Содержание

Об обязанности ряда работодателей проводить психиатрическое освидетельствование работников

Из ст. 213 Трудового кодекса РФ следует, что работники, осуществляющие отдельные виды деятельности, а также работающие в условиях повышенной опасности, проходят обязательное психиатрическое освидетельствование не реже одного раза в пять лет в порядке, устанавливаемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Предусмотренные настоящей статьей медицинские осмотры и психиатрические освидетельствования осуществляются за счет средств работодателя.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.09.2002 № 695 утверждены Правила прохождения обязательного психиатрического освидетельствования работниками, осуществляющими отдельные виды деятельности, в том числе деятельность, связанную с источниками повышенной опасности (с влиянием вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов), а также работающими в условиях повышенной опасности.

Указанные Правила определяют порядок прохождения обязательного психиатрического освидетельствования работниками, осуществляющими отдельные виды деятельности, а также работающими в условиях повышенной опасности, предусмотренных Перечнем медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, утвержденным Постановлением Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 28.04.1993 № 377 «О реализации Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

Перечнем медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, утвержденным постановлением Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 28.04.1993 № 377 «О реализации Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» установлены медицинские психиатрические противопоказания для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности в условиях повышенной опасности, приведенных в таблице Перечня.

В данный Перечень помимо общих медицинских психиатрических противопоказаний, включающих хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями, входит эпилепсия (индивидуально) для работников учебно-воспитательных учреждений; работников детских и подростковых оздоровительных учреждений, в том числе сезонных; работников детских дошкольных учреждений, домов ребенка, детских домов, школ – интернатов, интернатов при школах; работников предприятий пищевых отраслей промышленности, общественного питания и торговли, молочных ферм,  молочных кухонь, раздаточных  пунктов, баз и складов продовольственных товаров,  имеющие контакт с пищевыми продуктами в процессе их  производства, хранения и  реализации, в том числе работники по санитарной обработке и ремонту инвентаря, оборудования, а также лица, имеющие непосредственный контакт   пищевыми продуктами при их  транспортировке на всех видах транспорта.

Таким образом, обязательное психиатрическое освидетельствование должны проходить именно те категории лиц, которые определены вышеуказанным Перечнем.

Практика надзорной деятельности прокуратуры района показала, что работодателями часто допускаются нарушения трудового законодательства, выражающиеся в непроведении обязательного психиатрического освидетельствования работников.

Так, в текущем году проверки установлены, что сотрудники 3 образовательных школ, непосредственно работающие с детьми, при попустительстве руководителей учреждений, в установленные сроки не прошли соответствующее освидетельствование. В связи с чем, главе района 17.05.2021 внесено представление, по итогам рассмотрения которого приняты организационные меры, направленные на устранение нарушений. Руководители 3 образовательных учреждений привлечены к административной ответственности по ч. 3 ст. 5.27.1 КоАП РФ, т.е. есть допуск работника к исполнению им трудовых обязанностей без прохождения обязательных психиатрических освидетельствований.

 

Разъясняет прокуратура Верхнеколымского района

Освидетельствование

Описание
  • На базе диспансерного отделения ГБУЗ «Областная психиатрическая больница им. К. Р. Евграфова» комиссией врачей психиатров проводится обязательное психиатрическое освидетельствование (согласно постановления Правительства РФ от 28.04.1993 № 377  «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании»).

  • Все психиатрические освидетельствования проводятся в корпусе № 7.

Режим работы:
с понедельника по пятницу с 08.00 до 16.30;  суббота, воскресенье — выходные дни.

технический перерыв с 12.30 до 13.00.

 

Дополнительную информацию о порядке выдачи справок и заключений, по проведению психиатрического освидетельствования можно получить по телефону 36-78-39, 36-77-83; по прохождению освидетельствования сотрудников юридических лиц необходимо обращаться по телефону 36-78-03.

Показания
  • Для проведения обязательного психиатрического освидетельствования врачебной комиссией при себе необходимо иметь документ, удостоверяющий личность (паспорт, мужчинам – желательно военный билет), направление от работодателя, в котором указываются вид деятельности и условия труда.
    Для проведения обязательного психиатрического освидетельствования при себе необходимо иметь электроэнцефалографическое исследование (ЭЭГ).
  • При прохождении предварительного и периодического медицинского осмотра (Приказ Минздравсоцразвития РФ № 302н от 12.04.2011) при себе необходимо иметь документ, удостоверяющий личность (паспорт, мужчинам – желательно военный билет), направление от работодателя с указанием должности, вредных и опасных условий труда.
  • При проведении обязательного медицинского освидетельствования водителей транспортных средств, а так же медицинского освидетельствования к владению оружием при себе необходимо иметь документ, удостоверяющий личность (паспорт, мужчинам – желательно военный билет), при наличии – направление из медицинской организации.

Стоимость

 

Медицинский осмотр предварительный при поступлении на учёбу для лиц старше 18 лет врачом-психиатром 380,0
Медицинское освидетельствование, проводимое для получения водительских прав врачом-психиатром 450,0
Медицинское освидетельствование, на наличие медицинских противопоказаний к владению оружием врачом-психиагром 450,0
Медицинский осмотр предварительный и периодический врачом-психиатром 450,0
Психиатрическое освидетельствование врачебной комиссией 350,0
Медицинское освидетельствование врачом-психиатром на наличие медицинских противопоказаний к исполнению обязанностей частного охранника 450,0

 

 

 

 

 

Психиатрическое освидетельствование

Психиатрическое освидетельствование

ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ПСИХИАТРИЧЕСКОЕ ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЕ

Психиатрическое освидетельствование для ряда профессий обязательно.

Оно проводится при приеме на работу и в процессе трудовой деятельности с периодичностью в 5 лет. Допускается внеплановое проведение психиатрического освидетельствования. Для этого необходима инициатива работника или предприятия.
Психические расстройства, как и другие заболевания, могут стать серьезным ограничением для ведения трудовой деятельности. Люди, страдающие психическими нарушениями, не могут быть связанными с источниками повышенной опасности из-за угрозы причинения вреда себе или окружающим. Также у таких людей часто отмечается снижение выносливости по отношению к различным производственным факторам (например, к шуму), что сказывается на результатах трудовой деятельности.
Необходимость прохождения психиатрического освидетельствования оговаривается на законодательном уровне. При этом предусматривается ответственность для работодателей, допустивших персонал к работе без документа, подтверждающего проведение экспертизы, если занимаемая должность входит в перечень профессий, подлежащих психиатрическому освидетельствованию.

ПОЛОЖЕНИЕ О ПРОХОЖДЕНИИ ПСИХИАТРИЧЕСКОГО ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЯ РАБОТНИКАМ

Основным документом, определяющим как проводится психиатрическое освидетельствование работников, является приказ № 695 от 23.09.2002 г. Также при организации психиатрической экспертизы для сотрудников предприятий необходимо учитывать положения следующих документов.

1. Постановление Правительства РФ № 377 от 28.04.1993 г.
2. Положения ТК РФ, касающиеся психиатрического освидетельствования.
3. Федеральный закон № 3185-1.

Документ:

Поможет Вам:

Статья 212 ТК РФ Выяснить, когда работодатель обязан организовать психиатрическое освидетельствование работников
Статья 213 ТК РФ Узнать общие основания для проведения психиатрического освидетельствования
Постановление Правительства РФ от 23 сентября 2002 года № 695 Уточнить по каким правилам проводится психиатрическое освидетельствование работников
Постановление Правительства РФ от 28 апреля 1993 года № 377 Выяснить какие вредные и опасные условия труда являются основанием для направления работника на психиатрическое освидетельствование
Приказ Минздравсоцразвития России от 12 апреля 2011 года № 302н Уточнить порядок и основание проведения медосмотров работников

ПЕРЕЧЕНЬ ПРОФЕССИЙ И РАБОТ, ТРЕБУЮЩИХ ПСИХИАТРИЧЕСКОГО ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЯ

Психиатрическое медицинское освидетельствование — что это такое и кто его должен проходить? Входят ли педагоги и водители в такой список? Подобный вопрос встречается наиболее часто как у сотрудников, устраивающихся на работу, так и у должностных лиц, которые отвечают за организацию данной процедуры в организациях. Перечень профессий, попадающих под требование прохождения психиатрической экспертизы, довольно обширный, в полном объеме приводится в правительственном постановлении № 377 от 28.04.1993 г.
Исходя из положений всех вышеперечисленных нормативных документов, требуется:
психиатрическое освидетельствование педагогических работников;
психиатрическое освидетельствование водителей;
психиатрическое освидетельствование медицинского персонала, относящегося к рабочим сферам медицины;
психиатрическое освидетельствование сотрудников, связанных с опасными химическими или биологическими вредными веществами и неблагоприятными производственными факторами;
психиатрическое освидетельствование персонала, работающего на высоте, задействованного в подземных работах, с непосредственным контактом с пищевыми продуктами, работающего в зоне повышенного излучения, в условиях повышенного шума или зрительных перегрузок.
Психиатрическому освидетельствованию подлежит и офисный персонал, должности которого связаны с постоянным слежением за информацией, отображаемой на дисплеях или аналогичных устройствах. Повышенное напряжение требует физического здоровья и отсутствия психиатрических противопоказаний.

Администрация города Тулуна: Психиатрическое освидетельствование

В случаях, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, которые содержат нормы трудового права, работодатель обязан за счет собственных средств организовывать проведение обязательных психиатрических освидетельствований работников (в том числе по их просьбам в соответствии с медицинскими рекомендациями). На время прохождения указанных освидетельствований за работниками сохраняется место работы (должность) и средний заработок. Данные выводы следуют из абз. 12 ч. 2 ст. 212, ч. 8 ст. 213 ТК РФ.

Так, работники, которые осуществляют отдельные виды деятельности, в частности связанной с источниками повышенной опасности (с влиянием вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов), а также работают в условиях повышенной опасности, проходят обязательное психиатрическое освидетельствование. Это следует из ч. 7 ст. 213 ТК РФ.

Правила прохождения обязательного психиатрического освидетельствования указанными работниками утверждены Постановлением Правительства РФ от 23.09.2002 № 695.

Виды деятельности и работы, при выполнении которых работник проходит указанное освидетельствование, определены в Перечне медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности (утв. Постановлением Правительства РФ от 28.04.1993 № 377).

Обязательное психиатрическое освидетельствование работников, осуществляющих такие виды деятельности (выполняющих соответствующие работы), проводится, в частности:

при поступлении на работу перед обязательным предварительным медицинским осмотром, который, как правило, также обязателен для данных работников в соответствии с трудовым законодательством. Данный вывод следует из совокупного анализа ч. 1, 7 ст. 213 ТК РФ и абз. 5 п. 9 Порядка проведения медицинских осмотров. Согласно абз. 5 п. 9 названного Порядка для прохождения предварительного осмотра лицо, поступающее на работу, представляет в медицинскую организацию в числе прочих документов решение врачебной комиссии, которая проводила обязательное психиатрическое освидетельствование в случаях, предусмотренных законодательством РФ;

– в дальнейшем не реже одного раза в пять лет. Это следует из ч. 7 ст. 213 ТК РФ, п. 5 Правил.

Администрация городского округа муниципального образования – «город Тулун» предлагает работодателям консультирование по вопросам проведения обязательного психиатрического освидетельствования работников, а также по вопросам соблюдения трудового законодательства в сфере труда, с которыми работодатели могут обратиться по адресу: г. Тулун, ул. Ленина, 99 (каб. №12, отдел труда), или по телефону: 8(39530) 41-0-56.

Психиатрическое освидетельствование работников в Одинцово

Медицинский Центр СТАТУС имеет лицензию на проведение психиатрического освидетельствования и выдачи соответствующего заключения по результатам обследований в соответствие с действующим Законодательством РФ. Проведение психиатрического освидетельствования осуществляется в соответствии со ст. 69 и 213 Трудового кодекса Российской Федерации, постановлением Правительства Российской Федерации от 23.09.2002 N 695 и постановлением №377 “О прохождении обязательного психиатрического освидетельствования работниками, осуществляющими отдельные виды деятельности, в том числе деятельность, связанную с источниками повышенной опасности (с влиянием вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов).

Срок действия психиатрического освидетельствования — 5 лет, по истечение которого работнику необходимо повторно проходить экспертизу.

Стоимость психиатрического освидетельствования

Наименование услуги / исследования Цена
Психиатрическое освидетельствование с выдачей заключения 1500 р.

Документы для прохождения психиатрического освидетельствования 

Сотрудник для прохождения психиатрического освидетельствования обязан предоставить следующие документы:

  • направление от работодателя;
  • паспорт или иной документ удостоверяющий личность.

Кто обязан проходить освидетельствование психиатром: 

  • Сотрудники социальной и обслуживающей сферы;
  • Лица, занятые на опасных видах работ, в том числе водители и диспетчеры;
  • Персонал, обслуживающий электроустановки, промышленное оборудование и др.

Подробный перечень профессий подлежащих обязательному психиатрическому освидетельствованию работников приведен в постановлении Совета министров №377 (28/04/1993г.). Порядок организации процедуры оговорен в правительственном Постановлении №695 от 23/09/2002г.

Этапы прохождения психиатрического освидетельствования работником

  • Работодатель выбирает то или иное лечебное заведение, имеющее право на проведение экспертизы, и заключить договор на разовое или периодическое обслуживание.
  • Работник получает направление, в котором содержатся данные о месте, дате и времени выполнения обследования. Также в документ включается указание на сферу профдеятельности и имеющиеся рабочие факторы риска.
  • Психиатрическое тестирование проводится комиссией, состоящей не менее чем из трех специалистов. Во время процедуры сотруднику задают вопросы, помогающие определить его психическое состояние. Обычно освидетельствование одного работника занимает не более получаса. При необходимости может быть проведено привлечение врачей смежных профилей.
  • Решение комиссии передается работнику в день обращения. Итоги обследования направляются работодателю не позже, чем через 20 суток. Точная дата выдачи заключения должна быть сообщена через 3 дня.

Психиатрическое освидетельствование по постановлением Правительства РФ от 23 сентября 2002 года №695

Психиатрическое освидетельствование по постановлением Правительства РФ от 23 сентября 2002 года №695

1. Настоящие Правила определяют порядок прохождения обязательного психиатрического освидетельствования (далее именуется – освидетельствование) работниками, осуществляющими отдельные виды деятельности, в том числе деятельность, связанную с источниками повышенной опасности (с влиянием вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов), а также работающими в условиях повышенной опасности, предусмотренных Перечнем медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, утвержденным постановлением Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 28 апреля 1993 года N 377 “О реализации Закона Российской Федерации “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” (далее именуется – Перечень).

2. Освидетельствование работника проводится на добровольной основе с учетом норм, установленных Законом Российской Федерации “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”.

3. Освидетельствование работника проводится с целью определения его пригодности по состоянию психического здоровья к осуществлению отдельных видов деятельности, а также к работе в условиях повышенной опасности, предусмотренных Перечнем.

4. Освидетельствование работника проводится врачебной комиссией, создаваемой органом управления здравоохранением (далее именуется – комиссия).

5. Освидетельствование работника проводится не реже одного раза в 5 лет.

6. Работник для прохождения освидетельствования представляет выданное работодателем направление, в котором указываются вид деятельности и условия труда работника, предусмотренные Перечнем.

Одновременно работником предъявляется паспорт или иной заменяющий его документ, удостоверяющий личность.

7. Освидетельствование работника проводится в срок не более 20 дней с даты его обращения в комиссию.

В целях освидетельствования комиссия вправе запрашивать у медицинских учреждений дополнительные сведения, о чем работник ставится в известность.

Комиссия принимает соответствующее решение в течение 10 дней после получения дополнительных сведений.

8. При прохождении освидетельствования работник может получать разъяснения по вопросам, связанным с его освидетельствованием.

9. Комиссия принимает решение простым большинством голосов о пригодности (непригодности) работника к выполнению вида деятельности (работы в условиях повышенной опасности), указанного в направлении на освидетельствование.

Решение комиссии (в письменной форме) выдается работнику под роспись в течение 3 дней после его принятия. В этот же срок работодателю направляется сообщение о дате принятия решения комиссией и дате выдачи его работнику.

10. В случае несогласия работника с решением комиссии оно может быть обжаловано в суде.

Общественный скрининг на деменцию: краткий экзамен на психическое состояние (MMSE) и модифицированный краткий экзамен на психическое состояние (3MS) по сравнению с

Цели этого исследования заключались в том, чтобы оценить, улучшает ли модификация Краткого исследования психического состояния (MMSE) Тэн его эффективность в качестве скринингового теста на когнитивные нарушения и деменцию, и воспроизвести это сравнение в группах французского и английского языков, а также для различных предположений. относительно относительной важности ложноотрицательных и ложноположительных ошибок.Отборочные интервью проводились с репрезентативными выборками людей в возрасте 65 лет и старше в 36 общинах в 10 провинциях Канады. В канадском исследовании здоровья и старения приняли участие 8900 местных жителей, из которых 1600 также прошли обширное клиническое и нейропсихологическое обследование. Чувствительность, специфичность и площади под кривой рабочих характеристик приемника (ROC) для исходного MMSE и модифицированной версии (3MS) были основными показателями результатов. Результаты представлены для французской и английской версий тестов.Результаты показывают, что внутренняя согласованность альфа для 3MS составила 0,87 по сравнению с 0,78 для MMSE. Площадь под кривой ROC при выявлении деменции составляла 0,93 для 3MS и 0,89 для MMSE (p <0,001). Разница между двумя тестами при выявлении всех уровней когнитивных нарушений была меньше (AUC 0,80 против 0,77, p <0,01). Превосходство 3MS проявляется в большей степени благодаря расширенной системе подсчета очков, чем из-за дополнительных вопросов. Достоверность MMSE была сопоставима в английской и французской выборках; результаты для 3MS несовместимы между двумя образцами, что указывает на возможные проблемы с переводом.В заключение, 3MS превосходит MMSE, что оправдывает несколько большую нагрузку на его введение и оценку. Ни один из тестов не помог выявить более низкие уровни когнитивных нарушений.

Гарольд Аллен Спенсер против Калифорнии | 377 U.S. 1007 | США | Суждение | Закон

Отказано.

Г-н судья ГОЛДБЕРГ, не согласен с отрицанием certiorari.

Истец, малоимущий обвиняемый, после суда присяжных был признан виновным в убийстве и приговорен к смертной казни.Верховный суд Калифорнии подтвердил обвинительный приговор 31 Cal. Rptr. 782, 383 P.2d 134, и заявитель требует судебного приказа.

До суда заявитель не признал себя виновным и не признал себя виновным по причине невменяемости. Суд в соответствии с законом Калифорнии назначил двух психиатров «для осмотра обвиняемого и выяснения его вменяемости * * *». На основании своих обследований и собеседований психиатры составили протокол, «в котором, по их мнению, обвиняемый был вменяемым * * * на момент предполагаемого совершения преступлений.«В начале судебного разбирательства заявитель отозвал свое заявление о невиновности по причине невменяемости. Тем не менее, во время фазы обвинения, которая согласно калифорнийской процедуре отделена от фазы наказания, штат вызвал одного из психиатров, который поделился компрометирующими заявлениями, «сделанными подсудимым в ходе психиатрической экспертизы».

Согласно § 1027 Уголовного кодекса Калифорнии, всякий раз, когда «подсудимый не признает себя виновным по причине невменяемости, суд должен выбрать и назначить двух психоаналитиков * * * для допроса обвиняемого и выяснения его вменяемости * * *.«Даже если подсудимый впоследствии откажется от своего заявления о невменяемости, психиатры« могут быть вызваны »для дачи показаний относительно их бесед с подсудимым. Ответчик не может ссылаться на какую-либо привилегию для предотвращения разглашения содержания таких интервью. На первый взгляд это положение применяется в равной степени как к состоятельным, так и к малоимущим обвиняемым, поскольку любой обвиняемый, выступающий в защиту невменяемости, подлежит собеседованию и обследованию нанятыми государством психиатрами, которые впоследствии могут быть вызваны государством для дачи показаний в качестве свидетелей против. ответчик.Однако взаимодействие другого правила Калифорнии, а именно, что любое общение между обвиняемым и психиатром, нанятым в частном порядке, является привилегированным, см. E. g., Jones v. Superior Court , 58 Cal. 2d 56, 61, 22 Cal. Rptr. 879, 372 P.2d 919 и процедура Калифорнии в соответствии с § 1027 создает критическое различие между состоятельным ответчиком и малоимущим ответчиком. Состоятельный обвиняемый, прежде чем принять решение о применении защиты по невменяемости, может обратиться за советом к частному психиатру, и, если обвиняемый тем самым определит, что нет оснований для защиты по невменяемости, и компрометирующие заявления, сделанные в ходе психиатрической экспертизы, являются привилегированными. и не допускается в качестве доказательства против ответчика.Напротив, неимущий обвиняемый, не имеющий возможности нанять частного психиатра, должен, чтобы определить, есть ли у него основания для защиты по невменяемости, пройти собеседование с нанятыми государством психиатрами. Если неимущий обвиняемый затем определяет, что нет оснований для такой защиты, несмотря на отзыв этой защиты, любые компрометирующие заявления, сделанные во время бесед с психиатрами, не являются привилегированными и могут быть использованы против обвиняемого на суде. Таким образом, неимущий обвиняемый зачастую фактически вынужден выбирать между отказом от защиты в связи с невменяемостью и отказом от права не свидетельствовать против самого себя.

Истец утверждает, что действие этих законов вызывает оскорбительную дискриминацию между состоятельным ответчиком, который может нанять частного психиатра, и неимущим обвиняемым, у которого нет средств для этого, в том смысле, что последний, но не первый, обязан поручить его конституционное право не свидетельствовать против самого себя как условие установления наличия каких-либо оснований для признания себя невиновным по причине безумия.

Я считаю, что жалоба заявителя поднимает существенный и важный вопрос в соответствии с положениями Конституции о равной защите и надлежащей правовой процедуре.См. E. g., Griffin v. Illinois , 351 U.S. 12, 76 S. Ct. 585, 100 L. Ed. 891 ; Gideon v. Wainwright , 372 U.S. 335, 83 S. Ct. 792, 9 L. Ed. 2d 799 ; Дуглас против Калифорнии , 372 U.S. 353, 83 S. Ct. 814, 9 L. Ed. 2d 811 ; Lane v. Brown , 372 U.S. 477, 83 S. Ct. 768, 9 L. Ed. 2d 892 ; Дрейпер против Вашингтона, 372 U.S. 487, 83 S. Ct. 774, 9 L. Ed. 2д 899 . «Как равная защита, так и надлежащая правовая процедура подчеркивают центральную цель всей нашей судебной системы: все обвиняемые в преступлениях, с точки зрения закона, должны» стоять на равенстве перед судом в каждом американском суде.” Griffin v. Illinois , supra, 351 US at 17, 76 S.Ct. at 590. Этот суд, на мой взгляд, должен удовлетворить ходатайство о выдаче судебного приказа о признании своей вины. Причина безумия созвучна этой «центральной цели» нашей Конституции. Соответственно, я уважительно не согласен с отклонением петиции.

Продукты

– Краткие сведения – Номер 377

Краткий обзор данных NCHS No. 377, сентябрь 2020 г.

Версия в формате PDFpdf icon (403 КБ)

Дебра Дж.Brody, M.P.H., и Qiuping Gu, M.D., Ph.D.

Основные выводы

Данные Национального исследования здоровья и питания

  • В течение 2015–2018 годов 13,2% взрослых в возрасте 18 лет и старше принимали антидепрессанты в течение последних 30 дней. Использование было выше среди женщин (17,7%), чем среди мужчин (8,4%).
  • Использование антидепрессантов увеличивалось с возрастом, в целом и среди обоих полов, при этом использование антидепрессантов было самым высоким среди женщин в возрасте 60 лет и старше (24,3%).
  • Использование антидепрессантов было выше среди неиспаноязычных белых (16.6%) взрослых по сравнению с неиспаноязычными чернокожими (7,8%), испаноязычными (6,5%) и неиспаноязычными азиатскими (2,8%) взрослыми.
  • Использование антидепрессантов было выше среди взрослых, имеющих хотя бы некоторое высшее образование (14,3%), по сравнению со взрослыми со средним образованием (11,5%) или меньше (11,4%).
  • С 2009–2010 по 2017–2018 годы процент взрослых, принимавших антидепрессанты, увеличился среди женщин, но не среди мужчин.

По оценкам, в 2018 году у 7,2% взрослых американцев в прошлом году был серьезный депрессивный эпизод (1).Депрессия связана с ухудшением качества жизни и увеличением инвалидности (2). Антидепрессанты – одно из основных средств лечения депрессии (3) и одни из наиболее часто используемых терапевтических препаратов в Соединенных Штатах (4).

Этот краткий обзор данных содержит недавние оценки распространенности употребления антидепрессантов среди взрослого населения США в возрасте 18 лет и старше, в разбивке по возрасту, полу, расе, латиноамериканскому происхождению и образованию. Описаны тенденции использования антидепрессантов за десятилетие с 2009–2010 по 2017–2018 годы.

Ключевые слова: антидепрессанты, Национальное исследование здоровья и питания (NHANES)

В течение 2015–2018 годов какой процент взрослых принимал антидепрессанты за последние 30 дней?

В 2015–2018 годах 13,2% взрослых принимали антидепрессанты за последние 30 дней (Рисунок 1). Использование было выше среди женщин (17,7%), чем среди мужчин (8,4%).

Процент употребления антидепрессантов увеличился с возрастом с 7,9% среди взрослых в возрасте от 18–39 до 14 лет.4% для лиц в возрасте 40–59 лет и 19,0% для лиц в возрасте 60 лет и старше. Аналогичное увеличение использования антидепрессантов с возрастом наблюдалось как у мужчин, так и у женщин. Среди мужчин употребление было самым низким среди лиц в возрасте 18–39 лет (5,5%) и самым высоким среди лиц в возрасте 60 лет и старше (12,8%). Среди женщин употребление выросло с 10,3% среди лиц в возрасте 18–39 лет до 24,3% среди лиц в возрасте 60 лет и старше.

Во всех возрастных группах женщины употребляли антидепрессанты чаще, чем мужчины.

Диаграмма 1. Процент взрослых в возрасте 18 лет и старше, принимавших антидепрессанты в течение последних 30 дней, в разбивке по возрасту и полу: США, 2015–2018 гг.


изображение значок изображение значок

1 Тенденция к значительному увеличению с возрастом.
2 Значительно ниже, чем у женщин той же возрастной группы.
ПРИМЕЧАНИЕ. Откройте таблицу данных для значка в формате PDF на Рисунке 1.
ИСТОЧНИК: Национальный центр статистики здравоохранения, Национальное исследование здоровья и питания, 2015–2018 гг.

Была ли разница в употреблении антидепрессантов за последние 30 дней в зависимости от расы, латиноамериканского происхождения и пола?

Процент употребления антидепрессантов за последние 30 дней был самым высоким среди белых неиспаноязычных взрослых (16,6%) по сравнению с нелатиноамериканскими черными (7.8%), испаноязычных (6,5%) и неиспаноязычных азиатских (2,8%) взрослых (рис. 2). Использование было также выше среди неиспаноязычных чернокожих и латиноамериканских взрослых по сравнению с неиспаноязычными азиатскими взрослыми.

Среди мужчин использование было самым высоким среди неиспаноязычных белых (10,5%) по сравнению с неиспаноязычными чернокожими (5,0%), испаноязычными (4,0%) и неиспаноязычными азиатскими (2,1%) мужчинами. Использование не различается значительно среди неиспаноязычных чернокожих и испаноязычных мужчин, а также среди неиспаноязычных азиатских и испаноязычных мужчин.

Аналогичная картина использования антидепрессантов в зависимости от расы и латиноамериканского происхождения наблюдалась среди женщин, хотя использование было выше среди латиноамериканских женщин (8.9%), чем неиспаноязычные азиатские женщины (3,4%). Самый высокий показатель употребления был среди белых женщин неиспаноязычного происхождения (22,3%).

Процент употребления антидепрессантов был выше среди женщин, чем среди мужчин для всех групп и групп латиноамериканского происхождения, за исключением взрослых неиспаноязычных азиатских национальностей, где разница не достигла значимости.

Диаграмма 2. Процент взрослых в возрасте 18 лет и старше, принимавших антидепрессанты в течение последних 30 дней, в разбивке по расе, латиноамериканскому происхождению и полу: США, 2015–2018 гг.


изображение значок изображение значок

1 Значительно выше, чем у чернокожих неиспаноязычных стран.
2 Значительно выше, чем у неиспаноязычных азиатских народов.
3 Значительно выше, чем латиноамериканец.
4 Значительно ниже, чем у женщин той же расы или группы латиноамериканского происхождения.
ПРИМЕЧАНИЕ. Получите доступ к таблице данных для значка на Рисунке 2pdf.
ИСТОЧНИК: Национальный центр статистики здравоохранения, Национальное исследование здоровья и питания, 2015–2018 гг.

Различалось ли употребление антидепрессантов за последние 30 дней в зависимости от уровня образования и пола?

В целом, процент взрослых, принимавших антидепрессанты в течение последних 30 дней, был ниже среди тех, кто не окончил среднюю школу (11.4%) или среднее образование (11,5%) по сравнению с теми, кто учился в колледже (14,3%) (Рисунок 3). Та же самая картина наблюдалась среди мужчин, с наибольшим использованием среди тех, кто имеет хотя бы какое-то высшее образование (9,6%). Среди женщин использование антидепрессантов существенно не различается по уровню образования.

На всех уровнях образования процент употребления антидепрессантов среди женщин был выше, чем среди мужчин.

Диаграмма 3. Процент взрослых в возрасте 18 лет и старше, принимавших антидепрессанты в течение последних 30 дней, в разбивке по уровню образования и полу: США, 2015–2018 гг.


изображение значок изображение значок

1 Значительно ниже, чем в колледже или выше.
2 Значительно ниже, чем у женщин того же уровня образования.
ПРИМЕЧАНИЯ: GED – это общеобразовательное развитие. Получите доступ к таблице данных для значка на Рисунке 3pdf.
ИСТОЧНИК: Национальный центр статистики здравоохранения, Национальное исследование здоровья и питания, 2015–2018 гг.

Каковы были тенденции использования антидепрессантов с 2009–2010 по 2017–2018 годы?

В целом, за десятилетие с 2009–2010 по 2017–2018 годы использование антидепрессантов увеличилось с 10,6% до 13,8% (Рисунок 4).

В период с 2009–2010 по 2017–2018 годы наблюдалась значительная тенденция к увеличению употребления антидепрессантов у женщин в течение последних 30 дней (с 13,8% до 18,6%), но не у мужчин (с 7,1% до 8,7%). Процент женщин, принимавших антидепрессанты, был выше, чем у мужчин во всех точках за 10-летний период.

Рисунок 4. Тенденции использования антидепрессантов за последние 30 дней среди взрослых в возрасте 18 лет и старше, в разбивке по полу: США, 2009–2018 гг.


изображение значок изображение значок

1 Значительно возрастающий линейный тренд.
2 Значительно выше процент мужчин за все годы.
ПРИМЕЧАНИЕ. Откройте таблицу данных для значка на рис. 4pdf.
ИСТОЧНИК: Национальный центр статистики здравоохранения, Национальное исследование здоровья и питания, 2009–2018 гг.

Сводка

В 2015–2018 годах 13,2% американцев в возрасте 18 лет и старше сообщили, что принимали антидепрессанты в течение последних 30 дней. Женщины во всех возрастных группах употребляли антидепрессанты чаще, чем мужчины. Использование увеличивается с возрастом как у мужчин, так и у женщин.Почти четверть женщин в возрасте 60 лет и старше (24,3%) принимали антидепрессанты.

Использование антидепрессантов было самым низким среди взрослых неиспаноязычных азиатских стран, а среди взрослых чернокожих испаноязычных и неиспаноязычных стран было меньше, чем среди взрослых белых неиспаноязычного происхождения. Более 1 из 5 белых женщин неиспаноязычного происхождения принимали антидепрессанты за последние 30 дней (22,3%).

В целом и среди мужчин употребление антидепрессантов было выше среди тех, кто имел некоторое высшее образование, по сравнению с теми, кто имел высшее образование или меньше.Среди женщин картина была такой же, хотя различия не достигли значимости.

За десятилетие с 2009–2010 по 2017–2018 годы процент взрослых, принимающих антидепрессанты, увеличился. Этот рост использования наблюдался среди женщин, но не среди мужчин.

Определение

Антидепрессанты: Во время домашнего интервью участников спрашивали, принимали ли они какие-либо лекарства, отпускаемые по рецепту, в течение последних 30 дней. Тех, кто ответил «да», попросили показать интервьюеру контейнеры со всеми рецептурными лекарствами.Для каждого зарегистрированного лекарственного средства интервьюер записал полное название продукта на упаковке или в списке аптек, если таковой имеется. Лекарства, отпускаемые по рецепту, были классифицированы на основе трехуровневой схемы терапевтической классификации Cerner Multum’s Lexicon (5). Антидепрессанты были идентифицированы с использованием второго уровня категориальных кодов ингредиентов лекарственных средств, а именно кода 249. Комбинация бупропиона и налтрексона, которая в основном используется для лечения ожирения, избыточного веса и связанных с весом медицинских проблем, была исключена.

Источник данных и методы

Национальное обследование здоровья и питания (NHANES) – это непрерывное обследование, проводимое для оценки здоровья и питания американцев. Опрос предназначен для национальной репрезентативности гражданского неинституционализированного населения США. Участники опроса проходят домашнее собеседование и посещают мобильный экзаменационный центр для стандартного медицинского осмотра.

Для этого анализа использовались данные

NHANES с 2009–2010 по 2017–2018 годы (6).Данные NHANES за 2015–2018 гг. Использовались для оценки доли употребления антидепрессантов по демографическим характеристикам. Для проверки тенденций использовались пять двухлетних циклов (2009–2018 гг.). Из 11 848 взрослых в возрасте 18 лет и старше, участвовавших в опросе домохозяйств в ходе NHANES 2015–2018 гг., 11 704 человека имели информацию об использовании рецептурных лекарств. Для всех анализов использовались веса интервью, которые учитывают дифференциальные вероятности выбора, неполучения ответов и неполного охвата. Стандартные ошибки в процентах были оценены с использованием линеаризации ряда Тейлора, метода, который включает план выборки и веса.

Различия между мужчинами и женщинами, а также между подгруппами расы и испаноязычного происхождения были проверены с использованием статистики t при p <0,05. уровень значимости. Линейные тренды проверялись с использованием ортогональных контрастных матриц. Все указанные различия являются статистически значимыми, если не указано иное. Приведенные оценки соответствуют стандартам надежности NCHS (7). Анализ данных проводился с использованием SAS версии 9.4 (SAS Institute, Кэри, Северная Каролина) и SUDAAN версии 11.1 (RTI International, Research Triangle Park, N.С.).

Об авторах

Дебра Дж. Броуди и Цюпин Гу работают в Национальном центре статистики здравоохранения, отдел исследований здоровья и питания.

Список литературы

  1. Управление служб психического здоровья и наркозависимости. Ключевые показатели употребления психоактивных веществ и психического здоровья в США: результаты Национального исследования употребления наркотиков и здоровья 2018 г. (публикация HHS № PEP19-5068, серия NSDUH H-54) внешний значок.Роквилл, Мэриленд: Центр статистики и качества поведенческого здоровья. 2019.
  2. GBD 2017 Соавторы ЦУР. Измерение прогресса с 1990 по 2017 год и прогнозирование достижения к 2030 году целей устойчивого развития, связанных со здоровьем, для 195 стран и территорий: систематический анализ для исследования глобального бремени болезней, 2017 г. Lancet 392 (10159): 2091–138external icon.
  3. Чиприани А., Фурукава Т.А., Саланти Г., Чаймани А., Аткинсон Л.З., Огава Ю.и др. Сравнительная эффективность и приемлемость 21 антидепрессивного препарата для лечения острых состояний у взрослых с большим депрессивным расстройством: систематический обзор и сетевой мета-анализ .pdf iconeexternal icon.Ланцет 391 (10128): 1357–66. 2018.
  4. Мартин CB, Хейлз CM, Гу Q, Огден CL. Употребление рецептурных препаратов в США,
    2015–2016 гг. Краткий обзор данных NCHS, № 334. Хяттсвилл, Мэриленд: Национальный центр статистики здравоохранения. 2019.
  5. Национальный центр статистики здравоохранения. Национальное обследование здоровья и питания: документация по данным, кодовая книга и периодичность за 1988–2018 гг.
  6. Национальный центр статистики здравоохранения. Национальное обследование здоровья и питания: анкеты, наборы данных и сопутствующая документация.
  7. Parker JD, Talih M, Malec DJ, Beresovsky V, Carroll M, Gonzalez JF Jr и др. Стандарты представления данных Национального центра статистики здравоохранения для пропорций. Национальный центр статистики здравоохранения. Показатель жизненно важного здоровья 2 (175). 2017.

Рекомендуемая ссылка

Brody DJ, Gu Q. Использование антидепрессантов среди взрослых: США, 2015–2018 гг. Краткий обзор данных NCHS, № 377. Хяттсвилл, Мэриленд: Национальный центр статистики здравоохранения. 2020.

Информация об авторских правах

Все материалы, представленные в этом отчете, являются общественным достоянием и могут воспроизводиться или копироваться без разрешения; цитирование источника, однако, приветствуется.

Национальный центр статистики здравоохранения

Брайан К. Мойер, доктор философии, Директор
Эми М. Бранум, доктор философии, Исполняющий обязанности заместителя директора по науке

Отдел обследований здоровья и питания

Райн Полозе-Рам, магистр медицины, доктор философии, Исполняющий обязанности директора
Лара Дж. Акинбами, доктор медицины, Исполняющий обязанности заместителя директора по науке

Использование традиционных психологических тестов в судебной экспертизе

Клиническая оценка; Судебно-медицинская экспертиза; Психологическая оценка; Психологические тесты

Психологическая оценка – это процесс сбора и интеграции данных, связанных с психологией, для проведения психологической оценки с использованием таких инструментов, как тесты, интервью, тематические исследования, наблюдение за поведением, а также специально разработанное оборудование и процедуры измерения.Как правило, процесс оценки начинается с направления на оценку от такого источника, как учитель, школьный психолог, консультант, судья, клиницист или корпоративный специалист по кадрам, чтобы ответить на один или несколько вопросов направления. , решить проблему или прийти к решению с помощью инструментов оценки [1].

Психологическая оценка может помочь в понимании психологического и психического состояния здоровья людей, вовлеченных в судебный процесс, оценка может охватывать депрессию, злоупотребление психоактивными веществами, компетентность, преступный умысел, опасность, родительскую пригодность и интеллект, а также цель психологической оценка в судебно-медицинском учреждении (например,g., программы ювенальной юстиции, исправительные учреждения и некорректные учреждения, в которых психотерапевтические услуги предоставляются криминалистам, таким как жертвы жестокого обращения и преступлений) призваны помочь лицам, принимающим судебные решения, путем предоставления ему клинических и научных данных, собранных в ходе психологических исследований. оценки, которые проводятся специалистами в области психического здоровья, такими как психолог или психиатр, эта оценка отличается от других оценок, проводимых в терапевтических целях, таких как планирование лечения и диагностика, которые будут обсуждаться в следующем разделе [2-5].

Хейбрун и его коллеги определили различия между судебно-медицинской экспертизой и терапевтической оценкой во многих аспектах следующим образом:

Первые различия связаны с целями каждого из них, в то время как основная цель судебно-медицинской экспертизы, как упоминалось ранее, заключается в предоставлении лицо, принимающее юридические решения, посредством информации о соответствующих способностях человека, лежащих в основе конкретного гражданского (например, опека над ребенком, телесные повреждения) или уголовного (например, способность предстать перед судом, вменяемость на момент совершения преступления) правового вопроса.Терапевтическая оценка, напротив, обычно проводится по причинам диагностики и лечения [5,6].

Второе различие между двумя типами оценивания связано с характером взаимоотношений между экзаменуемым и экзаменуемым. В судебно-медицинской экспертизе психолог или психиатр играет объективную или квазиобъективную роль в сборе и документировании данных, он или она озабочены объективностью и точностью. В то время как роль психолога или психиатра в терапевтической оценке является вспомогательной, он или она озабочены оцениваемым человеком [5].

Стандарты, используемые при судебно-медицинской и терапевтической оценке, различаются. Стандарты терапевтической оценки помогают в диагностике и лечении, а также выполняют организующие, обобщающие и ориентирующие функции. При этом судебно-медицинская экспертиза включает как клинические, так и юридические стандарты. Например, когда оценщика просят рассмотреть связь между лежащими в основе умственными, эмоциональными и когнитивными нарушениями и множеством юридических вопросов, таких как соображения вынесения приговора, компетенции или уголовная ответственность [5].

Четвертое существенное различие между двумя типами оценивания касается источников информации, используемых в каждом из них. Оба они полагаются на клинические данные и психосоциальную информацию, используя методы самоотчета, психологическое тестирование и поведенческую оценку. В отличие от терапевтической оценки, этих источников недостаточно для судебно-медицинской экспертизы. Требуется больше информации за счет использования сопутствующей информации (например, обзор документов, интервью) для оценки точности и последовательности собранной информации посредством самоотчетов [6].

Лица, прошедшие судебно-медицинскую экспертизу, имеют множество причин для предоставления неточной информации. Например, некоторые люди могут переоценивать свои родительские навыки по получению опеки над своими детьми, в то время как другие могут преувеличивать проблемы психического здоровья, чтобы избежать уголовной ответственности или получить денежную выгоду в случаях телесных повреждений, тогда как в большинстве случаев терапевтической оценки Обычно это ограниченное ожидание относительно возможности того, что оцениваемый человек намеренно (путем преувеличения или минимизации) исказит природу симптомов или переживаний [5,7].

Еще одно различие между терапевтической оценкой и судебно-медицинской экспертизой связано с уточнением аргументов и ограничениями знаний. При терапевтическом оценивании не приходится ожидать, что допущения и методы, использованные для завершения оценки, будут подвергнуты сомнению, поскольку терапевтическое оценивание зависит от обучения, теоретической ориентации, профессионального опыта и знаний оценщика. В отличие от терапевтической оценки, судебно-медицинская экспертиза проводится в состязательном правовом контексте и может быть оспорена с помощью правил доказывания или перекрестного допроса адвокатом противной стороны [6].

Документирование и передача результатов – еще одно различие между терапевтической оценкой и судебной экспертизой. При терапевтической оценке нет определенных ожиданий относительно структуры, формата, уровня детализации и содержания письменного отчета, необходимого для документирования такой оценки. Обратное верно в отношении судебно-медицинской экспертизы: отчеты о судебно-медицинской экспертизе обычно бывают длинными и подробными из-за юридических вопросов о направлении к специалистам, которые требуют дополнительной информации о процедурах, выводах и аргументации, использованных в оценке, и это связано с ожиданием того, что предположения и методы, использованные в оценке, будут подвергнуты сомнению [5,6].

Также существует важное различие между двумя типами оценивания в свете устного сообщения о результатах оценивания. Вероятность того, что терапевт по оценке даст экспертное свидетельство по юридическим вопросам, очень мала. В то время как судебно-медицинский эксперт всегда должен давать показания в качестве свидетеля-эксперта, и эти показания будут связаны с оценкой, судебно-медицинский эксперт в качестве свидетеля-эксперта должен четко объяснить судье по факту (часто присяжным, в некоторых случаях судье) теорию. который формирует контекст и структуру для тестов, используемых при оценке, как тесты были созданы, способы использования тестов, как интерпретируются результаты, и способы, с помощью которых имеющиеся результаты тестов могут быть достоверно и надежно используется, так что поверенный не может продемонстрировать, что эксперт на самом деле не является экспертом в этой области и неправильно понял, неправильно использовал или неверно изложил работу и результаты тестов [6,8].

Последнее различие между терапевтической оценкой и судебно-медицинской оценкой имеет отношение к предыдущему пункту, судебная оценка делает акцент на психометрических аспектах, таких как нормативные данные, надежность, валидность и чувствительность. Напротив, терапевтическая оценка основана на теоретической ориентации практикующего врача и соответствующем наборе подходов и инструментов оценки [6], в следующей таблице приведены различия между судебно-медицинской оценкой и терапевтической оценкой:

Назначение

Судебно-медицинская экспертиза

Терапевтическая оценка

Помощь лицам, принимающим решения

Диагностика и лечение

Отношения между экзаменуемым

Объективная или квазиобъективная роль

Вспомогательная роль

Стандарты

Клинические и правовые стандарты

Клинические стандарты

Источник информации

Клиническая, психосоциальная и дополнительная информация

Клиническая и психосоциальная информация

Разъяснение рассуждений и пределы знаний

Ожидания будут оспорены

Никаких возражений не ожидается

Документирование и сообщение результатов

Отчет об оценке обычно бывает длинным и подробным

Нет определенных ожиданий относительно структуры, формата, уровня детализации и содержания отчета об оценке

Устное сообщение о результатах оценки

Высокие ожидания дачи показаний в качестве свидетеля-эксперта

Не ожидается дачи показаний в качестве свидетеля-эксперта

База оценки

Психометрические соображения (нормативные данные, надежность, валидность и чувствительность)

Теоретическая ориентация, оценочные подходы практикующего врача

Таблица 1: Различия между судебно-медицинской экспертизой и терапевтической оценкой.

В судебной экспертизе используется широкий спектр инструментов и процедур оценки. Они могут включать три основные категории: инструменты судебной оценки (FAI), инструменты судебной экспертизы (FRI) и инструменты клинической оценки (CAI) [4,9].

FAI специально разработаны для непосредственной оценки психолого-правовых конструкций или возможностей, таких как способность обвиняемого по уголовному делу предстать перед судом или способность пожилого человека решать юридические, финансовые и медицинские вопросы.Примерами FAI являются инструмент оценки компетентности Макартура – судебное решение по уголовным делам и проверка компетентности [4,10]. В то время как FAI сосредотачиваются на психолого-правовых конструктах, FRI сосредотачиваются на клинических конструктах, которые иногда имеют отношение к правовому контексту. Примеры FRI включают те, которые используются для оценки симуляции и «набора тестов», рецидивизма, риска насилия и психопатии [4]. Последняя категория включает CAI, которые относятся к стандартным психологическим тестам, которые в первую очередь предназначены для оценки таких клинических конструкций, как тревога, депрессия, психопатология и гнев.Эти инструменты используются для оценки, диагностики и планирования лечения клинических групп в терапевтических контекстах [4,9].

Кроме того, область судебной экспертизы делится на две большие категории: гражданские и уголовные. Сферы гражданской практики включают отношения между членами сообщества, и цель состоит не в том, чтобы наказать правонарушителя, а в том, чтобы предотвратить или компенсировать проступок. Примерами гражданских дел являются оценка содержания под стражей и судебное разбирательство по делу о телесных повреждениях. В то время как уголовная практика обычно включает дела, в которых уголовное законодательство было нарушено, и цель состоит в том, чтобы надлежащим образом наказать правонарушителя.Примеры судебной экспертизы в уголовном праве могут включать в себя способность предстать перед судом и оценку вменяемости в дополнение к смягчению приговора к смертной казни [7,11].

Было проведено несколько исследований по использованию психологических тестов в различных судебно-медицинских учреждениях, и они неизменно указывали на то, что психологическое тестирование является важным компонентом большинства судебно-медицинских экспертиз, а конкретный характер используемых тестов варьируется в зависимости от постановки или фокуса оценки [12 ].И наиболее часто используемыми инструментами в судебной оценке являются Миннесотский многофазный опросник личности-2 (MMPI-2) для оценки личности и шкалы Векслера для интеллектуального измерения.

В раннем исследовании, проведенном Lees-Haley et al., Для оценки частоты различных психологических тестов, используемых при судебно-медицинской экспертизе [13]. Данные собраны из отчетов 100 экспертов-нейропсихологов об оценке травм у взрослых. Результаты показали, что количество тестов, использованных в 100 судебных нейропсихологических оценках, варьировалось от 1 до 32.И пересмотренная шкала интеллекта Векслера для взрослых (WAIS-R) была наиболее часто используемой шкалой, MMPI / MMPI-2 была второй по частоте использования, а шкала памяти Векслера (WMS) / пересмотренная шкала памяти Векслера (WMS-R). ) занял третье место.

Куиннелл и Боу провели опрос, чтобы изучить использование психологических тестов при оценке опеки над детьми 198 психологами [14]. Результаты показали, что половина участников сообщили об использовании тестов IQ с детьми и взрослыми в рамках оценки опеки.MMPI / MMPI-2 был вторым наиболее часто используемым объективным тестом у взрослых, а Millon Clinical Multiaxial Inventory II или III (MCMI) был вторым наиболее часто используемым. Также использовались другие тесты, такие как «16 факторов личности» и «Калифорнийская личностная инвентаризация», но на ограниченной основе. Для тестирования подростков Миннесотский многофазный опросник личности – подростковая версия (MMPI-A) обычно использовался с Millon Adolescent Clinical Inventory (MACI).

В другом исследовании, проведенном в Австралии Martin et al., чтобы оценить использование психологических тестов и то, как они используются 79 австралийскими психологами, которые занимаются частной практикой, государственными ведомствами или учреждениями, которые проводят оценки для судов [15]. Результаты показали, что шкалы интеллекта Векслера и MMPI считаются наиболее часто используемыми тестами. Вторыми по популярности личностными тестами были PAI, а третье место занял MCMI.

В недавнем опросе, проведенном Арчером и др., Для оценки психологических тестов, используемых в судебной экспертизе членами Американского отделения психологического общества Американской психологической ассоциации и дипломатами Американского совета судебной психологии [12 ].Участников попросили сообщить об их использовании тестов в рамках определенных категорий, таких как способность предстать перед судом, оценка содержания под стражей и оценка риска для сексуальных преступников. Кроме того, результаты опроса были также собраны для конкретных типов тестирования, таких как когнитивные / интеллектуальные тесты, многомасштабные инвентаризации, нейропсихологические тесты и одномасштабные тесты. Результаты показали, что наиболее традиционными инструментами клинической оценки, используемыми в судебно-медицинской экспертизе, были MMPI-2 и шкала интеллекта Векслера.Результаты также показали, что другие меры оценки, такие как Опросник оценки личности (PAI) и показатели самооценки родителей (например, Индекс родительского стресса (PSI), используются в сфере оценки ребенка вместе с более устоявшимися инструментами, такими как Контрольный список поведения детей (CBCL) и личный опросник детей (PIC)

Viljoen et al. Опросили судебно-медицинских экспертов о методах, которые они используют для оценки риска насилия среди несовершеннолетних и взрослых правонарушителей [16].Участников попросили оценить использование ими широких категорий тестов (например, психопатологических тестов, когнитивных тестов, инструментов оценки риска и тестов на психопатию). Также клиницистов попросили перечислить конкретные тесты, которые они использовали. Результаты показали, что для юных клиницистов наиболее часто используемые тесты включали шкалу интеллекта Векслера, многофазные тесты личности Миннесоты и Структурированную оценку риска насилия среди молодежи. Для взрослых клиницистов наиболее часто используемые тесты включали контрольный список психопатии Хейра, HCR-20 и MMPI-II.

Маклафлин и Кан представили 102 экспертами-экспертами обновленную информацию об использовании инструментов оценки при оценке стиля реагирования / симуляции, способности предстать перед судом (CST), психического состояния во время предполагаемого правонарушения (MSO) и риска несексуального насилия [ 17]. Результаты показали, что использование тестов различается в зависимости от типа инструмента оценки и типа судебно-медицинской экспертизы психического здоровья. FAI / FRI чаще всего использовались при оценке стиля реакции / симуляции, CST и риска несексуального насилия, а многомасштабные инвентаризации, такие как MMPI – 2, MMPI – 2, MCMI и PAI, наиболее часто использовались в оценках MSO.Оценщики реже всего использовали проективные методы (например, тест чернильных пятен Роршаха, тематический тест апперцепции) по всем четырем вопросам.

В другом исследовании, проведенном Нилом и Гриссо с целью изучения самоотчетов судебно-психиатрических специалистов об использовании структурированных инструментов в своих судебных оценках в гражданском и уголовном контексте (N = 434 эксперта, 868 случаев), результаты показали, что большая часть судебно-медицинских экспертиз при оценке психического здоровья (74,2%) использовался один или несколько структурированных инструментов для оказания клинической помощи [18].Кроме того, инструменты оценки личности были наиболее распространенным видом инструментов, который включал MMPI с любой версией, используемый в 15,2% оценок, и PAI в 9,6% оценок. Эти два инструмента вошли в «десятку» всех 10 наиболее распространенных типов рефералов. Результаты также показали, что несколько инструментов, которые были разработаны для конкретных видов рефералов, чаще всего или исключительно используются для этих рефералов. Например, Исторический клинический риск-менеджмент 20 (HCR-20), инструмент оценки риска насилия был оценен как инструмент номер один для оценки риска насилия (35.6%). и риск сексуального насилия-20 (SVR-20), протокол риска сексуального насилия (RSVP) и оценка риска сексуального преступника использовались при оценке риска сексуального преступника. Инструменты судебной компетентности использовались для оценок CST, которые включали оценку компетентности предстать перед судом с поправками (ECST-R), инструмент оценки компетентности MacArthur – решение по уголовным делам (MacCAT-CA) и собеседование на предмет компетентности несовершеннолетних (JACI). Результаты также показали, что Пересмотренный контрольный список психопатии (PCL-R) был еще одним инструментом, который наиболее часто использовался при оценке риска насилия (35.6%), а также при оценке риска сексуальных преступников, гражданских обязательств, помощи в приговоре и безумия. Стиль ответа или инструменты симуляции были наиболее распространенными инструментами при оценке безумия и 2 из 10 как для оценки CST, так и для оценки инвалидности. Например, тест на нарушение памяти (TOMM) использовался примерно в 10–15% оценок безумия, инвалидности и CST.

Как видно из обзора, рассмотренного выше, традиционные психологические тесты широко используются в различных контекстах судебной медицины.Однако стоит отметить, что у использования традиционных психологических тестов при судебно-медицинской экспертизе есть как преимущества, так и недостатки. Первое преимущество состоит в том, что большинство из них, как правило, психометрически структурировано и имеют соответствующую исследовательскую базу, поддерживающую их использование в судебной экспертизе [19]. Например, существует обширный объем исследований, подтверждающих судебное применение MMPI-2 [20-22]. Кроме того, большинство этих инструментов могут быть особенно полезны для оценки стиля ответа.Например, MMPI-2 включает ряд шкал, которые полезны при оценке различных стилей реакции, включая защиту / отрицание (шкалы K и S), отображение положительных качеств (шкала L), симуляция, нерелевантные ответы, а также преувеличенные или фальшивые отвечая (F, F (B) и F (p)) [2,10]. Кроме того, клинические тесты могут дать широкое представление о многих областях функционирования [7]. Еще одна ценность использования стандартизированных психологических тестов в судебной экспертизе состоит в том, что они объективны при оценке людей, поэтому их результаты объективны и предоставляют достоверную информацию, выходящую за рамки импрессионистических суждений [2].

Несмотря на эти преимущества, психологические клинические инструменты имеют много проблем, связанных с их использованием в судебной медицине. Во-первых, эти инструменты были разработаны для клинических целей, таких как диагностика и планирование лечения, а не для судебной экспертизы [9]. Мелтон и др. Указали, что большинство психологических тестов не были разработаны и не утверждены для законного использования [23]. Например, MMPI-2 был разработан для диагностических целей, а не для юридических вопросов или стандартов; у него нет шкалы для измерения способности предстать перед судом [24].

Другая проблема, связанная с использованием психологических клинических тестов для судебно-медицинских целей, заключается в том, что исследовательская база, поддерживающая такое использование, варьируется в зависимости от индивидуального теста. Это означает, что многие клинические тесты, используемые для судебно-медицинских целей, имеют вспомогательную исследовательскую базу для использования в этом контексте, например MMPI-2. В то время как другие тесты имеют небольшую поддержку исследовательской базы или не имеют никакой поддержки [24].

Кроме того, стандартные психологические тесты имеют меньшую ценность в реконструктивных оценках (реконструируют индивидуальное психическое состояние в предыдущий момент времени), чем в оценках, которые сосредоточены на индивидуальном текущем психическом состоянии.Дело в том, что некоторые психологические функции относительно стабильны во времени (например, интеллект), в то время как другие аспекты личности и симптоматика, такие как тревога и депрессия, менее стабильны. Чем больше промежуток времени между оценкой и интересующим временем, тем больше вероятность того, что на результаты теста могут повлиять естественные или ситуационные факторы, поэтому судебно-медицинскому эксперту следует использовать архивную информацию [23].

Другая проблема с использованием психологических тестов в судебно-медицинских учреждениях заключается в том, что большинство психологических тестов зависит от самоотчетов.А результаты самоотчета показывают только то, что люди хотят рассказать о себе. Кроме того, люди не всегда точны в отношении самих себя. Меры самоотчета могут привести к неточным результатам в различных условиях судебной экспертизы. Например, при оценке опеки над ребенком родители всегда переоценивают свои отзывы о положительных качествах, связанных с получением опеки [25].

Несмотря на эти проблемы, исследования показывают, что традиционные психологические тесты будут по-прежнему использоваться в судебной экспертизе.Однако многие авторы предложили руководящие принципы, которые помогают судебным психологам в выборе мер для конкретного использования в судебной экспертизе, которые заслуживают рассмотрения [2,7,10,26].

Первое, что следует учитывать при использовании традиционных психологических тестов в судебной экспертизе, – это то, что данные тесты должны иметь желаемую степень стандартизации [7]. Стандартизация касается группы стандартизации или нормативной выборки, на которой будет сравниваться индивидуальный результат теста.Группа стандартизации должна быть представительной и достаточно большой, чтобы проводить такое сравнение. Чем больше отличается человек от этой группы стандартизации, тем менее полезен тест для оценки. Стандартизация также касается процедур администрирования, оценки и интерпретации результатов [27]. Шкалы интеллекта Векслера и различные формы MMPI (MMPI-2, MMPI-2-RF и MMPI-A) являются примерами стандартизированных тестов. Как указали Арчер и др., Например, интеллектуальные шкалы Векслера представляют собой весьма адекватный стандартизованный тест для использования в судебно-медицинских оценках [7].В руководствах по тестированию как для взрослых, так и для детских версий шкал интеллекта Векслера разъясняются условия проведения тестов, оценки и интерпретации результатов. Вдобавок тест имеет пределы применимости при должной организации судебной экспертизы [7].

Второе соображение при использовании психологических тестов в судебной экспертизе связано с надежностью и валидностью теста. Судебному оценщику следует рассмотреть надежность теста, прежде чем использовать его в процессе оценки.Приемлемый диапазон надежности частично зависит от измеряемой переменной. В общем, стабильные черты или способности имеют более высокую надежность, чем изменчивые состояния. Однако, хотя тест может быть надежным, но не действительным, обратное неверно. Дело в том, что тест должен достигнуть адекватного уровня надежности [27]. Чем ниже надежность данного теста, тем ниже предел достоверности измеряемой конструкции [26]. Таким образом, валидные тесты – это тесты, оценивающие конструкции, для оценки которых они предназначены.Тем не менее, высокие уровни валидности теста во время его создания не гарантируют его валидность в конкретной ситуации, потому что на практике многие переменные могут повлиять на результаты теста. Валидность в практике оценки также зависит от того, в какой степени тесты могут работать вместе для повышения точности друг друга. Некоторые тесты имеют инкрементную достоверность (способность тестов производить информацию, превышающую уже известную), поскольку они повышают точность дополнительной информации по мере использования все большего числа источников данных [27].

Третье соображение заключается в том, что традиционные психологические тесты имеют ограниченную полезность при непосредственном ответе на психолого-правовые вопросы. Следовательно, судебно-медицинский эксперт должен использовать психологический тест, имеющий отношение к юридическому вопросу. Как указал Хейльбрун, релевантность может быть продемонстрирована либо путем прямого измерения юридических конструкций, лежащих в основе данной судебно-медицинской проблемы, либо путем измерения психологической конструкции, которая считается частью юридического стандарта [26]. Например, шкалы интеллекта могут использоваться для оценки способности испытуемого понимать выдвинутые против него обвинения.В связи с этим Гринберг и др. Рекомендовали экспертам-криминалистам рассматривать стандартные психологические тесты, которые они используют, как генерирующие концептуальные гипотезы относительно юридических вопросов, которые могут быть приняты или отклонены [10]. И то, что они не должны использоваться без подтверждения другой информацией, касается данного вопроса.

Кроме того, судебно-медицинский эксперт должен быть осведомлен о научно-исследовательской базе, которая проясняет связь между конкретными результатами испытаний и соответствующими юридическими результатами [23].И, если нет литературы, подтверждающей связь между данным тестом и юридическим вопросом, судебно-медицинский эксперт должен уточнить в своем отчете теоретическое обоснование выбора теста [26].

Еще одно важное соображение при использовании психологических тестов в судебной экспертизе, связанное с интерпретацией результатов тестов. В общем, любые результаты психологического теста следует интерпретировать в свете группы стандартизации, которая может ограничивать их использование в судебной экспертизе [2]. Как указал Грот-Марнат, хорошо построенный тест имеет нормы специализированных подгрупп, а также основные нормы группы стандартизации [27].Знание каждой из этих норм подгруппы позволяет более уместно и осмысленно интерпретировать оценки. К сожалению, это доступно не для всех психологических тестов, особенно тех, которые используются в судебно-медицинской экспертизе. Исключением является MMPI-2-RF, широкая мера психопатологии, имеющая базовые нормы для нормальных людей и множество групп сравнения для поддержки ее использования в группах лиц, подавших иски о причинении телесных повреждений, тяжущихся сторон по вопросам заключения под стражу и заключенных [7] .

Хейльбрун обсудил еще один аспект интерпретации результатов тестирования, связанный с индивидуальным стилем ответа [26]. Стиль ответа относится к характеру и точности информации, предоставляемой оцениваемыми лицами [6]. Практически большинство людей, оцениваемых в различных контекстах судебно-медицинской экспертизы, могут быть заинтересованы в том, чтобы произвести особое впечатление или рассматриваться определенным образом при психологической оценке, поэтому Хайльбрун рекомендовал интерпретировать результаты психологического тестирования в контексте стиля реакции человека [ 2,26].Если стиль ответа кажется имитирующим, защитным или неуместным, результаты, возможно, придется не принимать во внимание или даже игнорировать, и следует использовать другие источники данных. Как упоминалось ранее, MMPI-2 имеет множество шкал, которые оценивают паттерны неверных ответов, чем любые другие психологические инструменты измерения [2].

Гиппократ – обзор | Темы ScienceDirect

Темперамент

Гиппократ, отец современной медицины, в четвертом веке до нашей эры выдвинул теорию о том, что эмоции имеют преимущественно физиологическую основу, а различия связаны именно с колебаниями жидкостей организма, называемыми «юморами».Во втором веке нашей эры римский врач Гален, опираясь на теорию юмора Гиппократа, предложил четыре классических «темпераментных» стиля характера: меланхолический, флегматический, сангвиник и холерик. Сегодня идея врожденного, основанного на конституции стиля характера сохраняется, хотя существуют значительные разногласия (Buss & Plomin, 1984; Rothbart & Derryberry, 1981; Rothbart & Posner, 1985; Seifer & Sameroff, 1986; Strelau, 1983; Thomas & Chess). , 1977). Хотя предполагается, что они имеют физиологическую основу, конкретные биологические процессы, связанные с темпераментом, трудно идентифицировать и изучать (Kagan, 2001).Кроме того, существуют разногласия относительно классификации и количества различных стилей темперамента (см. Goldsmith & Campos, 1982; Kagan, Reznick & Snidman 1988; Rothbart, 2004; Thomas, Chess, & Birch, 1968). Темперамент обычно определяется как необразованные, основанные на конституции индивидуальные различия как в стиле презентации, так и в способности регулировать эмоции, внимание и поведение (Rothbart & Bates, 2006; Rothbart, Ellis, & Posner, 2004). Проще говоря, врачи-терапевты рассматривают темперамент как предрасполагающий фактор предрасположенности, который может помочь или помешать адаптации ребенка к окружающей среде (Clark & ​​Watson, 1999; Rothbart & Bates, 2006).Значительная исследовательская база посвящена тому, в какой степени темперамент служит фактором риска будущей психопатологии, прямо или косвенно через вызванные изменения в родительской заботе (Barron & Earls, 1984; Betts, Gullone, & Allen, 2009; Cutrona & Траутман, 1986; Эссекс, Кляйн, Слэттери, Голдсмит и Калин, 2010; Каган, Резник и Снидман, 1988; Лернер, Кастеллино, Паттерсон, Вилларуэль и Маккинни, 1995; Патнэм, Сансон и Ротбарт, 2002). Например, Томпсон, Коннелл и Бриджес (1988) обнаружили, что пугающий темпераментный стиль оказывает как прямое, так и косвенное влияние на социальное взаимодействие детей.Айзенберг и его коллеги (2001; 2005) исследовали стиль темперамента, называемый негативной эмоциональностью (Rothbart & Bates, 2006), и обнаружили, что его компоненты по-разному способствуют интернализации, а не экстернализации проблем, причем интернализаторы более склонны к страху и застенчивости (см. Также Bates, Pettit, Dodge , & Ridge, 1998; Leve, Kim, & Pears, 2005). Темпераментный стиль, отмеченный высокой негативной эмоциональностью и физиологическим возбуждением, был связан с проблемами тревоги в более позднем возрасте (Brown, Chorpita, & Barlow, 1998; Chorpita & Daleiden, 2002; Lonigan, Carey, & Finch, 1994; Watson, Clark. , & Кэри, 1988).

Значительное внимание было уделено изучению поведенческого торможения, тревожного темпераментного стиля, отмеченного преувеличенной физиологической реакцией (Schmidt & Fox 1998; Schmidt, Fox, Schulkin, & Gold, 1999; Schmidt, Fox, Sternberg et al. ., 1999), повышенная бдительность внимания (Perez-Edgar & Fox, 2005) и избегающий стиль поведения в незнакомых ситуациях (Kagan et al., 1988). Несколько исследований выявили связь между поведенческим торможением и повышенным риском социальной фобии в более позднем возрасте (Biederman et al., 2001; Каспи, Моффитт, Ньюман и Сильва, 1996; Chronis-Tuscano et al., 2009; Хейворд, Киллен, Кремер и Тейлор, 1998; Hirshfeld et al., 1992; Мурис, Меркельбах, Весселе и Ван де Вен, 1999; Мурис, Меркельбах, Шмидт, Гадет и Боги, 2001; Резник, Хегеман, Кауфман, Вудс и Джейкобс, 1992; Шварц, Снидман и Каган, 1999). В одном исследовании 61% детей, идентифицированных как поведенчески заторможенные в возрасте двух лет, имели социальную тревогу при оценке в возрасте 13 лет (по сравнению только с 27% детей, идентифицированных как не сдерживаемые), и эта взаимосвязь была специфичной для общей социальной тревожности, но не для других. формы тревоги (Kagan, 1989; Schwartz et al., 1999). Точно так же Хиршфельд-Беккер и его коллеги (2007) провели пятилетнее наблюдение за детьми, которых оценивали по темпераменту, и также обнаружили, что поведенческое торможение достоверно предсказывает новое начало социальной фобии в среднем детстве, не наблюдая связи с этим стилем темперамента и любыми другими. тревожные расстройства.

Помимо сдерживания поведения в раннем детстве, исследования выявили несколько других стилей темперамента и поведения, которые могут влиять на развитие социальной тревожности, включая проявление нерегулируемого страха.Малыши с нерегулируемым профилем страха реагируют на ситуации с низкой угрозой непропорционально высоким уровнем страха, неспособными сопоставить уровни страха с реальной опасностью и проявляют социальную осторожность в дошкольном и раннем детском садах (Buss, 2011). В последующем исследовании, проведенном Бассом и его коллегами (2013), нарушение регуляции страха в возрасте двух лет предсказывало тревожное поведение во время лабораторных взаимодействий как с незнакомыми сверстниками, так и со взрослыми в возрасте пяти лет. Этот профиль также оказался сильным предиктором будущих нарушений, поскольку дети с большим дисрегулируемым страхом в возрасте двух лет в четыре раза чаще демонстрировали высокий уровень симптомов социальной тревожности в детском саду.

Тревожно-одиночное поведение представляет собой еще одну конструкцию темперамента, которая может иметь отношение к социальной тревоге. По сравнению с контрольной группой, Газель, Уоркман и Аллан (2010) обнаружили, что учащиеся третьего и четвертого классов, которых сверстники определили как тревожно-одиночные, подвергались большему риску развития социального тревожного расстройства с течением времени, а также других тревожных расстройств. Дети, подходящие под это описание, вербально и поведенчески заторможены даже среди знакомых сверстников, не решаются социализироваться и часто ведут себя «одиноким на виду».Для более подробного обсуждения темперамента и социальной тревожности обратитесь к главе Кагана (Глава 12) для более подробного обзора.

Раздел 377 Слушание: гомосексуальность не влияет на карьеру человека, люди сдали экзамен на государственные службы, говорит адвокат в SC

На второй день рассмотрения Верховным судом ходатайств об отмене статьи 377 Центр заявил, что согласны с актами по обоюдному согласию между взрослыми наедине, но просит разъяснений по поводу зоофилии.Он отказал от Верховного суда, и попросил последний вынести решение о конституционности статьи 377.

Менака Гурусвами, адвокат одного из заявителей (студентов и выпускников ИИТ), рассказывает Верховному суду, что, когда студенты пришли к ней с делом, она была поражена тем, как статья 377 повлияла на многие жизни. Она сказала: «гомосексуальность не влияет на карьеру и рост человека. Люди сдали экзамены на государственную службу, экзамены IIT и другие конкурсные экзамены высшего уровня.”

Менека Гурусвами, адвокат одного из заявителей, говорит Верховному суду, что гомосексуальность не влияет на карьеру и рост человека. Люди сдали экзамены на государственную службу, экзамены IIT и другие конкурсные экзамены высшего уровня. ‘

– ANI (@ANI) 11 июля 2018 г.

Гурусвами далее указал, что Раздел 377 является нарушением статьи 15, поскольку дискриминация вращается вокруг пола партнера. Ссылаясь на уведомление от 2 июля Индийского психиатрического общества, в котором говорится, что гомосексуальность не является психическим расстройством, она сказала, что Раздел 377 дискриминирует по признаку пола партнеров.

# Section377: Когда студенты / выпускники IIT пришли ко мне с этим делом, я был поражен тем, как Раздел 377 повлиял на многие из их жизней, – утверждает Гурусвами.

– Bar & Bench (@barandbench) 11 июля 2018 г.

Далее она сказала, что в соответствии с викторианской моралью люди должны заниматься сексом только с противоположным полом, поскольку секс предназначен только для продолжения рода “.

# Section377: «Согласно викторианской морали, люди должны заниматься сексом только с противоположным полом, поскольку секс предназначен только для продолжения рода», Менака Гурусвами.

– Bar & Bench (@barandbench) 11 июля 2018 г.

Адвокат Ананд Гровер, разбирающийся в том, как суды истолковали «плотское сношение вопреки законам природы», сказал: «Отверстие для проникновения было истолковано как означающее, что введение даже между бедрами другого человека подлежало наказанию».

«Технически Раздел 377 криминализирует только определенные действия, но в своем применении он не используется против согласия на сексуальные действия между гетеросексуальными взрослыми, но используется против сообщества ЛГБТ, – сказал адвокат Шьям Диван.

Верховный суд завершил свое заседание, и слушание возобновится в четверг.

Дело слушается недавно воссозданной коллегией во главе с главным судьей Дипаком Мишрой, в которую входят судьи Р. Ф. Нариман, А. М. Ханвилкар, Д. И. Чандрачуд и Инду Малхотра. Они рассмотрели ходатайства, утверждая, что решение 2013 года было неправильным. В 2013 году Верховный суд отменил постановление Высокого суда и указал, что те, кто занимается гомосексуальным сексом, будут привлечены к ответственности и осуждены в соответствии с разделом 377.

(Приведенная выше история впервые появилась в LastLY 11 июля 2018 г., 13:12 по восточному стандартному времени. Чтобы узнать больше о политике, мире, спорте, развлечениях и образе жизни, войдите на наш веб-сайт latestly.com).

Новые оценки количества детей, живущих с родителями, злоупотребляющими психоактивными веществами: результаты национальных обследований домашних хозяйств Великобритании | BMC Public Health

В целом, цифры показывают, что количество детей, живущих хотя бы с эпизодическими пьяными или потребителями запрещенных наркотиков, больше, чем считалось ранее.В 2004 году 3,3–3,5 миллиона детей в Великобритании жили, по крайней мере, с одним из родителей-пьяниц. Наличие в семье взрослого, не употребляющего алкоголь, представляет собой положительный образец для подражания и может уменьшить вред, причиненный проблемным пьющим родителем [25]. Таким образом, около полумиллиона детей, живущих с одним из родителей-пьяниц, и 957 000 детей с двумя пьяными родителями могут быть более уязвимы для вреда. Хотя нет никаких доказательств того, что разгул родителей связан с вредом для детей, взрослые из этой категории были «по крайней мере» в пьянстве.Некоторые из них были бы проблемными пьющими, и появляется литература, предполагающая, что проблемное употребление алкоголя связано с невзгодами детства [14–16]. По оценкам, 2,6 миллиона человек, употребляющих алкоголь в опасных условиях, в 2000 году, по всей видимости, превзойдут предыдущие оценки в 780 000–1,3 миллиона, хотя неясно, как проблемное употребление алкоголя определялось в оценках из источников данных в Дании и Финляндии. Хотя данные не предполагают, что эти дети испытывают неблагоприятные последствия, существует вероятность воздействия (при условии, что это происходит дома) на моделирование алкогольного поведения, равно как и пренебрежение и менее адекватная реакция родителей на несчастные случаи и чрезвычайные ситуации (детские травмы, пожары и т. Д.). другие побочные эффекты, которые с большей вероятностью могут возникнуть в случае употребления одурманивающих веществ).Эти новые оценки дополняют существующие оценки по лечению наркозависимости и дополняют то, что нам известно. К сожалению, они все еще далеки от того, что нам нужно знать.

Около миллиона детей в Великобритании живут со взрослым, употреблявшим запрещенные наркотики в прошлом году, и чуть менее полумиллиона детей – с кем-то, кто употреблял это в прошлом месяце. Невозможно напрямую сравнивать с оценками скрытого вреда (2003), поскольку они получены для разных групп населения и с использованием разных методологий.Вполне вероятно, что употребление запрещенных наркотиков может представлять собой курение каннабиса, если наркоман не несет ответственности за уход за ребенком, что не создает серьезного риска причинения вреда. Хотя можно утверждать, что любое употребление наркотиков может создать модель социального обучения и что регулярное употребление может привести к хроническим эффектам, которые с большей вероятностью поставят под угрозу родительские способности. В равной степени, однако, это может означать регулярное употребление кокаина или героина в домашней обстановке, где ребенок может столкнуться с поведением, связанным с употреблением наркотиков, атрибутами, торговцами, а также возможностью проглотить наркотик или экспериментировать с ним.Вывод о том, что число детей, проживающих в семье, где единственный взрослый был потребителем наркотиков, увеличилось более чем вдвое за период с 2000 по 2004/5 гг., Указывает на растущую уязвимость семей с одним родителем и подчеркивает необходимость усилий по защите детей для определения потребности. , а также риск. Вывод о том, что 334 000 детей, по оценкам, жили с наркозависимыми, в целом согласуется с оценкой скрытого вреда (2003 г.), касающейся потребителей наркотиков. Вывод о том, что 107 000 детей жили со взрослым, пережившим передозировку наркотиками, является индикатором возможной серьезности злоупотребления наркотиками среди этого преимущественно нелеченного населения.Учитывая, что, по оценкам, только в Англии в 2006/7 г. было 116 809 потребителей инъекционного героина или крэк-кокаина [26], текущая оценка лишь 72 000 детей, живущих с потребителями инъекционных наркотиков в Великобритании, является низкой и может отражать нежелание раскрыть информацию об употреблении инъекционных наркотиков в контексте обследований домохозяйств.

Возможность кумулятивного неблагоприятного воздействия на детей, живущих со взрослыми с множеством проблемных форм поведения, вызывает особую озабоченность, поскольку сопутствующие заболевания были связаны с менее эффективным лечением и дополнительными трудностями в воспитании детей [27, 28].Психическое заболевание родителей фигурирует в одной трети из 100 обзоров детских смертей в результате жестокого обращения и отсутствия заботы [29]. Злоупотребление психоактивными веществами со стороны родителей было проблемой для 52% семей, включенных в регистры по защите детей, и для 62% детей, в отношении которых были приняты меры по уходу за детьми [30, 31]. Поэтому риск причинения вреда детям родителей с сопутствующим злоупотреблением психоактивными веществами и проблемами психического здоровья, вероятно, будет еще выше. Родительский опыт притупления эмоций / чувств, беспокойства или депрессии в дополнение к употреблению психоактивных веществ может ограничивать социальную и развлекательную деятельность ребенка.Наконец, наблюдение о том, что большое количество детей стали свидетелями насилия, имевшего место в контексте злоупотребления психоактивными веществами, вызывает серьезную озабоченность агентств по защите детей и подтверждает ранее сделанные выводы [32, 33].

У этой работы есть некоторые ограничения, которые стоит рассмотреть. Важно понимать, что новые оценки, скорее всего, будут консервативными и подвержены систематической ошибке измерения и отчетности. Существенное занижение сведений об употреблении психоактивных веществ, вероятно, имело место, учитывая, что данные были собраны в доме респондентов, предоставлены родителями и с вопросами, касающимися благополучия детей.Экстраполяция данных обследования на население Великобритании создает риск усиления систематических ошибок выборки или ответов. Однако совпадение нескольких оценок, полученных в ходе опросов, в некоторой степени смягчает эту озабоченность. Тем не менее, мы признаем, что существуют внутренние ограничения обследований населения, которые делают экстраполяцию на группы населения рискованной, и они включают недопредставленность определенных этнических групп, бездомных и других уязвимых групп населения и чрезмерную представленность более стабильных групп.Несопоставимые показатели психологического стресса, указанные в GHS и HSfE, почти наверняка являются артефактом различных используемых инструментов оценки (GHQ-12 по сравнению с кодами ICD-10). Дальнейшие исследования должны быть нацелены на получение оценок, основанных на разных возрастах, поскольку риск и виды вреда для младенцев и маленьких детей, вероятно, будут отличаться от таковых для подростков. Ограничение обследований домохозяйств заключается в том, что они носят перекрестный характер, при этом употребление психоактивных веществ и родительский статус респондентами измеряются в один момент времени, но это не стабильные факторы, а колебания во времени.Может быть более полезным генерировать оценки с использованием баз данных с множественными и регулярными интервалами оценки, например: лонгитюдные или когортные исследования, такие как «Когортное исследование тысячелетия», для выявления изменений в подверженности риску из-за таких факторов, как детский возраст.

Полученные результаты следует использовать для разработки плана и содержания будущих исследований, направленных на изучение того, каким образом употребление психоактивных веществ влияет на родительские способности. Несмотря на лучшее представление о масштабе проблемы, отсутствие контекстных данных ограничивает выводы, которые можно сделать как для политики, так и для практики.Однако следует оспорить относительно некритическое цитирование оценок, используемых в текущих британских стратегиях по борьбе с наркотиками и алкоголем. В будущих исследованиях необходимо изучить относительный риск причинения вреда детям при употреблении различных веществ и моделей употребления, то есть хронических моделей употребления психоактивных веществ в относительно низком уровне, а также тех, которые связаны с перееданием или употреблением наркотических веществ. Пункты опроса, предназначенные для определения характера вреда, должны быть дискретно встроены в более широкое исследовательское интервью, чтобы предотвратить эффекты социальной желательности.Использование нескольких методологий позволит преодолеть зависимость от вторичного анализа обследований, предназначенных для других целей.

Хотя мы должны проявлять осторожность в отношении исторического и оппортунистического характера представленных здесь данных, эти результаты имеют значение для политики и практики в отношении раннего выявления злоупотребления родительскими психоактивными веществами и обеспечения раннего вмешательства. Это может помочь свести к минимуму неблагоприятные детские переживания и остановить эскалацию употребления психоактивных веществ в рекреационных целях / переедания до проблемного / зависимого употребления, которое с большей вероятностью может причинить вред.Возможные косвенные пути причинения вреда включают безработицу, физические, психологические, социальные и финансовые проблемы, связанные с употреблением психоактивных веществ, и стигму [34], все из которых могут препятствовать развитию ребенка [1]. Хотя основная часть представленных здесь данных касается пьянства и употребления рекреационных наркотиков, универсальные и общие службы, работающие с родителями и детьми, должны пытаться оценивать и учитывать употребление родительских психоактивных веществ и возможные сопутствующие неблагоприятные факторы, которые могут служить маркерами вреда. Возможно, пришло время пересмотреть вопросы, которые обычно задают при оценке родительских способностей в Общей системе оценки (CAF) и через местные советы по защите детей.

Исследования, проведенные с участием социальных служб и других агентств по защите детей [31, 35], выдвигают на первый план информацию, оценки и вмешательства, необходимые для управления рисками в случаях, когда родители употребляют психоактивные вещества. Тем не менее, эти выводы также имеют значение для агентств, которые стремятся поощрять использование лечения от наркозависимости, и для универсальных образовательных инициатив, направленных на повышение осведомленности о вреде, который употребление психоактивных веществ родителями может нанести их детям. Обучение эффективному управлению повседневными стрессовыми факторами, связанными с социально-экономическим неблагополучием, улучшение практики воспитания детей путем создания поддерживающей и воспитывающей среды для ребенка, а также обучение женщин навыкам употребления алкоголя во время беременности могут остановить переход от риска к фактическому вреду.

Наконец, необходимо иметь в виду, что, хотя количество детей, живущих с отцовскими лицами, злоупотребляющими психоактивными веществами, кажется большим, чем предыдущие оценки, картина не всегда мрачная. Результаты исследований показывают, что поведение, связанное с употреблением наркотиков, наиболее рискованно, как правило, среди родителей, злоупотребляющих психоактивными веществами, чьи дети живут в другом месте, что устраняет прямые негативные последствия [36, 37]. Хотя злоупотребление психоактивными веществами может снизить родительские способности, вред не является неизбежным и редко возникает как следствие изолированного употребления психоактивных веществ.Бедность, социальная изоляция, плохие жилищные условия, стрессовая среда, семейная напряженность и конфликты, а также нехватка психосоциальных ресурсов и т. Д. В совокупности повышают риск причинения вреда [9]. Это делает эффективную межведомственную работу, предполагающую разделение ответственности, информацию о потенциальных индикаторах вреда и всестороннюю оценку потребностей, вреда и риска в качестве главного приоритета. Создание местных баз данных по этой теме так же важно, как и структурированное исследование. В Докладе «Совместная работа по защите детей» [11] за 2006 год говорится, что «все агентства, работающие с родителями и детьми, обязаны принимать меры для защиты и содействия благополучию ребенка», и уделяется большое внимание обмену и эффективная совместная работа.Дальнейшие рекомендации содержатся в недавнем отчете «Защита детей в Англии: отчет о прогрессе» [38], в том числе о необходимости разработать руководство по системам направления и оценки для детей, пострадавших от злоупотребления родительскими психоактивными веществами, с использованием современной передовой практики.