­ко­мен­да­тель­ный ха­рак­тер, а Пе­ре­чень ме­ро­при­я­тий по улуч­ше­нию охра­ны труда, утвер­жден­ный При­ка­зом Мин­здрав­соц­раз­ви­тия Рос­сии от 1 марта 2012 года N 181н, не со­дер­жит ме­ро­при­я­тий из дан­но­го до­ку­мен­та.

Для анализа ситуации на предприятиях, где работают члены РОСПРОФЖЕЛ, просим вас ответить на пару вопросов по теме технологических перерывов

https://goo.gl/forms/UuxgAsSz09crh5BU2

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В каких случаях работникам должны предоставляться оплачиваемые перерывы в работе?

Согласно статье 29 Закона Республики Беларусь от 23 июня 2008 года № 356-3 «Об охране труда» (в редакции от 12 июля 2013 года № 61-3) работникам, выполняющим работы на открытом воздухе или в закрытых необогреваемых помещениях зимой, а также отдельные виды работ, наряду с перерывом для отдыха и питания предоставляются дополнительные специальные перерывы в течение рабочего дня, включаемые в рабочее время (перерывы для обогревания, отдыха на погрузочно-разгрузочных и других работах).

Виды этих работ, продолжительность и порядок предоставления таких перерывов определяются правилами внутреннего трудового распорядка и (или) коллективным договором.

Для указанных работников наниматель обязан устанавливать режим работы, исключающий причинение вреда их жизни и здоровью при сильной жаре и сильном морозе.

Согласно приложению 6 к Санитарным нормам и правилам «Требования при работе с видеодисплейными терминалами и электронно-вычислительными машинами», утвержденным постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 28 июня 2013 г. № 59, установлены следующие регламентированные перерывы в зависимости от продолжительности рабочей смены, вида и категории трудовой деятельности с ВДТ, ЭВМ и ПЭВМ:

Категория работы с ВДТ, ЭВМ и ПЭВМ

Уровень нагрузки за рабочий день (смену) при видах работ с ВДТ, ЭВМ и ПЭВМ

Суммарное время регламентированных перерывов, мин.

группа А, количество знаков

группа Б, количество знаков

группа В, ч

при 8-часовой смене

при 12-часовой смене

I

до 20 000

до 15 000

до 2,0

30

70

II

до 40 000

до 30 000

до 4,0

50

90

III

до 60 000

до 40 000

до 6,0

70

120

При этом виды трудовой деятельности разделяются на 3 группы: группа А - работа по считыванию информации с экрана ВДТ, ПЭВМ или ЭВМ с предварительным запросом; группа Б - работа по вводу информации; группа В - творческая работа в режиме диалога с ЭВМ.

При несоответствии фактических условий труда требованиям указанных Санитарных норм и правил время регламентированных перерывов следует увеличить на 30 %.

При работе с ВДТ, ПЭВМ и ЭВМ в ночную смену (с 22 часов до 6 часов) независимо от категории и вида трудовой деятельности суммарная продолжительность регламентированных перерывов должна увеличиваться на 60 мин.

При 8-часовой рабочей смене и работе на ВДТ, ПЭВМ и ЭВМ регламентированные перерывы следует устанавливать:

для I категории работ через 2 ч от начала рабочей смены и через 2 ч после обеденного перерыва продолжительностью 15 мин. каждый;

для II категории работ через 2 ч от начала рабочей смены и через

2 ч после обеденного перерыва продолжительностью 15 мин. каждый или продолжительностью 10 мин. через каждый час работы;

для III категории через 1,5-2 ч от начала рабочей смены и через

2 ч после обеденного перерыва продолжительностью 20 мин. каждый или продолжительностью 15 мин. через каждый час работы.

При 12-часовой рабочей смене регламентированные перерывы должны устанавливаться в первые 8 ч работы аналогично перерывам при 8-часовой рабочей смене, а в течение последних 4 ч работы независимо от категории и вида работ каждый час продолжительностью 15 мин.

Согласно Санитарным правилам и нормам 2.2.2.11-34-2002 «Гигиенические требования к ручным инструментам и организации работы», утвержденным постановлением Главного государственного санитарного врача Республики Беларусь от 31 декабря 2002 г. № 160, устанавливаются регламентированные перерывы продолжительностью 20 и 30 мин. через 1-2 ч после начала смены и через 2 ч после обеденного перерыва (продолжительностью 40 мин.).

Данные перерывы используются для активного отдыха, проведения специального комплекса производственной гимнастики, физиотерапевтических процедур и др. Время регламентированных перерывов включается в норму выработки, а режимы труда - в сменно-суточные задания.

Режимы труда разрабатываются с учетом формы организации труда (индивидуальная, бригадная) для рационального распределения производственной нагрузки и др. Наиболее удобной формой организации работ для внедрения режимов труда является бригадная работа на конвейере или комплексная бригада с освоением работающими смежных профессий и взаимозаменяемостью.

Запрещается проведение сверхурочных работ с виброопасными ручными инструментами.

Согласно Санитарным нормам и правилам «Требования к источникам воздушного и контактного ультразвука промышленного, медицинского и бытового назначения при работах с ними», утвержденным постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 6 июня 2013 г. № 45, при систематической работе с контактным ультразвуком в течение более 50 % рабочего времени необходимо устраивать перерывы через каждые 1,5 ч на 15 мин.

Перерывы могут быть заполнены другими видами работ, которые не сопровождаются воздействием на организм повышенных уровней шума и вибрации.

Согласно Санитарным нормам и правилам «Требования к условиям труда женщин» и Гигиеническому нормативу «Допустимые показатели факторов производственной среды и трудового процесса женщин», утвержденным постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 12 декабря 2012 г. № 194, при работе в позе сидя в условиях действия вибрации предусматриваются режимы труда и отдыха, включающие обеденный перерыв не менее 40 мин. и перерывы по 5-10 мин. через каждый час работы для профилактики застойных явлений в малом тазу.

В перерывах в первую половину смены необходимо проводить физические упражнения для смены статической нагрузки динамической, а во вторую половину смены - дополнительно самомассаж спины, рук и ног для снятия статического напряжения и нормализации кровообращения.

Согласно Положению о рабочем времени и времени отдыха для водителей автомобилей, утвержденному постановлением Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь от 25 ноября 2010 г. № 82, после непрерывного двухчасового управления автомобилем водителю автомобиля должен предоставляться специальный технический перерыв (включаемый в рабочее время) на 10 мин. или он может быть присоединен к последующему перерыву после управления автомобилем в течение 4 ч, если не наступает период перерыва для отдыха и питания.

Перерывы при погрузочно-разгрузочных работах и при работе на открытом воздухе, в неотапливаемых помещениях могут устанавливаться нанимателем в коллективном договоре.

Согласно статье 29 Закона Республики Беларусь от 23 июня 2008 года № 356-3 «Об охране труда» (в редакции от 12 июля 2013 года № 61-3) работникам, выполняющим работы на открытом воздухе или в закрытых необогреваемых помещениях зимой, а также отдельные виды работ, наряду с перерывом для отдыха и питания предоставляются дополнительные специальные перерывы в течение рабочего дня, включаемые в рабочее время (перерывы для обогревания, отдыха на погрузочно-разгрузочных и других работах). Виды этих работ, продолжительность и порядок предоставления таких перерывов определяются правилами внутреннего трудового распорядка и (или) коллективным договором.

Для указанных работников наниматель обязан устанавливать режим работы, исключающий причинение вреда их жизни и здоровью при сильной жаре и сильном морозе.

Организационно-технический перерыв - Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Организационно-технический перерыв

Cтраница 1

Организационно-технические перерывы вызываются нарушениями нормального хода производственного процесса, обусловленными поломкой оборудования, прекращением подачи энергии, отсутствием задания и другими причинами.  [1]

Время организационно-технических перерывов включает: перерывы партионности; оборотные перерывы; перерывы, связанные с ожиданием освобождения рабочего места; резервные перерывы; случайные перерывы.  [2]

Особый вид организационно-технических перерывов представляет собой перерыв в работе путейцев и энергетиков, связанный с пропуском поездов. Этот перерыв не обусловлен технологией самого процесса ремонта пути или контактной сети в отличие от перерыва у слесарей при подъемке кузова локомотива в процессе его ремонта. Поэтому данный перерыв в норму времени не включают, а учитывают и оплачивают самостоятельно в соответствии с действующим законодательством.  [3]

Уменьшение длительности производственного цикла вследствие полной или частичной ликвидации организационно-технических перерывов обычно улучшает коэффициенты использования производственных мощностей, что также способствует увеличению выпуска продукции и сокращению затрат. На графике ( рис. 23) показано изменение длительности цикла изделия и его себестои: мости на одном машиностроительном заводе.  [4]

Перерывы, установлены ые технологией и организацией производственного процесса ( организационно-технические перерывы), - время перерывов, вызванных специфическими условиями протекания технологического процесса. Такими перерывами являются, например, ожидание нагрева детали, пропуск поезда монтерами пути при его текущем содержании и ремонте, ожидание водителем аккумуляторного погрузчика снятия и укладки груза на поддон, машинистом крана - застропки и отстропки груза, рабочим - окончания предварительной операции, выполняемой другими, а составителем поездов - пропуска состава из-за враждебности маршрута при маневровой работе.  [5]

Остальная часть времени - это технологические перерывы, перерывы для удовлетворения физиологических потребностей работников, организационно-технические перерывы, перерывы, зависящие от исполнителя, время на выполнение случайной и лишней работы. Оно является непродуктивным временем.  [6]

Увеличение затрат материалов на единицу продукции приводит к росту трудоемкости и, следовательно, к увеличению тех организационно-технических перерывов в длительности цикла, величина которых зависит от трудоемкости. Снижение норм затрат материалов и вызванное этим сокращение трудоемкости продукции обеспечивает рост производительности труда, снижение себестоимости и уменьшение длительности производственного цикла.  [7]

Цехов, где недостатки в оперативном планировании, ма териальном обеспечении рабочих мест и текущем руководстве представляют собой существенную причину организационно-технических перерывов.  [8]

При этом норма оперативного времени ( непосредственно на выполнение единицы работы или операции) устанавливается путем хронометража, а нормативы дополнительного времени ( обслуживание рабочего места, подготовительно-заключительные операции, регламентированные и организационно-технические перерывы) определяются на единицу работы ( оцерации) по данным фотографии всего рабочего дня или смены. Из данных фотографии исключаются ненормируемые потери рабочего времени.  [9]

В настоящее время усовершенствование всех моделей мобильных установок направлено в основном на уменьшение их массы, на увеличение запаса по грузоподъемности, оснащение установок устройствами механизации и автоматизации. Все это способствует повышению производительности за счет снижения простоев и организационно-технических перерывов в работе ( транспорт, установка на месте работы, маневрирование вспомогательного оборудования и пр. В варианте, приспособленном для работы в условиях российских месторождений, кроме замены шасси, установка оборудована укрытиями и устройствами для обогрева основных механизмов и буровой площадки, увеличена высота балкона верхового рабочего и внесены усовершенствования в конструкцию лебедки.  [11]

Численность персонала, фонд заработной платы и производственная мощность находятся в прямой зависимости от большинства структурных составляющих длительности технологического цикла. Например, плановое количество основных рабочих определяется отношением трудоемкости всего объема продукции в нормочасах к эффективному фонду времени одного рабочего за данный период. Аналогично можно установить численность контролеров и транспортных рабочих. Остальные структурные составляющие величины дикла Двремя организационно-технических перерывов и перерывы в нережимное время) непосредственного влияния на показатели по труду и заработной плате не оказывают. В свою очередь, изменение показателей численности персонала ощутимо сказывается на длительности циклов.  [12]

Страницы:      1

Как в правилах внутреннего распорядка назвать перерыв на перекур!??


Подскажите как это написать, а то "перерыв на перекур" звучит как-то..ббррр))

Комментарии


?????? Лен-какой технологический перерыв? Это время входит во время, отведенное на личные нужды. .. Если токо для лошади, но они как известно- не курят:-))

ЧУДО_вище


"время на личные нужды"

Смотрю на время сообщений, все просто работают-сил нет больше:))

ЧУДО_вище


а я и неработаю)))))) вот дома сижу)))))))))

ЧУДО_вище


или так "буду через 5 минут"

А если через 5 мин. не получится?

ЧУДО_вище


5 мин. понятие растяжимое...)))))

ага))
обеденный перерыв - 13:00-14:00
"буду через 5 минут" - 15:00 -15:20

ЧУДО_вище


ну как-то так))))))))))

время испозьзованное для личных нужд

У нас было время на личные нужды (перекур, звонки домой и т. д.) по 15 минут два раза в день, не считая обеда.

Раньше в советское время это называлось проветривание. Так и писали: график проветриваний.

Я извиняюсь, что в серьезную тему со своим юмором влезаю. А перед этим выделить время для попукивания.:-))

хммм. ..это не перекур, это стерилизация кабинета (обычно там где кровь сдают или уколы делают)

Вы не поверите - в ЛЮБОМ кабинете, и у терапевта тоже!!!!! Что очень ценно, когда, спустя 3-4 часа сидения, наконец-то таки дошла твоя очередь... Ан нееет, кварцевание!!!

хммм...в нашей районной поликлинике вроде нет такого, хотя тоже часов 5 к нему можно сидеть) что там кварцевать у терапевта?)))) явно тогда врачи чайки гоняют)))

Просто Юра


Назовите: Пять минут - перекур, перессык.

Шушера


ой у нас было прописано.. тока у мну флешка дома а так не помню... чтот типа для курящих сотрудников рекомендуемое время для курение последние пятнадцать минут часа, но не более 4 перекуров..

интересно, а вот почему для некурящих лишний час перерыва не сделать в таком случае? ущемление прав...

Erbauer


ваще-то. ..называется брейк-тайм.....

кофе-брейк, смоук-брейк....


Делу-время, потехе-час, обеду-два и после обеда домой:))

Если Вы это напишите в правилах внутреннего распоряка, то рабочий день увеличится на это время, а как быть тем кто не курит?
Нигде это не прописывается.

Целесообразней закрепить как "время отдыха в течение рабочего дня"


Толчок к разрушению Big Tech, объяснение

технологических компаний, базирующихся в Сиэтле или Кремниевой долине, теперь составляют пять из пяти самых ценных компаний в Америке, что привело к потоку комментариев от юристов, таких как Тим Ву из Колумбийского университета, к экономистам, таким как Кеннет Рогофф из Гарварда, которые утверждали, что большие технологии в в некотором смысле, стал «слишком большим». А в 2019 году политики начинают прислушиваться.

Одна из этих пяти, Microsoft, в конце 1990-х была предметом серьезной антимонопольной проверки.Другой, Google, был оштрафован европейскими антимонопольными органами. Но в последние годы регулирующие органы США оптимистично оценивают неуклонный рост Big Tech, рассматривая мир повышения качества смартфонов, бесплатных онлайн-сервисов и дешевой электронной коммерции как свидетельство того, что конкурентные рынки работают так, как задумано.

В то же время крупные технологические компании жестоко обращаются с поставщиками и конкурентами (и, что немаловажно, с издателями журналистики), используя ряд сомнительных тактик, включая ценовые войны Amazon с конкурентами, самоуправное управление Apple собственным App Store, и длинный парад скандалов о конфиденциальности в Facebook.По мере того, как богатые становятся богаче, критика становится все более острой.

Сотня картонных вырезок с изображением основателя и генерального директора Facebook Марка Цукерберга стоит у Капитолия США во время выступления Цукерберга перед Конгрессом 10 апреля 2018 года. Saul Loeb / AFP / Getty Images

Конгрессмен-демократы официально взяли на себя обязательство добиваться более строгого соблюдения антимонопольного законодательства, и кандидат в президенты Сен.Элизабет Уоррен даже призвала ликвидировать несколько из этих компаний. Мало кто из политиков доходит до Уоррена, но большинство демократов, баллотирующихся на пост президента в 2020 году, призвали к более строгому регулированию технологических компаний, и несколько республиканцев, включая сенаторов Теда Круза (штат Техас) и Джоша Хоули (штат Миссури), являются даже шуметь об этом.

Проблема усложняется тем, что, хотя Microsoft, Google, Amazon, Apple и Facebook удобно сокращать как «большие технологии», эти пять компаний на самом деле имеют очень разную структуру.

Facebook - довольно узконаправленная компания, управляющая тремя крупными онлайн-сервисами (Instagram, WhatsApp и сам Facebook), которые внешне могут выглядеть как конкуренты. Apple - это гигант вертикальной интеграции, производящий оборудование, программное обеспечение и онлайн-сервисы, которые в основном работают как единое целое. Но Google, Amazon и Microsoft превратились в довольно классические конгломераты с огромным количеством слабо связанных предприятий под одной крышей.

Уловка - это заправить нить в иглу.Антимонопольное законодательство в технологическом секторе было настолько слабым в последние годы - в то время как предложение Уоррена настолько радикально, что должны быть варианты, чтобы закрутить гайки, которые не позволят взорвать несколько крупных корпораций. Между тем, многие идеи, получившие хоть какую-то политическую поддержку (например, возрождение старых законов, направленных на сдерживание «хищнического ценообразования»), повлияют на гораздо более широкий круг компаний, чем большая пятерка.

Кандидат в президенты от Демократической партии сенатор.Элизабет Уоррен (доктор медицины) на Национальном форуме по заработной плате и трудящимся в Лас-Вегасе 27 апреля 2019 г. Итан Миллер / Getty Images

Помимо экономических и юридических деталей, существует еще более серьезная борьба за культурное значение больших технологий. После периода, когда технологические предприниматели, в частности, часто назывались «хорошими парнями» в деловом мире - особенно в отличие от банкиров с Уолл-стрит - критики уделяют меньше внимания конкретному юридическому вопросу, а больше - общему мнению, что самые богатые мировые компании (и миллиардеры, которым они принадлежат) являются частью проблемы.В то же время антимонопольное законодательство - это прямое оружие, которое десятилетиями разрабатывалось для решения ряда проблем, которые лишь частично пересекаются с комплексом проблем, которые возникают у людей в отношении современных технологических конгломератов.

Современное антимонопольное законодательство больше всего заботит высокие цены

Основные законы, регулирующие антимонопольную политику в США, очень старые и сформулированы очень широко.

Антимонопольному закону Клейтона, например, более 100 лет, а его предшественник Закон Шермана еще старше.Оба возникли в эпоху, когда все более изощренные финансовые возможности позволяли создавать крупные промышленные организации - часто с классическими общими названиями Золотого века, такими как US Steel, Standard Oil и American Sugar Refining Company - которые доминировали в своих отраслях. Вместо того чтобы конкретизировать какой-либо конкретный анализ для устранения опасений по поводу монополизации, Закон Клейтона просто запрещает одной компании приобретать другую, когда «эффект такого приобретения может существенно ослабить конкуренцию или создать тенденцию к созданию монополии» и мало предлагает способ дальнейшего определения или уточнения того, что это означает.

В некотором смысле, например, когда Facebook купил Instagram, это явно было приобретение, которое уменьшило конкуренцию в том смысле, что обе компании создавали приложения для смартфонов, которые конкурировали за время, внимание и рекламные доллары. Но у Instagram в то время было всего 30 миллионов пользователей (и едва ли дюжина сотрудников). Значит, значительно уменьшил конкуренцию?

На протяжении многих лет и регулирующие органы, и суды придерживались разных взглядов на то, что это означает, но с 1980-х годов - действуя под влиянием движения «право и экономика», которое стремилось изменить правовую концепцию конкуренции с точки зрения экономической эффективности. - судебная система определила такие антимонопольные вопросы с точки зрения их влияния на благосостояние потребителей.И хотя благосостояние потребителей - это не только цена, в практическом смысле рассмотрение цен (которые, очевидно, важны и также поддаются объективному измерению) было доминирующим направлением анализа благосостояния потребителей.

Иногда это приводит к «антимонопольной» политике, которая может показаться немного извращенной. Например, несколько лет назад Amazon по существу монополизировала рынок электронных книг. Крупные книгоиздатели сопротивлялись, объединившись для борьбы с более крупной компанией, и Министерство юстиции подало антимонопольный иск против и против .Почему? Что ж, Amazon использовала свою мощь на рынке, чтобы удерживать цены на электронные книги на низком уровне. Правительство утверждало, что издатели пытались создать картель, чтобы заставить Amazon поднять цены. И действительно, даже несмотря на то, что издатели в конечном итоге договорились с правительством, усиление конкуренции на рынке электронных книг (в первую очередь со стороны Apple) повлияло на то, что электронные книги стали дороже, чем они были, когда господствовал Amazon. . Другими словами, стандарт не заключается в том, что одна компания, доминирующая на рынке, - это плохо.Плохо, если доминирование компании на рынке приводит к плохим результатам для потребителей.

Вернуться в Facebook и Instagram. В то время немногие наблюдатели видели, насколько значимой была эта сделка. Но аналитик технологической индустрии Бен Томпсон сказал аудитории Code Conference в прошлом году, что разрешение на это приобретение было «величайшим регуляторным провалом за последние 10 лет», позволив Facebook укрепить свое господство в социальных сетях. Тем не менее, согласно современным антимонопольным нормам, можно утверждать, что здесь нет вреда для потребителей - Facebook и Instagram бесплатны, так что в конце концов роста цен нет.Да, тот факт, что объединенная организация представляет собой такой рекламный гигант, который в прошлом квартале собрал 17 миллиардов долларов, является большой проблемой для других компаний, пытающихся продавать рекламу (например, издательских компаний, которые используют доходы от рекламы для финансирования реальной журналистики). но это не обязательно проблема для потребителей.

Крупные технологические компании генерируют много неценовых жалоб

Печально известная история, которую Брэд Стоун излагает в своей книге об Amazon The Everything Store , рассказывает о бандитском поведении Джеффа Безоса по отношению к стартапу Quidsi, который пытался проникнуть в бизнес электронной коммерции с такими брендами, как Diapers.com и Soap.com. Безос обратил внимание на компанию и отправил старшего вице-президента Amazon пообедать с основателями Quidsi. Послание старшего вице-президента было простым: Amazon думает о том, чтобы заняться бизнесом по производству подгузников, а Quidsi следует рассмотреть возможность продажи Amazon как способа, чтобы это произошло.

Quidsi не хотел продавать. Итак, Безос дал понять, что это «предложение, от которого нельзя отказаться»:

Вскоре после этого Квидси заметил, что Amazon снизил цены на подгузники и другие детские товары до 30 процентов.В качестве эксперимента руководители Quidsi манипулировали своими ценами, а затем наблюдали, как веб-сайт Amazon соответствующим образом меняет цены. Ценовые боты Amazon - программное обеспечение, которое тщательно отслеживает цены других компаний и регулирует цены Amazon в соответствии с ними - отслеживали Diapers.com.

Это начало беспокоить инвесторов, которые не решались вкладывать больше денег в Quidsi. А затем Amazon повысила ставки, развернув новую услугу под названием Amazon Mom, которая предлагала огромные скидки и бесплатную доставку на подгузники и другие детские товары.По подсчетам руководителей Quidsi, по словам Стоуна, «Amazon могла потерять 100 миллионов долларов за три месяца только в категории подгузников». К ноябрю 2010 года правление Quidsi согласилось продать его Amazon. Несколько лет спустя программа Amazon Mom закончилась; Через пару лет после этого бренд Diapers.com полностью ушел.

Маска генерального директора Amazon Джеффа Безоса во время трехдневной забастовки «Prime Day» сотрудников Amazon в Сан-Фернандо-де-Энарес, Испания, 16 июля 2018 года. LightRocket через Getty Images

Подобное поведение нарушает у многих людей чувство честной игры. Но это не повышает цены. В самом деле, это, возможно, снижает их - по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

И это не единственный способ жесткой игры Amazon. Amazon действует как торговая площадка для многих сторонних поставщиков, но также продает товары под брендом Amazon под такими лейблами, как Amazon Basics и Amazon Essentials, а также под менее очевидными названиями, включая Lark & ​​Ro, North Eleven и Society New York.Европейские антимонопольные органы подозревают, что Amazon использует данные, которые он собирает, в качестве торговой площадки для разработки подражательных собственных продуктов, что, безусловно, выглядит несколько неряшливо - хотя, конечно, не совсем отличается от домашних брендов, которые вы найдете на любой супермаркет или универмаг. Но, опять же, это не наносит вреда потребителям каким-либо особенно очевидным образом. Apple, в некоторой степени, также генерирует постоянный поток жалоб от разработчиков iOS на свои политики App Store.

Но в обоих случаях производители часто считают, что большие платформы настолько доминируют, что у них нет другого выбора, кроме как участвовать в них.

Генеральный директор Apple Тим Кук выступает на Всемирной конференции разработчиков Apple 2018 в Сан-Хосе, Калифорния, 4 июня 2018 г. Джастин Салливан / Getty Images

Facebook тем временем осажден жалобами СМИ на конфиденциальность и фальшивые новости. Но не только около пары миллиардов пользователей ежедневно получают удовольствие от бесплатного сервиса, но и из-за его повсеместного распространения, уйти от него сложно.Google, как и Facebook, также использует алгоритмы черного ящика, чтобы показывать пользователям контент, который может существенно повлиять на судьбы отдельных издателей, а также поднимает вопросы о редакционных перекосах.

Это все проблемы, которые, по крайней мере, могут подпадать под действие американского антимонопольного законодательства, но в большинстве случаев не подпадают.

Демократы хотят что-то сделать с антимонопольной реформой

Именно администрация Рейгана утвердила современную эру ориентированного на цену антимонопольного правоприменения как части в целом благоприятной для бизнеса регулирующей позиции.Широкий подход Рейгана к антимонопольной политике оставался в силе на протяжении всего срока пребывания Билла Клинтона в Белом доме, хотя принципиально более дружественная к регулированию философия Демократической партии проявилась в значительном антимонопольном деле против Microsoft, которое закончилось обязательством разобраться в сети Internet Explorer. браузер из операционной системы Windows.

При Джордже Буше контроль за соблюдением правил стал более слабым: слияния, такие как Sirius и XM в области спутникового радио и Maytag и Whirlpool в сфере бытовой техники, были отменены.При Обаме регулятивная активность в определенной степени вернулась в моду (например, предложенные поглощения T-Mobile компаниями AT&T и Sprint были заблокированы), но концептуальная основа эпохи Рейгана осталась на месте.

Однако к последнему году пребывания Обамы у власти его Совет экономических советников (CEA) выпустил тревожный отчет об увеличении экономической концентрации почти во всех секторах экономики сокращение инвестиций и сдерживание роста заработной платы.В отчете CEA также содержится призыв к «изучению» «изменений рыночной структуры по всей цепочке поставок» - а затем в 2017 году демократы в Конгрессе официально взяли на себя обязательство по новой антимонопольной программе.

Эти предложения, преобразованные кандидатом в президенты сенатором Эми Клобучар, прямо не нацелены на технологическую отрасль.

Но они действительно включают два больших изменения, которые имеют непосредственное отношение к Big Tech.

  • Один из них заключается в том, что демократы призывают к новым стандартам, которые «предотвратят не только слияния, которые несправедливо увеличивают цены, но и слияния, которые несправедливо снижают конкуренцию - они будут гарантировать, что регулирующие органы тщательно проверят, сокращают ли слияния заработную плату, сокращают рабочие места, снижают качество продукции, доступ к услугам, сдерживает инновации или препятствует конкурентоспособности малых предприятий и предпринимателей.”
  • Во-вторых, они хотят изменить правила таким образом, чтобы «крупнейшие слияния считались антиконкурентными и блокировались, если сливающиеся фирмы не смогли установить выгоды от сделки».

Эти шаги резко увеличили бы объем вреда, который рассматривают антимонопольные органы, и усложнили бы жизнь объединяющимся компаниям, заставив их доказать свою невиновность, вместо того, чтобы переложить бремя на правительство. Последствия такого мышления для пяти крупных технологических гигантов очевидны.Но на самом деле законодательство меняет правила , утверждающие слияние, и правила . И хотя сегодняшние крупные технологические компании, безусловно, вносят свой вклад в приобретения, ничто в этом наборе предложений не обязательно повлияет на поведение существующих технологических гигантов.

Вот и появляется Элизабет Уоррен.

Элизабет Уоррен хочет разделить гигантские технологические конгломераты

В начале марта Уоррен выдвинул предложение, которое приведет к разделению Google, Amazon и Facebook, одновременно наложив некоторые существенные ограничения на методы ведения бизнеса Apple и Microsoft.

Как спортивный болельщик, она объясняет это с помощью аналогии с бейсболом.

«Вы можете быть судьей в бейсбольном матче или иметь команду в игре, - говорит Уоррен, - но вы не можете быть судьей. и имеют команду в игре».

Другими словами, вы не можете одновременно быть владельцем технологической платформы, где люди находят вещи. и создают то, что люди находят на платформах. Однако в этой аналогии можно легко найти изъян.Это правда, что Высшая лига бейсбола полагается на нейтральных судей, чтобы гарантировать честную игру, но владельцы команд сами пишут правила игры и коллективно нанимают и увольняют судей, которые обеспечивают их соблюдение. Нейтралитет платформы в стиле Уоррена может быть ближе к требованию, чтобы Высшая лига бейсбола была совершенно отдельным бизнесом от ее 30 составляющих франшиз, а не контролировалась ими. (Тот факт, что суды постановили, что MLB освобожден от антимонопольного законодательства, делает этот пример особенно любопытным.)

В частности, согласно ее плану, компания с годовым глобальным доходом более 25 миллиардов долларов, которая «предлагает общественности онлайн-рынок, биржу или платформу для подключения третьих сторон», будет обозначаться как «платформенная утилита». Утилите платформы будет запрещено владеть кем-либо из участников платформы. Таким образом, в онлайн-магазине нет батарей Amazon Basics, только батарейки сторонних производителей, например, Duracell. На странице поиска нет обзоров Google о местных ресторанах, только результаты поиска по отзывам от Yelp и других третьих лиц.

Небольшие компании (с годовым глобальным доходом от 90 до 25 миллионов долларов) столкнутся с более низким регуляторным барьером - необходимым для соответствия стандарту «справедливого, разумного и недискриминационного отношения к пользователям», но не требуется структурного разделения таким же образом в качестве основных платформ. Европейский антимонопольный закон уже применяет что-то вроде этого стандарта и наложил на Google штрафы за предпочтение содержания Google в поиске Google.

Кандидат в президенты от Демократической партии сенатор.Элизабет Уоррен (штат Массачусетс) разговаривает с представителями средств массовой информации после президентского форума «Она - народ» в Хьюстоне, штат Техас, 24 апреля 2019 года. Серхио Флорес / Getty Images

На самом деле это не повлияет на основные бизнес-модели Microsoft и Apple так же, как Google, Facebook и Amazon, но, как позже признала сама Уоррен, это сделает незаконными текущую настройку iOS App Store и Microsoft Xbox. Магазин. Тот факт, что Уоррен явно не отметила воздействия на две самые ценные технологические компании в мире при развертывании политики, возможно, является признаком того, что ее предложение на каком-то уровне является скорее символическим, чем практическим.Тем не менее, это важный маркер в продолжающемся крупном внутридемократическом столкновении с некоторыми очень важными последствиями.

Большой аргумент демократов: хороши ли большие технологии?

Шансы на то, что следующий президент собирается протолкнуть через Конгресс серьезную законодательную реформу антимонопольного процесса, довольно минимальны.

Но следующий президент непременно назначит директора антимонопольного отдела Министерства юстиции. И он или она также назначит главу Федеральной торговой комиссии.Это ключевые регулирующие органы, которые решают, когда федеральное правительство будет или не будет принимать меры по антимонопольным делам. Следующий президент также назначит федеральных судей, решения которых составляют суть антимонопольного законодательства; председатель Федеральной комиссии по связи, работа которого, хотя технически и не является антимонопольной сама по себе, имеет отношение к интересам технологической отрасли; а также дипломаты и официальные лица, занимающиеся торговой политикой, чья работа (или ее отсутствие) от имени базирующихся в США технологических гигантов будет иметь большое значение для их судьбы.

В этом свете важным аспектом кампании 2020 года является тот факт, что, хотя большинство предприятий склоняются к республиканцам, чудовища Кремниевой долины традиционно имели довольно тесные связи с Демократической партией.

Эл Гор входит в совет директоров Apple, а директор Агентства по охране окружающей среды Барака Обамы Лиза Джексон руководит их экологическими инициативами. Главный операционный директор Facebook Шерил Сэндберг работала в администрации Билла Клинтона и является своего рода протеже Ларри Саммерса, который был высокопоставленным политиком при Клинтоне и Обаме.Марк Пенн, бывший главный помощник Билла и Хиллари Клинтон, в течение многих лет был исполнительным вице-президентом Microsoft по стратегии. Первый пресс-секретарь Обамы, Джей Карни, теперь является одним из руководителей Amazon. А связи между Белым домом Обамы и Google слишком обширны, чтобы резюмировать. Но, как документально подтвердил в апреле 2016 года Дэвид Дайен из Intercept , 55 сотрудников Google перешли на федеральные должности при Обаме, а 197 человек, назначенных администрацией Обамы, перешли в Google после ухода из правительства.

Короче говоря, вращающаяся дверь в Кремниевую долину в значительной степени вытеснила дверь на Уолл-стрит как вариант получения наличных для ведущих демократов. Что касается крупных отраслей, технологии в некотором смысле являются естественным партнером демократов.

Индустрия базируется в основном в синих штатах, поэтому, если она хочет иметь влияние в Вашингтоне, ей нужны союзники на демократической стороне прохода. И хотя все предприятия любят республиканскую налоговую политику, высокоглобализированная и насыщенная иммигрантами высокотехнологичная отрасль имеет серьезные практические проблемы с экономическим национализмом Трампа и серьезные концептуальные проблемы с его ностальгическим взглядом на процветание.

Демонстранты против республиканского законопроекта о налоговой реформе проводят 30 ноября 2017 года «Народный флибустьер, чтобы остановить сокращение налогов для миллиардеров». Saul Loeb / AFP / Getty Images

Но, наоборот, если демократы действительно хотят взять на себя концентрированную экономическую и политическую власть класса миллиардеров - как многие из них говорят, что они это делают, - они должны взять на себя ответственность за отрасль, которая принесла столько сегодняшних крупнейших состояний.Это может означать конкретно антимонопольную политику, но это также может означать и множество других вещей, от повышения налогов до увеличения профсоюзов и переосмысления приоритетов американской торговой политики. Что бы это ни значило, для этого необходимо установить прямые или даже антагонистические отношения с технологическими компаниями и их высшим руководством, а не с уютными, как в эпоху Обамы, отношениями.

И явная приверженность антимонопольного законодательства делу борьбы с крупными технологиями отчасти служит сильным сигналом к ​​повороту страницы.И наоборот, это не совпадение, что Эрик Шмидт, бывший генеральный директор Google, устроил крупный сбор средств для Джо Байдена - кандидата, явно преемника времен Обамы.

Риск во всем этом, однако, состоит в том, что крупные технологические компании не обязательно являются лучшим выбором злодея для новой эры регулятивной активности.

Big Tech по-прежнему наиболее популярны

Объем негативной реакции на крупные технологические компании со стороны политических деятелей и СМИ может скрыть, в какой степени большинство этих компаний остаются очень популярными.

Местные выборные должностные лица Нью-Йорка, в том числе член палаты представителей Александрия Окасио-Кортес, сорвали сделку по открытию большого офиса Amazon в Квинсе в обмен на налоговые субсидии, но жители Нью-Йорка постоянно говорят социологам, что они этого не сделали. Действительно, бешеной популярностью пользуется в первую очередь Amazon. Когда Baker Center Джорджтаунского университета опросил американцев об их доверии к различным учреждениям, Amazon занял первое место среди демократов и третье место среди республиканцев. Последний опрос Gallup показал, что как «компьютерная индустрия», так и «интернет-индустрия» имеют чистые положительные положительные оценки.И хотя недавние скандалы с конфиденциальностью, похоже, повредили Facebook, опрос Axios / Harris показал, что остальные четыре из большой пятерки находятся в верхней половине рейтинга корпоративной популярности.

Если вы хотите выступить в защиту большого бизнеса, старые надежные компании, такие как банковское дело, телекоммуникации и фармацевтическая промышленность, кажутся более мягкими целями.

И основная предпосылка нового антимонопольного толчка помогает подчеркнуть одну возможную причину, по которой крупные технологии остаются популярными: эти компании в основном занимаются бизнесом, предлагая потребителям выгодные предложения.

Если бы Google использовал свое господство на рынке поиска, чтобы взвинтить цены, компания была бы крайне непопулярной. И он либо потеряет долю рынка (таким образом развенчивая основную антимонопольную озабоченность), либо станет уязвимым для традиционных антимонопольных жалоб. Но Google этого не делает. Поиск бесплатный. Как и Gmail. То же самое и с такими приложениями, как Google Docs и Google Sheets. То же самое и с каким-то чудесным программным обеспечением Google Translate. Как и Google Maps.

Google предлагает огромное количество бесплатных услуг, чтобы максимизировать сбор данных и оптимизировать свои рекламные возможности.В конечном итоге это раздражает широкий круг заинтересованных сторон, включая тех, кто раньше зависел от получения части рекламного пирога, но основное ценностное предложение для потребителей действительно очень хорошее; отсюда и интерес к пересмотру антимонопольной доктрины.

Точно так же Amazon заслуженно обвиняется в причинении вреда поставщикам, конкурентам и даже собственным сотрудникам, но никто не может отрицать, что это дешевый и удобный способ делать покупки для огромного количества товаров.

Городской совет Нью-Йорка раскритиковал Amazon за ее антипрофсоюзную политику и предполагаемое сотрудничество с иммиграционными властями, в результате чего Amazon не смог построить вторую штаб-квартиру в Лонг-Айленд-Сити, Квинс. Эндрю Лихтенштейн / Корбис через Getty Images

Конечно, сторонники больших сдвигов в антимонопольной политике будут отрицать существование здесь явного компромисса. Они надеются, что менее концентрированный рынок технологий в конечном итоге приведет к большему количеству инноваций и лучшим результатам для всех.

И, возможно, так и будет.

Но одна из причин, по которой стандарт благосостояния потребителей оказался столь привлекательным для юристов, судей и экономистов, заключается в том, что он превратил антимонопольные решения в набор математических расчетов цен и количеств.Слияние, которое, вероятно, приведет к увеличению прибыли за счет повышения цен, - это плохо, но такое слияние, которое, вероятно, приведет к увеличению прибыли за счет упрощения увольнения избыточных рабочих или более жесткого давления на поставщиков, - это хорошо. Такой простой расчет не охватывает всех, о ком может заботиться разумный человек, но он устанавливает довольно четкий набор правил, которым каждый должен стараться следовать.

И покупателям нравится и нравится хорошая сделка, когда они ее видят. Политическое обещание противостоять гнусным частным интересам звучит хорошо, но обещание взяться за компании, предлагающие выгодные сделки, - гораздо более сложное предложение.


Recode и Vox объединили свои усилия, чтобы раскрыть и объяснить, как меняется наш цифровой мир - и меняет нас. Подпишитесь на подкасты Recode , чтобы услышать, как Кара Свишер и Питер Кафка ведут жесткие дискуссии, в которых нуждается сегодня технологическая индустрия.

Могут ли технологии вырвать нас из наших пузырей?

Эта статья является частью информационного бюллетеня On Tech. Вы можете зарегистрироваться здесь , чтобы получать его в будние дни.

Интернет создал изобилие информации и развлечений, и это здорово.

Но у нас пока нет идеальных способов найти фильмы, книги, музыку, информацию и занятия, которые могли бы нам понравиться, и особенно те, которые выталкивают нас из зоны комфорта.

Поиск лучших способов открывать для себя что-то новое в нашем изобилии в Интернете - это технологическая задача, но также и человеческая. Это требует, чтобы мы захотели познакомиться с идеями и развлечениями, которые не обязательно соответствуют нашему статус-кво.

Надеюсь, сможем. Это способ сделать нашу жизнь более полной.

Называйте меня банальным, но я все еще поражаюсь тому чуду, которое мир онлайн приносит к нам на порог. Мы можем зайти к шахматистам мирового класса на Twitch, открыть для себя продукты предприятий, принадлежащих черным, послушать, как люди обсуждают ядерную энергию в Clubhouse, или поиграть с фото-приложением, похожим на Polaroid.

Это потрясающе. Но мы можем испытать его, только если знаем, что он существует, и чувствуем себя обязанными его искать. Войдите в компьютеры.

Онлайн-сервисы, такие как YouTube, Netflix и TikTok, переваривают то, что вы уже смотрели, или их компьютерные системы делают выводы о ваших вкусах, а затем предлагают то же самое. Такие сайты, как Facebook и Twitter, знакомят вас с тем, что нравится вашим друзьям, или с материалами, которые многие люди уже находят интересными.

У этих подходов есть недостатки. Важным является то, что они побуждают нас оставаться внутри наших пузырей. Мы продолжаем следить за тем, что уже знаем и что нам нравится, либо по собственному желанию, либо по дизайну интернет-сайтов.(Контрапункт: некоторые исследования показали, что социальные сети открывают людям более широкие взгляды.)

Больше идей, больше вещей, чтобы развлечь нас - и больше потенциальных способов подтвердить то, во что мы уже верим, или быть управляемыми людьми, играющими в машины алгоритмов. Это было реальностью до Интернета, но сейчас она стала еще больше.

Какое решение? Я не уверен. В прошлом году мой коллега Кевин Руз сказал мне, что важно понимать, каким образом интернет-сообщество или компьютерные системы могут повлиять на наш выбор.По словам Кевина, вместо того, чтобы полагаться на компьютеризированные предложения, он отключает функцию автовоспроизведения в настройках видео YouTube и создает свои собственные музыкальные плейлисты на Spotify.

Я также ценю идеи по объединению компьютерных открытий с экспертами, которые могут подтолкнуть вас в новом направлении. Spotify имеет списки воспроизведения песен, созданные экспертами. Редакторы Apple публикуют новостные статьи и предлагают людям попробовать приложения. Я хочу еще много подобных экспериментов.

Новостные организации, включая BuzzFeed News и The New York Times, пытались разоблачить читателей с противоположными точками зрения.Facebook боролся с подобной идеей, рекомендуя онлайн-форумы, с которыми люди обычно не сталкиваются, как сообщал в прошлом году The Wall Street Journal.

Поиск вещей, которые отличаются от того, что нам обычно нравится, также требует от нас быть открытыми для идей, культуры и развлечений, которые бросают нам вызов и удивляют. Интересно, есть ли у большинства людей желание или время для этого.

В море изобилия в Интернете я часто прибегаю к проверенному: устным рекомендациям от людей, которых я знаю, и от экспертов.Когда я ищу новую книгу, я спрашиваю друзей-книжных червей или читаю профессиональных рецензентов.

Я не думаю, что доверяю онлайн-толпам или алгоритмам, но я что-то упускаю. Такое ощущение, что чудо у меня под рукой, а я не могу до него дотянуться.

Мы хотим услышать от читателей об этом! Как вы открываете для себя новые книги, музыку, информацию и занятия? Расскажите нам, что вам нравится в цифровых способах поиска нового и чего, по вашему мнению, не хватает. Вы можете связаться с нами по телефону ontech @ nytimes.com.


Ваше лидерство

Сетевой нейтралитет, часть II

Некоторые читатели On Tech сказали нам, что они были недовольны выпуском в четверг информационного бюллетеня о долгом пути к предлагаемым правилам, которые заставят интернет-провайдеров относиться ко всему онлайн-контенту одинаково.

Я описал борьбу за правила, чтобы закрепить этот принцип сетевого нейтралитета, как «бессмысленный», и я понимаю, почему люди, которые выступали за сетевой нейтралитет, думали, что я был бойким.

Это была справедливая критика.То, что я пытался выразить, было истощением. Текущие раунды борьбы за регулирование сетевого нейтралитета восходят, по крайней мере, к 2008 году. Длительные усилия в этом направлении заставляют меня пессимистично оценивать возможность любых новых правил или ограничений, которые могли бы укротить недостатки нашего цифрового мира.

Моя коллега Сесилия Канг и я также обсудили относительную важность сетевого нейтралитета по сравнению с другими техническими политиками, включая эффективные правила для онлайн-выражения мнений и влияние технологических сверхдержав.

Действительный отпор со стороны Эвана Грира, заместителя директора группы цифровых прав Fight for the Future, заключается в том, что если люди обеспокоены большими технологиями, то закрепление сетевого нейтралитета в законе необходимо для ограничения их власти.

Я скажу еще кое-что о регулировании Интернета. Я злюсь каждый день из-за того, что так много американцев - особенно чернокожих и латиноамериканцев и домохозяйств в сельской местности - не могут получить доступ к Интернету или позволить себе его. (У Сесилии есть новая статья о чрезвычайной федеральной субсидии на домашний доступ в Интернет.)

Я также зол на то, что американцы (и канадцы!) Платят больше за худшее интернет-обслуживание и мобильную связь, чем люди в большинстве других богатых стран.

Это сложные проблемы, которые нелегко исправить. Но, на мой взгляд, отчасти они являются симптомами неспособности Америки установить эффективную политику в области телекоммуникаций и заставить интернет-провайдеров и провайдеров телефонной связи нести ответственность за свои обещания на протяжении многих десятилетий. И эти компании заслуживают большой доли вины за то, что они скрывают проблемы и борются изо всех сил по поводу любого регулирования.


Прежде чем мы пойдем…

  • Снова банальный: Я высмеиваю интернет-компании за то, что они просто крадут чужие идеи или делают тривиальные вещи. Но мои коллеги Кейт Конгер и Тейлор Лоренц написали о действительно свежих концепциях из Twitter и о запуске приложения для фотографий под названием Dispo.

  • Первыми клиентами Кремниевой долины были военные: Некоторые крупные американские технологические компании в последнее время уклоняются от сотрудничества с U.С. военный, отчасти из-за жалоб сотрудников. Мой коллега Кейд Метц сообщил о небольших компаниях, которые ухаживают за бизнесом у правительственных агентств и Пентагона с помощью технологий, таких как беспилотный летательный аппарат.

  • Roombas ведет себя «пьяным»: Обновление программного обеспечения для некоторых моделей роботов-пылесосов заставило их делать странные вещи, например, многократно ударяться о стены.

Обнимаю этого

Дуэйн Рид, учитель, писатель и рэпер из Чикаго, снял музыкальное видео, чтобы побудить детей носить маски для лица.Это очень цепляет. (Спасибо моему коллеге Наташе Сингер за то, что поделились этим.)


Мы хотим услышать от вас. Расскажите нам, что вы думаете об этом информационном бюллетене и что еще вы хотели бы, чтобы мы изучили. Вы можете связаться с нами по телефону [email protected]

Если вы еще не получили этот информационный бюллетень в своем почтовом ящике, , пожалуйста, подпишитесь здесь .

Не разбивайте большие технологии

Спорно, было ли антимонопольное правоприменение когда-либо особенно эффективным.Даже благотворительное прочтение ее наследия предполагает, что первым эффектом подрыва больших технологий может стать обогащение акционеров олигополии, а это определенно , а не , чего хотели бы защитники. Фактически, как я утверждал в той предыдущей колонке WIRED, промышленные конгломераты часто стратегически выделяют бизнес. Например, United Technologies собирается упразднить свои многомиллиардные подразделения Otis Elevators и Carrier (одна из крупнейших в мире компаний, занимающихся системами отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха), чтобы повысить акционерную стоимость.Возникает вопрос, почему руководители Кремниевой долины не пошли по этому пути; возможно, мантры интеграции и высокомерная вера в то, что они никогда не будут вынуждены расстаться, остановили рассмотрение этих стратегий.

Будет ли принудительное разделение по крайней мере эффективным для рассеивания мощности? Скажем, Facebook были сильно вооружены, чтобы разобрать себя. Его логическими компонентами будут устаревший Facebook (отдельные страницы), Facebook для бизнеса, Instagram, WhatsApp и Oculus.Возможно, вы сможете нарезать его еще тоньше, но предположим, что Facebook станет пятью компаниями. В настоящее время рыночная капитализация Facebook составляет чуть более 600 миллиардов долларов. Эта общая рыночная капитализация не будет разделена поровну между пятью новыми компаниями; WhatsApp может столкнуться с трудностями из-за отсутствия заметного дохода, в то время как Instagram может взлететь. Однако вполне вероятно, что совокупная оценка результирующих предприятий превысит 600 миллиардов долларов, если предположить, что она будет следовать прошлым моделям и что технологическая отрасль останется устойчивой.

А теперь представьте, что каждый из гигантов Big Tech разбирается таким образом. У нас может получиться картина из 30 компаний вместо полудюжины. Пятерка игроков отрасли по определению создаст более конкурентное поле. Но конкуренция в рамках антимонопольного законодательства, восходящая к первоначальному антимонопольному закону Шермана 1890 года, а затем последующему законодательству, например законопроекту Клейтона 1914 года, сама по себе не является достоинством или необходимостью. Это средство достижения ряда целей, а именно «экономической свободы», неограниченной торговли, более низких цен и более качественных услуг для потребителей.Сама по себе конкуренция ничего не гарантирует.

Между тем, трудно понять, как переход от шести компаний к 30 предоставит потребителям больше выбора услуг или больший контроль над своими данными, или как это поможет развитию малого бизнеса и снижению затрат для потребителей и общества. Возможно, появятся возможности для компаний с разными бизнес-моделями, которые позиционируют себя как ценящие конфиденциальность и расширяющие возможности индивидуального владения данными. Этого нельзя исключать, но характер продажи данных и интеллектуального анализа данных настолько встроен в текущие модели большинства ИТ-компаний, что очень трудно понять, как такие предприятия могут процветать, если они не будут взимать с потребителей больше, чем потребители. далеко были готовы платить.Между тем, 30 новых мегакомпаний по-прежнему будут иметь огромные конкурентные преимущества перед более мелкими стартапами.

Стоят ли рыночные трения и сбои, вызванные разделением, возможности того, что такие ориентированные на конфиденциальность компании могут добиться успеха? Сможет ли разделение нынешних мегакомпаний на несколько более мелких эффективно уравновесить потребности потребителей и экономическую свободу? Возможно, вам придется разбить яйца, чтобы приготовить омлет, но разбить яйца само по себе не получится.

Узнайте, что будет дальше в сфере технологий, с помощью бюллетеня Fast Forward.

От искусственного интеллекта и беспилотных автомобилей до преобразованных городов и новых стартапов - подпишитесь на последние новости.

Уоррен также обнародовал план по ограничению количества и масштабов приобретений, которые крупные технологические компании могут совершать в любой конкретный год. Сейчас существует целая экосистема венчурного капитала, которая финансирует и инкубирует компании не для того, чтобы они могли стать публичными, а для того, чтобы они могли быть приобретены Alphabet, Facebook, Amazon, Apple или Microsoft (а также Oracle, Salesforce, Intel и некоторыми другими компаниями). другие).Эти приобретения, возможно, являются частью инновационной структуры, при этом крупные технологии предоставляют такой же выходной капитал, как и публичные рынки, но с меньшими проблемами с регулированием. Ограничение приобретений, как предполагает Уоррен, может иметь непреднамеренные последствия в виде сокращения расходов на инновации, а не их разблокирования, а также затрудняет сбор денег для небольших компаний. Более проблематично то, как ограничение будет определено или обеспечено справедливым и последовательным соблюдением. Если Facebook может делать только X приобретений в год по цене Y, то почему бы вспомогательным компаниям, таким как Visa, не распространяться те же правила? Visa может рассматриваться как компания, предоставляющая финансовые услуги, но на самом деле она занимается технологиями, поскольку буквально на прошлой неделе объявила о приобретении компании Plaid, занимающейся финансовыми технологиями, за 5 миллиардов долларов.

ПОДПИСАТЬСЯ

Подпишитесь на WIRED и оставайтесь умными с другими вашими любимыми авторами идей.

Идея о том, что разделение Big Tech укрепит демократию, просто уменьшив огромную мощь нескольких компаний, может быть столь же привлекательной, но это тоже ложь. Нет никаких прошлых свидетельств того, что крупные доминирующие компании ставят под угрозу демократию; AT&T и IBM де-факто имели монополии на телефонию и компьютеры в 1960-х и 1970-х годах, когда демократия в Соединенных Штатах становилась все более всеобъемлющей.Возможно, в основе таких проблем лежит не размер как таковой, а, скорее, природа сегодняшних компаний - не «крупные», а просто «технические».

Технологии могут сделать или разрушить ваш бизнес

Источник изображения

В наши дни мы живем в мире, в котором в значительной степени полностью доминируют технологии, и это должно быть очевидно практически для всех на данный момент. И, конечно же, в таком технологически зависимом мире неудивительно, что современные компании вынуждены адаптироваться к этому ландшафту, чтобы выжить.Конечно, всегда было оборудование, которое нужно бизнесу, но для бизнеса никогда не было так важно уделять так много внимания технологиям, если они хотят добиться успеха. С другой стороны, это не означает, что все компании должны просто использовать все существующие технологии, не задумываясь о том, что им нужно. Имея это в виду, вот несколько способов выяснить, какие новые технологии необходимо внедрить вашему бизнесу, а без чего можно обойтись.

Знайте свою отрасль

Новые предприятия слишком часто смотрят на самые популярные единицы оборудования, используемые другими компаниями, и просто решают перенять как можно больше.Если вы сделаете это, то ваш бизнес станет раздутым и чрезмерно сложным. Важно помнить, что будут единицы оборудования, которые всегда будут нужны конкретным предприятиям: потребности в складском помещении будут отличаться от потребностей офиса, которые будут отличаться от потребностей чего-то вроде ресторана. Однако есть вещи, которые нужны всем предприятиям. В современную эпоху каждому бизнесу необходим доступ к Интернету, а также возможность обновлять веб-сайт и социальные сети.Тщательно подумайте как о конкретных потребностях вашей отрасли, так и об общих вещах, которые нужны любому бизнесу.

Думайте масштабами

Особенность технологий в том, что они почти всегда представляют собой какие-то финансовые вложения, большие или маленькие. Если вы управляете небольшим стартапом, то инвестировать огромные суммы в технологии, которые на самом деле не нужны, - очень рискованный шаг. Помните, что вам не нужны технологии, которые используют компании вроде Apple, когда вы только начинаете.Подумайте о масштабе своего бизнеса и соответствующим образом скорректируйте свои технические ожидания.

Смотри в будущее

Мы живем в эпоху, когда все движется вперед такими темпами, которые многие люди даже не могли предсказать. Из-за этого вам необходимо постоянно быть в курсе новых событий в вашей отрасли. Отсутствие новых технологических инноваций может легко привести к тому, что ваш бизнес останется позади конкурентов. Убедитесь, что вы всегда следите за как можно большим количеством технических и деловых блогов и публикаций, чтобы всегда быть в курсе последних событий.

Пожалуйста, не думайте, что наличие правильной технологии приведет к определенному успеху для вашего бизнеса. Конечно, технологии являются более значимым фактором для бизнеса, чем когда-либо прежде, но это не означает, что все другие их аспекты можно игнорировать. Если вы действительно хотите, чтобы ваш бизнес выжил, вы должны быть готовы думать не только о каждом отдельном его элементе, но и о том, как эти элементы объединяются в единое целое.

Ask Tech Effect: Почему ломаются технологии?

Великолепные технологии позволяют человечеству выполнять задачи, на которые они обычно не способны.Теперь вы можете делать то, что несколько лет назад назвали бы магией или ложью.

Аппаратное и программное обеспечение - это два фронта, на которых технологии развиваются очень быстро, ежедневно предоставляя сотрудникам новые инструменты и возможности.

Однако, как и в случае со всеми другими инструментами, иногда инструмент ломается и работает не так хорошо, как раньше. Иногда возникает ошибка в оборудовании или в программном обеспечении.

Это тяжелое время, и никому не нравится, когда их с трудом заработанные инструменты работают не так, как вам хотелось бы.

Это приводит к тому, что люди спрашивают: «Почему вы сделали то, что ломается?»

Мы уже говорили о том, насколько хрупкими были технологии и почему технологиям не удается соответствовать ожиданиям клиентов.

Но я думаю, что у всех на уме вопрос: «Почему я должен продолжать звонить в службу поддержки ИТ по технологиям, которые, как они мне говорят, могут обслуживать?»

Владельцы бизнеса нанимают ИТ-поддержку (внутреннюю и / или внешнюю), потому что это люди, которые утверждают, что исправляют технологию и гарантируют, что кто-то всегда будет заботиться о ней.

В этой мысли нет ничего плохого, но она не принимает во внимание множество факторов, которые ИТ-служба не может предсказать или предотвратить.

Технологии помогают исследовать новые рубежи, укрепляя границы, которые мы уже исследовали. Но иногда проблемы возникают тогда, когда вы меньше всего этого ожидаете, что может серьезно повлиять на вашу работу.

Это не связано с отсутствием мониторинга или обещаниями неуязвимости. Технологии ломаются, потому что возникают невидимые проблемы, и невозможно предсказать все, что может случиться.

Что значит прорыв в технологиях?

Технологии сталкиваются с проблемами по разным причинам. Наиболее частая причина возникновения проблемы заключается в том, что пользователь пытается использовать технологию и непреднамеренно наталкивается на область, которую технология не понимает правильно.

Вы уже видели это раньше, когда ваш компьютер работает медленно из-за того, что вы загрузили много информации в электронную таблицу, или когда вы получаете сообщение об ошибке, даже если ваши действия не изменились с того дня, как вы начали использовать технологию.

Технология создается программистами для выполнения конкретных задач с учетом конкретных входных данных. Однако, поскольку все в мире разные, предсказать, что собирается делать пользователь, практически невозможно.

Могут быть входные данные, которых программист не ожидал, например, загрузка более одной задачи. Пользователь может удалить некоторые вещи, которые, по его мнению, не нужны, когда они действительно важны для технологии, которую они используют.

Трудно предсказать, что будет делать пользователь, потому что все относятся к технологиям по-разному, а программисты не могут создавать технологии и предсказывать каждое действие, которое могут сделать люди.

Даже если у вас есть ИТ-поддержка, действия пользователя невозможно предсказать. Вот почему в программном обеспечении может появиться ошибка, и ИТ-служба не может этого предотвратить.

Дело не в некомпетентности, но помимо того, что вы держите за руку и учите, что делать каждые несколько секунд, эксперт мало что может сделать, чтобы предотвратить возникновение проблем с технологиями.

Если описанный выше сценарий звучит снисходительно, то это потому, что это так. ИТ-поддержка скорее сосредоточится на защите технологий и обеспечении того, чтобы ваша компания находилась на переднем крае технологического совершенства.Персонал не может следить за пользователями, как за детьми.

С другой стороны, вы, вероятно, не оцените ИТ-специалиста, контролирующего все, что вы делаете. Вы почувствуете раздражение, разочарование и предпочтете работать с кем-то другим. Хотя у вас был бы кто-то, кто мог бы вам помочь, если бы технология сломалась, через некоторое время вы возненавидели бы это.

Технологии сломаются, но это не должно быть плохо. Поймите, что это что-то происходит, и вы сможете лучше это исправить.

Но я не хочу, чтобы технологии ломались, я хочу, чтобы они были идеальными!

Конечно, люди тратят свои кровно заработанные деньги на технологии, поэтому они хотят, чтобы они были вершиной совершенства. Они не хотят видеть никаких проблем и хотят, чтобы их ИТ-поддержка была уверена, что с ними ничего не случится.

К сожалению, это не так.

По прошествии времени технология сталкивается с проблемой устаревания. Вот почему мы не используем ту же технологию, что и раньше, и почему на компьютерах используются операционные системы, отличные от тех, которые мы видели в прошлом.

Старым технологиям не удается угнаться за изменяющимися требованиями рабочего места. Вот почему эксперты рекомендуют людям обновить свои технологии, как только они смогут или как только посчитают это возможным.

Может показаться, что люди пытаются заработать больше денег (давайте будем честными, а кто нет?), Но правда в том, что старые технологии были созданы для удовлетворения требований времени. Времена меняются, создается новое программное обеспечение, оборудование также должно адаптироваться.

Старое программное обеспечение и операционные системы не смогут использовать преимущества нового оборудования, а в некоторых случаях они не будут совместимы с оборудованием.Это может серьезно повлиять на производительность и даже вызвать непредвиденные проблемы.

Через некоторое время ИТ-служба поддержки попросит вас обновить программное обеспечение. Хотя выбор по-прежнему будет в конечном итоге за пользователем и компанией, так же, как отрасли постепенно отказались от старых тенденций в пользу новых тенденций, старые технологии необходимо заменить новыми.

В противном случае проблемы будут продолжаться, технологии будут ломаться, и все будут очень недовольны.

Все понимают цену деньгам, и все понимают, что это очень ценно.Вы хотите, чтобы каждый доллар был потрачен на дистанцию. Но это расстояние будет достигнуто, и не все прекрасное продлится долго.

Вы должны принять тот факт, что технология может устареть и не будет идеальной. Если вы это сделаете, со всем будет гораздо проще справиться, поскольку ИТ-поддержка может убедить вас в том, что решение есть.

Технологии здесь, чтобы помочь, но могут быть плохие дни

Технологии не могут быть на 100% готовы к любой ситуации.Жизнь меняется так быстро, что технологии делают все возможное, чтобы не отставать.

Но если вы понимаете, что у технологий бывают плохие дни, а иногда и сбои, вы сможете получить помощь намного быстрее.

Вам просто нужно сообщить ИТ-службе, что не так, а затем получить отзывы, необходимые для исправления и предотвращения повторения этого.

Надеемся, вам понравилась эта статья! Если вам понравилось, поделитесь им с друзьями и семьей и подпишитесь на нас на Facebook , в Twitter @mspblueshift и LinkedIn ! Позвоните нам по телефону 1300 501 677, чтобы узнать о своей ИТ-инфраструктуре сегодня!

Вот как мы можем разделить Big Tech | Автор: Team Warren

Двадцать пять лет назад Facebook, Google и Amazon не существовали.Теперь они входят в число самых ценных и известных компаний в мире. Это отличная история, но в то же время она подчеркивает, почему правительство должно разрушать монополии и продвигать конкурентные рынки.

В 1990-х годах Microsoft - технологический гигант того времени - пыталась использовать свое доминирование в компьютерных операционных системах в новой области просмотра веб-страниц. Федеральное правительство подало в суд на Microsoft за нарушение антимонопольного законодательства и в конечном итоге достигло мирового соглашения. Антимонопольное дело правительства против Microsoft помогло открыть путь появлению таких интернет-компаний, как Google и Facebook.

История демонстрирует, почему развитие конкуренции так важно: оно позволяет новым революционным компаниям расти и процветать, а это подталкивает всех участников рынка к предложению более качественных продуктов и услуг. Разве мы не все рады, что теперь у нас есть возможность использовать Google вместо того, чтобы останавливаться на Bing?

Сегодняшние крупные технологические компании обладают слишком большой властью - слишком большой властью над нашей экономикой, нашим обществом и нашей демократией. Они уничтожили конкуренцию, использовали нашу личную информацию для получения прибыли и настроили игровое поле против всех остальных.И в процессе они нанесли вред малому бизнесу и подавили инновации.

Я хочу, чтобы правительство следило за тем, чтобы все - даже самые крупные и могущественные компании Америки - играли по правилам. И я хочу убедиться, что следующее поколение великих американских технологических компаний сможет процветать. Для этого нам нужно помешать этому поколению крупных технологических компаний использовать свою политическую власть, чтобы формировать правила в свою пользу, и использовать свою экономическую мощь, чтобы подавить или скупить всех потенциальных конкурентов.

Вот почему моя администрация внесет большие структурные изменения в технологический сектор, чтобы способствовать усилению конкуренции, включая разделение Amazon, Facebook и Google.

Как новые технологические монополии наносят ущерб малому бизнесу и инновациям

Крупные технологические компании Америки предоставляют ценные продукты, но также обладают огромной властью над нашей цифровой жизнью. Почти половина всей электронной коммерции проходит через Amazon. Более 70% всего реферального трафика в Интернете проходит через сайты, принадлежащие или управляемые Google или Facebook.

По мере того, как эти компании становились крупнее и могущественнее, они использовали свои ресурсы и контроль над тем, как мы используем Интернет, для подавления малого бизнеса и инноваций и подмены более широких интересов американского народа собственными финансовыми интересами. Чтобы восстановить баланс сил в нашей демократии, способствовать конкуренции и гарантировать, что следующее поколение технологических инноваций будет таким же динамичным, как и предыдущее, пора разделить наши крупнейшие технологические компании.

Крупные технологические компании Америки достигли своего уровня доминирования отчасти благодаря двум стратегиям:

  • Использование слияний для ограничения конкуренции . Facebook приобрел потенциальных конкурентов Instagram и WhatsApp. Amazon использовала свою огромную рыночную власть, чтобы заставить более мелких конкурентов, таких как Diapers.com, продавать товары по сниженной цене. Google купил картографическую компанию Waze и рекламную компанию DoubleClick. Вместо того, чтобы блокировать эти транзакции из-за их негативного долгосрочного воздействия на конкуренцию и инновации, государственные регулирующие органы отмахиваются от них.
  • Использование собственных торговых площадок для ограничения конкуренции . Многие крупные технологические компании владеют торговыми площадками, на которых покупатели и продавцы совершают сделки, одновременно участвуя в них. Это может создать конфликт интересов, который подорвет конкуренцию. Amazon сокрушает небольшие компании, копируя товары, которые они продают на Amazon Marketplace, а затем продавая свою собственную фирменную версию. Google якобы подавил конкурирующую небольшую поисковую систему, понизив ее содержание в своем поисковом алгоритме, и предпочел свои собственные рейтинги ресторанов рейтингам Yelp.

Слабое соблюдение антимонопольного законодательства привело к резкому снижению конкуренции и инноваций в технологическом секторе. Венчурные капиталисты сейчас не решаются финансировать новые стартапы, чтобы конкурировать с этими крупными технологическими компаниями, потому что крупным компаниям очень легко либо схватить растущих конкурентов, либо вытеснить их из бизнеса. Количество технологических стартапов резко упало, стало меньше быстрорастущих молодых компаний, типичных для технологической индустрии, а количество первых раундов финансирования технологических стартапов сократилось на 22% с 2012 года.

Поскольку на рынок выходит меньше конкурентов, крупным технологическим компаниям не приходится так агрессивно конкурировать в таких ключевых областях, как защита нашей конфиденциальности. И некоторые из этих компаний стали настолько влиятельными, что могут запугивать города и штаты, заставляя их осыпать их огромными подачками налогоплательщиков в обмен на ведение бизнеса, и могут действовать, по словам Марка Цукерберга, «больше как правительство, чем традиционная компания. ”

Мы должны сделать так, чтобы сегодняшние технологические гиганты не вытесняли потенциальных конкурентов, не подавляли новое поколение великих технологических компаний и не обладали такой властью, чтобы подорвать нашу демократию.

Восстановление конкуренции в технологическом секторе

В Америке существует давняя традиция дробления компаний, когда они становятся слишком большими и доминирующими, даже если они обычно предоставляют хорошие услуги по разумной цене.

Столетие назад, в «позолоченном веке», волны слияний привели к созданию некоторых из крупнейших компаний в истории Америки - от Standard Oil и JPMorgan до железных дорог и AT&T. В ответ на рост этих «трестов» реформаторы-республиканцы и демократы настаивали на принятии антимонопольного законодательства, чтобы разрушить эти конгломераты власти и обеспечить конкуренцию.

Но если ценность компании исходила от ее сети, реформаторы признали, что владение сетью и участие в ней вызывают конфликт интересов. Вместо национализации этих отраслей - как это сделали другие страны - американцы в эпоху прогрессивного развития решили гарантировать, что эти сети не будут злоупотреблять своей властью, взимая более высокие цены, предлагая худшее качество, сокращая количество инноваций и отдавая предпочтение одним перед другими. Мы требовали структурного разделения сети и других предприятий, а также требовали, чтобы сеть предлагала справедливые и недискриминационные услуги.

В соответствии с этой традицией моя администрация восстановит конкуренцию в технологическом секторе, предприняв два основных шага:

Во-первых, приняв закон, требующий, чтобы крупные технологические платформы были обозначены как «Утилиты платформы» и отделены от любого участника на этом Платформа.

Компании с годовым глобальным доходом в 25 миллиардов долларов или более, которые предлагают общественности онлайн-рынок, биржу или платформу для подключения третьих сторон, будут обозначены как «служебные программы платформы».”

Этим компаниям будет запрещено владеть как служебным программным обеспечением платформы, так и любыми участниками этой платформы. Утилиты платформы должны будут соответствовать стандарту справедливого, разумного и недискриминационного обращения с пользователями. Утилитам платформы не будет разрешено передавать или обмениваться данными с третьими лицами.

Для небольших компаний (имеющих годовой глобальный доход от 90 до 25 миллиардов долларов) утилиты их платформ должны будут соответствовать одному и тому же стандарту справедливого, разумного и недискриминационного взаимодействия с пользователями, но не будут требоваться структурного разделения от любого участника платформы.

Чтобы обеспечить соблюдение этих новых требований, федеральные регулирующие органы, генеральные прокуроры штата или пострадавшие частные лица будут иметь право подать в суд на сервисную компанию платформы, чтобы запретить любое поведение, нарушающее эти требования, извергнуть любую незаконно полученную прибыль и получить оплату за убытки и убытки. Компания, уличенная в нарушении этих требований, также должна будет заплатить штраф в размере 5 процентов годового дохода.

Amazon Marketplace, Google Ad Exchange и Google Search будут в соответствии с этим законом служебными программами платформы.Таким образом, Amazon Marketplace и Basics, а также рекламная биржа Google и компании на этой бирже будут разделены. Google Search также должен быть отделен.

Во-вторых, моя администрация назначит регулирующих органов, которые будут пресекать незаконные и антиконкурентные слияния в сфере технологий.

Действующие антимонопольные законы позволяют федеральным регулирующим органам прекращать слияния, снижающие конкуренцию. Я назначу регулирующих органов, которые будут использовать существующие инструменты для предотвращения антиконкурентных слияний, в том числе:

  • Amazon : Whole Foods; Zappos
  • Facebook : WhatsApp; Instagram
  • Google : Waze; Гнездо; DoubleClick

Прекращение этих слияний будет способствовать развитию здоровой конкуренции на рынке, что заставит крупные технологические компании более чутко реагировать на обеспокоенность пользователей, в том числе в отношении конфиденциальности.

Защита будущего Интернета

Итак, как будет выглядеть Интернет после всех этих реформ?

Вот что не изменит : вы по-прежнему сможете заходить в Google и искать, как сегодня. Вы по-прежнему сможете зайти на Amazon и найти 30 различных кофемашин, которые доставят к вам домой за два дня. Вы по-прежнему сможете зайти на Facebook и посмотреть, как поживает ваш старый друг из школы.

Вот что изменит в : малые предприятия будут иметь хорошие шансы продавать свои продукты на Amazon, не опасаясь того, что Amazon вытеснит их из бизнеса.Google не мог подавить конкурентов, продвигая их продукты в поиске Google. Facebook столкнется с реальным давлением со стороны Instagram и WhatsApp с целью улучшить взаимодействие с пользователем и защитить нашу конфиденциальность. У технологических предпринимателей будет шанс сразиться с технологическими гигантами.

Конечно, мои сегодняшние предложения не решат всех проблем, которые возникают у наших крупных технологических компаний.

Мы должны дать людям больше контроля над тем, как их личная информация собирается, передается и продается, и делать это таким образом, чтобы не закрепить огромные конкурентные преимущества для компаний, у которых уже есть тонны наших данных.

Мы должны помочь американским создателям контента - от местных газет и национальных журналов до комиков и музыкантов - сохранять больше ценности, которую генерирует их контент, вместо того, чтобы видеть, как его собирают такие компании, как Google и Facebook.

И мы должны гарантировать, что Россия - или любая другая иностранная держава - не сможет использовать Facebook или любые другие формы социальных сетей для влияния на наши выборы.

Каждая из этих проблем представляет собой сложную задачу, но преимущество принятия этих мер по развитию конкуренции состоит в том, что они позволяют нам добиться определенного прогресса и по каждой из этих важных проблем.Усиление конкуренции означает больше возможностей для потребителей и создателей контента, а также усиление давления на такие компании, как Facebook, с целью решения вопиющих проблем своего бизнеса.

Здоровая конкуренция может решить множество проблем. Шаги, которые я предлагаю сегодня, позволят существующим крупным технологическим компаниям продолжать предлагать удобные для клиентов услуги, одновременно способствуя конкуренции, стимулируя инновации в технологическом секторе и гарантируя, что Америка продолжит лидировать в мире по производству передовых технологических компаний.Так мы защищаем будущее Интернета.

Мы можем это сделать. Мы можем произвести большие структурные изменения. Но для этого потребуется массовое движение, и оно начнется прямо сейчас. Если вы согласны, подпишите нашу петицию, и давайте вместе готовиться к упорной борьбе.

Должны ли мы разбить большие технологии? | БУ Сегодня

Призывы разрушить Big Tech становятся все громче - и они исходят с обеих сторон политического прохода. Сенатор Элизабет Уоррен (штат Массачусетс), кандидат в президенты, говорит, что такие компании, как Amazon, Facebook и Google, имеют слишком большую власть над нашей экономикой, обществом и демократией.Президент Трамп сказал, что «что-то происходит с точки зрения монополии», и это «плохая ситуация».

Многие американцы с ними согласны. Их беспокоит объем персональных данных, которыми обладают технологические гиганты, и влияние этих компаний на их жизнь. У Facebook 2,4 миллиарда активных пользователей в месяц. На Amazon приходится почти 40% всех расходов на электронную коммерцию в Америке. Google получает более 92 процентов запросов поисковых систем в мире. Apple стала первой компанией, которая преодолела отметку в 1 триллион долларов по рыночной капитализации - рыночная капитализация, превышающая ВВП Саудовской Аравии.

Правительство усиливает контроль над крупными технологиями, которые подвергаются широкомасштабным антимонопольным расследованиям со стороны Министерства юстиции США, Федеральной торговой комиссии и Конгресса. Могут появиться и новые законы: сенаторы Ричард Блюменталь (от штата Коннектикут) и Эми Клобучар (от штата Миннесота) представили закон, получивший название «Закон о сдерживании монополизации», который предусматривает более суровые наказания для крупных технологических компаний, ведущих антиконкурентную практику.

И, возможно, чувствуя это давление, генеральный директор Facebook Марк Цукерберг в аудиоклипе, просочившемся в начале октября, может услышать, как обрушивается на план Уоррена по разделению крупных технологических компаний в случае ее избрания президентом.«Я не хочу подавать крупный иск против нашего правительства», - говорит Цукерберг, обращаясь к сотрудникам Facebook. «Это похоже на то, что мы заботимся о своей стране и хотим работать с нашим правительством и делать добрые дела. Но послушайте, в конце концов, если кто-то собирается попытаться угрожать чему-то настолько экзистенциальному, вы идете на ковер и сражаетесь ».

Но это хорошая идея или даже возможность разделить эти компании? Мы спросили пять профессоров Школы бизнеса Questrom о вопросах - экономических, политических и связанных с клиентами, - которые мы должны рассмотреть, прежде чем пересматривать наше регулирование больших технологий.

Расставание может быть незаконным

Еще в 1880-х годах многие компании в Соединенных Штатах превращались в монополии, используя антиконкурентные и репрессивные методы ведения бизнеса. В результате Конгресс принял Антимонопольный закон Шермана в 1890 году и Антимонопольный закон Клейтона в 1914 году, объявив вне закона монополии, картели и тресты - и они начали отбирать самых крупных нарушителей. Американская табачная компания была разделена на четыре разные фирмы. Standard Oil стала 34 отдельными компаниями.

Эти широко сформулированные законодательные акты все еще актуальны более века спустя, говорит эксперт по антимонопольному законодательству Майкл Сэлинджер, профессор рынков, государственной политики и права Жаклин и Артура Бахр.

«Эти законы были приняты до того, как у нас появилось радио, телефоны, телевидение - и все же принцип, согласно которому монополизация рынка должна быть незаконной, с помощью иных средств, кроме предоставления более качественного продукта по более выгодной цене, все еще верен».

Но прежде чем мы начнем громить современные монополии, нам нужно выяснить, действительно ли они нарушают давно устоявшееся антимонопольное законодательство, - говорит Сэлинджер, председатель отдела рынков, государственной политики и права.«Эти компании должны нарушить законы таким образом, чтобы надлежащим средством правовой защиты было бы их разрушение. Мы не можем сделать это только потому, что некоторые политики думают, что это хорошая идея », - говорит он.


Если мы начнем бессмысленно дробить компании, это навредит инновациям.

Гарретт Джонсон, доцент маркетинга

Это предостережение разделяет Гарретт Джонсон, доцент кафедры маркетинга: «Обидно, что разговор, как правило, идет примерно так:« Эти компании делают плохие вещи, поэтому мы хотим навредить им, разбив их.«Если мы начнем бессмысленно дробить компании, это навредит инновациям».

Что касается нарушения этими компаниями антимонопольного законодательства, Сэлинджер не уверен, что это так.

«Вы должны спросить, как они заняли свои позиции на рынке», - говорит он. «Вы виновны в монополизации, только если вы достигли своей монополии не только путем предоставления более качественного продукта по лучшей цене». Посмотри на гугл. Люди хотят искать в Google. Их поиск дает полезную информацию, и это бесплатно, поэтому неудивительно, что они заняли такие сильные позиции на рынке.”

Одно из решений - в первую очередь не дать компаниям стать слишком большими. Тимоти Симко, доцент кафедры стратегии и инноваций, считает, что нам следует уделять больше внимания слияниям в сфере крупных технологий, прежде чем они произойдут. Возьмите Facebook и его приобретение Instagram в 2012 году и WhatsApp в 2014 году.

«Я не знаю, что этим слияниям уделялось особенно пристальное внимание - и, возможно, им следовало бы это сделать», - говорит Симко. При этом он не думает, что предсказать, какие слияния превратят компанию в монополию, будет простой задачей.«Конечно, это легко сказать, но сложно сделать. Часто эти технологии появляются на свет, когда предлагаются приобретения », - говорит он. Он предлагает ужесточить проверку слияний, предоставив больше ресурсов антимонопольным агентствам, а не предполагая эффективность каждого вертикального слияния.

Размытые границы

Одна из основных целей антимонопольного законодательства - защита конкуренции и рынка. По словам Кабрины Чанг (CAS'92), доцента клинических наук по рынкам, государственной политике и праву, первым шагом в определении того, обладает ли компания монополией, является определение ее рынка - то, что может быть не так легко сделать с современными технологиями. технические гиганты.«Я не знаю, на каком рынке находится Amazon», - говорит она. В шутку, говоря о приобретении Amazon Whole Foods в 2017 году, она спрашивает: «А теперь продукты?»

«Что это значит, когда Amazon входит в сектор здравоохранения или продуктового магазина, или Google - в беспилотные автомобили?» говорит Маршалл Ван Алстайн, профессор менеджмента Questrom и соавтор книги Platform Revolution: Как сетевые рынки трансформируют экономику и как заставить их работать на вас . «Это примыкание к рынку, и вы хотите иметь возможность привносить высокое качество и инновации в смежные отрасли, но вы все равно можете полагаться на рыночную власть фирмы, занимающей пост в более узкой отрасли.Границы становится очень сложно определить ».

Одним из способов решения проблемы размытых границ является выделение того, что экономисты называют «узким местом» - ресурсом, который дает компании ее монопольную власть.

«Какие стыки вы проделываете, чтобы получить выгоду, которую вы надеетесь получить, разделив эти компании?» - спрашивает Симко. «Некоторые экономисты предлагают запретить поставщикам-монополистам входить в другие отрасли, например, разрешить Google продолжать поиск, но запретить ему доступ на соседние рынки, например, участвовать в бронировании авиабилетов.

«Если вы можете определить узкое место, которое дает им монопольную власть, поместите его в отдельную организацию с требованием« обязательного для всех », а затем вы выделите все несвязанные предприятия в другое подразделение».

Хотя рыночная капитализация Amazon превышает 900 миллиардов долларов, генеральный директор Джефф Безос и компания настаивают на том, что это не монополия. Безос, фото Льва Радина / Shutterstock. Иллюстрация Ли Колфилда

Наши данные не золото

Еще кое-что, что может заставить нас задуматься перед разделением технологических компаний, - это то, насколько мы привыкли полагаться на них.Google и Facebook стали неотъемлемой частью нашей повседневной жизни: в среднем человек выполняет три-четыре поиска в Google и проводит 35 минут в Facebook каждый день. Возможно, нас беспокоит мощь технологических компаний, но большинство из нас добровольно отказывается от своих прав на получение доступа к услуге. Сколько раз вы слепо принимали онлайн-условия?

Возможно, одна из причин, по которой мы так не доверяем крупным технологиям, говорит Чанг, - это та сила, которую мы позволили этим компаниям накапливать - над нами, нашими данными и нашей демократией.

«У них огромная власть, и они имеют огромное влияние в общественном дискурсе. Были даже дела Верховного суда, который постановил, что, поскольку социальные сети так важны, запрещать людям использовать Facebook неконституционно. Это действительно современная общественная площадь », - говорит она.

Уоррен утверждала, что ее план по разделению Big Tech «даст людям больше контроля над тем, как их личная информация собирается, передается и продается» и ограничивает преимущества, которые анализ наших данных дает более крупным и более авторитетным компаниям.Но наши данные могут не быть той дойной коровой, о которой мы думаем. Нет сомнений в том, что крупные технологические компании зарабатывают кучу денег на использовании наших данных, особенно в рекламных целях - в 2018 году рекламный бизнес Amazon превысил 10 миллиардов долларов, а продажи рекламы Google составили 116 миллиардов долларов. люди думают, что их данные - это огромный горшок с золотом, украденный у них этими злыми компаниями. Это действительно преувеличение того, что происходит ».

Например, в расчете на одного потребителя средний глобальный доход Facebook на одного пользователя колеблется в районе 25 долларов в год, что ограничивает фактическую ценность ваших данных.«Вместе с более чем двумя миллиардами пользователей каждый из наших 25 долларов помогает финансировать все бесплатные интернет-сервисы, которыми мы пользуемся [от Facebook]. Представление о том, что у нас отнимают наши ценные данные, действительно преувеличено, и я думаю, что это очень важно понять », - говорит Джонсон.

Ван Алстайн, который также возглавляет департамент информационных систем, согласен с тем, что наши данные не всегда используются плохо. «С одной стороны, использует данные одного пользователя для достижения целей и преимуществ этого конкретного пользователя; Например, если у вас сердечное заболевание, врач хочет знать все данные о ваших предыдущих курсах лечения, чтобы обеспечить наилучшие результаты при лечении следующего поколения.Мало кто возражает против этого; это именно то, что должно происходить. Затем, на противоположной стороне спектра, что вызывает серьезную озабоченность, это использование ваших данных для эксплуатации вас, либо путем изменения ваших мнений, как в случае с Cambridge Analytica [которую обвиняли в сборе данных из Facebook для помощи в политических кампаниях] - или ценовая дискриминация и взимание дополнительной платы ».

Что дальше?

В Европе регулирующие органы проводят политику конфиденциальности, называемую Общим регламентом защиты данных (GDPR), закон, который рассматривает конфиденциальность как фундаментальное право человека, усиливая защиту личных данных.«GDPR применяется ко всем данным, всем формам персональных данных, независимо от того, являются ли они чрезвычайно конфиденциальными, например данные о вашем здоровье, или менее конфиденциальными, например, нажимали вы на рекламу или нет», - говорит Джонсон. Он изучает эффективность GDPR и говорит, что очевидно, что даже при наличии ограничений веб-сайты продолжают делиться информацией о своих пользователях.

Ван Алстайн считает, что ни Европа, ни Соединенные Штаты не поняли это правильно, когда дело касается больших технологий и законодательства о данных. «Европейцы слишком интервенционисты и быстро используют государственные полномочия для защиты частной жизни, в отличие от создания богатства.Напротив, американский подход, как правило, слишком основан на свободном рынке и разрешении фирмам делать все, что им заблагорассудится - и хотя это создает ценность, это также создает серьезные искажения в отношении того, кто может сохранять эту ценность. На самом деле идеальное решение находится где-то посередине, продолжая создавать ценности для компаний, но принимая во внимание европейский подход к справедливому распределению ».


Нам нужна новая и лучшая экономика и законодательство, чтобы добиться этого - и понять, что природа создания стоимости резко изменилась.

Маршалл Ван Алстайн, профессор менеджмента Questrom

Он не думает, что достаточно полагаться на законодательство прошлых лет. «В индустриальную эпоху мы видели гигантские компании в области энергетики, автомобилей, железа, нефти и железных дорог. Все это была экономия на масштабе со стороны предложения с высокими фиксированными затратами и низкими предельными затратами. Однако сегодня мы наблюдаем гигантскую экономию на масштабе со стороны спроса с помощью Big Tech, особенно с такими платформами, как Facebook и Amazon. Если относиться к ним так, как будто они занимаются экономией на масштабе предложения, это неверно.”

По мнению Van Alstyne, в законодательстве необходимо учитывать, как создается ценность - как для потребителей, так и для компаний. Такие компании, как Facebook, Apple, Google и Amazon, должны задаться вопросом, как они могут одновременно приносить прибыль и предоставлять полезные продукты и услуги; должны ли они производить свои собственные товары или они должны организовывать товары других?

Многие крупные технологические компании выбрали последнее с помощью того, что Ван Алстайн называет перевернутой фирмой, модели, в которой акцент компании смещается с производства стоимости внутри компании на производство стоимости вне фирмы, поощряя других творить от их имени.

«В открытой экосистеме вы можете использовать третьих лиц», - говорит он.